Любовь с бульвара Капуцинок

Посвящаю кинофильму «Человек с бульвара Капуцинов»
(реж. А.Сурикова, сценарий Э.Акопова, 1987 г).


Веселый нрав Джорджианы был ее визитной карточкой. Она чрезвычайно походила и на свою старшую сестру Диану, и на мать – звезду лондонских и парижских сцен  - Дороти Литтл. «Поразительно, - думала Джорджи, - я столько плакала, что, видно, больше не осталось слез. Мне весело, несмотря на то, что я покидаю любимый Париж, уезжая вслед за сестрой».
Несколько дней вместе с ней плакало небо. Но сегодня Париж сиял: солнечные блики искрились в лужах мостовой,  на лиловом шелке зонтика, на монограмме LV, которая украшала сумочку, и которой вскоре предстояло покорить планету, также как и изобретению братьев Люмьер.
Она шла по бульвару, который вершил историю мирового искусства. Импрессионисты, великие артисты, фотографы… Апогеем этого фейерверка творческих откровений стали братья Люмьер и их бессмертное изобретение, явившееся миру в Индийском салоне «Гранд-кафе».
Синематограф ворвался в жизнь Джорджианы вместе с первой любовью. «Движущиеся картинки» тесно переплелись с событиями ее жизни: встреча с Джоном и Дорианом; два кузена, влюбленных в нее; закрытый сеанс, когда Дориан демонстрировал свою «мелодраму»; отъезд Джона; страсть, измена, разочарование и наконец, решение ехать в Америку…
На Place de l'Opera Джорджиана села в элегантную коляску, аккуратно подобрав лавандово-лиловый подол, раскрыла полупрозрачный веер с изображением фиалок, подаренный Дорианом. Под легкий рессорный звук экипажа она вспомнила тот закрытый сеанс на бульваре, когда стрекотал проектор в темноте, а фортепьяно подыгрывало «сантиментам» с экрана. «Прощай, моя любовь. Судьба разлучает нас», - театрально произнес Джон. И тут же блеснул Дориан: «Но в сердцем моем ты будешь жить вечно».
Первые нежные чувства были допиты до дна иронией новой реальности, которая стремительно поглощала эпоху шелковых вееров с фиалками, и в клубах горячего пара поездов неслась в неизвестное грядущее.


Кусая губы в кровь,
Не пряча мокрых глаз,
Смотрела на экран,
А на экране – «нечто»:

«Прощай, моя любовь!
Судьба разлучает нас.
Но в сердце моем
Ты будешь жить вечно».

Вы – демон во плоти –
Не знали поражений.
И миллион сердец
От Вас давно в увечьях.
Увлечься Вами, право,
Такое преступленье!
Но разве можно было
Вами не увлечься?!

Не нужно лишних слов,
Не надо громких фраз.
Быть может, я польщу,
Сказав Вам откровенно:
Проказник Купидон
Мне предлагал не раз:
«Для флирта кандидат
Он необыкновенный!»

Был темный кинозал.
Я думала о Вас:
Что мелодрама – жизнь,
Что Вы – так бессердечны!
А на экране Он
Сказал в последний раз
Неистово обняв
Ее, так безупречно:

«Прощай, моя любовь!
Судьба разлучает нас.
Но в сердце моем
Ты будешь жить вечно».

Но то, что пронеслось,
Не будет уже вновь.
И время чересчур,
Конечно, быстротечно.
Чуть медленнее пульс,
Чуть поспокойней кровь,
И можно Вам сказать
Теперь вполне беспечно:

«Прощай, моя любовь!
Судьба разлучает нас.
Но в сердце моем
Ты будешь жить вечно».


05.11.2018




L и V скрестил еще Жорж Вюиттон, сын Луи Вюиттона, в 1896 году.  Это был его способ брендирования зарождающегося бизнеса по производству багажа, а через 120 лет лого стало одним из самых узнаваемых в мире.
(Краткая история монограммы Louis Vuitton https://vogue.ua/article/)



И вот наконец, наступило 28 декабря 1895 года. Именно в этот субботний вечер был показан первый в истории общедоступный платный киносеанс. Как описывает очевидец, весь Париж жил тогда рождественским настроением. В центре самого элегантного квартала - бульвара Капуцинок было многолюдно и оживленно. Газовые фонари ярко озаряли фасады особняков и витрин модного "ГРАНД-КАФЕ", находившегося в доме 14, всего в двух шагах от Оперы. (Двое с бульвара Капуцинов https://www.liveinternet.ru/users/myparis/post160516835/)


Рецензии
Люблю немой синематограф… Герой моей книги как раз родился в тот год. :)

Красивый, лиричный текст. У вас очень поэтическая натура, и это здорово! "Пролог" тянет на затравку для полноценного романа.

…И единственное, что сильно отвлекает при прочтении — это звучащий в памяти слезливый голос пьяного персонажа Олега Табакова, с пафосом повторяющий ТЕ САМЫЕ слова. :)

С пожеланиями удачи и вдохновения,

Юлия Моисеенко   09.11.2018 00:23     Заявить о нарушении
Юлия, благодарю Вас всем сердцем. Вы имеете прямое отношение к кинематографической профессии и потому, приятно слышать добрый отзыв от Вас.

Также ценю и Ваше замечание) У каждого - свои ассоциации) У меня эти слова ассоциируются, в первую очередь, с Мистером Фестом, который произнес их в конце сеанса (перед эпизодом с Табаковым).
И еще, я думала о том, как бы могли эти слова быть произнесенными впервые, при каких обстоятельствах. Насколько знаю, настоящие немые мелодрамы появились уже в начале 20 века. Сперва было больше "документалистики" или только попыток к мелодрамам в "движущихся картинках".
Поэтому, я придумала авантюрного Дориана, который "осмелился" (пусть даже при закрытом показе) демонстрировать одну из первых в истории игровых мелодрам. Они могли бы сидеть с Джоном и Джорджианой вместе и так "комментировать" (так сказала моя фантазия).
И еще, эти слова отражают некую внутреннюю иронию героини и поэтому градус пафоса как бы немного снижается. Ирония творит чудеса)

Но... все это - лишь мое субъективное восприятие. Потому так интересно узнать о том, что думают другие. Спасибо!

Почитать бы Вашу книгу. Может, сообщите о котором романе Вы упомянули)

Миллена Роуз   09.11.2018 00:40   Заявить о нарушении
Какое уж там «прямое отношение», Миллена — так баловство. :) Ирония творит чудеса — абсолютно с вами согласна! И мои слова о пафосе, разумеется, относились не к вашему тексту, а к персонажу Табакова; причём, невзирая на всю забавность подачи, зритель прекрасно чувствует серьёзность и трогательность момента: а человек-то перерождается, причём под влиянием силы Искусства! Отсюда и слёзы, собственно…
А книжка у меня, к сожалению, всего одна, и та пишется уже долго-предолго. Можете посмотреть на моей страничке раздел «Избранные главы из романа о Бастере Китоне», если будет желание. Даже не знаю конкретно, какие бы пару глав вам посоветовать (они довольно самодостаточны, это больше похоже на сборник разножанровых рассказов, разве что объединённых общими героями и расположенных в хронологическом порядке)… Наверно, мои любимые — «Паровоз и все остальные», «Единственный раз, когда Бастеру стало страшно» и, может быть, «На обочине».
Герой у меня вполне реальный, из ТОГО времени (20-егг.), из мира немого синематографа. Это совершенно забытый у нас (в отличие от всего остального мира) гениальный режиссёр, удивительно тонкий актёр без улыбки и бесстрашнейший в истории каскадёр Бастер Китон. Он был комиком от Бога, хотя обращался и к лирической теме. В его картинах всегда присутствует Героиня, своего рода архетипическая Принцесса, которую нужно спасать. Правда, нежных фраз у него — днём с огнём; чего нет, того нет. Бастера не зря называли «телесным комиком» — он все чувства прекрасно мог выразить жестами и, в конце концов, поступками. Так, в комедии «Кинооператор», услышав по телефону, что любимая готова с ним встретиться, герой роняет трубку и бросается к ней БЕГОМ, через весь город, лавируя между машинами, после чего, запыхавшийся и счастливый, возникает за спиной у девушки в тот самый момент, когда она недоумённо вешает трубку. Это сильная сцена — как и весь фильм, если что. :)

Юлия Моисеенко   09.11.2018 19:27   Заявить о нарушении
Юлия, спасибо огромное за информацию и все добрые слова!)
К своему стыду, пока не смотрела и не читала ничего про Вашего героя, хотя где-то слышала.

С удовольствием ознакомлюсь, восполню пробелы)) Я в предвкушении интересного;)

С теплом и добрыми пожеланиями

Миллена Роуз   09.11.2018 23:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.