Ашатан. Глава 10

   Николай отлучился по нужде и отсутствовал довольно долго, а я тем временем заметил, что в кафе мы остались одни. Глянул на время. Я побоялся, что не дослушаю историю до конца, потому, когда он вернулся и продолжил выдавать философские изречения, видимо, пришедшие к нему, пока он сидел на унитазе, я вновь его перебил:
   - Извините, заведение скоро закроется. Вы можете не успеть, если будете…
   - Хорошо, обойдусь без отступлений. В общем, вопрос измены еще долго оставался для меня потайной комнатой и раскрылся окончательно только тогда, когда мне действительно стало все равно.
   Кстати, забегая вперед, скажу, что и мужика того я потом нашел. Точнее, он сам нашелся. Влетел в меня, когда я мирно стоял на светофоре (к тому времени мы с женой обзавелись иномаркой). Не сильно – так, слегка толкнул. Небольшая царапина на бампере. Я вышел из машины, вышел он. Начали обычную в таких случаях вежливую беседу, и тут что-то в голове моей щелкнуло: а не он ли это? Я достал телефон, показал фотографию Наташи и спросил: «Вам случайно не знакома эта женщина?» Он, конечно, удивился такому неожиданному вопросу, глянул на экран телефона и спокойно ответил: «Нет». Но я уже был подкован. От меня уже и тень не могла ускользнуть. Я увидел, как тень пробежала по его лицу, когда он глянул в мой телефон. Потом я всё про него узнал. Всё абсолютно: где работает, где живет, всю его биографию изучил. Эх, угораздило его женушку мою заприметить! Выехал бы он тогда из своего дома на пять минут раньше или пятью минутами позже, не увидел бы белокурую красавицу на крылечке, и жизнь его сложилась бы иначе. Да и моя была бы уже не той…
   Холодок пробежал по моей спине, я невольно поежился, но потом убедил себя, что этот ненормальных человек, при всей своей странности, вряд ли способен на причинение какого-то ощутимого вреда.
   - Так был секс или нет? Вот в чем вопрос, как сказал бы Вильям Шекспир, - было видно, что мой собеседник получает удовольствие от собственных шуток подобного рода. – Остановиться я уже не мог. Сколько я обошел всевозможных гадателей, прорицателей и провидцев, экстрасенсов и ясновидящих – уже не сосчитать. Одни раскладывали Таро, другие кидали Руны, третьи смотрели на шар, четвертые в зеркала. Были и те, кто просто закрывал глаза и начинал что-то видеть. И каждый видел что-то свое…
   Кто-то увидел, что вообще никакого мужика не было, что жена все придумала, чтобы позлить меня и заставить ревновать. Другой выразил уверенность в том, что секс был на первом же свидании в каком-то придорожном отеле, что жена при этом была в стельку пьяна. Третий заверил, что была только любовная переписка и общение по Скайпу, но не более того. Четвертый напугал меня тем, что жену изнасиловали и стерли память об этом специальным обрядом вуду…
   В какой-то момент я понял, что вселенная просто надо мной издевается, видя, как остервенело я пытаюсь найти правду, и все же заставил себя остановиться. Тем более, Наташа к тому времени стала замечать, что у нас слишком быстро стали заканчиваться зарплаты.
   Мне ничего не оставалось делать, кроме как снова обратиться к намерению. Я уже знал, хорошо знал, как оно работает, и я создал новое несгибаемое намерение узнать правду о жене и найти того мужика, с которым она встречалась…

   Нас попросили покинуть заведение по причине завершения работы, и мы вышли в ночь. Я предложил Николаю вызвать такси и найти другое место, которое работает до утра, но он сказал, что устал и ему требуется крепкий сон. Я, конечно, расстроился, что так и не услышу рассказ до конца, но спустя три дня Николай объявился и предложил встретиться. Я был несказанно рад – все это время я думал только об этой истории, гадая, что же случилось потом.
   Мы зашли в тот же ресторан, но на этот раз Николай наотрез отказался от спиртного. Выглядел он значительно свежее, чем в прошлый раз – я даже не сразу понял, что передо мной тот же человек.
   - На чем я в прошлый раз остановился?
   - Был секс или нет.
   - Да, точно! Так вот, достали меня эти экстрасенсы! Все они, видя совершенно разное, сходились в одном: все, как один, пытались учить меня жизни. Говорили, что я должен делать, а чего не должен. Судили, в чем я прав, а в чем нет. Ты должен ее простить! Ты должен все это забыть! – говорили все. А как прощать, если не прощается? Как забыть, если не забывается? Не думать, когда только об одном и думается? Как можно заставить себя простить через не могу? Это же, получается, насилие над собой! Если сердце требует мести, почему я должен подставлять вторую щеку? Если душа требует зла, почему я должен творить добро? Ради кого? Ради чего? Ради некого бога, существование которого так никто и не доказал? Почему в мире этого бога жены начинают кончать по три раза только после объятий с другим мужчиной? Почему в мире этого бога люди, берущиеся открыть правду, открывают ложь, а их после этого не убивает молния? Почему в мире этого бога мне так плохо, так гадко и так противно? Гадалки сказали бы: вся грязь, вся мерзость внутри вас, а мир вокруг вовсе не такой черный. Измените себя, и мир не будет казаться вам таким отталкивающим. Золотые слова! А я так им отвечу: если бы мир был таким добрым и пушистым, то и мне было бы хорошо – при любых обстоятельствах и вне зависимости от всего. А раз мне плохо, то и с миром явно что-то не так! 
   Итак, намерение. Оно было сформировано по всем канонам магии, но чтобы оно сработало, его требовалось отпустить, а я никак не мог этого сделать. Отпустить – значит, перестать думать, перестать ждать, как бы забыть. А я все думал, ждал, не забывал. С женой воцарились лад и гармония. Мы съездили на море. Перестали ругаться. Даже денег больше стало – жалование мне за что-то прибавили. Но с утра и до вечера, пусть уже не так болезненно, как раньше, но неотступно в голове варился все тот же вопрос: кто был этот мужчина и что он делал с моей женой?
   Меня спасли наркотики. Они меня, наконец, отвлекли. Я крепко подсел. Уже через несколько приемов я не думал больше ни о чем, кроме как о новой дозе.
   - Героин? – спросил я.
   - Нет, слава богу. Я залип на современной химии, которую нужно просто нюхать или жрать, не надо в вену колоть. Она не вызывает физической зависимости. Но психику ломает на раз-два-три. Короче, я полностью излечился – я перестал думать и о жене, и о том мужчине и вообще о чем либо. Только о кайфе. Конечно, деньги снова стали исчезать. Но Наташа как будто не замечала этого или находила разумное объяснение: мол, наверное, сама взяла тысячу, что-то купила, но уже не помню что и зачем…
   Ну и, конечно же, к гадалке не ходи, однажды со мной случился передоз. Мне стало плохо дома ночью. Я принял слишком много, лег на кровать, закрыл глаза, поплыл. Встал в туалет и потерял сознание – грохнулся на пол, лоб расшиб о тумбочку. Кровь. Жена вызвала скорую, меня увезли, откачали. Я пришел в себя, смотрю, Наташа сидит рядом. Такой ангельский взгляд, такая любовь в ее глазах неземная. Я взял, дурак, и раскололся, что стал наркоманом. Ее-то врачи пытали, спрашивали, не употребляю ли я запрещенные вещества – она, естественно, и подумать обо мне такого не могла, божилась им, что это усталость, давление скакнуло…
   Она снова захотела уйти, снова меня возненавидела. Чуть не рассказала все детям. Но я вцепился в нее как клещ. Не отпустил. С химией завязал, и вскоре как будто все снова пришло в норму. Но, как говорил один поэт, нет в этом мире стабильности. Стабильности нет!


Рецензии