Ашатан. Глава 17

   Я уволился с работы, продал квартиру, снял со счетов все накопления и переехал за город поближе к монастырю.
   И я начал молиться. Каждый божий день с утра и до глубокой ночи я молился, стоял все службы в монастырском храме. Почти все сбережения я пожертвовал монастырю и в благотворительный фонд «Семья».
   Спустя год на душе у меня стало кристально чисто и безупречно светло. Я старался ни о чем не думать и не вспоминать о прошлом. Я старался смотреть только на лики икон да в бездонные небеса и слушать, как поет ветер и щебечут птицы.
   Однако, периодически я все же себя проверял. Да что проверять! Порой мой член без всякой на то необходимости вставал, как разводной мост. Да и женщины, хоть и было их мало в том месте, где я жил, все же попадались мне на глаза и пытались увести мои мысли в область греха.
   Может, все уже закончилось? Может, я снова здоров и могу это сделать с женщиной? – такая мысль стала приходить в мою голову всё чаще и чаще.
   Как-то раз мимо меня прошла какая-то дама настолько приятной наружности, что я не выдержал и заговорил с ней. В былые времена редкая женщина могла мне отказать. Я привык быть желанным. Но, видимо, с тех пор все изменилось. Разговор не заклеился. Я не увидел в глазах незнакомки ни малейшего интереса к своей персоне. А когда предложил встретиться где-нибудь, получил категоричный отказ.
   Долго в тот вечер я рассматривал свое отражение в зеркале. Вроде, не постарел. Может, седых волос стало чуть больше. Но в глазах что-то пропало, что-то необратимо угасло. Только что? Чего в них теперь нет? И я понял: уверенности в себе. И не только ее. Нет в них того огня, тех стрел, которым я в былые времена сражал наповал. Только какая-то мальчишеская доброта и монашеское смирение. Они, как это ни прискорбно, женщинам не нужны.
   Наталию я встретил спустя два года после моего затворничества. Я по-прежнему жил в монастырском селе, но по просьбе настоятеля иногда ездил на своей машине (это, пожалуй, единственное, что у меня осталось из прошлой жизни) по тем или иным делам в город. Нет, я не стал в итоге монахом. Но меня давно уже знала вся братия, мы часто беседовали, монахи меня всячески поддерживали и подбадривали. И я им старался услужить, чем мог.
   Я заметил ее, когда проезжал мимо кафе «Городские огни». Не заметить ее было невозможно. Белоснежные волосы, стройная, правда, чуть округлившаяся фигурка в распахнутом полушубке и в зеленом платье выше колен, длинные сапоги на высоких каблуках. Что я говорю? Какой цвет волос? Какое платье? Я же не смотрел по сторонам! Я ехал, сосредоточенно уставившись вперед. И повернул голову только в тот момент, когда появилась она!
   Все мое тело затряслось, сердце бешено застучало. Зачем? Зачем эта комета снова ворвалась в мою жизнь? Что я ей сделал? Почему она меня преследует? Я и так потерял из-за нее всё! Она стала последней моей женщиной и, не оставшись со мной,  никого больше ко мне не подпустила!
   Я резко нажал на тормоз и повернул руль вправо. Чуть не врезавшись в соседний автомобиль, я свернул с проезжей части во дворы, припарковался и побежал туда, где стояла она.
  На улице ее уже не было. Я забежал внутрь. Она была там – сидела за большим общим столом, накрытым по-праздничному, среди множества других женщин. Было похоже, что шел корпоратив. Я вспомнил сегодняшнее число и понял, что идет коллективное празднование близящегося международного женского дня.
   Забыв снять пальто, я подошел к ней. Тронул ее плечо. Она обернулась, и я снова увидел эти беспредельные серые глаза. Она не узнала меня, не вспомнила. Удивленно пожала плечами и согласилась отойти в сторону.
   Я не знал, что сказать. Тысячи слов, которые готовы были вырваться из моего горла, куда-то пропали.
  - Вы прекрасны, - сдавленным трясущимся голосом проговорил я. – Проезжая мимо, я вас заметил здесь на улице. Не смог ехать дальше. Вы меня не помните?
   - Нет, если честно, - улыбнулась она, глядя на меня рассеянно.
   - Совсем? – обреченно спросил я.
   - Почти, - тут она глянула на меня внимательней и, кажется, наконец, узнала.
   - После той встречи я потерял все. Я стал импотентом. Ваш муж меня проклял.
   Наталия смотрела на меня совершенно невозмутимо. Молчала. Я не мог понять, что творится в ее душе. Окна ее глаз были зашторены.
   - Я живу при монастыре. Я бросил бизнес. Продал квартиру. После вас у меня не было никого.
   Наталия продолжала молчать.
   - Я ни в чем не виню ни вас, ни вашего мужа. Вы предложили мне игру, в которую я так опрометчиво согласился сыграть. Но проиграл ее напрочь! Продулся вдрызг!
   Ни слова в ответ.
   - Я вас поздравляю, Наталья! И желаю вам и ему самого крепкого здоровья, счастья и благополучия! Надеюсь, вам приятно с ним качаться в кресле-качалке и смотреть в окна в пол…
   - Он вам и это тогда рассказал? – наконец, отозвалась женщина с белыми волосами.
   - Да, он рассказал всё.
   Она немного о чем-то подумала и сказала:
   - Я больше этим не занимаюсь, чем тогда занималась. У нас скоро появится внучка. Так что говоришь ты уже, считай, с бабушкой. Все проходит. И это у тебя пройдет.
   - Снова на ты? Хорошо. Скажи, сколько мне еще ждать? Сколько еще мне вымаливать прощение? Когда я снова смогу быть мужчиной? – пропищал я, и таким жалким мне показался собственный голос, что я чуть не расплакался.
  - Когда? Не знаю, - она снова о чем-то подумала. – Возможно, даже сегодня. Подожди меня часик-другой, если можешь.
  - Здесь?
  - Здесь не надо. Девчонки вопросы будут задавать. Ты на машине?
   - Да.
   - Подожди в машине.
   - А он за тобой не приедет?
   - Он за городом. Мы договорились, что я останусь после корпоратива в городе, а вернусь завтра. Купи, пожалуйста, вина…
   Что творилось со мной всё то время, пока я ее ждал! Меня бил лихорадочный озноб, сердце выпрыгивало из груди. Мысли роились в моей голове и жалили, подобно разъяренным пчелам. Что только я не передумал. Сколько раз заводил машину, чтоб умчаться прочь! Прочь из этой жизни!
   Конечно, я догадался, каким способом меня собирается вылечить Наталья. Видимо, мой потерянный жалкий вид убедил ее в том, что я не лгу относительно того, что со мной произошло, и она, возможно, почувствовала и свою вину в случившемся. Решила как-то ее загладить…
   Но он же маг! Ясновидящий! У него есть это несокрушимое намерение, которым он, если захочет, сможет меня убить, уничтожить, стереть в порошок. Он же обязательно узнает о том, что я снова был с его женой, если это случится! Что тогда он со мной сделает?
   Лишь когда в окне мелькнула стройная женская фигурка в норковом полушубке, я, наконец, успокоился и смирился со всем, что может со мной произойти в будущем. Пусть убивает. Может, я только этого и жду. Потому что жить после такой женщины, как его жена, попросту невозможно!   


Рецензии