Легенды дальних миров. Княгиня Руссш 2

Слабость… слабость… а слабость ли? Кто назовет слабым, да бессильным хоть одного ее сородича, особливо того, который себя на военное дело посвятил? Никто не рискнет. Все соседи знают - возьмешь Рыжича в войско - он за четверых биться будет.

Так уж повелось, исстари. Уж ежели в тебе иссякла внутренняя сила рода, так будь готов постоять за себя своей силой: руками ловкими да глазом зорким. С детства их учили держать оружие двумя руками. Только начнет малец зазнаваться, - да и вообще, когда время подойдёт, - деревянным мячом товарищей шпынять, свяжут правую руку за спиною, так, что не мог он ничего ей делать и обучают снова, только левой. Но это только сначала смешно, потом никому не до смеха. И учат не только биться и оружием махать, но и все остальное делать. Всем ведомо: рыжий воин и правой и левой меч держит, из лука стреляет, да камни из пращи метает. Умельцы некоторые камнем в волос один попасть могут - таких мало и чтут их особо. Должен Рыжич постоять за себя в любое время, будь у тебя сила внутренняя или физическая, а спуску никому не давать.

Девочек, ежели в роду только они рождались, тоже обучали с измальства. Княжьих детей, тем более. Так и с ней случилось. Дома обучали, ну а после в академию отправили, будто чувствовали что времени мало им отведено, что должна княгиня молодая не только край свой знать, еще и на мир посмотреть. Говорят, дружба молодая на всю жизнь остается, ежели свезёт тебе другов отыскать верных.

Руссш отыскала, да только прервалась дружба ее, пришлось в родной край возвращаться, родителей хоронить, да “кашу”, заваренную вассалами, расхлебывать.

При мысли о каше сморщилось лицо молодое, потому как кроме похлебки из мяса сушеного с кашей - кушать сейчас нечего. Вон и в комнате, на столе: чашка с кашей, вода да хлеба ломоть.

Дверь в светлицу отворилась резко. Воевода, сначала повел внимательным взглядом по комнате, а потом уже взглянул, в упор, на сидящую, около каминного огня, девушку.
- Пора, - проговорил уверенно и кивнул.

Руссш поднялась сразу, не раздумывая. Раз время пришло, тянуть бессмысленно. Прошлась, пристегнула перевязь с мечами и подошла к вошедшему.

- Идем, - посмотрела в глаза дядьке, задрав голову, да повернулась к выходу.
- Не пойдет так, - остановила ее широкая ладонь бородатого воеводы, сжав предплечье. - Коль задумала чего, а по глазам решительным, вижу - так и есть, то пред этим делом подкрепиться надо. Поешь. Успеем.

Молча, не говоря ни слова, девушка подошла к столу и взяв чашку с кашей, опрокинула в себя, как жидкость выпила четырьмя глотками, закусила хлебом и водой запила. Хотя, от множества дум и проблем, аппетит у неё пропадает. Но воевода прав, силы нужны. А то, что каша безвкусная, ни соли в ней, ни сахара, ни даже масла кусочка - не страшно - потому что не навсегда.

“И это пройдет”, - высказался когда-то мудрец один.

- Ну? - выговорила молодая княгиня, стоя на выходе из комнаты. - Идём?
- Вот и молодец, - похвалил воевода и накинул на плечи девушки тяжелую шкуру. - Холодно, - пояснил дядька, и пошёл вперёд.

Княгиня последовала за ним, поспевая в широкий шаг мужчины. Смотрела вслед, на бурую шкуру медведя, пристегнутую широкой серебряной брошью, на плече. И только сейчас поняла, почему он всегда носит на себе шкуру.

- Урс? - тихо позвала она.
- Да, Княгиня-матушка, - отозвался провожатый, не оборачиваясь и продолжая движение вперед.
- Ты - медведь?!
- Никто не знает, как “заиграет кровь”, на шестнадцатилетие,-оправдался мужчина, чеканя шаг.

Известная поговорка в их местности, - но “кровь”, - как говаривал отец, - “не водица. Нельзя её понапрасну лить. Священна. Сама жизнь в ней”.

- Не оборотень, - все же решила уточнить молодая княгиня.
- Медведи, от наших краев, далече обосновались, сама знаешь. - Да, знала она об этом, но почему не спросить. - Редко когда забредают.

И это ещё одна особенность крови: некоторые умеют превращаться в зверей, но оборотнями их называть неправильно, дадут - не унесешь. В секрете держат подобное, или сразу идут к князьям, в ноги кланяться. Их пристроить не проблема, кого при себе держат: как телохранителя. Кому, проверив на преданность, да взяв клятву - войско дают в подчинение. К тому же, таких в разведку спокойно отправляют, никто не догадается кто перед тобой: зверь дикий, оборотень или человек с даром. Ну, разве что Барсы “раскусят”. У этих “глаз особый”, тоже, дар крови.

Вот и при ней, как телохранители, служат такие, сызмальства. И воины,  и друзья, и советчики. Мало кто ведает, в тени те прячутся, но кто знает, или чувствует, всегда начеку. Вон, как воевода тот же.

- Пришли, - сказал, на выдохе, дядька и повернулся лицом к спутнице. - Готова?
- Ты собрал всех на площади? - после утвердительного кивка, спросила девушка.
- Как велела, - без задержки откликнулся он.
- Идём.

_____________________

Продолжение  http://proza.ru/2018/12/08/1665


Рецензии
Такое впечатление, что княгиня, обращаясь напрямую к народу совершенно не доверяет окружению. Надо бы ей сформировать круг из своих - из элиты. Кого-то купить, с кем-то заключить взаимовыгодный союз.

Или она собирается окружить себя людьми из народа, которые будут всеми благами обязаны только ей? Выскочки из народа будут, естественно, ненавидимы элитой. В таком случае сложится жёсткая конфронтация между старым боярством и новой опричниной. А это в истории всегда заканчивалось большой кровью. (Путь Ивана Грозного)

Обычно императрицы, и наши, и английские, действовали мягче, заключая сделки с фаворитами. У меня легитимность, у тебя харизма и опыт. Будешь хорошо помогать, выйду за тебя. Потом фаворита в ссылку, предварительно договорившись с новым. (Путь Елизаветы)

Есть, правда, ещё путь Цезаря (Александра, Петра, Чингисхана, Чаки).

Посмотрим, куда кривая вывезет?

Михаил Сидорович   08.12.2018 17:45     Заявить о нарушении
Посмотрим...

Спасибо, Михаил. Может получится у меня все объяснить, а если непонятно будет - то говорите, подправлю.

Спойлерить тоже не буду. Посмотрим, как текст ляжет)))

Натали Карэнт   08.12.2018 19:30   Заявить о нарушении