Господи

господи,
дай мне сил
для новой моей религии -
с тебя не убудет, парень:

ее не обложат книгами, не будет тусни апостолов,
икон, колоколен, воен,
старух одержимых воя,
фанатиков рьяных стонов,
крестовых кровавых боен
и поиска, где упокоен твой старый приятель-святой.

все будет предельно просто:
100 граммов
с формальным тостом с тенями на старом погосте -
за здравие и упокой.

со мной темнота и стены,
и тихо клокочут вены
от нежности
спиртовой.

но, господи, слышишь, дай
мне сил для моей религии:
я пьяный, я исповедуюсь,
спроси - эти стены видели! -
я ночью почти святой,
я ночью чертовски преданный,
себя - под вино и хлеб -
рву,
режу,
чтоб всеми бедами
ты был обделен
сто лет,

а - может быть - даже тысячу.

но, господи, слышишь:
дай!

с тобою мы
не соперники,
я даже не верю Копернику,
не бойся:
ты в камне высечен,
мне жить N проклятых лет.

оставь ты свою монополию,
гони своего нотариуса, я скоро уже состарюсь.
смотри: все еще улыбаюсь.

(стараюсь).

так к черту толпу адвокатов,
не надо словесных драк тут:
я каюсь,
чертовски каюсь.

но,
господи,
дай мне сил
для новой моей религии,
забыть чтоб, глаза что видели,
что уши мои услышали,
асфальт не манил чтоб крышами,
чтоб смех в голове все тише
звучал,
а потом замолк.

я просто хочу поверить, что можно хотеть и верить,
что вера в мою же веру
имеет какой-то толк,
что можно с иглы сомнений
хоть как-то когда-то слезть.

что
все-таки
правда
есть.

в тебя я не верю, господи.


Рецензии