Венчание Достоевского

               
                Глава из повести "Неисповедимы дороги"

   Заканчивался январь… Второй день по вечерам священник Тюменцев растолковывал тонкости проведения будущей свадьбы. Достоевского меньше всего интересовали домашние  посиделки, да и само венчание он понимал, как проведение установленного  ритуала, при этом  желая устроить все, как можно быстрее и проще.
— Ну, не мной оно придумано! — перекрестился Евгений Исаакович. — Веками складывалось так. Венчание, любезный Федор Михайлович, относится к одному из семи Таинств Святой церкви. С помощью его будущие супруги получают особую благодать. Жених и невеста дают взаимные обещания в верности. За это получают Божье изъявление на рождение и воспитание детей…
  Марья Дмитриевна улыбнулась, что не проскочило мимо цепкого взора Тюменцева.
— Да, я, батюшка, о своем, — робко промолвила Исаева.
  Настала очередь улыбнуться Тюменцеву.
— Простите, я как-то запамятовал: вы же уже однажды стояли под венцом… Тогда все слова мои только к вам, Федор Михайлович.
— Я все понимаю, отец мой, но я человек при исполнении воинской службы. И ограничен во времени. Сроки моей отлучки оговорены с непосредственным начальством. А оно: знаете где... На ухо не шепнешь и не докричишься...
 — Вы, голубчик мой Федор Михайлович, тоже войдите в наше церковное положение. У нас есть писаные и неписаные законы. А исполнять их надо все! При огромнейшем желании не могу вас обвенчать, когда захочется! Хоть убейте! В нашей Православной церкви венчание нельзя проводить по вторникам, четвергам и в субботу. Это раз! И не в каждый божий праздник. Два! Во время постов – уже три! Святки, дай Бог, прошли, а до Сретенья далековато. Еще бы не угадать на пасхальную неделю. К тому же серьезная работа у нашего причта: обыск, опрос поручителей. Кстати, буду рекомендовать нужных и благонадежных людей...
  Тюменцев помолчал, углубившись в себя. Наконец, словно выдохнул:
— Кроме как шестого февраля, то есть в ближайшую пятницу у нас ничего не выйдет. Если не получу вашего согласия, то уж простите …
— Я согласен! — с готовностью сказал Достоевский.
— Да, мы согласны, — кашлянув, подтвердила Марья Дмитриевна.
  На другой день они снова появились в храме. В официальном порядке Достоевский заявил священнику о своем желании. Тот вызвал дьячка, поручил ему, как полагается, записать звание, имена и фамилии желающих встать под венец. Потом объявил, что в ближайшие три дня сделает оглашение. Все, кто знает пришедших венчаться, могут сообщить церкви об известных им препятствиях для совершения брака. Вместе с оглашением причт церкви проведет брачный обыск.
— Если препятствия не возникнут, то, учитывая щепетильность вопроса, наш храм отнесется с глубоким пониманием к вашему желанию совершить чин венчания.
  Тюменцев еще раз обратил внимание на то, что приготовления к венчанию должны быть завершены строго до шестого февраля. Достоевский, показывая кольцо на безымянном пальце правой руки, признался, что обручение к настоящему времени совершено во время помолвки. Священник кивнул головой.
— Вы уж только про нательные крестики не забудьте!..
  Венчание назначили на начало второй половины дня. Кошевая с женихом и невестой прикатила в сопровождении четырех саней. У дверей храма толпился народ, в основном местные жители с Подгорья и Форштадта, тут же нагорские завсегдатаи.
  Весть о  венчании приезжего офицера, к тому ж еще известного писателя, по городу расползлась со скоростью голубя... Впереди, как положено, стояли известные и именитые люди. Осанистые мужчины и укутанные в шали дородные женщины. Поутру небо заваливало землю снежком, а около двух часов выси разъяснились, резко похолодало, зато выглянуло яркое солнышко.
  Перед входом в храм отец Тюменцев надевает на пальцы жениха и невесты заранее взятые у них кольца. Виновники торжества трижды ими обмениваются, что символизирует передачу власти супруги над собой. С этой минуты пришедшая пара официально значится женихом и невестой.
  Тюменцев в роли главного распорядителя венчального действа вводит их в центр храма, останавливаясь перед аналоем. Невеста в голубом платье с длинными рукавами и с буфами, как посоветовала форштадтская портниха. Подол платья спускается далеко за кромку черных пимов. На голове светлый платок василькового цвета. На женихе темный мундир с золотыми погонами – по одной звездочке на красном просвете. Блестят выпуклые латунные пуговицы (Достоевский спозаранку драил их золой под лампадой Вагина)– по шесть штук в два ряда, на ногах высокие офицерские сапоги. Невеста заняла место по левую руку от жениха.
  Взошедший, было, на алтарь Тюменцев возвращается. Впереди него дьяк и подьячий несут Евангелие и святой Крест. После благословения священника жених и невеста совершают крестное знамение. Громогласно сообщается, что брачный обыск под номером 17 произведен. Документ подписан женихом, служащим седьмого Сибирского линейного батальона прапорщиком Федором Михайловичем Достоевским и невестой, вдовой коллежского секретаря Марией Дмитриевной Исаевой, а также их поручителями коллежским асессором Иваном Мироновичем Катанаевым и чиновником таможенного ведомства Петром Сапожниковым, государственным крестьянином Михаилом Дмитриевичем Дмитриевым и чиновником Кузнецкого училища Николаем Вергуновым.
  Объявляется, что обыск произведен в присутствии членов причта Одигитриевской церкви священника Евгения Тюменцева, дьякона Петра Лашкова, дьячка Петра Углянского и пономаря Ивана Слободского. Жених со своей стороны представил специальное дозволение за №167 от имени своего командира полковника Григория Беликова…
  Достоевский слабо морщится. Он давно не бывал в светлом и многолюдном храме. Взором выхватывает лица присутствующих. Прикрыл широкие глаза исправник. Туманными очами смотрит куда-то в темный угол Вергунов, нечаянно навалившееся горе совсем сбило с панталыку растерянного учителя. Рука об руку стоит чета местных докторов Гриценко - Николай Семенович и Анна Фоминична. Переминается с ноги на ногу простуженный хозяин квартиры Исаевых Дмитриев. Возле матушки Елизаветы Павловны лупает глазами Машенькин сын Паша. Тянет голову из-за чужого плеча Вагин, пытается человек не упустить важный момент из жизни своего постояльца… Федор Михайлович мимолетом определяет, что народу на его торжество собралось поболе сотни человек.
  Сладко щекочет нос запах горелого воска. То и дело открывается входная дверь, припоздавшие наскоро крестятся. Горбатенькая женщина из церковной обслуги зажигает венчальные свечи, священник раздает их жениху и невесте. Те принимают по свече в левую руку, женщина подает два белых платка – обернуть низ свечей, чтоб стекающий воск не обжигал пальцы. У жениха золотое кольцо – символ солнечного цвета и мужской силы, на пальце невесты серебряное колечко — металл символизирует лунный свет и женское начало.
  Священник произносит молитвы и просит у Бога даровать венчающейся паре детей и внуков. Каждый раз, когда крестится священник, крестятся Достоевский и Исаева.
  Приближаются свидетели, они подносят к жениху и невесте венчальные короны, те их целуют, после чего свидетели продолжают держать венцы над головами будущих супругов.
  Произносится молитва Господня «Отче наш».
— Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Ибо твое есть Царство и сила и слава во веки!
  Тюменцев осеняет крестным знамением чашу с красным вином, протягивая будущим супругам: сначала ему, потом ей.
— Я беру тебя в жены! — говорит жених.
— Я беру тебя в мужи! — повторяет невеста.
  Священник объединяет руки Федора Михайловича и Марьи Дмитриевны, поверх рук кладет епитрахилью (широкую ленту, огибающую шею священника и обоими концами спускающуюся на его грудь)и возлагает на нее свою ладонь. Все! Вечный брак заключен и благословлен небесами.
  Пара поочередно целует иконы Божьей матери и Спасителя, после чего Тюменцев  торжественно восклицает:
— Я объявляю вас мужем и женой!
  Он берет чету Достоевских за руки (горячую и мозолистую ладонь мужа и холодную в виде лодочки ладошку супруги), обводит молодоженов вокруг аналоя.
  Близкие и знакомые Федора Михайловича и Марьи Дмитриевны отрываются от общей толпы и бросаются к ним.
  От начала до конца обряд длился чуть больше одного часа. В знак единения двух сердец раздается божественный звон с колокольни Одигитриевской церкви.
  Звон забирается над Кузнецком в высоту. И плывет, оставляя позади себя замерзшие топольки и скованную льдом Томь. Плывет в сторону уходящего солнца, куда через несколько дней удалая тройка увезет семью Достоевских.


Рецензии
Обряд венчания описан в подробностях, автор владеет материалом.Но? Чувства жениха и невесты отсутствуют.Потому скучный обряд получается. На ЗАГС очень похоже.Не "профи",не могу судить о литературных достоинствах произведения.С уважением.

Виктор Калюка   15.11.2018 23:11     Заявить о нарушении
Вы, Виктор, как читатель правы. У Вас естественно были свои ожидания даже некоторое любопытство: а что там у них... Я бы тоже написал об этом. Но, к сожалению, повыбрасывал все, что мог - материал шел в сборник и его объем оговаривался на берегу. Так что вот так. А отрывок взят из моей повести "Неисповедимы дороги" о трех поездках Достоевского в Кузнецк. Ее давно обещали напечатать в "Огнях Кузбасса", но там свои дела и заморочки. Да я и не настаиваю. И, тем более не страдаю... Ваше кое-что читал, понравилось. Понял, что у нас есть общая знакомая Таня Белокурова, хороший поэт. Желаю доброго здоровья и всяческих успехов! Посмотрю со временем Вашу страницу более внимательно, постараюсь черкнуть.
С уважением, Александр

Александр Савченко 4   16.11.2018 08:17   Заявить о нарушении