От казаков днепровских до кубанских ч. 24

Многие матросы, побросав оружие, ставали на колени, умоляя о пощаде. Вновь построившись по-боевому: впереди стрелки-пищальники, за ними копейщики и потом сердюки и лучники, курень двинулся дальше в город. Мимо крепости казакам тоже пришлось продвигаться перебежками, пригибаясь и укрываясь, за чем придётся. Тут пальба шла вовсю – турки били со стен по запорожцам из ружей и пускали тучи стрел. Через открытые ворота крепости они уже несколько раз пытались атаковать казаков и прорваться к причалам. Целая гора скошенных картечью окровавленных трупов в шароварах и длиннополых халатах громоздилась перед воротами. Стоны и молитвы на турецком языке раздавались оттуда... Миновав крепость, казаки углубились в узкие и кривые закоулки Кафы. Уже совсем рассвело, и солнечные лучи разгоняли остатки темени из всех улочек города. Запорожцы уверенно направлялись к главному базару, где татары ясырь из людей русских могли порешить... Десятки изнурённых людей в лохмотьях выходили из ворот тюрьмы. Они обнимали казаков, покрывали поцелуями их одежду и оружие. Некоторых, совершенно измождённых, со следами кандалов на руках и ногах, сердюки выводили из ворот под руки, отворачивая в стороны головы, стыдясь наворачивающихся на глаза слёз. Среди этих последних было и немало запорожцев, взятых татарами в плен. Сечевики, узнавая старых товарищей, обнимали их и рыдали навзрыд... Осенью 1616 г. атаман-гетман Сагайдачный подошёл со своей флотилией к Синопу. Потом сжёг порт Минер, где уничтожил 26 турецких кораблей. Эскадра адмирала Циколи-паши из шести галер с вспомогательными судами бросилась в погоню. Запорожцы их подождали... потопили 3 галеры... и пошли себе дальше. Отряд кораблей Ибрагим-паши подошёл к Очакову, чтобы караулить возвращавшихся в Сечь казаков. Ждать пришлось долго. Запорожцы решили, раз ветер попутный, а сундуки ещё не полные, взять курс к побережью Малой Азии.

Разгромив ещё раз Синоп флотилия адмирала Сагайдачного вторглась в святая святых - в пролив Босфор. И если бы достигла главной базы турецкого флота – острова Родос и овладела бы им... Султану можно было бы вешаться самому. Но он повесил ещё одного царедворца, великого визиря – Насир-пашу. В официальных документах Сагайдачный впервые упоминается как запорожский гетман, хотя, по всей вероятности, гетманом он был избран ещё в 1612 г. В это время Запорожская Сечь уже продолжала официально именоваться Войском Запорожским. Польское правительство не могло в это время помешать усилению казачества. Сагайдачный осознавал необходимость борьбы против Речи Посполитой, но действовал дипломатично, используя подходящие случаи для воплощения своих замыслов. Таким образом, несмотря на происки врагов и недоброжелателей, авторитет Сагайдачного в казацкой среде только укреплялся. Гетман Сагайдачный, в отличие от большинства своих предшественников, самое пристальное внимание уделял повышению авторитета Запорожского войска, обучению запорожцев воинскому искусству, превращению казачьих полков в организованные боеспособные воинские формирования. Именно Сагайдачный создал ту самую запорожскую пехоту, которая могла соперничать с янычарами и не уступала знаменитой шведской пехоте. Любое проявление неподчинения, своевольства наказывалось им чрезвычайно строго, вплоть до смертной казни. Сам он не был склонен к пьянству и пьянство не поощрял, хотя в то время среди казаков пьяниц было много. Освобождался гетман и от всяких случайных людей, волею судьбы оказавшихся на Запорожье. Строгие требования предъявлялись и к зачислению в запорожский реестр, в котором к 1619 г. числилось всего 10600 казаков. Считается, что именно Сагайдачный первым из гетманов ввёл на Сечи муштру и периодические смотры войска.

Он также позаботился о том, чтобы каждый казак имел собственного коня и ружьё (самопал) вместо прежних луков. Король Сигизмунд в начале XVII в. напрягал все силы, чтобы воспользоваться смутами в Московском государстве и завладеть им. В 1618 г. он обратился к Сагайдачному с просьбой принять участие в походе на Москву. Гетман согласился, но выдвинул ряд условий: расширение казацкой территории; свобода православной веры в Украине; увеличение численности реестрового казацкого войска; признание Речью Посполитой судебной и административной автономии Украины. Король и сенат согласились и Петр Сагайдачный в августе 1618 г. двинулся во главе 20 тыс. казаков от Путивля в сторону Ливен и Ельца. Около 10 тыс. поляков с королевичем (будущий король Владислав IV) и коронным гетманом Ходкевичем наступали севернее, через Вязьму. Соединение обоих войск предполагалось под Москвой в районе Тушино. При штурме Ливен местный воевода попал в плен и город удалось взять без особого труда. Елец - более укрепленная крепость сопротивлялся дольше, однако казаки вначале осадили его, а затем в ходе штурма, продолжавшегося несколько часов, захватили город, уничтожив практически всех его защитников. Тут же было захвачено и татарское посольство, возвращавшееся от царя в Крым с богатыми подарками для хана. Следующий город Михайлов с ходу взять не удалось, и Сагайдачный вынужден был перейти к его правильной осаде. Расположив свои силы в прилегающих слободах, и произведя необходимые фортификационные работы, казаки с трех сторон начали штурм укреплений, однако защитники оказали достойное сопротивление. Местами даже завязывались рукопашные схватки. Потеряв примерно тысячу казаков, Сагайдачный не смог овладеть г. Михайлов. Больше не теряя времени двинулся на Зарайск, однако и здесь попытка взять город приступом не удалась.

Тогда гетман применил тактику татар, более подходящую для конного войска. Не доходя Каширы, казацкое войско разделилось на множество небольших отрядов, которые стали опустошать окрестности Оки, наводя ужас на местных жителей. Получив в середине сентября сведения о том, что поляки уже близко, Сагайдачный двинулся на Коломну, в районе которой форсировал Оку и вскоре соединился с армией Владислава вблизи Тушино. Прибытие сильного запорожского войска воодушевило поляков. Королевич Владислав с большим почётом встретил казацких послов во главе с Михаилом Дорошенко, которые передали ему захваченные трофеи, а сам в свою очередь вручил послам новую хоругвь и гетманскую булаву для Сагайдачного, подтвердив тем самым официально его гетманское достоинство. В конце сентября казаки попытались с ходу ворваться в Москву, но встретились с царской гвардией во главе с воеводой Бутурлиным. При этом сам Сагайдачный схватился с воеводой в рукопашную и даже ударом булавы свалил его с коня, но казаки, понеся потери, вынуждены были отступить. Генеральный штурм столицы был назначен на 1 октября, однако запорожцы не принимали в нём участия, находясь в резерве. В случае взрыва петардами Арбатских ворот, в их задачу входило ворваться на улицы Москвы и захватить город. Этому плану не суждено было сбыться, так как стрельцы во главе со стольником Никитой Годуновым (487 чел.) отразили натиск польских частей шляхтича Новодворского, которые потеряли в этой схватке 130 чел. Попытка штурма Тверских ворот также не увенчалась успехом и, убедившись, что Москву им захватить не удастся ввиду стойкости духа её защитников, а также в преддверии надвигающейся зимы, Владислав предпочёл вступить в переговоры и 1 декабря 1618 г. заключить выгодное для себя Деулинское перемирие сроком на 14,5 лет, по условиям которого к Польше отходили захваченные ею Смоленск, Новгород-Северский и черниговские земли.

По дороге назад гетман Сагайдачный захватил Калугу и его отряды бесчинствовали по всем окрестностям. Всего же за время похода казаки захватили и сожгли около 20 городов Московии, разбили ополчения князей Д.М. Пожарского и Волконского и полки во главе с Бутурлиным. Сагайдачный вошёл в Киев и объявил себя гетманом всех казаков и запорожских, и реестровых украинских. Что касается слова «гетман» - взято оно из старонемецкого языка и означает «главный, старший», то есть то же, что и современный «гауптман». В таком понимании оно известно в Чехии и Польше, а после создании первого реестрового полка, подчинённого непосредственно коронному гетману Юрию Язловецкому, стало употребляться для обозначения казацких военных вождей, руководивших походами запорожцев вне Сечи. В 1619 г. король Сигизмунд III, вынужден был ликвидировать последствия баниций, которым казаки были подвергнуты после восстания Наливайко, возвратить им Терехтемиров, свой суд и разрешение селиться в городах. Казакам, внесённым в запорожский реестр, даже стало выплачиваться небольшое денежное содержание. Численность реестра была увеличена до 3 тыс. казаков, но вне его осталось более 10 тыс. чел., а вместе с ними - горючий материал для новых мятежей. П. Сагайдачный стремился восстановить значение Киева, как православного и культурного центра. Проявлял заботу о развитии культуры и национального образования, поддерживал деятельность лаврского митрополита Елисея Плетенецкого и созданного им вокруг типографии Киево-Печерской лавры кружка учёных, печатников и писателей. Он добился открытия школ с русским и греческим языком. Важным итогом деятельности Сагайдачного стало восстановление структуры Православной Церкви, уничтоженной унией. Гетману удалось уговорить проезжавшего в 1620 г. через Украину в Москву Иерусалимского патриарха Феофана посвятить в сан митрополита Киевского и Галицкого Иосифа (Иова) Борецкого.

Кроме этого рукоположить нескольких священников в епископы, в том числе Мелетия Смотрицкого. За это Феофан наложил на казаков запрет - никогда больше не ходить войной на Россию. Гетман Сагайдачный активно включился в восстановление заброшенных церквей и монастырей и занялся строительством новых. По его почину в Киеве была основана школа для подготовки священников и сооружен Братский монастырь, главным ктитором которого стал он сам, а всё запорожское войско вошло в число «братчиков». Тем самым запорожцы во всеуслышание заявили, что являются вооруженными защитниками православия. Польским панам приходилось с таким положением дел считаться, не только из-за авторитета Сагайдачного, но и из-за нависшей над Республикой смертельной угрозы со стороны Турции. Султан Осман II еще в 1620 г. спланировал завоевание Речи Посполитой вместе с украинскими землями. Его войска громили поляков в Молдове, а в 1621 г. нанесли им страшное поражение под Цецорой и в это время татары напали на Подолье. В таких условиях ссориться с казаками и их гетманом, который мог в случае надобности призвать под свои знамена несколько десятков тысяч воинов, резона не было. В сражении под Цецорой погиб хитрый и ловкий С. Жолкевский, «первая сабля», как справедливо называли его современники, канцлер Речи Посполитой, главнокомандующий польских войск. Коронный гетман отказался от предложения своих офицеров покинуть поле боя. Итак, 150 тыс. (по др. данным 120) турецкой и 60 тыс. татарской армии командующего Искандера паши противостояло 35 тысячное польское войско Яна Кароля Ходкевича (того самого пана, которого прогнали 27 ноября 1612 г. от Москвы). Собрать большее количество воинов королевичу Владиславу не удалось. И как всегда, обещая разные права и привилегии правительство обратилось к казакам за помощью.

Казацкая Рада 17 июня 1621 г. в урочище Сухая Дубрава на Черкащине, одобрила решение об участии в борьбе против Турции и выслала в Варшаву делегацию во главе с Петром Конашевичем-Сагайдачным. Уже 1 сентября 1621 г. турецкое войско подошло к крепости Хотин, которую поляки удерживали с 1615 г. и, с ходу приступило к боевым действиям. В Речи Посполитой царила паника и в этой ситуации фанатично религиозный король Сигизмунд делает новый выпад против православных христиан. Он объявляет священников турецкими шпионами и начинает аресты. Запорожские казаки были возмущены и защищать такую власть не собирались. Корону спас опять Петр Сагайдачный. Явившись к запорожцам, он приказал казнить кошевого атамана Якова Адамовича Неродича-Бородавку (1621 г.), не желавшего вести казаков под Хотин. Сам созвал отовсюду «лыцарей» и привёл их свыше 40 тысяч конных, вооруженных огнестрельным оружием и 22 пушки, на выручку литовскому гетману Яну Ходкевичу. Татарское войско хана Джанибека - Гирея безуспешно пыталось помешать соединению запорожцев с поляками. Именно казаки Сагайдачного сыграли решающую роль в разгроме турецкой армии под Хотином, а сам он продемонстрировал безупречное умение управлять пехотой и кавалерией, налаживать их совместные действия в наступлении и в обороне против превосходящего противника. 6 сентября в турецком лагере стало известно, что большой отряд запорожцев утопил в Чёрном море 20 турецких судов с пушками и напал на Стамбул (Константинополь). 24 сентября в крепости от ранения и последующего заражения крови умер гетман Ходкевич, и оборону возглавил Станислав Любомирский. Успешные действия казаков, умелые манёвры польских войск постепенно подтачивали неприятельские силы. Турецкий султан окончательно растерялся и решил 28 сентября дать генеральное сражение.

Вот как описывает этот день участник битвы Ян Собеский: «Более 60 пушек гремели непрерывно, небо пылало, а в воздухе висел дым, земля дрожала, стонали стены, скалы распадались на куски. Что видел глаз на протяжении дня, того не описать. Нельзя выразить точно, с каким рвением и мужеством, или скорее отчаянием сражались обе стороны». В итоге Хотинское сражение длилось до 29 сентября и сопровождалось несколькими штурмами, многочисленными атаками турок и ночными казачьими контратаками. Собесский в своих знаменитых записках о Хотинской битве особо подчёркивает, что казаки имели глубокое уважение к старым и заслуженным воинам и вообще к «военным степеням». Это говорит о том, что анархию и безначалие они не считали для себя приемлемым образом жизни, а иерархия личностных ценностей, основанная на истинных заслугах, была у них достаточно прочной. Затем начались переговоры, которые закончились подписанием 9 октября 1621 г. выгодного для поляков договора о мире. Хотинская крепость была возвращена молдавским владыкам. Турки отступили, потеряв до 80 тыс. чел. Проигрыш в войне привёл в самой Турции к восстанию янычар, убивших султана в 1622 г. П. Сагайдачный вскоре понял, что ошибся, так как паны опять взялись за своё, а сейм отказался признавать права казаков. Гетман тайно отправляет в Москву атамана Петра Одинца с товарищами, и впервые в своём письме предлагает союз и переход Украины в подданство русского царя Михаила Фёдоровича. Но на Руси ему не верили и хорошо помнили его походы, поэтому посольству в приёме отказали. Битва под Хотиным стала для Сагайдачного последней. Он получил ранение от турецкой пули (по другой версии от отравленной ордынской стрелы), тяжело болел, постригся в монахи.

Продолжение следует в части  25                http://proza.ru/2019/08/09/1288            


Рецензии