Рабацкое счастье. Глава 9

Глава 9.

                Возле сарая в куче навоза рылись кропотливо две уцелевшие курицы. У покосившейся двери по широкой колоде, куда-то ползла по своим делам божья коровка.
                Приятели встали у огородной изгороди. Здесь пахло пресным запахом пыли, ботвою таматов и куриным помётом. Вырвавшийся из-под куста смородины иссиня – чёрный скворец, заставил Степана от неожиданности вздрогнуть. Бесцельно взглядом проводив стремительный полёт птицы, он глубоко прерывисто вздохнул.
                -Удивительное дело, как быстро лето, однако, прошло… Давно ли в огородах картоху сажали, а вот уж и август.  Детишки скоро потянутся  в школу… - приниженно улыбнувшись, заметил Степан, доставая из кармана брюк сигаретную пачку. – Закуривай, Коля!
                -Так что, ты, намерен с «колёсами» делать? – спросил Баженов, намеренно не замечая протянутых сигарет и с неприязнью осматривая жилистую фигуру приятеля.
                «Совсем плохо дело», - подумал Стоценко и,  в одиночестве закурив, жадно затянулся дымом. Что-то  дрогнуло у него под бровями и по лицу, словно, тень пробежала. Чтобы скрыть нахлынувшее волнение, нарочито замедляя речь, заговорил с деловитой сдержанностью.
                -Видишь ли, Коля … Я с удовольствием бы машину продал… Я человек слова, ты меня знаешь! Но этого не хочет моя Татьяна. Упёрлась, дура, и ни в какую! Вплоть до  развода!.. Ежели продашь машину, - говорит, - то, вон выметайся из хаты… А хата деда её, ты это знаешь. И я своей семье не губитель, не вражина.  Рушить её из-за машину не стану!
                -Так что будем делать? – похолодев глазами, поинтересовался Баженов.
                -Что если… - Степан запнулся, не решаясь продолжить. Никогда ещё язык его не был таким тяжёлым и скованным, и так не путался в липкой паутине слов, как теперь. Его выцветшие от нелёгкой жизни глаза, слабовольно вильнули от холодного взгляда охранника в сторону.
                -Что,  е с л и ?.. – еще суровее спросил Баженов,  тщётно пытаясь своими глазами поймать глаза приятеля. 
                -Что если мы тебе за рыбу твою дадим… а-а… пятьсот рублей  и будем считать тему закрытой… А?.. -  Чтоб подсластить не сладкую пилюлю, смягчить  ущербность  грабительского предложения, Степан накинул еще пару сотен к той сумме, которую они предварительно оговорили с Татьяной. Сказал и вместе с тем вдруг почувствовал бессилие своих слов, всю их никчёмность. Ещё  никогда, он так не был уверен, как теперь, что его слова отклика у приятеля  не найдут.
                Несколько бесконечных мгновений молча стоял Баженов перед Стоценко, сцепив крепко зубы  и,  с чувством непреодолимой  гадливости, рассматривая  его лицо.
                -Брехливый  сс-сучонок!!.. – наконец, ненавидящим шёпотом выдохнул автовладельцу охранник и скрежетнул зубами так, будто стоял на раскалённых углях.   
                Как удар грома прозвучало в ушах Степана это ругательство. Кровь так густо кинулась ему в лицо, что даже жёсткий воротник его новой сорочки, словно бы порозовел на нём. А на лбу выступили  капли испарины. Первый раз в жизни он услышал такие слова в свой адрес; брань, сорвавшуюся с губ давно знакомого ему человека. Он был потрясён и ошарашен, не столько смыслом прозвучавших слов, а тем презрением, с каким они ему в лицо  были брошены.
                -Паскуда, подлая!.. – ещё раз злобно выругался Баженов, и уголки рта у него нервически дёрнулись.
                А Степан подавленно стоял  и молчал. Его глаза были широко раскрыты, лицо сделалось пунцовым.  Он попытался ворохнуть губами, желая что-то сказать, но в горле только булькало и клокотало.
                -Видать от жлобства языком подавился? – презрительно, сквозь зубы процедил охранник, и  сплюнул под ноги Степану густою слюной.
               
                Как не были пьяны и увлечены разговорами гости, но многие из них ругательные слова Баженова всё же услышали. И постепенно, над весёлым столом нависло молчание, как дым густой  над рабочей курилкой. С немой сосредоточенностью рассматривали собравшиеся обоих приятелей, пытаясь уяснить хмельными мозгами,   ч т о   всё-таки произошло?.. Закатное солнце багрово озаряло пьяные лица. И слышно было, как на улице шумели детишки…

                -Вы чё, бузите, пацаны, а?.. Чё, бузите?..- Осоловело смигивая, одеревеневшим языком, спросил Фатеев. – Сюда г-гребите. По стаканчику  че…чекалдыкнем!..
                Поигрывая желваками, словно бы дожёвывая остатки эмоций, охранник  развернулся и пошёл к столу.
                -Вставай, уходим! А со Стёпкой, потом разберусь!.. – раздражённо бросил жене Баженов, и было видно, как на его суровом лице мускулы до синевы выбритых щёк, выпятились буграми.
                -Что, Коленька, обманули нас? Обманули?.. О-ох, обма-ну-ли… Чувствовало  серденько моё… быть обману … - задыхаясь от сдерживаемого волнения, потерянно прошептала Надежда. Все смутно дремавшие в ней подозрения, в которых она не отдавала себе отчёта, оформились теперь в окончательную уверенность. Во рту у неё неожиданно запершило, она поморщилась и, немигающее, уставилась на Татьяну. Глаза блистали, как осколки горного хрусталя.   
                -Ну, как же так, Танюшка, получается? На речке Стёпа Коле обещал, что выигрыш они поделят поровну, а теперь значит … в отказ? В отказ?.. А как же слово, что он Николаю дал, когда пакет с рыбой брал от него?.. Не-ет, не пойдёт так дело! Не пойдёт!!.. Давайте делить машину сейчас! – Надежда едва сдерживалась,  её пухлый рот кривился в гримасе, казалось, ещё мгновение и она разрыдается.
                Татьяна, словно не замечая её волнения, с деланным равнодушием ей ответила:
                -Послушай, Надя, наша машина не делится. Ну, как, скажи мне на милость, мы будем её делить? Вам с Николаем задние колёса, а нам со Степаном передние? Вам - лобовое стекло, а нам  - зеркало заднего вида? Или, быть может, по центру её пилой перепилим?
                -Зачем же ёрничать, Танюша? Никто машину пилить не просит. Давайте быстренько её продадим, а деньги поделим поровну.
                -И продавать мы её не станем, - упорствовала в своих доводах Татьяна.- Я же говорила, что мы решили дачу купить. А дача без транспорта то же, что без невесты свадьба!
                Гости слушавшие вспыхнувшую перепалку, выглядели озадаченными. Они перестали есть, и переводили недоумённые взгляды с одного женского лица на другое. Все ждали дальнейшего развития событий.
                Надежда слов Татьяны уже выдержать не могла. Её полная грудь сотрясалась от сдерживаемых рыданий. Поднявшись из-за стола, она стала торопливо оправлять складки на платье. С её дрожащих губ, сорвался упрёк:
                -Степан же слово дал, когда брал рыбу  от Николая … Так значит, своему слову он не хозяин? Он - брехун?..
                Как не хотелось Татьяне ввязываться в перепалку при посторонних, но выхода другого у неё просто не было. К тому же, она была раздосадована несдержанностью обоих Баженовых, и теми оскорблениями, которыми они осыпали мужа. Поэтому, Татьянин рот презрительно выгнулся коромыслом.
                -Дал слово, взял слово назад… делов-то… И потом, о какой такой рыбе, ты, подруженька, речь повела? О двух ершах и полудохленьком окуньке?
И это ты, бессовестная, называешь рыбой? Так сколько вы, Баженовы, хотите за рыбу свою: пять, двадцать, тридцать иль, может быть, сто рублей?..  Я  жду ответа!…  - Татьяна откинулась на спинку стула и с беспощадным ожиданием смотрела на бывшую одноклассницу.
                -Да что же, ты, брешешь? Ты там  б-была?!.. – Злобно буравя хозяйку глазами, рявкнул донельзя возмущённый  охранник. – Какие ерши, блин? Какой окунёк? Килограммового язя твоему мужу отдал! Язя!.. Вместе с плотвой. Ясно?!..
                -Да чушь собачья! – взорвалась Татьяна и с места сорвалась, будто под неё варом плеснули. – Какой там к чёрту  килограммовый язь!!..
Она даже негодующе тряхнула головой, словно демонстрируя, какая же это действительно – чушь собачья! Потом быстрый взгляд метнула на мужа, нервно докуривавшего сигарету у изгороди, и крикнула ему с досадой:
                -Чего притих там, как бирюк в засаде? Ступай сюда! Вопросы есть.
                Плевком затушив куцый окурок, Степан недовольно ворохнул плечами и, опасливо горбясь, подошёл к столу.
                -Какую тебе Бажен рыбу отдал? Там был крупный язь? – подбоченясь и подняв крепкие  плечи, строго спросила у мужа Татьяна.
                -Какой там язь … Та-а-ак… плохонькая краснопёрка.
                -Да я тт-тебе!!..- охранник сделал нетерпеливое движение в сторону Степана, но Надежда жестом его остановила.
                -Ну что, довольны? – фыркнула Татьяна и, руки скрестив на державной груди, смерила Баженовых презрительным взглядом. – Вв-валите отседова! Ни шиша  от нас не получите. Ясно?!..


Рецензии
Николай еще терпелив, но чувствую, его жена доведет дело до финала...😂

Сергей Лукич Гусев   22.09.2019 04:41     Заявить о нарушении
СПАСИБО за прочтение главы, Сергей!
С уважением,

Сергей Пивоваренко   22.09.2019 22:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.