Если Гиппократ - Бог, то Николай Амосов - Иисус ХХ

Лет 40 назад прочитала на одном дыхании книгу "Сердце хирурга" Федора Углова о выдающемся ученом, мыслителе и кардиохирурге Николае Амосове. Сегодня 105 лет со дня его рождения стального хирурга и академика человеческих сердец.


Вместо эпиграфа: «И когда мы говорим: „добрые, нежные руки“ или, наоборот, „грубые руки“, — мы понимаем, что дело тут вовсе не в самих руках — руки выполняют волю сердца.»

Заслуг Николая Амосова не перечесть. Он создал Институт сердечно-сосудистой хирургии, долгие годы был его бессменным директором. Спас более пяти тысяч больных, провел уникальные операции на сердце. На себе поставил эксперимент по борьбе со старостью.
Любил повторять фразу из «Мастера и Маргариты» Булгакова: «Никогда ничего не просите!.. Сами придут и сами все дадут!». Он жил по этой фразе.
Знал себе цену и дифирамбы его раздражали, он был к ним равнодушен. Был атеистом, но не опровергал необходимость веры. Говорил, что это хорошо для морали общества, для морали людей В таблетки не верил. Скажем так: мало верил.
Был аскетичен, никогда не делал из еды культа. Следовал известной фразе: «Есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть».
Даже в 70 лет за год оперировал на сердце 260 раз, часто делая по три операции в день.
«Первый митральный клапан сшили из нейлоновой рубашки»
В 1957 году в Мексике Амосов впервые увидел операцию на сердце с искусственным кровообращением. Возможностей купить аппарат искусственного кровообращения у советских хирургов не было. И тогда инженер Амосов создал аппарат собственной конструкции, его тут же сделали на одном из киевских заводов. В клинике торакально-грудной хирургии, которую возглавлял Амосов, началась «большая сердечная хирургия». Сначала оперировали врожденные пороки, потом начали протезировать клапаны. В 1962 году Николай Михайлович принес в клинику купленную в Америке нейлоновую рубашку. Из вырезанного куска нейлона профессор смастерил створки митрального клапана, который впервые в Союзе вшил больному. Спустя три года Амосов создал и первым в мире стал использовать искусственные клапаны с покрытием.
Амосов отрицательно относился к любому подарку, считал, что это своего рода «покупка». О том, что бы взять у больных деньги не могло быть и речи. «Он грозно говорил родственникам: если не уберешь купюры — я не только оперировать не буду, я сейчас же выпишу этого больного. Действовало», — вспоминают ученики Амосова.

«Амосов — это была эпоха». Это интеллектуальный дар с его литературным наследием, научной публицистикой, мемуарами, очерками и раздумьями.

Низкий поклон врачу-новатору, спасшему тысячи жизней и сердец. Будем помнить о нем и рассказывать другим!


Рецензии