Безобразие кризиса

БЕЗОБРАЗИЕ КРИЗИСА

Борис Ихлов

В 70-е годы прошлого великого столетия в СССР вышли две книги: Лифшица и Рейнгарда «Кризис безобразия» и Кукаркина «По ту сторону расцвета», и в 80-е Кукаркина «Буржуазная массовая культура». Авторы со всех ракурсов высветили убогость западного модерна. Один из авторов пишет: «Я сыт по горло примитивом ХХ века…»
Они даже не могли предположить, что всего через 10-15 лет в США великий кинематограф будет вытеснен Шварценеггером, Сталлоне, Ван Дамом и пр., герои Драйзера, Фолкнера, Харпер Ли, Вулфа, Стейнбека, Хемингуэя, всей великой американкой литературы – ничтожным Гарри Поттером, а музыка Гершвина – кривляньем Майкла Джексона.
Не могли они предположить и то, что в России в качестве литераторов будут гарцевать такие пустышки, как Рубальская, Акунин, Маринина или Донцова, а в искусстве в целом будет процветать либеральный примитив. Причем этот примитив зарождался еще тогда, когда писали «По ту сторону расцвета».

В ЗАЩИТУ ЛИТЕРАТУРЫ

В ходе реформ стало принято говорить о Есенине как жертве чекистов. Мол, не любили кабацкую поэзию хулигана Есенина, его откровенную антисоветчину и пр. Снят фильм, где Безруков-Есенин ужасается зверствам большевиков и т.д. На самом деле всё было наоборот, как раз большевики привечали Есенина, и сам Есенин писал, что хотел бы «задрав штаны, бежать за комсомолом». Не любил поэт и церковную поэзию, православного Клюева: «Стихотворенье Клюева прочел, и в клетке сдохла канарейка…»

В одной из программ «Постскриптум» на ТВЦ ведущий Алексей Пушков пригласил бывшую балерину Большого театра Анастасию Волочкову в качестве арбитра для выяснения сущности бывшего министра культуры Швыдкого и руководителя Большого театра. Явление показательное, ибо уж кто-кто, а Волочкова  в роли арбитра – всё равно, что Pussi Riot или Навальный в роли выразителей народных чаяний. В профессиональном плане ее в пермский театр и в кордебалет не взяли бы. Так что Большой театр – это одно, а Волочкова – это другое. Точно так же Швыдкой и руководитель театра – это одно, а Большой театр – это другое. И кому какое, собственно, дело, в каких отношениях состоят Швыдкой с Волочковой.
Но, возможно, главной темой передачи стало обсуждение реакции на телесериал 1-го телеканала, посвященный Есенину. Пушков, приводя в пример негативную публикацию какой-то «критикессы» в «Известиях», обрушился на «пролеткультовских шавок». Они, по мысли Пушкова, и раньше ненавидели Есенина, и до сегодняшнего дня дожили. «Критикесса», в частности, писала, что Есенин был пьянью хронической, «удавился» в гостинице «Англетер», а его поклонники исполняют его стихи под музыку обязательно гнусавыми голосами. В ответ одна из родственниц Есенина пригрозила в «Постскриптуме» всем врагам поэта божьей карой: «Все, что выступал против него, кончили плохо!»
По версии телесериала Есенина постоянно преследовали и, в конце концов, убили сотрудники ОГПУ. Фон убийства – интриги и «разборки» между Сталиным и Троцким, повод убийства – телеграмма, якобы посланная Троцким Николаю 2-му с какими-то поздравлениями. Пушков, в подтверждение версии, предложил ко вниманию телезрителей «собственное расследование». Точнее, просто-напросто фильм Воронежской телестудии о Есенине, в котором «доказывается», что Есенин вовсе не повесился, а был убит.
Здесь нужно отделить котлеты от мух.
Во-первых, авторам сериала, режиссерам и актерам не стоит воспринимать персонажей двадцатых годов прошлого столетия так погано, как устроены они сами. Например, актер Безруков, играющий Есенина, изображает наглого алкоголика с поведением, достойным богемы современного театрального вуза, пропившейся, обкуренной, но до пены изо рта любящей родину в момент съемок. Точно так же нелепо думать, что большевики в те годы были заняты исключительно собственным положением в партийной иерархии, всевозможными интригами, которыми обеспокоен сегодняшний политический и околополитический бомонд. Скажем, какое дело было Троцкому до какой-то телеграммы царю, если он о Ленине писал такое, за что в 30-е непременно поставили бы к стенке? Не читали его подборку статьей в книге «К истории русской революции», где он откровенно ругает вождя мирового пролетариата?
По мотивам одного единственного эпизода из одного рассказа Довлатова со значительными искажениями создан целый фильм, где уголовники в спектакле играют большевиков, а затем устраивают побег. Ибо актеры так и воспринимают большевиков, как ныне устроен бизнес и, в частности, бизнес театра и кино – это уголовный бизнес…
Во-вторых, какое дело было Есенину до «Пролеткульта», если Ленин писал об идеологии этой организации как «теоретически неверной и практически вредной». Неужели кто-то всерьез считает, что Троцкий, в виду собственных неурядиц, мог дать указание кого-либо невинного истребить? Уверяю, в то время к поэтам, вообще людям искусства, относились вовсе не с таким вниманием, как того хотели бы современные представители искусства… Во всяком случае, не носились с ними, как с писаной торбой и не боялись их, как этого хотелось бы современным представителям «искусства»… Например, Ленин откровенно заявлял, что ничего не понимает в абстрактном искусстве, посему не может давать ему оценки. Правда, Достоевскому оценку все же дал: архискверный Достоевский. И тут же подписал проект памятника Достоевскому. Между прочим, «Пролеткульт», несмотря на оценку, данную Лениным, просуществовал до 1932 года, а одним из его идеологов был противник Ленина, ученый А. Богданов… К идеологии же «Пролеткульта» относится, в частности, отрицание культурного наследия. Не так ли в наши школьные учебники втискивают вместо книг Достоевского книжки Приставкина и ему подобных? Ничего не напоминает? Например, статью Ленина «Политическая организация, политическая литература»?
Во-вторых, фильм не является расследованием, поскольку неверифицирован. Т.е. никто ничего не может проверить. В-третьих, в фильме ни слова не говорится, что если и убили Есенина, то это были чекисты.
В постперестроечной России вообще нет доверия человеку искусства, слишком быстро перестроился художник. Еще вчера он ретиво участвовал в фильмах, спектаклях, восхваляющих большевизм, сегодня не менее рьяно расшибает лоб в обливании большевизма грязью. Еще в «советское» время всегда чувствовалась фальшь Утесова, Райкина и многих прочих «раскрученных» кумиров публики. Перестройка обнажила эту фальшь, сделала ее явной.

Впрочем, попытки сделать неявное явным были еще и в период оттепели. В книге «Повесть о пережитом» Дьяков пишет, как сосланные в концлагерь воспринимали творчество еще одного «кумира» - Любови Орловой. Как фальшь, а не как искусство…
Вспомним, как творческий бомонд во главе с Лолитой оправдывал сериал «Московская сага» о периоде правления Сталина. Поскольку сериал явно провалился, возникла срочная необходимость в «ток-шоу», в котором недовольным зрителям объяснили бы, что сериал на самом деле хорош. В роли противника сериала выступал тренер Гомельский, который своими глазами видел Сталина. По его мнению, «Сталин не похож на себя, нет впечатления ужаса» и т.д. Кто ему возражает? Виталий Соломин, эволюционировавший от «Адъютанта его превосходительства» к осуждальцу тоталитаризма. Соломин «опроверг» Гомельского: «А… кто сказал, что тиран должен выглядеть ужасным?»
Здесь подмена. Соломин путает. Одно дело, выглядеть ужасным, как Бармалей, Урфин Джюс или Карабас Барабас. Другое дело – внушать ужас. Причем этот момент уж кто-кто, а выучившиеся в вузе актеры должны знать лучше кого-либо. Следовательно, Соломин сознательно путает, оправдывая сериал, в котором сам участвовал и получил за это хорошие деньги. По сути же в бесконечно затянутом сериале нет ничего, кроме хороших гардеробов для актеров. Что само по себе вызывает чувство не то, чтобы неловкости, но нереальности происходящего…
В принципе, сегодня для того, чтобы стать актером, нужно немного. Во-первых, нужно накачать мускулы в фитнесс-центре. Научиться бить ногой в челюсть. Во-вторых, научиться орать, визжать, верещать, пищать, раскрывая широко рот или глаза. В-третьих, научиться ужимкам. Ужимка страха. Ужимка ужаса. Ужимка горя. Ужимка неловкости. Ужимка любви. Ужимка сострадания. Набор ужимок вполне ограничен, как набор отрепетированных движений бровями и зрачками какой-то индийской или японской танцовщицы. Чтобы изобразить крайнее сострадание, например, при виде убитых родственников, есть стандартный способ – поблевать (взято на вооружение Голливудом из французского фильма «Старое ружье» и используется с поводом и без повода; куда там Крамской с его «Неутешным горем»).
Выучили? Потренировались? Всё! Вы готовы работать на сцене. Вовсе не нужно учить текст и произносить его без запинок. Вообще не нужен текст, близкий к сценарию. Можно говорить в сторону, что-то невнятное, под сурдинку, ближайшему соседу, как это делает «актер» Домогаров. Слова можно коверкать как угодно, искажать русский язык как угодно. Уж если Миронов, произносящий тексты князя Мышкина в фильме «Идиот» в постановке Бортко в недавнем интервью дважды повторил: «Ничё… ничё не понятно…» Тот же Миронов откровенно завалил роль в фильме «В августе 44-го», по причине абсолютной пустоты собственного характера...
Веры нет и актерам, и современным историкам. Они за исторические факты выдают ВСЮ агитацию и пропаганду тогдашних абрамовичей и вексельбергов в отношении большевиков, ВСЮ агитацию и пропаганду США в отношении СССР. И в этом деле не может быть никаких ограничений! Бумага и пленка все стерпят. Так, в году примерно 1986-м я читал нелегальный журнал «Посев», издававшийся за рубежом Народно-трудовым Союзом (НТС). На одном из фото под пакетами с табличками «иприт, синильная кислота», «фосген, дифосген», «зарин, зоман, ви-газы» стояла подпись: «Вот такие вещества стоят на вооружении советской армии.» На самом же деле СССР к тому времени подписал конвенцию о неприменении химического оружия (в отличие от США, которые его применяли во Вьетнаме). На фото же были изображены пакеты с индикаторами ядовитых веществ. Любой, ходивший на занятия по гражданской обороне в школе, с первого взгляда понял бы подвох…
Это лишь малый пример из серии легенд о большевиках и СССР. К ней относятся мифы о том, что Сталин был агентом царской охранки, что Ленин брал деньги у кайзера и т.п. Не все, конечно, легенды были мифами, но – в частности. Так, не было мифом отсутствие Советской власти в Советском Союзе, об этом в нелегальном «Континенте» писал Рой Медведев. Что касается легенды о Есенине, линия партии здесь прослеживалась и прослеживается весьма четко. А именно.
1) Литературу и писателей с поэтами надобно сделать богобоязненной. Это стандарт. Был писатель набожным, не был – сделаем!
2) Литературу надобно сделать антибольшевистской, пусть автор и умер задолго до их появления. Сделаем так, что он предвидел грядущего хама.
По этому поводу, имея в виду литературу, поэтесса Юнна Мориц в 1991-м году высказалась в «Литературной газете»: «Лежит милая в гробу, я пристроился – гребу, нравится, не нравится – терпи, моя красавица!»

Все было совсем наоборот: не чекисты, как раз «просвещенная» публика не переносила Есенина. Вот как относился к этой публике Игорь Северянин в стихотворении «Она критикует», под ником «Фофанов» имея в виду Есенина:

Нет, положительно, искусство измельчало,
Не смейте спорить, граф, упрямый человек!
По пунктам разберем, и с самого начала;
Начнем с поэзии: она полна калек.
Хотя бы Фофанов: пропойца и бродяга,
А критика дала ему поэта роль…
Поэт! Хорош поэт… ходячая малага!..
И в жилах у него не кровь, а алкоголь.
Как вы сказали, граф? До пьянства нет нам дела?
И что критиковать мы можем только труд?
Так знайте ж, книг его я даже не смотрела:
Неинтересно мне!.. Тем более, что тут
Навряд ли вы нашли занятные сюжеты,
Изысканных людей привычки, нравы, вкус,
Блестящие балы, алмазы, эполеты,
О, я убеждена, что пишет он «en russe»
Естественно, что нам, взращенным на Шекспире,
Аристократам мысли, чувства и идей,
Неинтересен он, бряцающий на лире
Руками пьяными, безвольный раб страстей.
Ах, да не спорьте вы! Поэзией кабацкой
Не увлекусь я, граф, нет, тысячу раз нет!
Талантливым не может быть поэт
С фамилией — pardon! — такой… дурацкой.
И как одет! Mon Dieu! Он прямо хулиган!..
Вчера мы с Полем ехали по парку,
Плетется он навстречу — грязен, пьян;
Кого же воспоет такой мужлан?.. кухарку?!
Смазные сапоги, оборванный тулуп,
Какая-то ужасная папаха…
Сам говорит с собой… Взгляд страшен, нагл и туп.
Поверите? Я чуть не умерла от страха.
Не говорите мне: «Он пьет от неудач!»
Мне, право, дела нет до истинной причины.
И если плачет он, смешон мне этот плач:
Сентиментальничать ли создан мужичина
Без положенья в обществе, без чина?!

Искусство не принадлежит народу. Кто сказал, что Чехов или Булгаков могу быть подарком рядовым гражданам. Куда там, губу раскатали. В эпоху кассовой морали их творения принадлежат светской элите, это их личный мир, все прочие могут лишь боготворить. Вот, говорят они, Чехов, вот мы рядом… Вот Вампилов, вот мы…

Привязали к боженьке «Кому на Руси жить хорошо». Из Достоевского сделали христианина, глупее не придумаешь. Ладно, ничего не поняли ни в «Братьях Карамазовых», ни в «Преступлении и наказании». Но хоть биографию бы его почитали. Уже не только Есенина, но с подачи диссидентов 80-х и Блока сделали жертвой большевиков. Мне в МГУ, в 1986-м, одна филологиня, аспирантка-диссидентка, так и говорила: «А я Блока большевикам простить не могу…» И не прощала она страстно, много раз, со всем МГУ, и муж ее знал об этом, и своими руками выдал замуж за москвича, чтоб ему, мужу, при ней остаться в Москве. И устроили ее в 18-ю школу-интернат при МГУ, чтобы она лапшу на уши развешивала юному поколению.

Ну, кто такой Серебряков. Ничтожество, бездарь. Но артист Калягин, вчера такой просоветский, а ныне просто богач Калягин, его ретиво защищает. Что за спектакли ставят Серебряков, пермские Мильграм, Федотов и прочие? На сцене матерятся, мочатся, какают, трахаются, и всё это дерьмо, согласно Калягину – талант. Мнение мастера!
Но видел ли Калягин спектакли Серебрякова?
В Москве грядет фестиваль фильмов «известного режиссёра Сенцова». «Поклонников режиссёра, так рьяно защищающих опального оппозиционера, попросили сказать пару слов о его кинотворениях.  Как выяснилось, ни режиссёр Андрей Звягинцев, ни режиссёр Михаил Местецкий, ни Ахеджакова etc. – не смотрели его фильмов и признаются, что и в дальнейшем не смогут это сделать, потому что дорожат временем», - отмечают СМИ.

Искусство не принадлежит народу. Оно принадлежит его толкователям. За кем сила, тот и толкует. У кого сегодня сила? У денег. Вот как они, деньги, устроены сами, так и толкуют поэзию.

СОЛЯРИС. СССР, 1972 год
 
«Когда этот фильм, - пишет некто, фамилию не указывает - посмотрел автор одноименного романа Станислав Лем, он его категорически не принял. Он писал о своем, а Тарковский сделал кино о своем.. Два великих одиночества не поняли друг друга… Над некоей отдаленной планетой крутится орбитальная станция. Планету покрывает Oкеан, больше на ней нет ничего. В станции, над планетой – ученые, которые планету изучают. Тем временем на Земле становится все менее понятно, стоит ли тратить финансы на поддержание станции в рабочем состоянии и вообще – нужен ли и людям, и науке этот самый Солярис? К ученым вылетает психолог Крис Кельвин и обнаруживает, что один из троих покончил с собой, а двое других пребывают в полном неадеквате, хоть и по-разному. А под ними колышется Океан, про который поговаривают, что он и есть инопланетный разум, который человек так хочет увидеть и никак не может. В первую же ночь к Кельвину является жена, которая давным-давно покончила с собой. И во вторую. И в третью.
«Дело не в советской власти, а в собственном несовершенстве», - сказал когда-то великий пьяница советского кино Геннадий Шпаликов. Посмертную книгу Шпаликова, кстати, оформлял Михаил Ромадин, бывший художником-постановщиком на «Солярисе»… о чем же Тарковский снимал фильм? Мне Ромадин рассказывал, что по первости Андрей Арсеньевич хотел убрать из кадра все приметы космического… настаивал: окна на станции должны быть земными, с форточками и шпингалетами – но потом от этой идеи отказался… Лем-то честно сказал, о чем его роман: о первой встрече с неизвестным и непонятным. И все. Может быть, лукавил. Тарковский говорил, что его фильм – о том, что нравственность и мораль мы уносим с собой туда, куда отправляемся. Может быть, ошибался. Думаю, «Солярис» стал первым для Тарковского опытом в выражении кинематографическим путем собственного несовершенства. Он взыскивал невероятных моральных и художественных высот, а сам был человеком неприятным во многих отношениях, чем, скорее всего, сам мучился, как и многим другим – но тут «Мартиролог» читать надо, а это не самое приятное чтение. Но о несовершенстве. Нельзя не согласиться - мы уносим с собой куда угодно (в том числе и в космос) свою мораль и нравственность, но и грехи свои уносим тоже, все свое – при нас. И Океан нипричем. Он просто с любопытством транслирует герою Баниониса, сыгравшего Кельвина, героиню Бондарчук, которую вытащил из его виноватой памяти. Тарковский, наверное, думал об Океане как о планетарных размеров совести. Лем думал по-другому… в фильме… оказалось по-третьему.
...Тарковский очень любил академическое искусство, классические артефакты – картины Рембрандта, музыку Баха, например. В коде картины все это слилось воедино: Кельвин возвращается к отцу и на пороге отчего дома падает на колени перед ним, застывая в позе блудного сына на одноименном рембрандтовском полотне, звучит Бах, а потом камера подымается вверх, и мы видим, что ни на какой не на Земле они, а плывут на крохотном островке в солярисовском океане. Многозначительный финал, достаточно изящный при всей своей прямолинейности; лет двадцать пять кряду он был постоянным предметом обсуждения и восхищения интеллигенции; мне же он представляется ходульным и излишне выспренним. С другой стороны, если вспомнить несколько строчек того же Шпаликова, то все почему-то становится логичным и законченным: «По несчастью или к счастью, / Истина проста: / Никогда не возвращайся / В прежние места. / Даже если пепелище / Выглядит вполне, / Не найти того, что ищем, / Ни тебе, ни мне».»

Бесспорно, Тарковский снимал шедевры. Но его единственный фильм, "Иваново детство" - шедевр бесспорный. "Ностальгия" - это уже дань демократической дури. Ну, и «любовь спасет мир» («Жертвоприношение») и т.п.
В первую очередь, шедевр - это брейгелевские краски фильмов Тарковского, которые сегодня успешно истребляет цифровое кино, и не только у Тарковского, оно искореняет художественные краски из всех советских фильмов. Поясню: российское цифровое кино - некачественное, оно передает изображение так, как на заре телевидения передавали изображение студийные телекамеры при прямых трансляциях, например, студийных спектаклей.

Что до "Соляриса", фильму в тогдашних кинематографических журналах все косточки перемыли. Ругали за голливудский натурализм - обязательно ему надо было показать, как жутко оживает после жидкого кислорода Хари. (Натурализм почти везде, в "Андрее Рублеве" - заливание глотки кипящим свинцом, выкалывание глаз иконописцам и т.п. Приложился и Куняев: "Этим летом решил режиссер, чтобы в кадре сгорела корова".) Отмечали безнациональность романа, безнациональные фамилии, а вот Тарковский из Гибариана сделал армянина Гибаряна.

На мой взгляд, фильм проигрывает в сравнении с романом. Если у Лема эпизод с листочками бумаги у вентилятора, шум которых напоминает шорох листьев, проходящий, то у Тарковского он подчеркнут. В фильме отец Кельвина упрекает сына, что он ревнует, мол, не он будет его хоронить - это очевидный примитив, ссылка на специальную теорию относительности (времени в ракете пройдет меньше), насколько помню, этого в романе нет. И, разумеется, нет фрагмента, где Кельвин не может расстегнуть платье Хари, потому что океан оказался не в силах понять, зачем нужны пуговицы, потому они на платье не расстегиваются. Уж если мозг, тело океан скопировал, так пуговицы и подавно, но Тарковский решил прибегнуть к дешевому эффекту.

Очевидно: суть фильма - в пику сути романа. Хокинг говорил что если человечество не покинет Землю в ближайшие 1000 лет, его ждет гибель. Чуть дополню - после 2-й мировой темпы потребления энергии удваиваются каждое десятилетие, при таких темпах через 200 лет ресурсов Земли вместе с энергией, поступающей от Солнца, будет катастрофически не хватать, наступит деградация.
Лем в романе повторяет мысль Циолковского, что космос бесконечно значимее Земли. Это десятки миллионов квадрильонов звезд, это цивилизации совершенно иного типа.
Лем спрашивает – что есть жизнь. Познать жизнь земную можно только в сравнении. Тарковский же в пику утверждает, что главное остается на Земле, мерило Вселенной - Земля. То есть, Тарковский - примитивный антропоцентрист. Лем объявил, что Тарковский настолько талантлив, что может делать с любым романом что угодно. Тем самым подтвердил, что фильм к роману отношения не имеет.

Да, шедевры, но меня всегда угнетал философский примитив фильмов Тарковского. На встрече с физиками Тарковский заявил: «Мы, художники, пытаемся преодолеть тот разрыв между природой и человеком, который устроили вы, физики». Что-то в этом духе. Спасибо, разъяснил.
В "Зеркале" - навязчивые библейские сюжеты, парящая в воздухе баба, встреча старухи со своей молодостью, в целом так называемый поток сознания, и уж обязательно нужен был некий ЗНАК - в последней комнате собраны все зеркала со всего фильма. В том же духе – почвенничество в «Зеркале», и, наоборот, в ходе перестройки - последние кадры «Ностальгии»: Россия – часть цивилизации, мировой культуры. Особенно хорошо смотрится после того, как мы узнали, что такое цивилизованность. Уж простите, страдательный поход Янковского со свечой, чтоб ее не задуло – это примитив.
И, разумеется, примитив – «Сталкер». Главного героя абсолютно не интересуют судьбы человечества, он дрожит за свой интеллигентский мирок. И брезгливое «а эти, поголовно грамотные» точно указывает на отношение к «поголовно грамотным», которые кормят, обувают, одевают, обеспечивают транспортом, теплом и светом. В курсе ли был Тарковский, что в Аргентине, Франции, США – МЕЧТАЮТ быть поголовно грамотными, знал ли он, что в Гражданскую красноармейцы учили грамоту во время переходов, прикалывая на спину шедшим впереди листки с правилами арифметики и грамматики? В курсе ли был Тарковский, у которого в фильме девочка двигала взглядом стакан, что советский мастер телекинеза Кулагина – мошенница? Российские ученые говорят большое спасибо Тарковскому, который расчищал в общественном сознании армаде научных мошенников, которые ныне за немалые деньги заняты опытами по сверлению взглядом бетонных перекрытий, по влиянию настроения наблюдателя и волшебных торсионных полей на качество плавки и т.п.

А ведь каким раньше был «правильным» – и про Лазо фильм снял, и «Один шанс из тысячи», и «Конец атамана», и «Ташкент – город хлебный». Перестроился!

То есть: философия у Тарковского не вытекает из бытия, представленного в фильме, не порождается этим бытием, а навязывается бытию сверху, как это делают любые буржуазная власть и церковь, а ранее делала КПСС.
Соответственно, нравственность, а с ней мораль у Тарковского - есть нечто застывшее или навсегда богом данное, а  не вытекает из бытия, не порождается бытием - в освободительных войнах, в труде, в великих революциях, в столкновении с новым, пусть даже нафантазированным.

Но так ли различны фильм и роман?
Бредбери в «451 градус по Фаренгейту», в «Марсианских хрониках» жестко тычет в бездуховный американский тоталитаризм. Лем – нет, у него нет задачи связывать свои фантазии с реальностью. Именно оторванность – поскольку вселенская парадигма Лема наталкивается на то, что существовавший (и существующий) уровень знаний оставляет человечеству лишь надежду. Лем – вне сегодняшних противоречий. Он даже гонку вооружений переместил на Луну («Мир на Земле»), да еще с эсхатологическим концом. Разве что его эссе «Сферомахия» 2001 года написана прямо об американской разработке ПРО. Однако итог его мировоззрения – роман «Фиаско», Лем склоняется к нецелесообразности контактов с космическими цивилизациями, которые резко отличаются от людей. Окончание романа просто брызжет жизнеутверждением: контакт не состоялся (земляне уничтожают инопланетную цивилизацию) исключительно по обоюдной халатности и глупости. Вот это как раз связано с реальностью!

В романе «Осмотр на месте» Ийон Тихий попадает на планету Энцию, цивилизация которой дошла до того, что одна ее часть живет преспокойно в животных (курдлях), а другая путем автоматизации достигла полного изобилия, в результате никто ничего не делает, насилия не существует, привилегированных - мизер, а этические нормы навязываются сверху техногенным путем. Время написания романа – 1982 год, ежегодно десятки миллионов гибнут от голода, в том числе из-за того, что развитые страны грабят страны третьего мира. Что это – прогноз будущего американского общества изобилия? Или именно так утло понимает гражданин социалистической, кхм, Польши коммунизм? Или в романе содержится намек на вдалбливание этических норм в тоталитарном СССР, которое, как выяснилось, НИЧЕМ не отличается от вдалбливания толерантности, плюрализма, демократии или «Америка превыше всего».
Нет, кое-что из реального мира присутствует в романе, но по своей футурологической сути? Или Лем снова показывает, что цивилизации могут быть настолько отличны от земной, что контакт теряет смысл? Впрочем, читается весело. Если нечего делать.
«Каждый пишет, как он слышит…» Хотя главное – не как, а что ХОЧЕТ писатель слышать, а что в упор не желает.

В «Звездных дневниках Ийона Тихого», в «Рассказах о пилоте Пирксе», в «Сумме технологии», в других своих книгах Лем пытается нарисовать что-то предшествующее острову Утопии или городу Солнца – но уже во Вселенной. В противовес или в связи – с «Суммой теологии» Аквинского и «Суммой теологии» Альберта Великого. То есть: отрицая американский примитив, Лем навязывает сверху менталитет высокотехнологичного общества.
Справка: «В 1973-м Лем был удостоен почётного членства в американской организации писателей-фантастов SFWA, из которой был исключён в 1976-м за критику американской научно-фантастической литературы, которую он называл китчем, обвинял в плохой продуманности, бедном стиле письма и чрезмерной заинтересованности в прибыли в ущерб новым идеям и литературным формам». Разумеется, фантасты уровня Бредбери, Азимова, Воннегута, Каттнера, Саймака или Шекли не имелись в виду. Позднее ему снова предложили членство, но он отказался.
Симпатизировал польским оппозиционерам, участвовал в оранжевом кружке польских интеллигентов «Польское независимее соглашение». Вот и весь философский примитив, выявленный в практике.

***

И последнее: Ромадин, насколько мне позволяет судить мой узкий кругозор в этой области – один из немногих. Не в пример, скажем, придворным примитивам Шилову, Налбяндяну или Глазунову.

ОРАНЖЕВАЯ ВЛАСТЬ

Если власти в  России патриотами России считают британских подданных, если дочь президента проживала в Голландии, если дети бизнесменов и чиновников учатся и живут за границей, что можно ожидать в ближайшее время?

Говорят, что есть ОНФ. Активисты за всем следят… они доложат, они не допустят.
Когда в РФ обрушились уже все возможные и невозможные мосты, ОНФ решил действовать на опережение. Как мало оказалось нужно.
Хотелось бы напомнить, что в Пермском крае ОНФ долгое время возглавлял хирург Суханов, который всплыл на деньгах местного уголовного авторитета Плотника, ранее и ныне народного депутата. Клятву Гиппократа хирургу вскоре заменила кассовая мораль, мораль бизнесмена, на совести у Суханова несколько смертей. А до этого изнасиловал несовершеннолетнюю. Но в тюрьму не сел, его перевели на другую должность.
Сколько их было… «Наши», ОНФ, «Молодая гвардия», теперь Росгвардия, как у украинских фашистов – Нацгвардия.

Народный фронт без народа. Но Путин считает, что если шарашка носит бантик «народная», то это и означает широкую народную поддержку.
Зачем нужны все эти бюрократические шарашки? Неужели только для того, чтобы подавлять забастовки? Так ведь почти никто не бастует. Тогда зачем?

Иногда по изменениям в СМИ можно судить о скорых переменах во всем обществе.
Скажем, много дерьма нынче показывают по телевидению, почти сплошь дерьмо, какой-то дрянной нескончаемый «След», какие-то бесконечные дрянные «Сваты» – и всё с утра до вечера. На ОТР интеллигентный дебил назвал Маяковского рэпером и восхищался каким-то бездарным рэперным стишком.
Все почему? Да потому, что в ряде городов запретили концерт олигофрена Хаски.

Поддержали этого Хаски тут же: КПСС-освкий бастард Лев Лещенко, быстро перестроившийся в антикоммунисты. Вылез вонючий либераст Швыдкой. Даже прокремлевский телеведущий Киселев! И привел похабные строки из стихов Есенина. Так ведь он мог бы и не ограничиваться, у Пушкина – прорва похабщины. И «Сорок дочерей», и «Вишня», и «Веселый вечер в жизни нашей…» Наконец, даже пародия Полежаева на «Евгения Онегина» - «Сашка». Но это вовсе не значит, что всё академическое издание Пушкина – сплошь из похабщины. Это вовсе не значит, что похабщина должна стать… да нет, просто вытеснить великую русскую культуру. А ведь Киселев включил рэп в культуру, он ее назвал альтернативной культурой.
Понимаете, альтернативная культура относится к культуре почти так же, как альтернативная медицина – к медицине. Почти – потому что у нее есть собственное название: масс-культура, культура для быдла. Соответственно, дебильный примитив стишков рэперов – это масс-поэзия, масс-искусство.

Кто спорит, мат – это часть фольклора. Именно так оправдывался Ярослав Гашек, когда его упрекнули, что в «Похождениях бравого солдата Швейка» использует похабщину. Всё дело – в чувстве меры. Как говорил Генрих Нейгауз – «звук должен быть закутан в тишину, он должен покоиться в ней как драгоценный камень в бархатной шкатулке»…

Но дело не столько в использовании похабщины, сколько в быдлячьем примитиве. И этот примитив берет начало еще в убогих стишатах Макаревича и пр., которые юное поколение почитает за высокую поэзию.
На самом деле это не стихи, а эрзац-стихи, как резиновые бабы вместо настоящих, как масса из шкур, хвостов, костей с цветовыми, вкусовыми добавками и ароматизаторами вместо докторской.
И то, что в РФ сотни тысяч фанатов Хаски – диагноз.

Дело вот в чем. Еще вчера казаки чистили свистульку альтернативному Гельману. Еще вчера Пушков осуждал профашистские выставки бездарного Гельмана. Еще вчера телевидение осуждало спектакли Серебрякова (а мы добавим пермских Мильграма с Федотовым), где перед зрителями матерятся, ссут, срут и трахаются. Еще вчера все СМИ осуждали мальчика Колю из Уренгоя, еще вчера на ТВ измывались над «художником», который прибил свои яйца гвоздями к мостовой.

И вдруг случилась перемена. Как, вы хотите запретить молодым становиться безмозглыми баранами?! Не позволим! – несется и Кремля.
Понимаете, власти уволили саратовскую и екатеринбургскую министров-идиоток. Так ведь они ВСЕ там такие. Если у трудящихся – культура, то у элиты культура своя, альтернативная.
И власть поняла: если они за откровенные высказывания будут увольнять, наверху никого не останется.

***

Уже обрыдли фильмы, где актеры не владеют сценической речью, бормочут себе, как у себя на кухне, причем такой убогий текст, что выворачивает. На этом фоне фильм «Золото партии» 1993 года, который недавно снова крутили, резко выделяется качественностью. Хорошие актеры, в том числе советской школы, крутой боевик со спецслужбами, весьма профессионально снятый фильм. Казалось бы. Кумиры публики.

Вот фрагмент, когда один из высокопоставленных аппаратчиков говорит: «Я ленинец!»
Простите – режиссер, сценарист, актер, это произносящий – безграмотны? Ленинцев после 30-х почти не осталось. Сталин вырезал.
Еще собеседник, тоже высокопоставленный аппаратчик, говорит: «Да и Ленин, получил 400 млн от кайзера и профукал».
Но ведь эту заплесневелую белогвардейскую клевету уже давно разоблачили, и в те годы, и позже разоблачали, и в начале 90-х.
Еще один момент - саперная лопатка. «Спецназовцы сработали, Огаркова, служат только партии, вернее ее  центральным органам, саперная лопатка - знакомый почерк» - говорит один из положительных героев.
Оказывается, спецназу никак без саперной лопатки, это главное орудие убийства. Как могла пройти эта чушь, а главное – зачем? А вот зачем: ведь «саперные лопатки» разогнали митинг в Тбилиси в 1988 году.
Позже выяснилось: провокацию с саперными лопатками устроил грузинский КГБ.

Приводится сумма стоимости золота партии – 150 млрд. Чего? Наверно, долларов. Посчитаем, за 20 лет, пусть зарплата = 200 р., взносы – 5%.
19 млн членов КПСС х 12 мес. х 20 лет х 0,05% х 200 р. = 2,4 х 103 х 2 х 107 = примерно 50 млрд. р. По тогдашнему курсу – примерно 35 млрд. долл. Плюс драгоценности, плюс доходы от изданий – допустим, цифра, озвученная в фильме, верна. Сумма получается не столь велика – всего лишь состояние десятка олигархов. Эту сумму Запад мог придушить не то, что всем миром – весом десятой доли ВВП одних только США. Что-то здесь не так.
Вероятнее всего, деньги партии ушли на элементарную скупку заводов, полей, пароходов. Помните, при приватизации их цену занизили до остаточной стоимости, ГАЗ стоил всего 4 млн долл.

Нынче показывают много дерьма другого сорта. Например, на телеканале «Звезда» - о войне в Корее. Оказывается – виноваты северные корейцы, это они вторглись на территорию Южной Кореи. То, что этому предшествовало вторжение южных корейцев, не упоминается, как и зверства американцев.  Так что хоть фильм «Золото партии» и качественно снят, но тоже дерьмо.

***

Зло порождает зло (Шекспир, «Ричард III»). Дерьмо 90-х не просто породило дерьмо десятых, дерьмо десятых стало на порядок более массовым.
Так что перемена случилась не вдруг. Если перед выборами в конце 2011-го Кремль пожелал оседлать националистическую волну, ныне он явно сменил окрас. Причем сразу же после выборов, начав пенсионную реформу, к которой призывал Навальный.
Если ранее лишь президент уверял, что либерализм – наша судьба, если премьер это повторял в другой форме, уверяя, что государство – неэффективный собственник, то ныне власть окончательно показала свое либеральное проамериканское мурло. Которое, собственно, и так явилось во всех красках, когда в угоду нефтяным магнатам девальвировала национальную валюту.

Так вот. Google ведет разработку проекта под названием Dragonfly. Несмотря на то, что работа на «Стрекозой» ведется давно, она представляет собой не что иное, как обычный поисковик. Но с одной особенностью – в нем будет осуществляться жесткая цензура.
Если поза-позавчера начали сажать за посты в интернете, причем далеко не проамериканские посты, в то же время за проамериканские посты и не думают сажать, если позавчера интернет путем идиотской рекапчи стал блокировать поисковики, если сегодня истребляют русские сказки за ксенофобию и нетолерантность., если раскрученные сайты, в том числе litsovet.ru или фейсбук, ранее никогда ничего не удалявшие, стали блокировать на месяцы или удалять тексты, на которые ранее не обращали внимания, если библиотеки нынче с опаской берут новые книги, не грозит ли чем их название - это означает только одно. Что завтра мы можем увидеть на всех телеканалах сплошное «Лебединое озеро». Но в американском варианте. То есть.

Поскольку без 5 млрд. долл. массы никак не могут осуществить оранжевую революцию, власти могут это сделать сами. С ОНФ, «Молодой гвардией», Нацгвардией и пр. Без масс. Но для масс. Которые огребут так же, как на Украине.

См. сайт http://shtirner.ru/

2-3.12.2018


Рецензии