Ашатан. Глава 14

      Николай глянул на меня какими-то липкими глазками и пропищал:
   - Дальше как рассказывать? Подробно?
   Я хотел сказать «можно и без подробностей», но в голос произнес:
   - Да, если вас не затруднит.
   - Тогда позаботьтесь о чистом носовом платке. Ха-ха!
    Мы договорились с Наташей заранее, что всё будет происходить при выключенном свете, что начнем мы с ней вдвоем, как привыкли, а Павла позовем позднее. Я озвучил Павлу это пожелание, велел ему сидеть в коридоре на диванчике и ждать нашего приглашения. Павел угукнул и тяжело выдохнул.
   Ощущения были непривычные и крайне трепетные. Наташа долго не могла расслабиться, чувствуя, как горячо дышит посторонний человек в коридоре за дверью. Мне тоже было как-то не по себе, какой-то нездоровый азарт охватил меня, словно режиссера, который во что бы то ни стало пытается убедить цензуру допустить в прокат его запрещенную картину. Но в какой-то момент я перестал думать об этом и полностью сосредоточился на процессе. Когда выступила горячая роса, когда электрические токи заструились по маточным проводам, когда учащенно забилось сердце, последняя преграда рухнула, и уже не разум, а нечто другое, более древнее, взялось управлять телом моей жены.
   - Хочу член… Пусть он войдет, - еле слышно произнесла Наташа.
   Я тут же позвал гостя. Свет в комнате был выключен. Через незашторенные окна спальню наполняли ледяным коктейлем синеватые уличные фонари. Я различил, что вошедший гость одет в одни трусы. Фигурой он был хорош – настоящий боевой самец.
   - Что я должен теперь делать? – осипшим голосом спросил Павел.
   - Подойди к нам, - ответил я и добавил:
   - Трусы можно снять…
   Павел выполнил приказание, подошел к кровати. Его член не нуждался в разогреве, к выходу на сцену он был уже полностью готов.
   - Посмотри, какой у него! Как он хочет тебя! – прошептал я дрожащим голосом, еще не веря в реальность происходящего. – Посмотри, не стесняйся!  Хочешь, потрогай его, а я продолжу тебя ласкать.
   - Хорошо, - прошептала Наташа. Павел стоял, не шевелясь, и, по-видимому, тоже не особо верил в то, что с ним такое происходит наяву, а не во сне.
   - Дай мне его потрогать, - прошептала жена.
   Павел подошел к самому краю кровати, потом присел на колени, и я увидел, как рука моей жены прикоснулась к чужому достоинству.
   - Как он тебе? – спросил я вполголоса.
   - Непривычный, - ответила она.
   - Можешь поласкать. Я не против…
   Жена перевернулась на живот и охватила член нашего гостя губами – сначала осторожно, как ледяное мороженое, потом смелее. Потом еще смелее… Павел издал сдавленный стон. Он вдруг охватил голову моей жены руками и начал всаживать свое орудие ей по самое горло. Жена поперхнулась, отстранила Павла и сказала сокрушенно:
   - Может, не будем так сразу? Так грубо!   
   - Павел! Ты впервые с женщиной? – со злостью сказал я. – Тебя нужно учить, как с ними обращаться, чтобы им было приятно?
   Мужчина поспешил извиниться и пообещал впредь себя сдерживать, делать все максимально нежно и строго по команде.
   Я вернулся к своим ласкам, Паша от нас отодвинулся и застыл, но Наташу как канатами перетянули, она лежала вся напряженная, и мои усилия больше ни к чему не приводили.
   - Не могу расслабиться! – призналась она. – Как-то мне это всё совсем уже не нравится. Давай закончим!
   - Я выйду! Не буду вам мешать! – поспешно затараторил гость. – Я виноват, оставлю вас вдвоем…
   И он вышел из комнаты.
   - Может, прекратим этот цирк? – серьезно проговорила жена. – Я уже ничего не хочу!
   - Хорошо. Пойдем еще выпьем и проводим гостя.
   Мы снова сели на кухне, выпивка еще оставалась. Павел то и дело рассыпался в извинениях, всячески просил прощения, говорил, что он просто перенервничал и перевозбудился. Клялся и божился, что не проявит больше не малейшей грубости и будет покорно и молчаливо исполнять только наши желания.
   В итоге, Наташу он уговорил. Выпив еще два бокала шампанского, она заметно захмелела и в какой-то момент, сверкнув огненным взглядом, взяла нас обоих за руки и скомандовала: пошли!
   На этот раз мы забыли выключить свет, и никто ничего уже не стеснялся. Она сбросила халатик, легла на спину, раскинула руки в стороны и сказала:
   - Делайте со мной, что хотите…
   Павел вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул, и мы начали.
   На этот раз я засунул член в ротик Наташи, а Павел принялся ласкать ее лоно. На этот раз всё было идеально: жена сосредоточилась исключительно на своем теле, которое всё глубже и глубже уволакивал в свою пещеру сказочный похотливый божок. Павел действовал деликатно и осторожно – никаких резких движений. Старательно массируя лоно жены пальцем и языком, он терпеливо ожидал дальнейшего продолжения.
   - Войдите кто-нибудь в меня! – застонав, прошептала Наташа.  Павел снова вопросительно посмотрел на меня. Я одобрительно кивнул.
   - Только потихоньку! – прошептал я. – Не вздумай сделать ей больно!
  Павел осторожно поменял позицию. Его мускулистое тело нависло над женой. Я заворожено наблюдал, как его упругий влажный от вожделения член прошелся по лобку, как его бордовая головка, чуть изогнувшись, аккуратно раздвинула лоснящиеся от влаги половые губы, нащупала вход и начала медленно погружаться в лоно. Вскоре головка исчезла, но наступательное движение фаллоса продолжилось, и это уже нельзя было остановить. Я безотрывно смотрел, как медленно и неотвратимо чужой член задвигается в недра моей благоверной, как миллиметр за миллиметром исчезает набухшая венами мужская плоть. Оставалось чуть-чуть, может быть, сантиметр, когда движение вдруг прекратилось - видимо, ствол наткнулся на некую преграду. Но это не заставило его отступить. Чуть вытянувшись назад, он нанес более решительный удар и на этот раз провалился полностью. Жена с силой сжала руки Павла и простонала:
    - О боже, как глубоко!
    - Тебе больно? – взволнованно пропищал я.
   - Чуть-чуть… не сильно… если можно, пока давайте осторожней…
   - Я постараюсь, - осипшим от возбуждения голосом ответил Павел. – Сейчас тебе хорошо будет…
    Я начал наблюдать за женой. С каждым толчком глаза ее округлялись, она всё сжимала руки Павла, но через некоторое время отпустила, и глаза ее закрылись. Лицо исказилось от острого не испытанного ранее наслаждения. Павел двигался энергично, но, видимо, чтобы не получить очередной упрек в свой адрес, не доводил член до конца. И лишь почувствовав, что Наташа полностью расслабилась, что легкий дискомфорт сменился эйфорией, он перестал ограничивать свое орудие. Теперь его член беспрепятственно и мгновенно достигал самого дна, и это сопровождалось звонкими хлесткими шлепками, характерным чавканьем и сдавленными стонами…   
    Вот и всё, подумал я, мою жену **** другой мужик - черта пройдена, и обратного пути уже нет. Ебет звонко и смачно. Интенсивно и напористо. Жестко и неудержимо. Ебет, как положено ебать настоящим самцам, и это уже не фантазия. Это свершившийся факт. Что теперь с нами будет? Что мы будем чувствовать после всего этого? Кто знает! Но сейчас происходящее не причиняет мне никакой боли. Я не капли ее не ревную к этому члену. Я знаю, что она будет моей вне зависимости от того, чей член будет находиться в ней. Я знаю, что никто никогда не сможет ее у меня отнять. Никто и никогда! А сейчас это секс. Просто секс, который придумали боги, чтобы мы им наслаждались во всем его многообразии!
   Николай допил минералку и с блаженной улыбкой на лице ушел в какую-то свою думу, напрочь забыв о моей присутствии.
   - Вы очень интересно описываете подробности, - подал я голос, чтобы напомнить о себе. – Если вы не против…
   - Да, подробности у меня интересные, - очнулся мой собеседник. – Это вы верно подметили.
   Хотите знать, как прошла та ночь? Великолепно. Наташа отпустила себя настолько, что я и представить себе не мог. Павел действовал безупречно. Было видно, что он забыл о собственном удовольствии, стараясь дать максимум моей жене. Его член был не намного толще моего, но заметно длиннее, и я понимал, что Наташа испытывает совершенно новые для себя ощущения, которое я не смог бы ей дать, как бы ни старался.
   - Сильней! Можно еще сильней? Как хорошо! – выкрикивала она.
   Они сменили позу: Наташа встала на колени, и Павел овладел ею сзади.
   Тут мне захотелось тоже как-то поучаствовать в этом празднике плоти. Я полез к жене с ласками, но Наташа взвизгнула:
   - Подожди! Не трогай меня! Дай мне кончить!
   Мне ничего не осталось, кроме как отступить. Я увидел по озадаченным глазам Павла, что он почувствовал приближение финала и не знает, что с этим делать.
   - Подожди, не кончай! – попробовал распорядиться я, но жена тут же вынесла другой приказ:
   - Нет! Пусть кончает! Ты же этого хотел? Теперь смотри!
   И они кончили одновременно. С какой мощью он выполнил финишный рывок! Вот что значит заниматься в свободное время физкультурой, а не по кабакам ходить.
   Жена с криком уткнулась в подушку и, когда все успокоилось, еще долго повиливала бедрами, не давая члену Павла выскользнуть наружу.
   И этим она не насытилась. Она немного полежала с закрытыми глазами, пока Павел принимал душ, и вдруг спросила меня:
   - Ты доволен?
   - Еще не до конца, сама понимаешь. А ты?
   - Я тоже еще не всё. Я буду еще. Теперь одновременно.
   - А как?
   - У тебя он поменьше. Ты попробуешь вставить его мне в попку, а Паша спереди.
   - Хорошо, - глотнув слюну, пролепетал я.
   Паша, выложившись на сто процентов, присоединился к нам не сразу. Он довольно долго просто наблюдал, как Наташа сама ласкает свой клитор, лежа на спине, а я, примостившись сбоку, осторожно прощупываю своим членом ее анальное отверстие.
   - Что ты, так и будешь смотреть? – спросила жена у Павла через некоторое время.
   - А что мне делать?
   - Сначала давай мне его в ротик.
   Благодаря ласкам Наташи член нашего партнера довольно быстро вернулся в строй.
   - Теперь я лягу набок, а вы меня возьмите с двух сторон, - попросила жена. – Только не спешите!
   Лицом она повернулась к Павлу. Я придвинулся к ней сзади.
   - Коль, сначала ты войди. Только не спеша, - приказала она мне. Я раздвинул ее ягодицы и медленно в нее вошел.
   - И не очень глубоко!
   - Хорошо.
   - Давай! – это она приказала Павлу. Он придвинул к ней свои бедра, и в какой-то момент я почувствовал его орган своим через тонкую упругую перегородку. Таких ощущений я еще не испытывал! Это был венец всех наслаждений.
   А что стало твориться с женой! Ее глаза закатились так, словно ее хватил удар. В какой-то момент я даже испугался. А потом она начала двигать бедрами, и мы начали двигаться в ней. Наши темпы совпали не сразу, но когда это случилось, когда мы почувствовали, что нами управляет некий невидимый дирижер, зазвучала такая симфония, от которой соседи не могли не проснуться. Мы все втроем стонали и кричали, будучи не в силах сдерживать себя – такое дикое и отчаянное наслаждение завладело нами. Приближался сладчайший миг. Павел вцепился в волосы моей жены и сжал их в комок, я впился зубами в ее плечо, и началось окончание, и забили два яростных фонтана, и наполнились волшебные колодцы густым белым молоком…
    - Так достаточно подробно? – усмехнулся Николай.
   - Вполне, - признался я, вытирая пот со лба носовым платком.
   - Что было потом? Мы попросили Павла вызвать себе такси, объяснив, что просто спать мы привыкли вдвоем без посторонних.  Он ретировался, мы легли. Наташа долго смотрела на меня, и я прекрасно знал, о чем она думает.
   - Все изменилось, - произнесла она тихим голосом. – Мы переступили черту. Неужели ты ни капли меня не ревновал?
   - Было немного, конечно, - признался я. – Особенно вначале. Но ведь потом мы с тобой испытали то, чего у нас никогда не получилось бы вдвоем. Тебе же хорошо было?
   - Да, даже слишком.
   - И мне. И ты ведь не влюбишься в него?
   - Дурачок ты мой, - засмеялась она. – В кого, кроме тебя, я могу влюбиться? У него приятный член, но кроме члена у него ничего нет. Я люблю тебя! А ты?
   - И я тебя люблю больше всего на свете. И, как видишь, стараюсь сделать для тебя все. Все, что могу.
   - Хорошо. Давай спать!
   - Давай, спокойной ночи!
   И мы, обнявшись, заснули крепким младенческим сном.


Рецензии