Ашатан. Глава 3

   Профессионалка высшего класса? Истинная гейша? Кто она? Это была великолепная игра или я правда ей немного понравился? То, что кончила она по-настоящему – это вне всяких сомнений. Меня в этом не проведешь – старый волк, по всяким морям поплавал. Дельфина от кита отличить сумею. Но было ли у нее еще что-то, еще какое-то чувство ко мне? И как она потом вышла к своему мужу? Что потом они делали? Сели ужинать? Смотрели телевизор в обнимку? Какой у нее муж? И вообще, почему я то и дело об этом думаю? Хотел попробовать? Попробовал. Что еще? Почему я вдруг вспомнил, что у меня только дочь – уже почти взрослая – а я когда-то о сыне подумывал, о наследнике. Почему меня вдруг стало интересовать, до какого возраста женщина способна рожать детей без риска для своего здоровья? Почему? Натали!
   Натали… Вот это шлейф! Вот это послевкусие! В каких погребах пряталась эта бутылка?
   Я продержался всего неделю. Я не мог вновь не оказаться на Московской улице. Я ждал ее. Долго сидел в машине, как сыщик, и терпеливо ждал. Она вышла с мужем. Подробно я его не рассмотрел. Роста он был примерно с ней одинакового. Несуразное пальтишко, какая-то дурацкая шапка на голове. Походка чудаковатая.   Шел, что-то ей говорил, она держала его под руку.
   В следующий раз Натали вышла одна. Я долго ее «вел», следуя вдоль тротуара на своем джипе. Она дошла до торгового центра и исчезла внутри. Я поспешно припарковался и стал ждать ее возле входа, но так и не дождался – она, видимо, покинула здание через другие двери.
   Все произошло на третий раз. Я поймал Натали прямо на улице, остановил ее, заговорил убежденно и горячо. Она смотрела на меня своими лунными глазами удивленно и немного грустно. Я говорил много, а она почти ничего не отвечала. Как снежинки с неба, на меня падали с ее уст только такие слова: «нет», «не получится», «не надо», «не стоит», «это невозможно» и снова «нет».   
     В этот вечер я напился в ресторане. Сидел один и банально квасил, чтобы хоть как-то отвлечься. А наутро, немного придя в себя, я обнаружил на своем ноутбуке следующие сообщения:
   «Не знаю, как к вам обращаться, вы не представились. Да мне все равно, кто вы. Но скажу вам честно и прямо: я влюбился в вашу жену. Влюбился так, как никогда не влюблялся. Я с ней сегодня встречался, потому что я уверен, что она будет моей. Потому что я всю жизнь ее ждал. Где вы ее откопали? Я сейчас пьян, пишу, что на душе. Но хочу предупредить: я уверен, что эта женщина должна принадлежать не вам! Если бы я был ее мужем, я бы не допустил того, что Натали стала бы заниматься этим с другими мужиками. Вы извращенец и как-то сумели подбить нормальную женщину под такое. Не знаю, как вам это удалось. Мне сейчас досадно и на душе мерзко от того, что я познакомился с этой женщиной при таких обстоятельствах. Я люблю ее».
    «Александр, доброй вам ночи! Меня зовут Николай. Мне очень приятно, что Ашатан производит столь неизгладимое впечатление даже на таких выжженных солнцем женского внимания самцов, как вы. Но смею вам сообщить, что вы нарушили один из пунктов нашего договора. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. В связи с этим я назначаю вам встречу завтра в 20.00 в кафе «Птица» на Ленинградской. Будьте добры явиться вовремя».
   - Вот черт! – вырвалось из меня. Как я мог до такой степени себя довести? Когда я вчера это написал? Хоть убей, не помню! Какой там я пункт нарушил?
   Все утро, пока длился похмельный синдром, я метался от душа к кухне и обратно. То падал на диван, то вставал и начинал ходить по комнате из стороны в сторону. В обед вылетел из квартиры, встретился со старым приятелем, но о произошедшем ему так и не рассказал. Зато успокоился и все для себя решил. Да, извинюсь перед этим Николаем. К нему-то какие могут быть вопросы? Кто виноват, что Натали встретилась когда-то ему, а не мне? Просто ему повезло. А мне теперь идти дальше и искать на свою задницу новых приключений.
   На встречу с мужем Наташи я пришел заранее, занял столик, заказал минералку. От нечего делать стал рассматривать интерьер – в этом кафе я почему-то ни разу не был, хотя часто проезжал мимо и обращал на него внимание.
   Над столиками, накрытыми темно-красными скатертями, излучая теплый неяркий свет, свисали оранжевые светильники. На стенах, оклеенных стильными полосатыми обоями, висели черно-белые фотографии красивых женщин, одетых в стиле ретро. На некоторых снимках кроме монохрома присутствовал кроваво-красный цвет – он был сохранен для губ и для роз.
   Когда, выполнив заказ, официант отошел от моего стола, передо мной возник невысокий мужчина лет пятидесяти с округлым лицом, с редкими седыми волосами, зачесанными назад. Посмотрев на подошедшего, я почему-то сразу для себя решил, что это блин с человеческим лицом. Мелкие черты лица терялись в общей округлости головы, и только острый взгляд карих глаз выделял их от всего остального, словно глаза были пришиты, как пуговицы.
   - Добрый вечер, Александр! – сказал Николай высоким почти женским голоском и протянул мне руку. Я встал и пожал протянутую мне руку с картинным почтением.
   Мы сели, обменялись несколькими дежурными фразами о том, что осень в этом году была дождливой, что курс доллара к новому году обязательно устремится вверх и что американцы никогда не решатся первыми напасть на нас.
   Николай заказал бутылку виски и довольно много закусок, а я извинился за то, что алкоголь в меня нынче точно не влезет и попросил официанта повторить минеральную воду.
   Я решил не тянуть резину и сразу сделать то, зачем пришел – извиниться. Но едва я начал оправдываться, Николай меня перебил:
   - Извинения – наиглупейшая выдумка человечества. Извиняться надо до того, как что-либо совершать, а не после.
   Я притупился:
   - Но зачастую бывает так, что человек совершает что-либо на эмоциях, не контролируя себя. А потом до него доходит, что он сделал что-то не то. Так почему бы…
   - Доходит – это хорошо. Это инерция. Это откат, вступивший в силу. Его нужно просто принять, а извиняться бессмысленно.
   Я не совсем понял слова собеседника. А он тем временем налил себе виски, как-то странно посмотрел на меня своими пуговицами и залпом осушил содержимое бокала.
   - Я не совсем вас понимаю, - признался я. – Но мне действительно жаль, что все так вышло. Вообще, не нужно было затевать это все. Мне, честно, просто было скучно. Но, видимо, все же есть границы, которые переступать нельзя. Я это не учел…
   - Границы я вам заранее обозначил, - поддевая вилкой гриб из салатницы, ответил Николай.
   - Да, но я забыл об этом. Меня понесло, и я просто забыл. И теперь готов компенсировать причиненные неудобства любым способом.
   - Вот и хорошо. Готовность придает силы выдерживать натиск последствий.
   После этих слов мне вдруг захотелось встать и послать этого пафосного рогоносца куда подальше, но я сдержался.
   - Прежде, чем начать, хочу вас, Александр, немного утешить…
   - Простите, что начать?
   - Историю. Вам же интересно узнать об Ашатан все?
   - Ашатан? Имя вашей жены наоборот?
   - Да. Она сейчас вывернута наизнанку. Ее нутро долго пряталось в ней, а сейчас оно снаружи. Но уже пошел обратный процесс – нутро уходит обратно в недра. Скоро ее тело закроется, и она станет такой, как была прежде.
   - Мне, конечно, было бы интересно что-то о ней узнать, если бы у меня была хоть какая-то перспектива. А так – зачем мне это?
   - Хорошо. Я могу ничего о ней не рассказывать. Она навсегда останется для вас неразрешенной загадкой. А утешить я вас хотел вот чем. Я просмотрел вашу с ней совместимость по астрологическим и другим параметрам. Совместимость у вас более чем пригодная для совместного проживания. В случае, если бы вы встретились при других обстоятельствах и она была бы свободна, у вас вполне мог бы получиться крепкий надежный союз. Конечно, вы бы все равно погуливали, но изо всех сил старались бы не причинять ей этим боль, тщательно заметая следы. Она бы всегда оставалась для вас на первом месте среди женщин и ни одна другая не смогла бы претендовать на это место. Вы бы всегда помнили о внимании, которое ей следует уделять, всячески ее баловали, и она могла бы чувствовать себя рядом с вами вполне счастливой женщиной. Она была бы вам верна до конца своих дней. Единственное испытание, которое выпало бы на вашу долю – это какая-то проблема с ребенком. Но это сделало бы ваш союз еще крепче, а для вас стало бы стимулом, чтобы перестать, наконец, глазеть на другие попки.
   - Вы астролог что ли? Гадатель? – усмехнулся я.
   - Что-то типа того. Еще добавлю: вы ей действительно понравились, она чувствовала себя с вами комфортно и секс с вами ее полностью удовлетворил. Скажу честно: моя совместимость с Ашатан не высока. Для звезд мы весьма непрочная пара, и они то и дело пытались расшатать наш союз. Но мы выстояли, и теперь нам ничто и никто не может угрожать. Звезды с этим смирились.
   Я отпил минералки и, подумав, сказал:
   - Я не особо верю во всякие гороскопы. Совместимость, на мой взгляд, вещь весьма условная. Людей просто начинает неудержимо тянуть друг к другу, и они заключают брак. Что именно это за сила притяжения, я не знаю. Я столкнулся с ней впервые, только когда встретил вашу жену. До этого я быстро притягивался, но так же быстро меня и отпускало.
   Николай посмотрел на меня с грустью и сказал:
   - В этом и суть – им это не интересно.
   Он замолчал. Я вопросительно уставился на него:
   - Что не интересно? Кому не интересно?
   - Богам. Тем, кто придумал эту игру. Им не интересно, чтобы встречались и влюблялись друг в друга, а потом женились и заводили детей, люди, подходящие друг другу по всем параметрам, начиная от половых органов заканчивая ценностями и идеалами. Они сталкивают друг с другом людей, чья совместная жизнь не может быть гладкой и ровной ни при каких раскладах. А иначе им было бы скучно. Какой им был бы интерес, если бы в том кафе, где я познакомился со своей женой, за моим столиком сидели вместо меня вы? Вы бы сразу обратили на нее внимание, пригласили бы на танец, у вас бы все закрутилось, и уже через несколько месяцев вы сыграли бы свадьбу и жили бы долго и счастливо, потому что вы практически полностью совместимы. Где тут соль? Где перчинка? Другое дело я… Наташа мне сразу не приглянулась. С ней сидела подруга – яркая брюнетка с пышным бюстом. Я засматривался на нее, хотел именно с ней познакомиться, но мой друг неожиданно узнал в брюнетке какую-то свою старую знакомую, подбежал к ней. К их столику вскоре присоединился и я. Когда объявили медленный танец, друг уволок брюнетку, а мне ничего не осталось делать, как пригласить на танец Наташу. Так мы и познакомились…
   Во время танца я долго косился на друга, завидуя ему, но в какой-то момент переключился на Наташу. Она смотрела на меня чуть пьяными глазками открыто и светло, явно с любопытством. Я тоже начал ее рассматривать. Понял, что в ней есть что-то свое интересное. Так все у нас и случилось. Так нас с ней и повязали. Дальше рассказывать?
   Я кивнул. Человеку явно надо было выговориться, да и мне сейчас дома делать было совершенно нечего. К тому же, хотя я попрощался внутренне с Натали, мне все же было интересно узнать ее историю.


Рецензии