Ашатан. Глава 11

   - Однажды на улице ко мне подошла женщина на вид лет тридцати, больше не дашь. Попросила показать дорогу к какому-то заведению, к детской поликлинике, если не ошибаюсь. Я показал, а сам стоял и любовался. Волосы черные прямые, глаза как льдинки почти белые, но красивые безумно. Грудь торчком. Я для себя давно решил с женщинами завязать, и разглядывал эту красавицу просто как картину в музее. А что такого? Глаза – это не член. Ха-ха! Но вскоре до меня дошло, что ей вовсе не нужна эта детская поликлиника, и почему-то я сразу понял, что у нее нет детей. И нет мужа.      
     - У тебя способности, - вдруг сказала она, пронзая меня ледяными глазами. – Но ты спишь. Хочешь, научу бодрствовать?
   Я замялся. Ко мне неоднократно подходили разные сектанты, но меня от них сразу воротило, а тут было что-то совсем другое. Я решил не убегать сразу. Подумал, что даже если она меня загипнотизирует, денег у меня в кошельке все равно ноль да и на карточке от зарплаты, как всегда, почти ничего не осталось.
   - Как это бодрствовать? – улыбнувшись, спросил я.
   - Это просто. К примеру, мне сейчас пятьдесят шесть лет. Но я выгляжу на тридцать, потому что я бодрствую, а не сплю.
   Я засмеялся:
   - Да бросьте! Вам от силы тридцать с небольшим, но никак не пятьдесят шесть!
   - Мне пятьдесят шесть. У тебя жена. Верная. Любящая. Прощающая. Она почти святая. Волосы белые, как снег. У вас мальчик и девочка. Ты ей изменил. Она хотела отомстить, но не смогла. Ты был ранен. Ты употреблял снег и чуть не замерз в пустыне. Ты умеешь ловить силу. Ты человек силы…
   Она что-то еще говорила, а я уже не мог ловить ее слова, потому что сработал то ли гипноз, то ли что-то еще, чего я не успел даже испугаться. Когда память ко мне вернулась, я обнаружил себя в каком-то лесу. Как оказалось, это был наш центральный городской парк, только это было какое-то странное место, где я ни разу не был, хотя сто раз мы с женой и детьми гуляли по этому парку. Кое-как добравшись до дома, я с ужасом думал о том, что со мной случилось что-то страшное и непоправимое. Мне, наконец, попалась настоящая ведьма и ясновидящая. Когда-то именно такую ясновидящую я искал в просторах Интернета. Но что она со мной сделала? Почему я оказался в парке, когда мы с ней встретились в другой части города? Почему я ничего не помню? Может, она дьявол? Забрала мою душу и исчезла?
   Но Лиля не исчезла. Да, я до сих пор не знаю ее настоящего имени, но она просила называть ее Лилей. Она встретила меня спустя неделю, когда я возвращался с работы. Я почувствовал ее спиной, обернулся, увидел ее вдалеке на другой стороне улицы сквозь поток вечерних авто. Она радостно помахала мне и побежала прямо через проезжую часть. Было очень странно, что ни одна машина ее не задавила и даже не посигналила.
   - Ну вот, ты меня почувствовал, когда я этого захотела, - она говорила мне в лицо, придвинув свое лицо так близко, как обычно это делают перед поцелуем. Глаза ее на этот раз были не холодны, они горели. И казались черными, как ночь.
   - А я могла и не захотеть! – сказала она игриво. - Я все это время думала о тебе. Ты – мой! Да не бойся, у жены я тебя не заберу. И никакого секса! Даже не мечтай! Ведь если я тебе дам хотя бы разок, ты станешь моим рабом до конца своих дней! А мне не нужны рабы. Я буду учить тебя магии.
   - В смысле? Привороты делать? Порчу снимать?
   - Не придуривайся! Ты знаешь, о чем я! Ты же делал намерение?
   - Да, - я потупил глаза. У меня было чувство, что я стою перед ней совершенно голым. Она, без всякого сомнения, знала обо мне все вплоть до того, какую телочку я себе воображал, когда онанировал в детстве…
   - Скажу тебе: ты прикоснулся лишь к краю намерения. Даже не к краю, а к эху края. А я покажу тебе ядро! Ты хочешь, чтобы все было по-твоему? Понимаешь? По-твоему, а не по-ихнему! По-ихнему мне пятьдесят шесть. По паспорту мне пятьдесят шесть. А по-моему мне тридцать. Понимаешь? По-ихнему я должна уже получать пенсию, вязать крючком носочки для внуков да на гроб откладывать помаленьку. А по-моему эту пенсию они засунули себе в жопу, внуки мне сами носочки вяжут, а гроб мне шьет из лебединого пуха мэр нашего города лично! Под моим присмотром. Он уже начал. Сомневаешься?
   - Не сомневаюсь. Думаю, реально шьет, - столбенея, промямлил я. Ведьма поспешила меня успокоить:
   - Скажу по секрету: я его рак убрала. Он хотел заплатить, как обычно. А я взяла да этот гроб надумала!
    Надо отметить, от этой старушенции шла невероятная энергия. Не знаю даже с чем сравнить. Нет подходящих слов. Ураган на Юпитере…
   Я хмыкнул, решив для себя, что Николай, безусловно, человек, на голову больной. Он явно спятил на каком-то жизненном этапе - возможно, когда пристрастился к наркотикам. И теперь мне вдруг стало досадно, что, возможно, некоторая часть рассказанной им истории была плодом его больного воображения. Во всяком случае, встречу с ведьмой он точно выдумал. Да и какое отношение она имеет ко всему предыдущему? Его явно занесло в сторону, и теперь он вряд ли вернется к правдивому повествованию.
   - Николай, уж простите, все это крайне любопытно. Но я хотел бы все же вас попросить продолжить ту нить повествования, где фигурировала ваша жена…
   - Жену мою, значит, хотите? – скривился Николай. - Ее все хотят. Она – святая. Кто же шалав хочет? Отбросы могут привлечь только себе подобных. Вы, вроде, не считаете себя отбросом, только что же тогда на чужое добро заритесь? Жена-то моя!
   - Так вы сами дали объявление! Сами предложили свою жену!
   - Я дал? Да, это так. Но я дал его только потому, что вы этого захотели. Вы захотели попробовать чужую жену!  Притом, не абы какую. Вы захотели именно мою жену – лучшую женщину в этом мире. Но не учли того, что это моя жена. МОЯ. Понятно вам? М О Я!
   Николай перевесился через столик и задышал на меня непереваренным чесноком. Правильно сказала ему Наташа – воняет у него изо рта дико. Как можно терпеть и даже любить такую гадость???
   - Не перебивайте - осталось немного. Летопись моя почти завершена, - Николай сел на свое место и перестал на меня дышать нестерпимым амбре, чему я был несказанно рад.
   – Скоро будет финита ля комедия, как говорится. Итак, Лиля. Она сделала три очень дельные вещи: показала суть реальности, объяснила, где прячется ядро намерения и предупредила, отчего может быть больно или даже смерть. Наяву я с ней увиделся еще всего один раз – когда она лежала в гробу из лебяжьего пуха. Все мое обучение проходило во сне…
   Я не удержался и хмыкну, услышав очередное подтверждение своих догадок относительно душевного здоровья сидящего передо мной человека. Николай это тут же заметил:
   - Ладно, вижу, вам действительно это совсем не интересно. Не буду вас утомлять историей моего обучения у Лили. Скажу только, что Наташа об этом ничего не знала и не знает до сих пор. Мы все делали во сне. В осознанном сне.
   Конечно, прежде чем начать обучение, я поинтересовался у Лили, как мне придется с ней за это расплачиваться. Она сказала, что нужно будет ее подстраховать после смерти, пока она будет переформатироваться и следовать в нужное ей место. Кроме меня, у нее было еще семь учеников. Нужен был восьмой для окончательной страховки и создания квадрата силы. То место, куда она собиралась после смерти, было немыслимо хитро спрятано и тщательно охранялось. Она понимала, что без внешней поддержки ей туда не попасть.
   - Я так понимаю, она уже умерла?
   - Это вы умираете. А мы уходим. Она ушла полгода назад. Я взял отпуск и практически все время спал. Наташа даже подумала, что я снова того-этого. За наркоту принялся…
   - Так что дальше с Наташей вашей было?
   - С ней? С ней все было хорошо! Как и теперь! Вы же виделись с ней недавно! Она как-то плохо выглядела? По-моему, с ней все хорошо. Мне так кажется…
   - Ладно, давайте по порядку! – я почувствовал нервозность, мне стало казаться, что Николай, словно издеваясь надо мной, решил вместо правдивой истории начать трепать байки. – Вы начали заниматься с Лилей во сне. Что Наташа в это время делала?
   - Спала.
   - А днем?
   - Днем? Как обычно! В будний день мы ходили на работу, в выходной гуляли, когда погода позволяла. Иногда в кино, иногда в кафешку…
   - И все?
   - Да.
   - То есть, вы хотите сказать, что история завершена?
   - Разве нет?
   - Тогда можно несколько вопросов, а то у меня в голове все как-то рассыпается – не могу собрать, - прошипел я со злостью.
   - Такое бывает со всеми. Задавайте!
   - Как так случилось, что ваша жена согласилась отдаваться другим мужчинам? Если бы она бросила вас к чертям собачьим и потом ей так же не везло с мужчинами, если бы ей после вас попадались такие же типы или даже хуже, и, в конце концов, она не выдержала бы и сломалась – это бы я понял. Или если бы она изначально была такой…
   - Какой? Вы хотите сказать, ****ью?
   - Да нет же! – я еле сдерживал свой правый кулак, чтобы не ударить его. – Неужели не понимаете, о чем я?
   - Да, конечно, понимаю, - Николай постарался улыбнулся как можно радушнее, и я заставил себя разжать кулак. ¬– Ладно, признаюсь, я вам не все рассказал.
   Примерно через год после начала обучения я получил доступ к ясновидению. Как вы думаете, что первым делом я решил увидеть третьим глазом?
   - Вашу жену с тем мужчиной?
   - Угадали! Настоящее ясновидение – это не смутные образы, подернутые туманом. Это даже не фильм на экране. Это полноценное 3D присутствие. Все, оказывается, предельно просто. Физически прошлого не существует, но сохраняется его астральная копия, идентичная оригиналу. Она остается существовать вне времени в неизменном виде, как запись. Потрогать ее нельзя, но, имея определенный навык, в нее можно попасть во сне и просмотреть любое событие так, словно присутствуешь в нем.
   Что я увидел? Жена не солгала мне перед иконами. Хотя она почти влюбилась в того человека и на самом деле хотела его. Хотела заняться с ним сексом. Он был видным мужиком. Не курящим. От него вкусно пахло дорогими думами, изо рта не воняло. Говорил он хоть и не очень красиво, но искренне и всегда по делу. Он ее обнимал, целовал, подарил ей кольцо, сделал предложение. Намерения его были самыми серьезными. Но его сгубила торопливость – ведь он влюбился в нее с первого взгляда и, влюбившись, захотел всего и сразу, и тем самым потерял контроль над намерением.
   В тот день, когда я решил уехать искать счастье в дальних краях, у них должен был состояться секс. Накануне они договорились, что он встретит ее на машине, и они поедут к нему домой. Она была полна решимости с ним переспать, но когда пробил час, когда она села в его машину, у нее словно что-то перемкнуло. Она сказала ему, что передумала. Он, конечно, не поверил, подумал, что это шутка, спокойно порулил к своему дому, но она повторила свое решение таким тоном, что до него, наконец, дошло, что секса и вправду не будет.
   Конечно, он потребовал объяснений, и она объяснила, что не может себе позволить такого развития отношений, пока окончательно не разорвет отношения со мной. Сказала, что решила дать мне последний шанс только ради детей, и в том случае, если ничего хорошего из этого не выйдет, она освободится от меня окончательно, и тогда все у них и состоится.
   Что тут с ним началось!  Как он ее уговаривал не давать мне этот шанс! Как убеждал! Мол, разбитую чашку не склеишь! Он скоро опять тебе начнет изменять! Горбатого могила исправит! И все в таком духе. Она смотрела на него своими влажными от душевного напряжения глазками, кивала, и даже пыталась себя заставить поверить его словам, но переломить ее ему так и не удалось. С каким отчаянием он на нее набросился! Он затискал и зацеловал ее в своем джипе так, что от ее лона на его сидении остался липкая лужица. Но Наташенька устояла. 
   Надо отдать ему должное – он почти сформировал правильное намерение, и у него почти все получилось. Но человек, не знающий всех принципов магии, неизбежно допускает ту или иную ошибку, которая враз перечеркивает все предыдущие труды. И он допустил эту ошибку: как только жена вышла из машины, он сдался. Внутренне сдался. И тем самым потерял ее навсегда, даже не переспав с ней.
   Она потом тихо тосковала по нему. И если бы он не играл в «правильное» поведение, если бы продолжил проявлять активность и настойчивость, то у них бы все произошло, и я бы получил достойного соперника. А так… он все ждал ее звонка, надеясь, что я ее отпущу или что она сама от меня, в конце концов, сбежит. Но от меня разве сбежишь? Он ей позвонил только спустя два месяца - когда ее бесовская сущность уже приутихла, когда она о нем думала уже не так часто, когда было совсем уже поздно.
   Я уже рассказал вам, как потом нашел этого мужика. Точнее, как он сам нашелся. Я уже не думал о нем, боль и ревность уже не мучили меня, но это не значило, что они меня покинули и растворились в воздухе. Нет, боль по-прежнему сидела во мне, просто она ушла так глубоко, что я уже почти ее не чувствовал. Боль нельзя оставлять в себе! Боль - это болезни, это преждевременная смерть. И я достал эту боль, выточил ее в кинжал и метнул в спину этому мужчине. За то, что он хотел украсть мою жену – первую и единственную, данную мне свыше. За то, что он прикасался к ней, не спросив моего разрешения. За то, что он хотел украсть у меня мою жизнь! Потому что Наташа – это моя жизнь! И на том основании, что я к его жене не прикасался, и ни к одной из женщин, с которыми он когда-либо был, не приближался, я дал себе право на месть. И я отомстил ему…
   Я поморщился. Мне показалось, что меня сейчас вырвет от этого человека…
   - И как вы отомстили?
   - Мне Наташа не солгала, когда сказала, что он вдовец. Теперь он хранит вечную верность своей покойной супруге…
    - Мразь! – вырвалось из меня.
   - Да не убил же я его! Почему сразу мразь? Он жив и здоров. Работает и отдыхает. Просто хранит верность. И поделом - на чужой лобок не поднимай ***к!
   Так, хватит о грустном! Теперь о веселом…


Рецензии