Начальник уголовного сыска. Гл. XX

                Глава XX

     Микулину по телефону, а Перелыгину с глазу на глаз, Михаил объяснил, почему не сможет прийти в гости ни на Новый год, ни на Рождество. Те поняли и больше предложениями не докучали, а Николай Васильевич даже поддержал:
     - Давно пора, тем более сразу четверых человек счастливыми сделаешь…
    - Но у Веры двое детей..
    - А себя что не считаешь? – пришлось согласиться.
     Когда в очередное посещение Меркурьев сказал Варваре Петровне, что хотелось бы вместе с ними встретить новогодние праздники, то девчонки сначала посмотрели на мать, а когда та вздохнула и улыбнулась, то запрыгали козлятами и захлопали в ладоши.
     Михаил специально напросился на дежурство  в католическое Рождество, в этом году оно выпало на пятницу, да и не отказывался от других дежурств, чтобы 31 декабря и на следующий год – 7 января, иметь заслуженные выходные.
    Девчонкам он купил по кукле, чтобы не завидовали друг другу, разодетых как принцессы на балу, они различались лишь цветом волос. Они открывали и закрывали глаза и при переводе из вертикального положения в горизонтальное говорили слово мама. Варваре решил подарить теплую шерстяную шаль, Несмотря на теплую погоду в Шанхае с середины декабря до конца февраля может понадобиться теплая одежда для выхода на улицу.
    Пусть настоящую елочку достать не удалось, её заменила молоденькая туя, зато игрушек приобрел целую коробку и нарядил вместе с девчонками зеленое чудо. Под ней он уложил заранее приготовленных два мешочка, подписанными Надя и Люба и объявил:
     - Если вы хорошо себя вели, слушались маму, то завтра обнаружите в них подарки..
     Наденька тут же принесла свой дневник, отметки за учебу были хорошие. Люба тоже стала показывать свои рисунки в тетради – мол посмотри, я тоже старалась…
     Так как на Новый год выпадал Рождественский пост, то и стол был накрыт скромно – отварной картофель, посыпанный сверху мелко нарезанным луком, укропом и политый постным маслом, пирог с капустой – даже это надо было умудриться приготовить в условиях коммунальной кухни. Эх, кабы сюда блюдо соленых рыжиков или груздей..Ладно, заменим фруктами.. Их то изобилие, от яблок до винограда, конечно мандарины..
     Сначала сели провожать старый год. Варвара налила стопку водки в граненый стакан, поставила его в блюдце  и накрыла кусочком черного хлеба. Установила в центр стола. Михаил налил себе и Вере в водочные стопки церковного кагора, затем прочитал молитву «Отче наш». Варвара произнесла ,- Помянем моего убиённого супруга Петра Алексеевич. Пуст он там с небес видит, что у нас всё хорошо, - и поднесла стопку к губам. Девчонки враз повзрослев тянули с чашек лимонад будто нектар. Кто им и когда покупал, подумал про себя Меркурьев… Я всё делаю правильно, ради этих девчонок..
    - Ладно о плохом.. Давайте кушать.. как говорится, что нам Бог послал ,- и стала накладывать ему в тарелку..
    - Вы сначала девочкам, им расти и расти..
    Как не пытались дети дождаться деда Мороза, но потихоньку стали клевать носом. Сначала Вера унесла на кровать Любу, а затем отвела полусонную Надю. Ровно в полночь во дворе стали рваться петарды и взлетели ракеты фейверка  - наступил 1926 год… Что он принесет людям.. Чокнулись стопками с кагором.. выпили. В комнату несколько раз стучались и заходили подруги Веры, предлагали  присоединиться к той или иной компании. Какое может быть веселье, когда она еще носит траур.. Приходилось вежливо отказываться..
     Они так и просидели до первых трамваев, рассказывая про свою жизнь. Первой начала Варвара, видно хотела выговорится…
- Я может повторюсь.. В Иркутске жили на улице Преображенской,  это в районе Крестовоздвиженской церкви, в доходном доме Пьянкова, если помните помпезное трех этажное кирпичное здание.  Помню зимой кучер ноги укрывал медвежьей полостью, в младший классах помню носили валенки, а в гимназии переодевались, - она на какое-то время задумалась, затем встрепенулась и продолжила, устремив взор на горящую свечу…
    - Еще в театр любить ходила, ни одной премьеры не попускала… Пошла учиться в учительскую семинарию, а тут война… Ну я после первого курса записалась на курсы медицинских сестер военного времени и 16 году с 12 запасным батальоном попала на фронт. Сначала в 36-ую Сибирскую бригаду  в полевой госпиталь. Я ведь там Петю.. Петра встретила. С того света вытащила. Перевязки, массаж, кормила с ложечки… Нас батюшка в больничной палате и повенчал.. , - голос её задрожал, она отвернулась и стала промакивать глаза концом косынки..
    - Варвара Петровна, - Михаил накрыл своей ладонью её ладонь….
    - Вера.., - у него осип голос, -  будет хорошо.. Я все сделаю для этого… Девочки получат хорошее образование… устроят свою жизнь
     - Я вам Михаил Александрович безмерно благодарна, как без вас жила даже не знаю.. Хоть на панель иди, хотя кому такая старуха нужна.. Только меня не торопите..
    Так за разговорами просидели до самого утра. Перед уходом Меркурьев уложил в мешочки для подарков коробки с куклами, а затем развернул платок и накинул на плечи Вере…
    - Ну зачем такие траты, таких кукол ни у кого в доме нет.. Придется не разрешать выносить с комнаты, а то завидовать начнут..
     Михаил глянул на наручные часы, ого уже семь часов утра.. Трамваи пошли, - на Рождество ждите… Он поцеловал руку Вере и вышел, аккуратно прикрыв дверь. Пока шел по коридорам и спускался в вестибюль, то не встретил ни одной души…
     Все неделю перед Рождеством Михаил молил Бога, чтобы не обострилось положение в городе и не ввели казарменное положение. Но все обошлось…
    Его конечно ждали, у девчонок глаза так и святятся от радости, а как прильнули, даже раздеться не дали..
- С рождеством вас Михаил Александрович, - певуче произнесла Вера, и девчонки подхватили своими тоненькими голосками, - с Рождеством..
      - Дайте хоть человеку раздеться…
      Пост заканчивался и можно было разговеться, у него чуть слюни не побежали. Тут тебе холодец и заливное из говяжьих языков; а карп, нашинкованный сельдереем – такое блюдо и лучший повар из ресторана вряд ли приготовит. Вот только в середине стола стакан с водкой, накрытый горбушкой хлеба, как знак, траур еще не закончился..
      - Я понимаю, если бы была отдельная кухня, но как приготовить в таких стесненных условиях всё это изобилие..
       - Где по ночам, где как, зато теперь за стол сесть приятно…
      С подарками на этот раз Михаил тянуть не стал. Девчонки как то вмиг повзрослели, даже как то носики свои задрали, на что Вера со смехом сказала:
      - Мадаумазели.. спуститесь на землю и под ноги смотрите.. А то шишек на лоб наставите, - и все дружно рассмеялись.
       Получив же свой подарок Вера покраснела как девчонка и несколько раз провела ладонью по бархатистой ткани, открыв же флакон духов совсем растерялась и у неё задрожали пальцы… Возникла неловкая пауза..
      -А давайте помолимся Богу нашему Иисусу Христу да и сядем вечерять, - взял на себя инициативу Михаил.
      - У нас тоже подарки … Пусть и скромные, зато от чистого сердца.. Надя открытку подписала,  Любонька нарисовала рисунок.. я платок батистовый к вашему костюму подобрала и монограмму вышила, но душить духами  не буду  - коллеги вопросами замучат, - она улыбнулась. Девчонки ничего не поняли и лишь переводили взгляд с матери на Меркурьева и обратно.
       Помолились словно одна семья и сели за стол. Чуть раньше –чуть позже, Бог поймёт и всё простит..
      Девчонки через час так наелись, что еле выползли из-за стола, стали было играть в куклы, но Люба стала засыпать  на ходу, да и Надя захлопала глазами. Меркурьев тоже стал собираться, хотя Варвара Петровна пыталась его отговорить:
     - Ну куда вы на ночь глядя.. я табуретки и стул к Надиной кровати подставлю и лягу.. А вы на кровать, пиджак ведь снять можно..
     - Я у привратника телефон видел, вызову такси, завтра  на работу, да и вам отдохнуть надо.
      Михаил спустился в вестибюль,  заказал такси и вернулся в комнату. Минут через десять в дверь постучал привратник и сообщил, что машина прибыла. Поцеловав Вере руку Михаил собрался выходить, но тут женщина положила ему руку на грудь и смотря прямо в глаза сказала:
      - Михаил Александрович.. Я понимаю, что работа у вас опасная.. Пообещайте, что будете осторожнее, - и помолчав добавила, - сколько можно своих мужчин терять..
      После этих слов Меркурьев вышел окрылённый. Ведь ему прямо сказано, что после окончания траура она согласна стать его женой..
      Время стало измеряться для него не днями или неделями, а теми часами, когда удавалось провести с Верой и девочками. Нет конечно он не поменял полностью свои привычки и мог пол дня в воскресенье провести в тире. Ведь это было хоть какой то гарантией безопасности – меткий выстрел, а если он еще и был первым в быстротечной уличной схватке решал очень многое, если не всё. Ведь здесь часто одна ставка –человеческая жизнь. Поэтому основное внимание уделял стрельбе навскидку на шум, вспышку или появляющийся силуэт.
      Крещенье выпало на вторник, пришлось ограничиться двумя ведрами холодной воды. Соседи давно привыкли к его методам закаливания и перестали подглядывать из-за штор. Новый год по восточному календарю пришелся на субботу и Михаилу удалось уговорить Варвару  Петровну сходить в парк. Надя и Люба были в восторге и от души хлопали в ладоши на выступления артистов, а когда из проулка на них выскочило целое шествие в виде костюмированного представления, с криками и боем барабанов, то схватились двумя руками за него, а не за мать. Он стал полностью своим..
      В марте в Шанхае проводится фестиваль цветения персиковых деревьев, хотелось вытащить семейство Мезенцевых из четырех стен на улицу  вытащить и Михаилу снова пришлось уговаривать Веру сходить в парк с детьми, тем более праздник – Прощёное воскресение. Зато как было приятно сесть на скамейку и просто сидеть, любуясь распускающими бутонами и вдыхать неповторимый запах.
    Конечно девчонки не могли как просто сидеть на скамейке и он стали бегать по тропинкам с другими детьми.
       -Любонька вон как за этот год окрепла, а то была кожа да кости, - это Вера нарушила идиллию, - и всё благодаря вам. И спасибо за то, что вытащили нас сюда, я бы сама это никогда ни сделала.
     - Для меня быть с вами это лучший отдых. А Любонька выздоровела благодаря вашей неустанной заботе, - затем Михаил обратился к пробегающим мимо скамейки девочкам, - кто за то, чтобы пойти в кафе-мороженное, поднять руки. Те тут же остановились и подняли  обе руки. Подняла руку и Вера.
     -Очень рад такому единодушию..
       А вот следующие выходные Михаил провёл на работе. По концессии прокатилась целая серия вооруженных ограблений – бандиты среди бела дня врывались в офисы страховых контор  и отделений банков. Действовали нагло и в случае малейшего сопротивления применяли оружие. Выезжающим оперативным группам доставались только стрелянные гильзы, иногда и трупы.
      Ни задействованная агентура, облавы притонов, а также проверка магазинов на предмет покупки дорогих машин, драгоценностей результатов не дали. Разослали детективов по ресторанам и игорным залам – может кто кутит на «бешенные деньги» - но все зря. Значит это не обычные уголовники и не заезжие гастролёры с метрополии.
      Михаил попросил у начальства в помощь Перелыгина и еще раз объехал все места преступлений, обстоятельно и без спешки беседуя с потерпевшими и свидетелями. Вырисовывалась такая картина – к объекту нападения подъезжал коричневый легковой  «Рено», из него выскакивали четверо мужчин в черных масках, водитель оставался на месте и не глушил мотор. Один бандит блокировал дверь, остальные врывались во внутрь и под угрозой оружия заставляли всех лечь на пол. Если сразу не удавалось завладеть ключами, то сейфы взрывались при помощи динамитных шашек.
      Скорее всего налетчики перед нападением посещали объекты, но служащие в один голос уверяли, что подозрительных людей не помнят. Но вот одна из служащих ограбленной страховой конторы сказала, что у одного из посетителей приметила несоответствие дорогой одежды и состояние рук, с черной каёмкой под ногтями… И лицо сильно обветренное, именно обветренное, а не загорелое…
      Так так… Значит сильно обветренное… А ведь недавно Булыгин пришел на службу в состоянии глубокого похмелья и в оправдание обмолвился, что встретил бывших однополчан, которые воюют сейчас в бригаде Нечаева… Вот эти могут пойти на всё. Поделился подозрениями с Перелыгиным, Николай его поддержал и тогда Михаил  доложил Пуаду. Тот пошёл сразу к комиссару полиции.
     Версию приняли за основную и работу перестроили, начав проверку всех пансионов и бординг-хаусов, в дорогие отели бандиты вряд ли поселятся. Во избежание утечки информации Булыгина отправили дежурить на самый дальний КПП. И тут удача. В полицейский участок обратилась мадам Мирей Лакомб и стала жаловаться на постояльцев – нет деньги они заплатили, но пьют, гуляют, на каждую ночь снимают проституток, а ведь у неё семейный пансионат.
      Оказалось, что одну из комнат сняли четверо русских. Приехали с бородами, сейчас сбрили бороды, оделись в дорогие костюмы, каждую ночь попойки. Сомнения исчезли, когда наружное наблюдение засекло около пансионата коричневый «Пежо». Операцию назначили на 31 марта.
      Бандитов решили брать утром, после того, как те отпустят снятых на ночь проституток. Жильцов соседних комнат тихонько разбудили и вывели на второй этаж. Все подступы к зданию окружил целый взвод полицейских.
      Меркурьев с Перелыгиным сидели в столовой и изображали чинно завтракающих постояльцев. Первым появился худощавый субъект с обветренным лицом, а вот подбородок сверкал белизной – видно недавно сбрил бороду. Вошедший припал к графину с водой, видно жажда замучила.
      Михаил с Николаем подскочили к «нечаевцу», вырвали графин и заломали руки, но рот зажать не успели и тот заорал «Атас»,  попробывал даже вырваться. Мужик оказался жилистым, завязалась борьба- рухнул стол, разлетелось на куски стекло в посудном шкафчике. Пришлось Перелыгину глушить его рукояткой нагана по затылку, тот осел мешком.
      Бандиты почувствовав опасность, забаррикадировались  в комнате и стали отстреливаться через дверь и окна. Одна из пуль срикошетировала от стены и пролетела в паре сантиметров от виска Михаила. Затем выбив окно столом и бросив на улицу две гранаты те пошли на прорыв. Завязался целый бой, в ходе которого всё трое были убиты. Погибло  и трое полицейских,  пять было ранено, стреляли налетчики метко и смерти не боялись. При обыске в комнате нашли черные маски с прорезями для глаз и крупную сумму денег.
      Показания задержанный бандит давать отказался, из-за этого водителя «Рено» нашли лишь к вечеру, повешенным в своей автомастерской . Так в тюрьму не хотелось или кто то помог.
      Михаил не стал дожидаться воскресенья и на следующий вечер сразу после работы поехал к Мезенцевым, только забежал в овощную лавку и купил корзинку фруктов.
      Девчонки играли в куклы, но при его появлении бросились наперегонки, а Вера лишь устало улыбнулась – видно только что пришла с работы. Затем подошла и уткнулась лицом в отвороты плаща на его груди.
      - Все только и говорят о перестрелке в пансионате мадам Лакомб, бандиты даже гранаты бросали.. Без вас ведь там не обошлось? Только не обманывайте.. Я чувствовала, что были…
       - Врать не стану …Участвовал.. И стрелять пришлось, но слава Богу всё обошлось. Гранаты бандиты бросили на улицу, а я в это время был в коридоре. Пули посвистели немного..
      - Я полночи молилась.
      - Вот Бог и услышал ваши молитвы..
      - Ой, что я вас держу… Раздевайтесь, сейчас чаем напою, сварить еще не успела. Девчонок соседка должна была накормить.. Ужинали ведь,- те дружно закивали головами и пропищали, - тетя Люба кашу пшенную варила и чай пили с булкой.
      - Тогда накрывайте стол, я сейчас кипятка принесу. Как знала, в лавке колбасы краковской купила кружок да две сайки.
     Вот так – пришел на пять минут показаться, что жив-здоров, а ушёл через два часа. Пока Надя похвалилась успехами в школе, а Люба своими..
      Перед самым уходом решил поднять один щепетильный вопрос:
      - Варвара Петровна, вы ведь памятник Петру Алексеевичу еще не поставили?
      Та опустила голову и тяжело вздохнула:
      - Абы какой не хотелось, а на хороший еще не скопила..
     - Тогда если не против в это воскресенье съездим на кладбище, там и решим..
      - Михаил Александрович, я вам очень благодарна за заботу, но может как-нибудь сама обойдусь…
      - Может и обойдетесь.. а с моей помощью на годовщину памятник стоять будет. Будте готовы в десять утра, я заеду..  И на листочке текст напишите,  а также номер сектора и могилы..
     Девчонки видно первый раз в легковой машине, так и стреляют глазенками по сторонами, а вот Вера как то напряжена. По пути заехали в похоронное бюро, только остановились у крыльца, как тут же выскочил агент. Узнав, что требуется памятник, повел во двор..
      -Вам какой? Подороже или подешевле.. К какому сроку?
      Михаил подошел к кресту из белого мрамора:
     - Хотелось бы вот такой и чтобы установить 12 апреля, не позже.. Варвара Петровна, вы не против..
     Та подошла, провела ладонью по отполированному камню, - я такой и хотела…
     - Все сделаем в лучшем виде.. Давайте зайдем в контору, оформим..
     Памятник со скамеечкой обошёлся в сто шанхайских долларов.
      Кладбище французкое –вернее европейское, сразу от входа начинается ярмарка тщеславия. Помпезные семейные склепы соревнуются между собой по вычурности, далее мраморные ангелы и скорбящие Девы. Русский сектор на окраине – ряды православных крестов, хотя виднеются и католические, а вон даже полумесяц.. Попадаются и памятники – но по проще. Наконец и могила Петра Мезенцева, к кресту прислонились два выцветших венка, могильный холмик уже весь покрыт молодой изумрудного цвета травой.
       Вера подошла, опустилась на колени и почти беззвучно заплакала. Меркурьев тут же взял детей за руки и наклонившись к ним сказал:
     - Давайте оставим маму, пусть побудет одна, поплачет… Ей тогда намного легче станет…
      Он примерно с пол часа ходил  с девчонками по дорожкам сектора… Чтобы как то отвлечь детей Михаил стал читать надписи. Смерть уравняла всех – ротмистров гвардии и казачьих урядников, вдову статского советника и простую женщину, крестьянку или мещанку - Спицину Авдотью Никитичну,  вот они лежат рядом в чужой земле под нерусским небом.
      Наконец подошла Вера, кусая губы глухо сказала:
      - Спасибо Михаил Александрович… Не знаю как вас благодарить, - девчонки засопели носами, готовые вот-вот расплакаться…
      - Все будет хорошо, поехали домой.. Вы 13-го  возьмите один день отпуска без содержания, я думаю управляющий согласится… Надо ведь и на могилку съездить и поминки организовать. И вот еще возьмите, - Михаил потянул заранее приготовленный конверт,  - здесь пятьдесят долларов и даже не вздумайте отказываться.
      На такси вернулись и обратно, несколько машин дежурили у ворот кладбища, день всё таки воскресный. В комнате Меркурьев пробыл минут десять –пятнадцать и попрощавшись покинул.
      В следующее воскресенье Михаил был на суточном дежурстве и поэтому появился только на поминках, вечером. Девчонок в комнате не было, видимо вдова отправила их к соседке, да и то правильно. За столом сидело двое видимо однополчан, порядком набравшихся, да неопределенных лет женщина с усталым лицом, видимо жена одного из мужчин. Один из гостей, в застиранной гимнастерке и коротко остриженный пытался вилкой поддеть кружок огурца, но у него это не получалось.
      Подошла Вера с чистым стаканом и плоской тарелкой, поставила перед ним, затем положила ложку с вилкой… Стала накладывать остатки поминальной кутьи, отварной картофель и ломтики селедки – строгий пост до Пасхи, ни куда не денешься. Налила ему почти треть стакана водки и себе плеснула в рюмку, только потом присела рядом:
      - Помянем раба Божьего Петра, - молча выпили..
      Ловивший вилкой ломтик огурца встрепенулся, захлопал глазами:
      - Кто таков… Почему не знаю?
      - Иван Савватеевич, вам наверно пора, - обратилась к нему вдова.
     - Да я Петровна с твоим Петром Алексеевичем на пулеметы ходил, в штыковую.. без патронов… в штыковую.
     Сидевшая за столом женщина встала, подошла к говорившему и тронула за рукав:
      - Всё, пошли домой, а то набрался,-  тот что то побурчал себе под нос для приличия, но встал и они вышли. За ними потянулся и молчаливый сосед.
       Они остались в комнате одни.
     - Вы закусывайте, я вот солянку стушила, с грибами – правда уже холодная. Вижу, что сразу с работы…
     Некоторое время сидели молча.
     Я с утра на кладбище была… Памятник стоит… На «родительский» день венок закажу… Лампадку поставила… Век вам буду благодарна..
      Они просидели так с пол часа, перебрасываясь мало значительными фразами, но тут в дверь заглянула соседка:
     - Ну слава Богу разошлись, а то девчонки на ходу засыпают.. Тащи их потом на руках…
     - Я Варвара Петровна пожалуй пойду…. А то девчонки увидят, разгуляются, потом в полночи не уложите, - та в ответ согласно кивнула головой.
     -На Вербное если будете свободны, то обязательно приходите… Если не затруднит…то желательно к десяти утра… На службу сходим, а то забыла когда в храме была…
      Выпитое спиртное должно было снять нервное напряжение, но получилось наоборот. Он долго не мог заснуть, ворочался с бока на бок… В голову лезли разные мысли….
     Ну хорошо, прошёл год со дня смерти Петра Мезенцева…. Он помогал и Вера ему благодарна… Девчонки привыкли и считают своим. Но не будешь ведь через неделю после годовщины делать предложение руки и сердца вдове… Через месяц? Ждать удобного случая? Что считать таковым? День когда Вера снимет вдовий платок… Незаметно для себя уснул, так и не получив ответ на самим же поставленные вопросы.
       В субботу перед сном достал Библию. Он почти наизусть помнил ту главу из Евангелия от Марка, где сказано про вход Иисуса в Иерусалим, но еще раз решил её прочесть эти строки…
      - И привели ослёнка к Иисусу и возложили на него одежды свои: Иисус сел  на него : многие же постилали одежды свои на дороге, а другие резали ветки с дере и постилали на дороге…
      В России к этому времени только ива или как её зовут –верба, распускает свои «сережки»; здесь же на многих деревьях распустились листья, поэтому не так уж важно с каким пучком зеленых веток пойдешь в храм – хоть клёна, хоть благородного мирта.
     Утром в воскресенье Михаил проснулся в хорошем расположении духа и после утренней зарядки и обязательного обливания холодной водой стал придирчиво подбирать гардероб. В десять утра Меркурьев был уже у Веры.
     А она сшила из того отреза великолепное платье – сидит как будто от лучших парижских портних… четко вырисовывается грудь, узкая талия и бедра… Волосы уложены.. наконец той напоминающей о драме черной вдовьей косынки. На лице немой вопрос… ну как я выгляжу? Да и девчонки преобразились, пусть на них скромные ситцевые платья, но белые отложные воротнички превратили их в праздничный наряд.
     Михаил поцеловал руку Вере и сказал:
     -Предлагаю следующее… Сейчас, пока не жарко, посетить часовню, что на улице Пьер Робер. Побудем ради такого праздника на службе, а затем погуляем по городу. Согласны? Все дружно закивали головами.
      Уже на улице Михаил негромко обратился к Вере:
     - Возьмите меня под руку, - затем обратился к девчонкам, - а вы возьмите друг друга за руки, а то пол тротуара займем и начнем всех толкать.
     Даже через одежду чувствуется тепло женского тела, в голове даже немного зашумело от такой близости. И на церковной службе поприсутствовали и погуляли хорошо. Михаил заранее узнал, что в парке Чангфенг начинается фестиваль цветов. Они как зачарованные ходили по дорожкам через поля цветущих тюльпанов, крокусов, нарциссов, ранункулюсов  и других экзотических цветов, названия которых Михаилу были незнакомы. Несколько раз заходили в летние кафе – лакомились блинчиками с яблочным и вишневым джемом или фисташковым мороженным. Пообедали в китайской харчевне, пельменями с начинкой из тушеной капусты.
      Работа по прежнему приносила удовлетворение, но теперь он и с работы уходил с радостью и каждый вечер спешил к Вере и детям. Не был только на «чистый» четверг, зачем толкаться в маленькой комнате и мешать наводить порядок. В этот вечер сходил в баню, поймав себя на мысли, что давно не посещал сие заведение, ограничиваясь приёмом ванны. Но разве можно сравнить лежание в ванне и парную. На следующий день почувствовал себя на десять лет моложе.

               
               


Рецензии