Ашатан. Глава 4

   -   До меня у Наташи был еще один ранний недолгий брак, - продолжил Николай. - Детей у них не получалось, так как у того мужика были какие-то проблемы со здоровьем, а лечиться он не хотел, и детей, насколько я знаю, тоже не хотел, и она его однажды выставила за дверь – ей хотелось полноценную семью. Тот мужик сначала пропал, видимо, включил гордость. Но потом стал за ней бегать, умолял вернуться. Она была уже беременна от меня, мы планировали свадьбу, так что тот мужик был послан далеко и надолго. Вскоре его нашли мертвым в машине. То ли убили, то ли сам отдал концы – так и не выяснили. Но я-то знаю: если у мужика была эта женщина, после нее его не ждет ничего хорошего.
   Николай выпил еще, хрюкнул в салфетку и продолжил:
   – Мы с ней с самого начала были разными. Я был актером. Играл тогда в нашем театрике эпизодические роли, зарабатывал мало. Но, как и вся наша братия, стремился к известности, имел гору амбиций, планов на будущее. Наташа была совершенно приземленной женщиной с общепринятыми простыми ценностями: дом, дети, семейный уют. Она никогда не любила шумные вечеринки, гостей. И по гороскопу, как потом выяснилось, мы с ней мало совместимы. Но у нас родился сын, потом дочь. Я пытался делать карьеру в театре, но ничего не получалось. Пробовал сниматься в кино, но меня брали только прожектор подержать. Денег вечно не хватало. Меня все чаще стали посещать депрессии. Пытаясь хоть как-то реализоваться, я засел за роман, написал его, попытался опубликовать, но ни одно издательство не заинтересовала моя писанина, хотя я вложил в этот роман всю свою душу.
    К сорока годам я чувствовал себя полным неудачником. Меня стало раздражать все на свете, в том числе и семья. В какой-то момент мне показалось, что на мне висит обуза, которую я вынужден тащить, которая мешает мне развиваться материально и духовно. Последние три года мы с женой жили, как чужие люди, каждый в своем мирке. Она полностью тащила на себе домашние дела, воспитание детей, при этом еще и работала, а я все чаще стал уединяться с компьютером и наушниками, тупо шаря по интернету в поиске каких-то развлечений, пытаясь уйти от реальности. Она всё это долго терпела, но и в ней стало накапливаться раздражение. Она ничего мне не говорила - она вообще у меня молчаливая и предпочитает все держать в себе - я просто чувствовал, что мы начинаем тихо ненавидеть друг друга. Ночью, оказавшись в постели, мы тут же отворачивались друг от друга и засыпали каждый со своими мрачными мыслями. Последнее, что нас объединяло – качественный секс – тоже стало сходить на нет.
   Как раз в то время по совету одного приятеля, чтобы хоть как-то уйти от депрессии, я начал посещать ставшие модными в то время тренинги личностного роста. Один из тренингов проводился только для мужчин и произвел на меня особо сильное впечатление, буквально взорвав меня изнутри. Тренером был мужик с рыжей бородой и с таким хитрым-хитрым взглядом, который сразу проникал в самую глубину души и закладывал там бомбу…
   Суть его учения сводилась к следующему: современные женщины – просто ох…евшие зажравшиеся создания, а на нас, мужиков, взвалили непосильный груз ответственности. Мы всегда всем должны и обязаны. Уже в чреве матери, едва у нас начинает формироваться член, мы становимся должниками. Мы должны всем: родителям должны быть послушными и хорошо учиться, государству должны отслужить в армии. Потом мы женимся и становимся вечными должниками перед женами, потому что обеспечивать семью должны мы, строить дома и покупать квартиры должны мы, возить на отдых должны мы, и ко всему прочему быть хорошими отцами, верными супругами, проявлять внимание и заботу мы тоже должны не забывать. Хотим мы этого или не хотим, мы всегда что-то кому-то должны. А женщина? Она никому ничего не должна! Даже рождение ребенка – дело сугубо добровольное, которое никто женщине навязать не имеет права. Нет же такой статьи: уклонение от зачатия и вынашивания плода!
   А нам, мужикам, приходится туго. Далеко не все выдерживают такой груз ответственности. Многие просто ломаются, спиваются, или возникают серьезные проблемы со здоровьем, и все заканчивается инфарктом, инсультом либо онкологией. Сколько вокруг одиноких старух, изживших и буквально изъевших своих мужей! И так мало одиноких стариков…
   Тренер был очень сильным. Говорил не просто убедительно, а каждое его слово буквально впивалось в душу и переворачивало мозг. Что касается конкретного плана действий, то здесь он выдал следующую боевую схему: сперва нужно сформировать несгибаемое намерение освободиться от всех долгов во что бы то ни стало, затем нести это намерение, как внутреннее безупречное оружие, уничтожающее все преграды на пути, и, осознав, что никаких истинных долгов не было изначально, ощутить, наконец, всю мощь и божественность своего истинного "я", которое никому ничего не должно.
    Да, черт возьми, он прав! – крутилось у меня в голове, когда я возвращался с очередного семинара. Мы все погрязли в этом дерьме! Нас превратили в биороботов! Но на самом деле я абсолютно свободен! Я никому ничего не должен!
   После того тренинга в моем мировоззрении произошла настоящая революция. Я твердо решил перестать быть рабом социума и вечным должником. Надо раз и навсегда освободиться от всего, что меня тяготит. И первым делом нужно освободиться от семьи, подумал я. 
   Именно в тот момент мной было сформировано то самое "намерение", которое и является определяющим фактором нашей судьбы, нашего будущего. Мое намерение с каждым днем становилось все сильней и сильней, и я не без удивления наблюдал, как оно начало свою разрушительную работу.
    – Наташа вдруг сама предложила развод? – догадался я.
    – И это тоже, но не только. Я, надо сказать, еще тот собственник и ревнивец. Как я ревновал Наташу к ее первому мужу даже после того, как он отошел в мир иной! Я случайно наткнулся на кассету с их свадьбой, и нашу свадьбу сделал в точности, какая была у них, не смотря на все ее протесты.
   Все годы, что мы с ней прожили, она не давала ни малейшего повода для ревности, но стоило на какой-нибудь вечеринке какому-то мужику пригласить ее на танец, так я готов был тут же разбить ему морду. А тут меня вдруг отпустило. Даже наоборот: мне вдруг захотелось, чтобы у нее поскорее кто-то появился, чтобы она отпустила меня легко, со спокойным сердцем и, возможно, получила наконец, то, чего ей давно не хватало во мне - любовь, заботу и внимание.
   Иногда вскользь, как бы в шутку, я стал намекать ей на то, что, мол, жизнь проходит, а мы ничего не видим, не замечаем вокруг, кроме того, что внутри нашей семьи. Теряем золотые годы. Один раз я даже открыто предложил ей съездить одной на какой-нибудь курорт, отдохнуть там от всего. Но она вместо того, чтобы обрадоваться, помрачнела и сказала: "Как я поеду одна? У нас же семья! Мы должны отдыхать все вместе". Но вскоре она сама подошла ко мне и вдруг сказала: "Коль, может, нам развестись? Как ты думаешь?" Я не ожидал такой быстроты и был к ней не готов. Ни фига себе намерение! Так легко и быстро? Эта женщина, которая, казалось, готова жить и мучиться со мной до гроба – сначала ради детей, потом ради внуков – эта женщина вдруг выразила готовность меня освободить? Что за волшебство!
   В тот день я уклонился от серьезного разговора, сведя все к шутке. Но сформированное мной намерение уже шло, как танк, подминая под себя всё казавшееся еще недавно важным, ценным и нерушимым. Словно это нерушимое вдруг стало маленькими чахлыми березками, ломающимися под гусеницами железного чудовища подобно спичкам. Процесс был запущен, и остановить его было уже не возможно. Я чувствовал, что расставание с женой – дело уже решенное, так сказать, на высшем уровне. Вопрос только времени. И еще я понимал, что нужен некий толчок извне, некий пинок, потому что просто так взять и оборвать всё на ровном месте не хватит мужества ни у меня, ни у нее. 
   И этот пинок извне пришел – опять же, гораздо раньше, чем я ожидал (я-то думал, что еще года три-четыре мы с Наташей точно должны протянуть хотя бы ради детей). Как-то от нечего делать шаря по Интернету, я случайно наткнулся в одной из соцсетей на свою бывшую сокурсницу - Ленку, с которой в студенческие годы у меня была связь. Выяснилось, что она давно развелась с мужем, у нее своя фирма, хороший заработок, один ребенок, уже почти взрослый. Мы переписывались где-то месяц, вспоминали лихие юные годы, сетовали на жизнь. Я чувствовал, что интересен ей, что ей одиноко, и она явно не прочь продолжить со мной общение не только в виртуальной реальности. Однажды мы с ней встретились. Надо сказать, что, садясь в ее огромный престижный внедорожник, я испытал странное чувство, что вот она, жизнь, проходящая мимо. В тот вечер мы с ней поцеловались, и всё закрутилось, как во сне – мы начали встречаться.
    Однажды я ее спросил: «Как ты смотришь на то, чтобы наши отношения перешли в законное русло?» «Ты с ума сошел! У тебя же семья!» – воскликнула она, но по глазам я понял, что она была бы счастлива, если бы я скрасил ее одиночество. "Да нет у меня уже давно никакой семьи," – ответил я тогда. Однако я все не решался на последний шаг, а Наташа как будто ничего не замечала, хотя и видела, что я уже открыто, не особо прячась, сижу в телефоне и с кем-то переписываюсь. И однажды, не выдержав такой наглости, она все же спросила меня, с кем я общаюсь. Я машинально буркнул, что это просто знакомый, но потом вдруг подумал: а почему не сейчас ей во всем признаться? Сколько еще можно это тянуть? Чуть позже, набравшись смелости, я сам подошел к жене и рассказал всё, как на духу. Что было потом, не хочу вспоминать…
   Николай долго с грустью разглядывал свой бокал. Я молча ждал продолжения.
   - Первым делом она позвала в комнату детей и сказала им, что у папы появилась другая женщина и что он уходит к ней. Никогда не забуду, как заплакала дочь. Сын держался, но потом я узнал, что сразу после того, как я собрал вещи и ушел, и он зарыдал и плакал всю ночь. Да, я ушел. В тот же вечер. Я это сделал. Намерение сработало безупречно.
   Николай крякнул, почесал лысый затылок и принял на грудь еще порцию виски:
   – Надо сказать, уже чуть ли на следующий день я начал сожалеть о содеянном. Интерес к бывшей сокурснице мгновенно угас. В ней все было понятно, бесхитростно и полностью предсказуемо. К тому же до меня вдруг дошло, что в постели с ней мне никак. Конечно, пока продолжались тайные встречи, я понимал, что что-то не так, но как у нас говорят? Стерпится, слюбится.
   Каждую ночь, а иногда и днем Ленка требовала от меня секс. Стонала, извивалась, закатывала глаза, улетала на седьмое небо, а мне, чтобы кончить, приходилось вспомнить, как хорошо когда-то было с Наташей. К тому же меня дико раздражала одна маленькая интимная деталь – при общей ухоженности Ленка почему-то никогда не брила свою интимную деталь, и даже о стрижке не думала. Я привык, когда в этом месте у женщины всё чисто и гладко, как у девочки. Сказать ей об этом как-то язык не поворачивался. Да и чувствовал: не поможет, так как присутствовало еще одно «но» – неприятный запах. Когда мы занимались этим, ее лоно источало какой-то враждебный злой аромат, который гасил и без того слабый огонек страсти в моей душе. В общем, обнаружилась односторонняя сексуальная несовместимость – так, наверное, это называется в сексологии.
    Шли дни. Я приезжал к детям, но на самом деле мне хотелось увидеть мою Наташеньку. А она после моего ухода преобразилась! Уже через неделю ее было не узнать. Похудела, хотя и до того была далеко не толстушкой, просто немного лишнего в животике и на бедрах, приосанилась, лицо засияло, глазки заблестели. Я смотрел на нее, как зачарованный. Это была уже не моя жена, а чья-то невеста. Однажды я спросил ее, появился ли у нее кто. Она ответила, что, мол, не мое это дело. Я понял: нет у нее никого, просто приневестилась. Но этот кто-то в любой момент мог у нее появиться... 
       Однажды мне приснился сон: мы с Наташей идем куда-то по дороге, о чем-то говорим. Она вся в белом, как святая… Тут я вспоминаю, что забыл дома какую-то важную вещь и мне нужно вернуться. "Ты меня подождешь?" – спросил я у нее. "Хорошо, – ответила она. – Если ты недолго". Я побежал обратно. В какой-то момент, обернувшись, я увидел, что она уходит. Не спеша, но уходит, не дожидаясь меня…
   Проснувшись, я понял, к чему этот сон: у меня еще есть шанс вернуться к жене, но чем дольше я буду тянуть время, тем дальше она будет от меня удаляться и тем призрачней будут мои шансы восстановить наши отношения. Если я не хочу ее потерять, мне нужно немедленно возвращаться. Но вернуться оказалось так же не просто, как и уйти.


Рецензии