Тайна черной маски. Глава 23

               
               
                Врата преисподней

Лиза очнулась от тяжкого забытья и  осторожно открыла глаза.  Со всех сторон ее окружало множество маленьких огоньков, их свет разгонял тьму, наполняя помещение приятным полумраком. С возмущением она обнаружила, что не может пошевелить и пальцем. Её руки обхватывали сзади холодные каменный столб, запястья грубо стянули прочной веревкой.

Стараясь не поддаваться панике, она осмотрелась. Низко нависавший потолок поддерживали каменные колонны. Свет сотен свечей играл на зеленоватых от сырости стенах и отражался в темной воде, к которой вели скользкие ступени.  Почти половина помещения представляла собой искусственный бассейн, и Лиза поняла, что находится на самом нижнем этаже дворца.

Дальше продолжить обзор мешали веревки, и она повернулась в другую сторону. Множество свечей на возвышении ярко освещали уродливую скульптуру из зеленоватого камня. Языческий идол, сочетавший в себе черты человека и морского чудовища казался удивительно правдоподобным. Фигура монстра отдаленно напоминала человеческую, но чешуйчатые лапы заканчивались острыми когтями. Словно в насмешку, из-за спины высовывались два небольших крыла, вряд ли способные поднять в воздух это нелепое создание темных сил. Венчала этот кошмар голова осьминога с огромными плошками глаз, широким клювом и зарослями длинных щупалец. Художник, воплотивший в камне свои больные фантазии, несомненно был очень талантливым, хотя и сумасшедшим. Лизе показалось, что серо-зеленые щупальца шевельнулись, и она с отвращением отвела глаза от скульптуры, пожалев, что так внимательно разглядывала ее.

Вокруг было удручающе тихо, лишь потрескивали свечи, да время от времени вода начинала волноваться, мягко шлепая о ступени. Стараясь не задумываться о причине этих всплесков, Лиза попыталась ослабить веревки, но вскоре поняла бесполезность этой затеи, и в отчаянии затихла.

Неожиданно ее слух уловил странные звуки. Повернувшись вправо, насколько позволяли веревки, она увидела, что не одна здесь. Рядом с ней глухо постанывала еще одна пленница. Темное платье поблескивало золотым шитьем, лицо закрывала тяжелая масса черных волос.

- Эй, ты как там, жива? – не вытерпела Лиза, уж больно жалостные звуки издавала бедняжка.

 Женщина вздрогнула и подняла голову, распахнув огромные черные глаза, в которых тут же вспыхнули знакомые красные огоньки.
- Да ты вампирша! И как же ты попала к этим сумасшедшим?

Красотка облизнула пересохшие губы и что-то хрипло ответила на итальянском. Лиза старательно наморщила лоб, вспоминая немногие знакомые слова чужого языка:
- Не помнишь? Ну а имя свое хоть помнишь?

Бедняжка прокашлялась и ответила на вполне приличном немецком:
- Медея Кратос.  Помню только удар по голове, очнулась уже здесь…
Лиза не могла отделаться от мысли, что это бледное лицо с огромными черными глазами ей знакомо. Услышав имя ,она принялась выворачиваь руки, пытаясь ослабить веревки:
-Так это ты.. Ты пыталась убить Рюга на празднике! Но почему?
Вампирша не отвечала, только упорно сверлила собеседницу угольно-черным взглядом.  Лиза раздраженно переспросила:
- Ну что молчишь? Я тебя сразу узнала, хоть тут и  темновато!
Медея  гордо вздернула подбородок:
- Он чуть не убил моего брата, причем воспользовался серебряным оружием!
 - Твоего брата? – непонимающе переспросила Лиза, затем вспомнила серебрянный стилет, который всадила в бок Таноса. – Так этот людоед твой брат! Ну и семейка! Ну что же, могу тебя обрадовать, это не Рюг, такие подлые приемы не в его вкусе!

- То есть как это не он, а кто же тогда? – возмущенная Медея на мгновение забыла о своем незавидном положении.
- Какая теперь разница! Главное, твой  брат это заслужил. – пожала плечами  баронесса, - к тому ж ты сама сказала, что он выжил. А тебя я хочу сразу предупредить – держись от моего мужа подальше! Я совсем не глухая и кое-что слышала из вашего разговора!

Вампирша, которую напоминание о беседе на чердаке заставило покраснеть,   обиженно замолчала, изредка бросая гневные взгляды на счастливую соперницу. Она  тоже задергалась в своих путах, пытаясь освободить руки, но сильный всплеск воды заставил обеих пленниц замереть без движения. Женщины словно по команде обернули головы к воде, из которой вынырнуло что-то, напоминащее огромного змея, и снова ушло под воду.

- Что это за тварь? – Медея опомнилась первой.
Лиза ехидно заметила:
- Ну, я чужестранка, что с меня взять, а вот ты у себя дома, должна знать, что за гадость плавает в местных каналах.

Но Медея не поддержала спор, а лишь жалобно попросила:
- Лучше не будем ссориться. Мне и без этого  страшно. Хотела бы я знать, зачем нас сюда притащили?

Лиза печально вздохнула и ответила уже без прежнего задора:
- Хозяин этого дворца, как бы это помягче сказать, сошел с ума. Он решил, что я очень похожа на его невесту, которая умерла семь лет назад. А вот кого ты ему напоминаешь, понятия не имею!

Медея вздрогнула:
- Сумасшедший! Хорошего мало. А его нареченная уже здесь. Но я бы не сказала, что вы так уж похожи!

Лиза решила, что синьорина Кратос тоже повредилась рассудком, но Медея пояснила:
- Посмотри вперед, видишь, прямо перед статуей!

Лиза опустила глаза вниз, к постаменту отвратительной скульптуры и с трудом сдержала ругательства. Вампирша была права, на небольшой кушетке, обитой красным бархатом, лежат одетый в атласное голубое платье, скелет. Череп, с остатками длинных светлых волос, мечтательно улыбнулся узницам.
- Ты права. Боже, какая мерзость!

Медея еще раз осмотрела идола и поникшим голосом произнесла:
- Кажется, я догадываюсь, в чем дело. Он хочет заключить сделку с демоном, чтобы вернуть свою возлюбленную, но не понимает, какой ужас выпустит на волю!

 Лиза  невежливо перебила её:
- И что, мы должны терпеливо ждать его? Слышишь, синьорина Кратос, может, попробуешь перегрызть веревки?
Медея  сердито сверкнула глазами, но склонив голову, обнаружила, что, пожалуй, дотянется до верхней веревки…

 Раздался противный скрип отворяющейся двери, и узницы увидели идущего к ним синьора Бергамо. За ним неторопливо шагал высоченный мавр. Джеронимо остановился рядом с Лизой и улыбнулся.
- Прошу прощения, моя дорогая, за долгое ожидание. Я сам с нетерпением ждал этой ночи. Я наконец увижу Лючию, а господин получит свободу и власть и наградит своих верных слуг силой и могуществом!
Лизу затрясло от сознания своей беспомощности, но она постаралась не показать своего отчаяния и ехидно заметила:
- Ну да, щупальцами и жабрами по своему подобию, если судить по изваянию! Тебе что совсем не жалко города?
- Замолчи, несчастная! Твоему жалкому разуму не под силу понять это! Останутся лишь избранные! – на лице итальянца теперь явно читалось безумие, и Лиза ощутила липкий страх.
Джеронимо шагнул к ней и перерезал веревки. Тело, освобожденное от пут, пронзили сотни маленьких иголок.  Она попыталась сделать шаг и упала прямо на руки безумца.

Рюдигер пригнулся и шагнул под низкий потолок. В темноте он различил ступени, спиралью уходящие далеко вниз. Вынув палаш из ножен, он начал быстро спускаться. Яромир освещал путь смоляным факелом и сердито ворчал:
- Ты бы еще через ступеньки прыгал! Хоть под ноги поглядывай, вдруг тут медвежьи капканы на каждом шагу!
 Но вопреки его опасениям они без приключений добрались до конца лестницы и очутились в просторном коридоре. Почерневшие стены блестели от влаги, а с потолка глухо капала вода.
 Римар, ни к кому не обращаясь, выразил свое удивление:
- У дома всего три этажа. Выходит, что это лестница увела нас на дно морское?
Марио усмехнулся:
- Такие подвалы есть во многих палаццо, не удивляйся.
Антонио поежился:
-Не очень приятно знать,  что кто-то может запросто утопить нас в этом подвале.
Лана гордо встряхнула рыжей гривой:
- Это мы еще посмотрим, кто кого утопит!

Длинный путь по сырому тоннелю окончился у толстой чугунной решетки. К удивлению алданцев за ней располагался огромный зал, окутанный мягким мерцанием множества свечей с резким ароматом.

 Рюдигер притиснулся к холодным прутьям, стараясь разглядеть как можно больше.Огоньки свечей отражались в зеркальной поверхности водоема, к которому спускались  ступени. По поверхности бассейна пробегали слабые волны, разбиваясь о скользкий камень.
Наверху были люди. Разглядеть происходящее мешала колонна, но чуткий слух вампира уловил обрывки разговора:
- Ну вот, скоро все и закончится, я же говорил, что долго ждать не придется!
Голос был ему знаком, да черт возьми, это Джеронимо Бергамо!
-  Убери свои руки,  не смей меня лапать! – женщину было не видно, но по голосу можно было оценить степень ее возмущения. –  Лучше приласкай свою костлявую подружку!
 Все тут же узнали баронессу фон Шлотерштайн и, несмотря на серьезность момента, улыбнулись. Только Рюгу было не улыбок. Он до боли в пальцах вцепился в решетку, пытаясь хоть немного сдвинуть ее с места, но все было бесполезно.  Вход был надежно защищен, и алданцы лишь могли беспомощно наблюдать за приготовлениями к  страшному ритуалу.

- Лизхен, я здесь! – в отчаянии вырвалось у барона, Яромир   укоризненно дернул его за рукав:
- Зачем выдавать себя!

Джеронимо услышал его и весело отозвался:
- Ну вот, все в сборе.  Я-то боялся, что твой супруг пропустит все интересное. Теперь можно приступать к обряду! Йорумба, что там у нас со второй жертвой?
 Тут он взвыл от боли, а из-за колонны показалась прихрамывающая Лиза. Ноги затекли от веревок и еще плохо слушались ее, но зато зубы не подвели. Не раздумывая, она укусила синьора Бергамо за кисть, и теперь он едва мог шевелить пальцами правой руки.
  Чернокнижник бросился догонять жертву, тихо скуля от  боли. Кровь из прокушенной руки капала на пол, отмечая причудливые повороты в погоне за Лизой.

 - Очень удачно, что твои друзья успели до начала ритуала. Им будет на что посмотреть. – запыхавшийся Джеронимо попытался схватить баронессу, но она спряталась за  колонной и, схватив с треножника перед статуей медное блюдо с остатками пепла, треснула подоспевшего  преследователя по лбу. Пепел взлетел вверх серым облачком, у бедняги потемнело в глазах, он рванулся за женщиной, но она была уже у постамента.
Лана громко расхохоталась и хлопнула пару раз в ладоши:
- Да уж, замечательное представление!
Синьор Бергамо в бешенстве обернулся на задорный смех, в это время Лиза подкралась сзади и сильно толкнула его. Не удержав равновесие, он быстро покатился вниз по скользким ступеням. Когда его сапог коснулся воды, из нее тут же высунулись два серо-зеленых щупальца  и зашарили по плитам в поисках добычи.
  Джеронимо, чертыхаясь, поднялся и поспешил прочь. Сжав зубы, он старался усмирить желание немедленно придушить наглую простолюдинку. Спокойно, уговаривал он себя, спокойно, скоро он избавится от этой дерзкой и невоспитанной особы, а ее прекрасное тело станет сосудом для другой души…

Лиза, услышав голос Рюга, метнулась к решетке. Но резкий окрик Ланы заставил ее остановиться:
- Не поворачивайся к нему спиной!
Дикарка сунула в руку подруге  кинжал.  Лиза быстро обернулась и с вызовом показала Джеронимо свое оружие. Итальянец разозлился, в его планы не входило сражаться с этой сумасшедшей.
- Послушай, я не хочу причинять тебе вред, ты  нужна мне целой и невредимой! –   ласково, как только мог, он попытался уговорить упрямицу. Лиза  улыбнулась, показав жемчужно-белые зубы, столь редкие для жительниц сырого города, и дерзко ответила:
- А я напротив, не собираюсь никого беречь, и наделаю в тебе столько дырок, сколько смогу!
 Острие кинжала тут же оставило царапину на его щеке, он попытался схватить ее, но Лиза уже отпрянула назад, и осторожно обходила врага справа, держа оружие наготове.

Рюдигер, Яр и Антонио еще раз попытались поднять решетку. Под совместными усилиями  она задрожала, но не сдвинулась с места. Джеронимо насмешливо покосился
на врагов, надежно запертых в двух шагах от него.
- Не смей ее трогать! – в голосе вампира было столько ненависти, что  итальянцу стало не по себе. Однако он пересилил себя и заставил  посмотреть алданцу в глаза.
- Лучше успокойся. Ты все равно ничего не сможешь сделать, смирись. В этой жизни ты ее потерял!

На мгновение синьор Бергамо ослабил внимание, наслаждаясь отчаянием в глазах Рюдигера, и тут же Лиза напомнила о себе, полоснув ножом по ребрам. Он в бешенстве  обернулся, вытащив из ножен ритуальный кинжал с рукоятью из слоновой кости,  но баронесса уже отступила на безопасное расстояние. Она нахально улыбалась врагу, чувствуя странный азарт и совершенно не испытывая страха.

Джеронимо глубоко вздохнул, смиряя кипевший внутри гнев. В конце концов бежать тут некуда, а она всего лишь женщина. До сих пор он не воспринимал всерьез ее боевые навыки, ну что же, придется напомнить нахалке, где ее место. Он решительно двинулся к Лизе, но в этот самый момент решетка резко вздрогнула и поехала вверх.

 Рюдигер, сильнее всех вцепившийся в прутья, повис на ней, затем опомнившись, разжал руки и спрыгнул. Опередив друзей, он одним прыжком очутился внутри и, отстранив Лизу, приставил клинок к горлу синьора Бергамо. Однако нанести смертельный удар не успел. Из ладони итальянца вырвалось пламя, ослепившее барона, и  Джеронимо позорно отступил. Взбежав по ступеням вверх,  он принялся громко читать заклинание на древнем языке.

- О нет, - простонал Марио, - он призывает  своего хозяина!
С каждым словом голос звучал громче, казалось, он принадлежит не человеку, а кому-то более могущественному и неумолимому. Порыв ветра пронесся под каменными сводами, вода в бассейне вдруг начала быстро подниматься, заставляя всех взбираться на ступени.

Марио достал из-за спины заговоренный меч и решительно двинулся вперед, но Лана опередила его. Дикарка опустилась на одно колено и достала из-за спины арбалет. Стрела попала итальянцу в плечо и заклинание оборвалось. Но и тех слов, что он сумел прочитать, было достаточно…

Ночное небо над городом вдруг прорезали огненные зигзаги молний. На крыши дворцов и храмов обрушились холодные струи ливня. Вода в каналах стремительно поднималась, грозя  добраться до вторых этажей.
- Гроза зимой! Неужели это возможно? –Элина вздрогнула и подбежала к окну, чтобы опустить штору. По паркету зашлепали босые ноги, это Курт выбрался из своей кроватки и подбежал к ней. Обняв ребенка, она замерла, не в силах оторвать взгляда от разбушевавшейся стихии, затем все же пересилила себя и  задернула штору.

Танос быстро прошелся по темным коридорам. На втором этаже его внимание привлекла приоткрытая дверь в одну из комнат. На запылившемся паркете были видны следы, ведущие к камину и обратно. Заслонка была приоткрыта. Заглянув туда, наследник Кратосов обнаружил потайной ход. Недолго думая, он нагнулся и проник внутрь. Без особых приключений молодой вампир спустился до первого этажа и замер на месте, недоверчиво прислушавшись. Двое мужчин разговаривали, совершенно не таясь.

- Все готово для ритуала. Йорумба, а ты уверен, что все подействует? Зачем ты притащил сюда эту девку, она же создание Черной Звезды, мне нужны проблемы с ее кланом!
- Моя делать все правильно! Она долго не умирать, это хорошо! – грубым голосом на ломаном итальянском отвечал его собеседник.

 Кратос с трудом сдержал желание прикончить их на месте. Спустившись в  подвал, он заметил, как  тот, кого называли  хозяином, опустил рычаг, и тяжелая решетка преградила путь алданцам и Марио Эспозито.  Танос с наслаждением наблюдал, как ненавистный чужак  пытается сломать прутья, не в силах придти на помощь жене. Но услышав слова Джеронимо про еще одну жертву, огляделся и увидел Медею, привязанную к столбу. Решив, что сейчас алданцы могут быть полезны, он  нажал на рычаг, поднимающий решетку, и, не оглядываясь, бросился на помощь сестре.

Над  ней склонился огромный чернокожий.  Поскольку девушка не подавала признаков жизни, Йорумба грубо ударил ее по лицу, чтобы убедиться, что вампирша все еще без сознания. Без опаски перерезав веревки,  он схватил девушку за длинные волосы и поднял на ноги. Она открыла глаза и завизжав, прыгнула на чернокожего, словно дикая кошка. Острые ногти рвали одежду, оставляя на коже огромные царапины, изловчившись, острые зубы вонзились в шею врага. Йорумба вскрикнул от боли и оторвал от себя Медею, с размаху швырнув к самому  постаменту отвратительного изваяния.Девушка  ударилась головой о каменный угол, кровь брызнула на идола. Каменный клюв раздвинулся в довольной усмешке.

Йорумба навис над ней, словно гость из пресподней. Он поставил ногу на грудь жертвы и слегка надавил. Медея сморщилась и вдруг плюнула в прямо в оскал с подпиленными зубами:

-  Я лучше сдохну, чем помогу тебе впустить эту тварь в мой город!

Лицо Йорумбы перекосилось от злобы:
- Умирать медленно, кричать долго, очень больно!
Он протянул руку к её горлу, но вдруг его лицо посерело, и служитель темных сил завалился на бок. Медея увидела Таноса с окровавленным клинком и обычной высокомерной улыбкой которая быстро сменилась испугом, Кратос опустился на колени и обнял сестру дрожащими руками.
- Я сравняю с землей это чертово палаццо,  я сошлю этого мерзавца на галеры, предварительно оскопив и отрезав язык, нет, я лично скормлю его акулам… - вдохновенно перечислял Танос, но вдруг испуганный визг Медеи оборвал его монолог.Сестра  показывала на бассейн, не в силах вымолвить ни слова.

Лиза, вновь обретя мужа, вцепилась в его руку, категорически не желая отпускать  ни на шаг. Рюдигер крепко прижал ее к себе, проведя ладонью по волосам. Убедившись, что с ней все в порядке, он немного расслабился, но громкий бас Антонио вернул его к действительности:
- В жизни не видел ничего подобного, клянусь святым Христофором!


Рецензии
У вас такая богатая фантазия, Лариса! Я в восхищении! Хотелось бы прочитать эту книгу в печатном варианте. Бесподобно! Я не мастер писать рецензии, но не могу скрыть восхищения вашим талантом! Браво!

Анна Гринина   22.06.2019 19:11     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.