Во время оно 3. Мой Армагеддон

    Отрывок из повести "Мир вам!"

 Девушка стоит на горе, на самом краю обрыва. Там, внизу, ворочается холодное, скользкое тело реки. Она похожа на древнего дракона, пожирающего души людские, что, не удержавшись на самом краю, сверзаются вниз с вершины горы жизни.
    
     А вокруг раскинулись во всю ширь неба чёрные крылья. Они обьяли крошечную дрожащую на ледяном ветру фигурку, прижали к себе, как своё самое дорогое, любимое дитя, которое в полной их власти.

     Она - словно маленькое деревце, выросшее из горы. Держится оно слабыми корнями за каменистую почву, чтобы не сорвал ветер, и не унес в пучину вод, жаждущих принять новую жертву.

     Но все слабее связь с землёй, все сильней притяжение чёрной пустоты...

     Что нашептывает ей ветер, что написано на тёмном мрачном небе чёрным крылом, что слышится в таинственном молчании горы?..

     Высока, крепка гора. Много времени от рождения своего стояла она, когда пришли новые времена, - пришли и поселились на груди её живые существа.

     Люди - было название им.

     Поселились люди в пещерах горы, стали жить. И так долго жили они, что стали забывать: от Кого, откуда и зачем сюда пришли.

     И встречая рассветы, воспевали они этот свет, что тепло им дарит - это их божество.

     И земля, что все живое для них родит - тоже их божество.

     И вода, утоляя их жажду, восхваляема ими - также их божество.

     И то древо, чьи ветви плодами полны - это их божество.

     Это идолы их,- все, что было до них, и что будет потом, когда время их жизни уходит в ничто.

     А на небе живёт главный идол - тот бог, что, разгневавшись, может поразить их мечом.

     Ему жертву несут, и на камень кладут, чтобы огненный меч не казнил, а нес им новый рассвет

     Принял жертву их бог, и на древе возжег свой большой огонь.

     Понесли тот огонь от горы к горе, от земли к земле понесли его.

     Варят мясо на нем - будет пир горой. Кипит зелье в котле - что веселье дарит, то, что бродит в крови, и волненьем бурлит, и зовёт забыться, в мир страстей уйти.

     И желанье любви у людей в крови, в них рассудок мутит, кружит головы.

     Жадно пьют они зелье, и все больше в них жажда испить наслаждение, и насытить своё похотение, и дарит им вино само- забвение.

     Стали люди блудить во всех краях земли, по всем долам, лесам и полям возжигают кострища, и везде стоят
их капища, а в центре каждого - страшное идолище.

     А на вершине горы все горит огонь: догорает Древо жизни на нем.

     И все больше жертв возлагают идолам, все благое, что в душах осталось - в ногах у них.

     И совсем уж забыли люди: откуда, и для чего сюда пришли.

     В ногах идолов своих пресмыкаются, и все больше и больше жертв к ним возлагаются.

     И разверзли люди грудь горы- земли, и вынули люди оттуда камушки.

     И увидели они, как камни те хороши, как сверкают их грани, и радуют их души, и стали грудь земли все сильней ворошить.

     А их идолы, довольны, усмехаются: золотые жертвы все при умножаются.

     Льют монеты людишки, наполняют карманы, и пещеры золотом уже забивают.

     Сыплют золото в золотые котлы, варят варево, чтобы яд испить.

     Бродит золото у людей в крови, даже сердце в камень оно обратит.

     И чего ни коснется золотая рука - станет золотом, даже живая душа!

     Бродят души те в краях всей земли, обращая в золото все, что вкруг них.

     Золотые строят люди дома.

     Золотые колосья родит земля.

     Золотые деревья в лесу стоят, в золотых ветрах их листья звенят.

     Золотые горы над долиной стоят, и застыла река в золотых берегах.

     Даже звезды на небе алмазами стали, лазурит облаков в бриллиантах сверкает.

     Золотая луна, золотое солнце, в золотом небе - золотой - БОГ?!

     Даже Слово живое, что к ним снизошло,на златоогненное древо вознесено, и пылает Распятье золотым огнём!

     И осталось живым только Небо Небес, и живою водой пролился Его гнев.

     Раскололось Небо, пролилось дождем: золотое небо льёт жидким золотом.

     Жидким золотом - златом огненным, обернулось золотое море лавой бездонною.

     Родилась из моря река золотая, потекла та река через все края, расплавляя вокруг все берега.

     Все, что было кругом - в неё потекло, все что было живым - стало жидким огнём.

     Тогда вспомнили люди, откуда пришли, для чего этот мир живой их возник.

     И ожили их души, и глаза открылись.

     И увидели люди, во что мир обратили. И -  т о г о, перед кем они колени преклонили, и  ч ь и  чёрные крылья им небо затмили.

     Эти крылья сверкают всеми цветами, и оттенками разными переливаются.

     Они дарят мечту в небесах парить, воцариться над миром, - тем, что о н подарит.

     И опомнились люди в тот самый миг, когда сверзились в лаву огненной реки.

     И несла их река в те самые края, где вечно гореть их грешным душам.

     Возопили тогда к своим идолам, прося помощи и спасения.

     Но остались одни мёртвые пепелища на местах поклонения: жертвенниках и капищах.

     А на вершине горы все горит огонь: догорает до тла Древо жизни на нем.

     ...Стоит дева под Древом: чудом спаслась, ведь огарок свечи у неё в руках.

     Свеча тонкая - жертва малая, но живым её огнём душа спасаема.

     Видит дева с вершины горы, как выходят из лавы души живые

     И у каждой из них - огонёк в груди, и в ладонях теплится, мерцает огонечек свечи

     И живое Слово у них на устах, и живой душа остаётся в веках

     Только мало их - этих душ живых - остальные остались в мёртвых волнах реки...

     Вот другая гора, на другом берегу, видит дева - там, живой, её друг, и он также держит свечу

     Широка река - бездна огненная, но любовь сильна, к другу милому так и тянет она

     Так и тянет лететь через бездну любовь, пусть смерть, пусть геенна, но жизни нет, если нет любви, если друга нет

     "Хочешь, дева, лететь к другу милому на тот берег? - чей- то голос у неё за спиной тихо в ухо  вкрадчиво шепчет.- Знаю, хочешь. И - можешь лететь! Дать крылья тебе во власти моей"

     И вдруг чувствует дева за спиною крыла у неё прорезаются

     И растут те крыла, ей надежду даря, обещая любовь, исполнение желания

     Но страшна река, что внизу все текла, несла грешные души, и к себе звала

     Догорает в руках огарок свечи...

     "Не бойся, погибель тебе не грозит! Ну, воспользуйся даром! О н ей говорит

     А на том берегу её милый все ждёт, истомилось по нем сердце её

     Пусть геенна, пусть смерть, только жизни нет, если нет любви, если друга нет

     Вот, на том берегу поджидает он, все слабее там огонёк живой

     "Ну, давай же, лети, одно лишь только счастье у тебя впереди!"

     Обернулась дева:"Но кто же ты? Покажись!"

     Лишь сверкнули крылья, только голос из тьмы:"Не оглядывайся, не смотри! Не смотри на меня, ни кругом, ни вниз

     Вот - любовь твоя, твоя жизнь, гляди: сколько радостей и наслаждений тебе  подарит! Все у тебя впереди. Только мне доверься, и лети!

     Будет весь мир внизу у ног твоих. Все его блага земные. Все лучшее дам я тебе, открою клады, и к ним пути

     Доверься только, и лети!"

     "Но крылья твои - хоть красивы, блестящи, но изнанкой черны!"

     "Зато сколько блеска и разных красок на перьях их!

     А что белые перья, что с рожденья даны - тебе подарили?!

     Что дали тебе они - приспешники ИХ?! Что дал тебе ТОТ, кто глух был всегда к твоим пожеланьям, и вот бродишь по миру, как неприкаянная"

     "А кто же - ОН? Это - ..."

     "Нет! Не произносится Имя Его!"

     "Так это..."" О, нет!"

     "Это БОГ!"" О-о-о!"

     "И - Слово Его!"" Ооооо..."

      И взвыло оно - то, что стояло за плечом у неё, зверем рыкнуло, оком сверкнуло, тяжко, и страшно завыло оно

     Взмахнуло черно-опаленным свечой крылом, и - исчезло, унеслось в огненный неба окоем...

     Обернулась дева, и увидала: её крылышки золоченые мигом опали, крошечной горсткою пепла лишь стали

     Но с белыми, светящимися крылами рядом встал её Ангел

     И под Древом жизни - живым, не сгораемым - Сам Господь с Книгой Слова в руках, и Его Пречистая Мать!

     И гора, и земля, и река - все стало снова оживать, и белый Божественный Свет все новое стал сотворять

     И на новой горе стояла новая она - дева, и рядом её муж стоит, ликом оба светлы, радостны они, и полны они

     Божественной, вечной, как сама жизнь и Бог, - Любви...


Рецензии