Ашатан. Глава 9

   – И зажили они долго и счастливо и умерли в один день, как сказал бы Ганс Христиан Пушкин, – усмехнулся Николай. – Но это было только начало. Самое начало той бесконечной черной ямы, куда я стал скатываться, увлекая за собой жену. Меня словно засасывала черная воронка, она влекла и влекла меня куда-то вниз, не давая опомниться ни секунды.
   Новая идиллия продлилась не долго. На смену радости, что мы опять вместе (да и дети меня как-то быстро приняли, словно и не было ничего), пришла затяжная депрессия. Я все время думал о том мужчине, который был с моей женой. Кто он? Как она его нашла, да так быстро? Что у него с ней было? Дошло ли у них дело до секса?
    Последний вопрос стал меня волновать особенно остро, и на то были причины: поведение жены в постели резко изменилось, она стала отдаваться мне бурно и неистово и испытывать оргазмы в таких позициях, о которых раньше даже я стеснялся подумать. То она просила связать ей руки и глаза, и мы разыгрывали сценку насильника и жертвы. При этом она приказывала трахать ее как можно жестче. Когда я все это исполнял, она будто впадала в беспамятство и, переставая сдерживать себя, кричала так громко, что наверняка дети, спавшие в соседних комнатах, все это слышали. И еще: она то и дело, как в бреду, извиваясь похотливой змеей, повторяла: "Я – ведьма! Я – ведьма! Как хорошо быть ведьмой!" Днем все было, как обычно. Но едва на землю опускалась ночь…
   Впрочем, и днем с ней иногда что-то случалось. Ее глаза словно стекленели, а потом вдруг становились такими пронзительно грустными, что казалось, что она вот-вот расплачется. Из всего этого я сделал для себя вывод, что секс у них был. Да еще какой! Этот мужик всего за пару недель успел такого навытворять с моей женой, чего у меня с ней не было все эти годы! Ему как-то удалось пробудил в ней звериную похоть, которая мирно дремала до этого времени. Вместо ручейка забил фонтан.
    И еще я понял, что она скучает по нему и часто о нем думает. А не встречается ли она с ним тайно и сейчас?
   Впрочем, этот вопрос отпал довольно быстро. Я устроил тотальную слежку: незаметно «пас» ее по пути с работы домой, тайно установил на ее телефон шпионские программы с прослушкой, вскрыл все ее аккаунты в соцсетях и все мейлы. Две недели слежки не дали никаких результатов. Я понял, что она передо мной абсолютно чиста. Чиста сейчас. А что было тогда? Что, черт возьми, тогда у них было? Я должен это знать! И я понял, что не успокоюсь, пока не найду ответ на этот вопрос.
   Для начала я попытался поговорить начистоту с ней, выдавить из нее, так сказать, чистосердечное признание. Я так и спросил: «Наташа, у тебя был с ним секс?» Она усмехнулась: "А у тебя с твоей?» «Про меня ты все знаешь. Хочу знать про вас». «Мы квиты», - ответила она. «Значит, был?» «Как хочешь, так и понимай», - невозмутимо ответила жена и дала понять, что эта тема закрыта.
  Я задумался: квиты… Если квиты, значит, секс был. Но если до этого не дошло, она вполне могла так сказать просто мне назло. Чтобы сделать мне больно, как я сделал ей больно тогда, когда ушел к другой. Может быть, ничего у них толком и не было? Может, просто целовались…
   Тут я не выдержал и решил перебить Николая:
   ¬ - Послушайте, какая вам была разница, был у нее секс или нет? У вас же был! И она имела полное право изменить вам в ответ!
   - Какая мне разница? – лицо Николая приобрело угрожающее выражение. – Если этот вопрос меня волновал, значит, разница была! Я хотел знать правду, какая бы она ни была! Это для меня было главное. И не вам решать, на что моя жена имела право, а на что нет! Это моя жена, и только я имею право давать ей какое-то право!
   - Вы – ненормальный, - выпалил я, сдерживая желание перейти на оскорбления – мне все же хотелось дослушать историю до конца.
   - А вы нормальный? Ладно, дальше сами домысливайте. Ничего больше вам рассказывать не буду…
   Я тут же поспешил извиниться и пообещал, что впредь постараюсь воздерживаться от комментариев. Немного подумав, Николай продолжил:
   ¬- Короче, дело к ночи… Крышу у меня действительно начало сносить. Я не мог думать ни о чем, кроме одного: был у жены секс с другим мужчиной или «квиты» мы с ней все же не до конца. Периодически я пытался вернуть к этому разговору Наташу. Она либо отшучивалась, либо молчала, и всякий раз умоляла больше не возвращаться к этой теме, мол, что было, то прошло, у нас сейчас все хорошо и не стоит вспоминать о плохом.
  Я, конечно, пытался «включить» в себе здравый смысл, перестать думать об этом. Но не мог. К тому же со временем дьявольское поведение Наташи в спальне стало сходить на нет, страсть стала угасать, разлившаяся бурная река неумолимо возвращалась в прежнее русло. И это меня еще больше бесило! Как же так? С ним она была горяча и неистова. Потом по инерции со мной. А теперь? Опять все вернется к автоматическому сексу раз в неделю?
   Потеряв надежду добиться правды от Наташи, я пошел к экстрасенсам. «Битва экстрасенсов», надо отметить, производит впечатление. Как раз после завершения очередного сезона мне и пришла в голову такая мысль. Как они видят прошлое! Как будто перед ними прокручивается кинопленка, беспристрастно зафиксировавшая те или иные события…
   ¬- Это же постановочное шоу! – снова перебил я. – Там все срежиссировано!
   - Да, есть такая гипотеза, но неопровержимых доказательств нет, - улыбнулся рассказчик. – Как бы то ни было, я не смог обратиться ни к одному из финалистов этой «битвы», так как расценки на их услуги оказались для меня неприемлемыми. И отзывы тех, кто к этим экстрасенсам обращался, были неоднозначными. Я решил, что буду готов расстаться с такой приличной суммой ради правды только тогда, когда буду на сто процентов уверен в том, что человек действительно способен увидеть правду.
   Немного покопавшись в Интернете, я нашел сайт «7 Гадалок». Туда я и обратился. Цена меня вполне устроила, отзывов было много и почти все восторженные. Правда, как я вскоре понял, гадалок там было не семь, а сорок семь, а то и больше. Были и мужчины-оракулы. На сайте нужно было выложить фото и описать суть проблемы, что я и сделал. Гадалки тут же откликнулись. Я выбрал одну из них – уже не помню, по каким параметрам – наверное, ту, которая была больше похожа на классическую ведьму.
   Общение происходило в чате. Ясновидящая долго меня пытала: мол, зачем мне знать правду, если жена давно уже забыла о том мужчине и больше с ним не встречается? Разложив  карты, она увидела, что ничего серьезного у них не получилось бы в любом случае. И начались советы: мол, я должен смотреть в будущее и не вспоминать о прошлом, должен благоразумно восстанавливать доверие к себе и не повторять прежних ошибок, должен перестать ее ревновать, снова должен, должен, должен... Она начала меня бесить. В конце концов, я сказал, что обратился к ней не за советами, а за правдой, и потребовал, чтобы она все же ответила на мой главный вопрос: была у жены интимная близость с другим мужчиной или нет. Гадалка притихла, видимо, делая расклад. Через некоторое время пришел ответ: да, был секс.
    Я попросил подробностей. Она опять пыталась уклониться, но я настаивал, и она стала описывать свои видения: съемная квартира, убогая комната с мебелью советских времен, моя жена закрывает глаза от наслаждения, он ею овладевает… они не видят, не замечают дурной обстановки, они охвачены страстью, у них идет связь по анахате (это чакра такая в области сердца)… умом она понимает, что поступает плохо, но она уже себе не принадлежит… хлынувший поток остановить нельзя… над ней черная тень – это бес, это его влияние… она поддается этому влиянию, она не может себя сдержать, в ней открывается темная сторона…
   Я читал сообщения гадалки, которые полились рекой, а сердце мое бешено стучало. Грудь сжалась в черный болезненный комок.
   «Они хоть предохранялись?» - напечатал я. «В каком смысле?» - переспросила ясновидящая. «Он одевал презерватив?» «Я не вижу… вижу, как он напорист, как движется…» «Ей хорошо?» «Да, она давно такого не испытывала, с вами точно у нее такого не было». «В какой позиции они это делали?» «Вошел он классически сверху, прямо накинулся на нее. Она немного сопротивлялась… но потом закрыла глаза…» «А потом?» «Вижу, теперь он сзади. Она вся изгибается, как змея… он любуется ее телом…» «Она кончила?» «Да, и не один раз». «А он?» «А как вы думаете?» «Прямо в нее?» «Мне это не показывают». «В смысле?» «Хотя, подождите… да, их соки смешались». «А потом что они делали?» «Лежали, целовались, разговаривали. Он приготовил ей кофе». «Вы можете описать внешность этого мужчины?» «Могу, только зачем это вам?» «Просто хочу знать, какой тип мужчин предпочитает жена». «Нет, я не буду вам его описывать. Иначе вы наделаете глупостей. Я вам советую забыть это как страшный сон». «Я обещаю, что ничего не буду предпринимать». «Я так не думаю. Вы себя плохо контролируете». «Я вас прошу. Я могу доплатить!» «Не надо доплачивать. Ладно. Надеюсь, вы возьмете себя в руки и не подставите меня перед Высшими силами. Он высок, явно посещает спортзал, волосы светло-русые, зачесаны набок, на лицо не красавец, но и не урод, обычный славянский тип». «Какие-то особые приметы есть у него?» «Нет никаких примет». «Сколько раз они еще встречались?» «Сейчас посмотрю… Еще два или три раза. В других квартирах». «Что еще у них происходило? У них был оральный секс? Он ее связывал? Были еще какие-то извращения? Все опишите! Прошу вас!» «Сейчас посмотрю… нет, ничего такого не было». «И орального секса не было?» «Я не вижу… хотя… да, оральный был – она его ласкала. Но в основном была классика. Знаете, когда у людей идет связь по верхним чакрам – по сердцу и голове – им не нужно никаких извращений. Они и так в нирване друг с другом». «Что же тогда она не осталась с ним, раз он так хорош для нее оказался?» «Сейчас посмотрю… да, вижу… на последней встрече у них разговор был. Он уговаривал ее бросить вас. Но над ней словно радуга повисла. Черти ее отпустили. Ангелы к ней вернулись. Она стала ему говорить о ценности семьи, о прощении. Ее как будто обесточили, как будто блок встал между ними. Похоже на чье-то внешнее влияние. Сильное воздействие на нее. И веет холодом от этой силы…»
   Тут я вспомнил, что обращался к помощи умерших предков. Видимо, гадалка и увидела именно их воздействие. Надо же, как это, оказывается, работает, подумал я.
   «И что, он взял и просто отпустил ее? Не стал за нее бороться?» «Он хотел, но ему не дали». «Кто не дал? Тоже какая-то сила?» «Да, похоже на силу. Но другая, не такая холодная. Она от меня прячется. Не могу точно сказать… вижу только, что он очень долго ходил сам не свой. Ваша жена его зацепила всерьез. Он ее ждал, надеялся, что она вас бросит и будет с ним». «А она долго его вспоминала?» «Меньше. Может, месяца два-три. На нее было сильное воздействие, как приворот к вам, хотя вижу, что вы ее не привораживали». «Он сейчас еще вспоминает о ней?» «Почти нет. Он ушел в работу». «А кто сейчас с ним?» «И это вам надо знать? Сейчас посмотрю… какая-то брюнетка... симпатичная… обычная…» «Любит ее?» «Нет. Она за ним бегает, а он просто позволяет ей быть с ним. Иногда…» «Он продолжает искать кого-то?» «Пожалуй, нет. Специально не ищет. Он как будто… сейчас… открою… да, все-таки еще надеется быть с вашей женой. Но! Не думайте об этом! Жена сейчас к вам снова привыкла и никаких шагов предпринимать не будет. Вашей семье ничто не угрожает. В этом я уверена на сто процентов. Конечно, если вы снова не оступитесь…»
   Николай сделал паузу, заказав минеральной воды. Было видно, что чем дальше, тем тяжелее ему рассказывать. И не только потому, что язык устал ворочаться и горло пересохло.
   - Вечером после общения с гадалкой я закатил жене истерику, - продолжил Николай. - Мои нервы не выдержали. Я орал, что если сейчас же не узнаю правду, то выпрыгну в окно или брошусь под поезд. Жена отпиралась, говорила, мол, делай с собой, что хочешь, мне все равно. Но когда я оделся, выбежал на лоджию и начал ломиться в окно, она ухватила меня за куртку и пообещала сказать правду, если я успокоюсь.
   - Ты точно правду скажешь? Не соврешь?
   - Да, скажу правду.
   Мы прошли в нашу комнату, и она спокойно, глядя мне в глаза, проговорила:
   - У меня ничего с ним не было.
   - Да? Вообще ничего? – со злостью проговорил я. – Даже не целовались?
   - Целовались, - тут она опустила глаза.
   - А секса не было… две недели ходили за ручку и целовались… как пятиклассники…
   Она промолчала.
   - Можешь поклясться перед иконами? Тогда поверю…
   Она, не раздумывая, встала, подошла к образам, перед которыми молилась каждый божий день, и поклялась, что не изменила мне.
   Я опешил. Я не знал, что и думать. Ясновидящая так подробно мне все описала, разве что прыщики на попах не посчитала, а тут на тебе – ничего не было! И как не верить такой клятве? Клятве перед иконами, перед которыми жена каждый день утром и вечером молится за здоровье наших детей?
   - Скажи, как ты с ним познакомилась? – я решил продолжить допрос, чтобы хоть что-то в голове улеглось.
   -  В кафе на корпоративе.
   - Как это произошло?
   - Мы с девчонками вышли на крыльцо подышать воздухом, он мимо на машине проезжал, меня заметил. Зашел в кафе, пригласил на танец.
   - Он тебе понравился?
   - Понравился.
   - Он предлагал тебе секс? Наверное, не сразу, но через какое-то время стал намекать на постель?
   - Да.
   - И что же тебя остановило? Он же тебе понравился.
   - Я решила сохранить семью.
   - И как вы проводили время, если ничего не было?
   - Просто гуляли.
   - И кто он? Хорошо зарабатывает?
   - Хорошо.
   - И он готов был тебя взять с двумя детьми?
   - Да.
   - Он был женат?
   - Был, его жена умерла от рака. Пять лет назад. Он ее очень любил.
   - Значит, новую жену себе искал и нашел тебя?
   - Да, нашел.
   - А с другими до тебя пробовал?
   - Пробовал. Ничего не получалось.
   - А с тобой получилось бы?
   - Не знаю. Что теперь думать об этом?
   - Как его зовут?
   - Может, хватит? – она смотрела на меня таким несчастным умоляющим взглядом, что я, наконец, сжалился и прекратил расспросы.
   - Только и ты пообещай мне, что мы никогда больше не будем возвращаться к этой теме, - попросила она. Я пообещал. Но на этом дело не кончилось. Я-то успокоился, а с Наташей в свою очередь случилась истерика. Произошло это глубокой ночью. Она разбудила меня с криком, что я громко храплю и не даю ей уснуть. Я перевернулся на другой бок, пообещав больше не храпеть, но тут жену понесло:
   - Ну а ты-то спал? Трахался со своей малышкой?
   - Да. Но я раскаиваюсь…
   - Может, поедешь к ней? Прямо сейчас соберешь вещи и свалишь отсюда?
   Шаткое спокойствие, пришедшее ко мне после клятвы жены,  мгновенно рухнуло. Я заорал в ответ:
   - А, может, ты свалишь к своему мужчинке? Он ведь такой порядочный, верный. Накачанный. Хорошо зарабатывает. Альфа-самец!
   - Да запросто свалю! Ты ушел из семьи, когда тебе захотелось, и я уйду!
   - Прямо сейчас? Ну, давай! Я тебя подвезу. Хоть гляну, что это за идеальный мужчина такой.
   - Да сама уж как-нибудь! Лишь бы рожу твою не видеть – вечно недовольную.
   - Давай! Он тебя ждет! Бедненький, такую женщину упустил!
   - Да ты и мизинца его не стоишь! Ненавижу тебя! – тут она принялась меня колотить, но я перехватил ее руки и со злостью их сжал.
   - Отпусти, мне больно! – закричала она. К счастью, дети гостили у бабушки и не слышали всего этого…
    Я чуть ослабил хватку, но не отпускал ее.
   - И еще скажу тебе: я спала с ним. Да, спала, и мне было очень хорошо! – вдруг сказала она не своим, каким-то сдавленным голосом.
   Тут я ее отпустил…
   - Спала? А зачем перед иконами клялась? – я почувствовал, как снова проваливаюсь в черную бездну, где нет ничего светлого, где сплошная зловонная тьма…
   - Да просто так. Чтоб ты от меня отвязался…
   Мне захотелось ее ударить. Но вместо этого я набросился на нее, положил на лопатки и, трясясь от бешенства, прорычал:
   - Я думал, ты святая. А ты… да ты такая же шлюха, как все!
   Она засмеялась ведьминым смешком:
   - Да! Я ничем не хуже твоих ****ей!   
   - И после того, как я вернулся, ты продолжала с ним встречаться?
   - Да, мы еще месяц встречались.
   - И как он в постели?
   - Хорош. И изо рта от него не воняет, как у тебя.
   - Ну, ты гадина!
   - Да, я такая!
   - Шалава! ****ь!
   - Да, я такая!
   Тут я представил Наташу, извивающуюся в оргазменных конвульсиях под мускулистым брутальным телом, в голове что-то щелкнуло, и я почувствовал, как вместо ярости меня охватило дикое неистовое желание.
   - Я думал, ты святая, а ты… какая грязь! Все вокруг сплошная грязь!
   - Да! И я грязь!
   - Я сейчас буду тебя ****ь, шалава!
   И понеслось. Я засунул в нее член, и она начала извиваться, как извивалась в моем воображении под другим мужиком. Я хотел все сделать как можно жестче, хотел даже, чтоб ей стало больно, но желание было таким сильным, что я почти сразу кончил. И вновь этот ее дьявольский смех…
   Мы сходили на кухню, попили чай. Поглядывая на жену, я думая о том, что для меня даже лучше, что у нее тоже был секс на стороне. Теперь я не буду чувствовать себя рядом с ней, как болотная тина рядом с прозрачным ручьем. Мы с ней из одного теста. Она такая же, как я. И, как оказалось,  неверность может даже в какой-то степени возбуждать…
    Мы легли спать, когда в окне уже брезжил рассвет. И тут она снова перечеркнула наметившееся во мне спокойствие и смирение:
   - Не было у меня ничего, - сказала она уже не чужим, своим родным голосом. – Я назло тебе соврала. Не спала я с ним.
   Я обреченно вздохнул:
   - Ну и чему мне теперь верить?
   - Не знаю, - ответила она, зевнула и вскоре уснула. А я так и не сомкнул глаз в эту ночь.
   Женщина остается женщиной, пока в ней есть тайна. Пока есть хоть одна потайная дверь, от которой у тебя нет ключей, женщина тебе интересна. Но когда ты откроешь последнюю комнату и после того, как, войдя в нее, обнаружишь, что ничего сверхъестественного в ней нет, ты неизбежно пойдешь искать другой квест…


Рецензии