Приют безумных. Глава 47

47. ТЫ В НОРМЕ
23 мая 2015 год, суббота

На последней учебной неделе Андрей всеми силами старался вывести Элизу из себя, но получалось у него плохо. Девушка как будто привыкла к его насмешкам и при каждом удобном случае подыгрывала ему.

Он доставал ее на физкультуре, крича во все горло:

- Двоечница! Нифига не можешь на физ-ре!

Она, прибежав к финишу первой, с издевкой ответила:

- Я на одной физ-ре не могу. Ты вообще, кроме физ-ры, ничего не можешь.

Он затаскивал ее в туалет на каждой перемене.

Она брезгливо морщилась, скидывала с себя его руки и презрительно шептала:

- Своих шлюх будешь лапать.

Он просил дать ему списать домашку хотя бы за пачку сухариков.

Она говорила «нет» и уходила. Всегда.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет изобразительного искусства (№ 301)

На классном часу в честь окончания учебного года «Олга» с огромным удовольствием в пух и прах разнесла 10-ый «А», осыпав старшеклассников упреками, которыми ее, в свою очередь, осыпали учителя по всем предметам.

- Потолков! – гремела она, услышав хихикающий голос на последней парте. – Встань быстро! Любовь Сергеевна на тебя пожаловалась. Объяснять причину не захотела. В чем дело?

- Так это… - не очень уверенно начал парень, стараясь не ржать. – Она бумажки раздала и сказала написать отзыв об уроках бюджета. Я написал «это полная хрень, убейтесь об стену», а она разревелась и заставила переписывать.

10-ый «А» заржал, Ольгу Петровну перекосило.

- Сядь! – рявкнула она.

С минуту помолчав, классная продолжила:

- Теперь о переводных экзаменах. Двадцать один человек из тридцати двух не сдали. Администрация в шоке. Говорят, побили все рекорды. За двадцать лет существования школы ни разу такого не было. Позорище! Самим за себя не стыдно?

Но старшеклассники только хихикали, пожимая плечами.

«Так нефиг баранов брать в 10-ый и пересдачи по сто раз устраивать. Не сдал – отчислили. Детский сад какой-то», - мысленно обругала всех Элиза.

Словно читая ее мысли, с предпоследней парты выкрикнула Оксана:

- Мы-то тут причем? В том году 11-ые классы по шесть раз пересдавали!

Побагровевшая от злости Ольга Петровна не успела ответить: в класс ворвалась разъяренная Алена Валерьевна.

- Значит, так, мои дорогие! – в голосе ее послышались пронзительные истеричные нотки. – Носова и Шашлыков! Я к вам обращаюсь. За экзамен у обоих двойки. Если не сдадите со второго раза, я лично пойду к Ольге Григорьевне требовать вашего отчисления. Весь год били баклуши. Останетесь – даже не надейтесь, что в 11-ом классе я с вами цацкаться буду. Выкину сразу!

Она умчалась, хлопнув дверью.

Оксана насупилась, остальные тихонько похихикивали.

- По-вашему это смешно?! – в сердцах бросила Ольга Петровна, - черт знает что! - и она тоже выскочила из класса.

***
Через несколько минут Ольга Петровна вернулась и, пряча красные глаза, тихо сказала:

- Расставляйте столы. Будем пить чай.

Старшеклассники мигом соскочили со своих мест, сдвинули парты, постелили клеенки, расставили пластиковые стаканчики и тарелки. Через пару минут в стаканы был разлит горячий чай, а в тарелках лежали печенье, конфеты и куски торта.

- Учились бы с таким рвением, цены бы вам не было, - резонно заметила «Олга» и вновь удалилась восвояси.

Десятиклассники, пропустив мимо ушей слова классной, помчались к столам.
 
Андрей, встав рядом с Элизой, краем глаза наблюдал, как она осторожно берет салфеткой кусок торта с общей тарелки. Ему пришла в голову идея, как красиво закончить 10-ый класс. Как ни крути, а в этом году многое изменилось…

Он тоже потянулся за куском торта и ближе придвинулся к девушке. Она, казалось, не замечала его, весело треща с Кирой, Лешей и Кудриным.

«Твою мать! – выругался парень. – Я что для нее вообще пустое место? Ничего, сейчас она меня заметит!»

Подняв руку, Андрей смахнул кусок торта с салфетки прямо Элизе на голову.

- Упс, - только и смог сказать он, с трудом сдерживая смех. – Я случайно.

Одноклассники, заметив интересное представление, захохотали. Всем и так было ясно, что таких случайностей не бывает. Витя, опустив глаза, старался скрыть, какое удовольствие доставляло ему все происходящее. Кира для виду обругала Шухова последними словами, хотя по ее улыбке было видно, что она тоже еле сдерживается.

Вздохнув, Элиза развернулась к Андрею, с минуту смотрела парню в глаза, а затем плеснула ему в лицо недопитым чаем.

- Упс, - сказала она, наблюдая, как коричневые струйки скатываются на белоснежную рубашку. – Тепленькая пошла. Жаль, не кипяток.

С этими словами девушка пулей вылетела из класса.

- Андрюха, перебор в этот раз, - заметил Антон, обнимая Оксану за талию. Та согласна кивнула.

- Заткнись! – рявкнул Шухов. – Сам знаю.

***
Андрей открыл дверь женского туалета и увидел такую картину: Элиза с распущенными волосами стояла лицом к раковине, подставив руки под струю воды, чертыхалась и пыталась пальцами вытащить из шевелюры кусочки бисквита. Услышав шаги, она обернулась.

- Читать разучился? – съязвила девушка, продолжая свое занятие. – Мужской напротив.

- Да знаю я.

Повисло молчание. Шухов, переступая с ноги на ногу, проклинал себя за несдержанность, а Элизу - за испорченную рубашку. Но больше всего он ругал идиотское чувство, не дававшее ему выдавить такое простое «извини».

- Я, наверно, палку перегнул, - наконец, сказал парень, подходя ближе.

Девушка резко развернулась и хлестнула его по лицу влажными волосами.

- Ну, что ты. В самый раз.

Андрей понял, что сейчас самый подходящий момент, чтобы извиниться, но нужные слова никак не хотели произноситься. Он сам себе удивлялся. С девушками у него всегда все шло как по маслу, но с Элизой так не получалось. Стоило парню поднять на нее глаза, как сердце начинало бешено колотиться, все мысли улетучивались, и вообще он чувствовал себя глупо.

«Что же такое происходит-то?»

- Ладно, забей, - сжалилась Уланова.

Андрей пожал плечами, подошел к раковине и, вымыв лицо, стал оттирать рубашку. Краем глаза он наблюдал, как Элиза вытаскивает из корней волос крем.

- Давай помогу, - сказал парень.

Несколько секунд девушка напряженно вглядывалась в лицо Шухова, ища подвох. Поразмыслив, она протянула ему кусок хозяйственного мыла.

Бережно перебирая влажные пряди волос, Андрей осторожно намыливал их и еще осторожнее промывал теплой водой. Он уже не раз проворачивал такое с другими девушками, но еще никогда от страха сделать что-то не так у него не сводило все тело. Многочисленные подружки сходили с ума от удовольствия, когда он мыл им голову. Элиза же была напряжена как струна. Казалось, она даже не дышит. Когда он случайно коснулся ее лица, девушка резко отпрянула и, вырвав намыленную прядь из его рук, быстро отчеканила:

- Не смей меня трогать, - и пулей вылетела из туалета.

«Спокойно, Андрюха, - сказал сам себе парень. – Ты в норме».

Но это была наглая ложь самому себе. Шухов чувствовал, что он уже давно не в порядке. И сегодняшний инцидент – прямое тому подтверждение.


Рецензии