Чешуя

       - Интересно, долго ещё нам таскаться за водой в эту Тьмутаракань? – первый пилот протяжно зевнул в кресле у штурвала.*
       - Пока не найдём новую планету-источник, - отозвался Пилигрим.
       Он  взглянул на часы. Три часа ночи по-зеландски. Когда-то учёные решили сложную задачу - просчитали разницу во времени с Землёй, что набегала на сотни тысяч световых лет. Теперь преодолевать такие расстояния научились быстро, особых проблем не возникало. А сейчас оставалось ещё долгих, томительных два часа, отделяющих кромешную тьму от восхода солнца. Так было всегда, и на Земле, и на Зеланде – совсем немного времени, один шаг от Царства Тьмы до Царства прекрасного животворящего Солнца.
       Зеланд, казалось, не думал просыпаться. Огромные величественные трубы-города, соединённые множеством трубочек-посёлков, виднелись в ночи. Под трубами чернела поверхность таинственной планеты – окаменевшая густая лава. Высоко в небе мириадами далёких звёзд мерцали созвездия.
       Пилигрим, как всегда в такие минуты, мрачнел, зная, что жить на планете нельзя. Как минимум – в человеческом обличии. Зеланд представлял собой планету-вулкан, на которой постоянно случались извержения кроваво-красной лавы, бурлящая огненная каша с силой выбрасывалась на сотни метров и уничтожала всё живое. Когда-то вместо лавы простирались огромные зелёные пространства, наполненные долинами растений, реками и озёрами. Но прилетевший однажды громадный метеорит разбил планету и вызвал необратимые изменения на поверхности.
       Зеландцы ценой неимоверных усилий и жертв в ходе экспериментов придумали, как выжить на родной, но отторгавшей их планете. Доведя технологии до совершенства и страстно желая не поддаваться происшедшему катаклизму, они исхитрились отстроить затейливые трубы-города. Трубы тянулись на тысячи километров вверх и в длину, их оболочка состояла из созданного на Зеланде сверхпрочного материала лутиниума. Материал не пропускал осколки астероидов, брызги лавы, а поверхность труб охлаждала лучи ярко сияющего Синего солнца. И всё равно материал не был абсолютно прочным…
       - Снижаемся дальше, капитан? – первый пилот удобно расположился в кресле с закрытыми глазами и, казалось, с трудом понимал происходящее.
       - Не спи, Ральф. Подождём ещё немного, - Пилигрим вздохнул. Жутко хотелось выйти из неболёта и хоть немного размяться. Но тревожить покой зеландцев ночью запрещал Закон о невмешательстве, давно принятый на Земле.
       Атмосфера на планете всё же существовала. Зеландцы могли дышать с помощью лёгких-жабр, приспособленных к сверхвлажному воздуху.  Когда земляне впервые прилетели на Зеланд, то сразу и не разобрались, откуда над огнедышащей поверхностью столько сырого воздуха. Ни один тропический климат Земли не мог сравниться с угнетающей атмосферой чёрной планеты. Пилигрим попал сюда ещё мальчишкой – был принят в состав экипажа по просьбе отца, опытного капитана неболёта. Пилигриму нравилось название “неболёт”, слышались в нём отголоски чего-то романтическое, не в пример древним космическим кораблям и орбитальным станциям. Шёл 3018 год, человечество давно истощило ресурсы Земли и отдавало все силы полётам в космос, чтобы найти подходящее место для жизни.
       Нашли… Тогда, впервые шагнув на поверхность труб из лутиниума, люди подумали, что вот оно – спасение. Никто в тот момент не знал, что слишком сырой воздух не пригоден для дыхания землян, и что здесь живёт агрессивное бессмертное существо. Диллема “жизнь или смерть” настолько остро ощущалась на Зеланде, что землянам и не снилось…
       Пилигрим часто вспоминал, как в первый раз поскользнулся на лутиниуме, как больно было падать и вставать с разбитыми вдрызг коленками. “Смотри, внизу лава!” – крикнул отец. Экипаж неболёта замер тогда в тоске и ужасе, ощутив безнадёжность экспедиции. Под ногами собиралось разверзнуться кипящее алое варево, путешественники задыхались от нехватки кислорода, вокруг переплеталась молчащая паутина труб… Когда Пилигрим вспоминал этот эпизод, то становился молчаливым и угрюмым. При этом он с силой натирал виски пальцами левой руки, чтобы не разболелась голова. Правая рука обычно оказывалась занятой - управляла виртуальным нанорычагом, умевшим делать почти всё на Земле и в космосе.
       Вскоре земные учёные поняли, что источник водорода в атмосфере  – огромная Синяя Луна, царившая над Зеландом ночью. Необычный спутник планеты являл собой водяную воронку, в которой вода сильно сжималась силами гравитации, поэтому  водорода на спутнике содержалось намного больше, чем в обычной земной воде. А тогда, в первый день высадки на планету, обстановка вокруг казалась непонятной и жуткой.
       - Я сейчас усну, - пробурчал Ральф.
       - Не пугай нас, а то разбудишь своим фирменным эротическим храпом всю планету, - Пилигрим попытался взбодрить экипаж.
       За долгие часы перелёта затекли ноги и руки. “Вот если бы ещё из айтифонов пострелять! - мечтала команда. - Но вряд ли они пригодятся в этом спящем королевстве”. Если бы они знали, как ошибаются…            
       Пилигрим снова бросил беглый взгляд на часы. Прошло чуть больше часа. Зеланд начинал просыпаться. Загорались огнями города и посёлки, началось движение пневмомобилей по трубам, миллионами огней засверкала паутина над пропастью.
       И тут раздался страшный крик, похожий на рёв. Он исходил снаружи, но не мог принадлежать жителям городов, построенных над кипящей лавой. Команда неболёта подпрыгнула в креслах от неожиданности. Пилигрим приказал экипажу задраить люки корабля.   
       Опять на Зеланд пришла беда. Вернее, поднялась снизу, из смертоносной бездны. Каким-то чудом выживший среди лавы летающий дракон, весь покрытый иссиня-чёрной чешуёй, устремился к городам-трубам, издавая оглушительный, наводящий ужас крик. Этот крик земляне назвали вийским по имени древнего Бога Зла. Когда дракон появится снова, предугадать было невозможно. Зеландцы привыкли за сотни лет к повторяющемуся кошмару и готовились в очередной раз принести себя в жертву. Вийское чудовище пробивало огромными зубами прочный лутиниум и пожирало дома целиком вместе с их жителями.
       - Мирэлла, Мирэлла… Почему она должна постоянно рисковать своей жизнью?.. - прошептал Пилигрим. Ему захотелось закричать, но странное оцепенение сковало всё его существо. Ответственность за экипаж – тяжкая вещь: по принятому на Земле закону нельзя вмешиваться в отношения неземных существ. Землянам нужно было одно – забрать с планетной станции, где месяц за месяцем шла переработка зеландского “воздуха” в воду, тысячи кубометров пресной воды и отбуксировать летающие цистерны с водой на Землю. Станция висела высоко над трубами Зеланда и чем-то напоминала древнюю орбитальную. На Земле пресной воды давно не хватало, ледники растаяли ещё в прошлом тысячелетии, вода собиралась по всей Вселенной. Здесь, на Зеланде, её получали очень сложным способом и транспортировали через многие километры…
       Теперь же возникла смертельная опасность и для зеландцев, и для землян. Улететь неболёту сейчас было нельзя. Чудовище могло сожрать корабль в один миг, заметив движение. Услышав страшный крик, вся планетная “трубопроводная” паутина замерла. Перестали двигаться умные пневмомобили по улицам, медленно гасли огни в уютных домах. Зеландцы, преисполненные уважения к древним мазохистским обычаям  предков, смиренно готовились стать жертвой. Издавна считалось, что вийское чудовище бессмертно – во всяком случае, одна и та же наглая пасть пожирала живое и неживое сотни лет подряд. По планете ходила легенда, что бессмертным станет и тот, кто убьёт Дракона. Но никто не мог покончить с чудовищем.
       - Отлетим подальше, капитан? Очень-очень медленно, – первый пилот окончательно проснулся. В неболёте повисла нервная пауза.
       Чудовище снова издало страшный рёв, чёрные крылья-перепонки угрожающе нависли над одной из труб. Замер и Пилигрим. Вся его сознательная жизнь прошла в полётах между Землёй и Зеландом. Сначала с отцом, потом с научными экспедициями. Затем он несколько раз буксировал воду на Землю. Творил благое дело, помогал сородичам выжить… Но никто из землян ничего не сделал для помощи зеландцам: те жили в трубах беспомощно и ограниченно, не могли радоваться свободе, путешествовать в другие миры… Их беспощадно истребляло Чудовище, забирая и забирая жизни.
       Пилигрим почти заплакал, остро почувствовав такую же, как у зеландцев, беспомощность  и бесполезность. Закон о невмешательстве в дела инопланетян связывал руки. Ничего, кроме древних айтифонов, стреляющих лазерным лучом на десятки километров, у команды не было. Но лазер не мог пробить чешую вийского существа, которому покорился даже прочнейший лутиниум. Пилигрим стоял, прижавшись лбом к иллюминатору. Здесь, на Зеланде, несколько лет назад он нашёл свою столь вожделенную внеземную любовь, юную нимфетку из местного знатного сословия Мирэллу Прекрасную… Но сейчас было невозможно ей помочь. Чудовище нависло над планетой.

       - Грим, Грим… - хрипло, по-рыбьи открывая губы, приговаривала Мирэлла. Её огромные синие глаза светились болью. Вместе с сестрой и какими-то прихлебателями знатная аборигенка притулилась у окна маленького дома, выдержанного в местной «пост-мазохистской» манере, и громко причмокивая, хлебала напиток, отдалённо напоминающий отвар коры дуба… После крика дракона обе девушки оцепенели и с ужасом ждали, кого Чудовище выберет в жертву, какая труба ему приглянётся в этот раз.
       - Я знаю, Грим прилетел, - почти шептала Мирэлла. Сестра плакала. Город потихоньку погружался во тьму, недавно проснувшиеся дети прятались под пневмокроватями, изобретёнными на планете для борьбы с гравитацией. Взрослые сидели за пневмостолами и произносили молитвы Синему Солнцу и Синей Луне. “О, Cветила, - слышались смиренно-возвышенные голоса, – спасите нас от адского Чудовища, спасите детей! Не затем предки приручили Лаву и придумали лутиниум. Не затем мы выжили и построили города, засадили их пневморастениями. Мы страстно хотим жить, не дайте нам умереть!”    
        Верховный Правитель Зеланда, седовласый мудрец, не расстающийся с трезубцем – символом власти, тоже молился во дворце, отделанном замысловатыми узорами, чем-то напоминающими хвост дракона. Правитель молился о пощаде гордого, но много натерпевшегося народа. Но таинственные чудодейственные светила молчали.
        - Ах, Грим… - Мирэлла всегда в минуты опасности вспоминала их встречу. Как несколько лет назад нелепая, на первый взгляд, форма углеродной жизни явилась со странного астероида - вместе с другими существами в огромных шлемах. Существа улыбались, Мирэлла сразу это поняла. Жители её родной планеты тоже это поняли, потому что тоже умели улыбаться – смешно, по-рыбьи… “Они пришли с миром!” - сказал тогда Верховный Правитель. И для убедительности высоко поднял трезубец.
       - Да, мы пришли с миром, - подтвердил тогда  Пилигрим, гордо возвышаясь на ступенях неболёта. К тому времени как раз подоспел указ с Земли о назначении его Капитаном экспедиции, взамен ушедшего  в небытие престарелого командора, отравившегося местными грибами. “Опять смерть, - переживал в то время Пилигрим, - и Дракона не надо. Эх, были бы все бессмертными, как этот летающий кошмар!”
       - Вы не трогаете нас, мы не трогаем вас, - ответил гостям с Земли Верховный Правитель. С тех пор прошли годы, зеландцы разрешили землянам проводить научные эксперименты с водой, узнав, что на Земле её катастрофически не хватает.
       Уже тогда Мирэлла смотрела на Пилигрима с восхищением, а он скользнул по толпе взглядом и выхватил из неё Прекрасную Мирэллу. Начались их необычные встречи, и не было для Прекрасной Мирэллы ничего прекраснее этих встреч…
       Мирэлла заплакала вместе с сестрой. Над городом нависли крылья Дракона. Он был бессмертным, знатная красавица-зеландка ощущала безнадежность происходящего трепещущими жабрами. И почему-то почувствовала, что её смерть и смерть сестры очень близка…

       - Аха-ха-хы-дрррры! – я кричал намеренно громко, чтобы эти рыбы поняли – я страшен, велик и никогда не умру.
       - Ааа-гррры-ха-хааааа! – мой крик, казалось, расходился по всей Вселенной. Я победил лаву, победил бездну. Я бессмертен. Теперь мне просто надо подкрепиться. Нажраться глупых рыб и уйти обратно домой, в Великую Тьму. Я раскрыл крылья, предвкушая Победу. Я знаю, что она будет такой, как всегда. Я Великое существо, и уйду в Великую Тьму! И всегда буду повелевать оттуда планетой!!!
       - А-ха-хааа-дррры-грррыыыы!!!

       Безумный, леденящий сердце вой вийского существа слышался всё ближе и ближе. Пилигрим ударил кулаком по стеклу иллюминатора. Наконец он сделал мучительный выбор и принял решение.
       - Экипажу зарядить айтифоны до максимума, - скомандовал он.
       - Но мы тогда нарушим закон Земли! – воскликнул первый пилот.
       - Если мы не защитим Зеланд, дающей нашей планете воду для жизни, мы нарушим законы Вселенной, - ответил Пилигрим.
       Команда поднялась и потянулась за скафандрами и айтифонами.
       И тут Чудовище обрушилось на приглянувшуюся трубу, пробило зубами оболочку из лутиниума и схватило кусок постройки. Пилигрим сразу почувствовал, что там находилась Мирэлла.
       Больше ничего его не останавливало. Пилигрим выстрелил из айтифона, луч лазера попытался пронзить чешую Дракона, но только рассыпался на  тысячи огненных искр. Экипаж неболёта на быстрых летающих айтилодках приблизился к Дракону. Чудовище удивлённо разинуло пасть с острыми и огромными, как скалы, зубами.
       - Вот тебе и Тьмутаракань… - Ральф, первый пилот, дрожал от страха.
       - Внимание, удар! – скомандовал Пилигрим. И нажал на ручку нанорычага, усилившего мощь лазера на порядок. Десятки лазерных лучей вылетели из айтифонов землян и ударили по чешуе Дракона. От неожиданности он покачнулся, смертельная хватка ослабла и добыча – кусок стены и пневмостул с вцепившейся в него, замершей от ужаса Мирэллой – полетела вниз.
       В одну секунду айтилодка Пилигрима подлетела и поймала Мирэллу. Пилигрим мгновенно пристегнул её к сидению, шепнув лишь “не бойся”. И тут же выстрелил в вийское Чудовище снова. Дракон понял, что лучше всё-таки спрятаться, и собрался уже упасть вниз, в спасительную Лаву Зеланда. Но Пилигрим опередил его. Он направил айтилодку прямо в грудь чудовища, и лодка острым носом из непробиваемого материала миринона протаранила тело прямо в сердце. Фонтаном брызнула синяя ледяная кровь, но Пилигрим продолжал стрелять снова и снова, уже в упор. Дракон захлебнулся собственной кровью, сложил крылья и стал падать вниз.

       - Ааааа – ооооо! Меня убили существа с Неба!!!!! Оооо! Вечная Лава, помоги мне, оооооооооооо…

       Но никто не услышал прощального крика Чудовища. Пилигрим успел отскочить вместе с айтилодкой назад. “Как хорошо, что земляне успели создать материал миринон, - быстро пронеслось в голове, - он оказался крепче лутиниума.”. Рядом с ним сидела Мирэлла и рыдала.
       В разбитой трубе города люди с рыбьими глазами ничего ещё не поняли, они молились. Вокруг расцветало утро, светило жаркое и спокойное Синее солнце, как будто специально делая вид, что ничего не произошло.
       Дракон поменял цвет. Из чёрного он, словно по мановению волшебной палочки, превратился в серый. Дракон стал рассыпаться чешуйка за чешуйкой прямо на глазах, так и не успев упасть в Лаву.
       - Он не бессмертен! – воскликнул Верховный Правитель, наблюдавший происходящее в пневмоскоп.
       - Он не бессмертен! – воскликнула толпа зеландцев, – Он просто пожирал нас, и потому был жив!

       Через несколько часов Пилигрим сидел в неболёте и думал, как жить дальше. После смерти Дракона у него на животе выросло несколько чёрных чешуек. “Вдруг это всё же признак бессмертия? – размышлял Пилигрим, - или в ближайшее время у меня очень испортится характер? Или внешний вид?” Страх и сомнения терзали капитана. Рядом сидела улыбающаяся Мирэлла. Её сестра тоже спаслась, Чудовище не успело схватить девушку.
       На Зеланде паутина труб сверкала огнями, все праздновали победу над Чудовищем. Даже далёкие созвездия, почти исчезнувшие на заре, казалось, радовались случившемуся. Пилигрим получил приглашение от Верховного Правителя для вручения высшей планетарной награды – статуэтки из лутиниума, изображающей Синее Солнце.
       - Мы с тобой, капитан, - сказал первый пилот задумавшемуся Пилигриму, - любое твоё решение мы поддержим.
       Зеланд теперь не только светился огнями. В каждой семье молились на землян, хотели продолжить дружбу и сотрудничать дальше. Зеландцы сделали приятный сюрприз землянам - решили поделиться не только водой, но и  необычными технологиями, не укладывающимися в голове путешественников. Сюда теперь будут прилетать новые неболёты с Земли и поставлять миринон для строительства новых городов. Договор “Вы не мешаете нам, мы не мешаем вам” больше не работал.
       Но никто не знал, каким сюрпризом для Земли стал сам Пилигрим. Кто он – чудовище или человек? На этот вопрос смогут ответить только земные учёные.
       - Пусть будет так, - сказал Пилигрим, - пусть прилетят новые неболёты с новыми капитанами. А я хочу жить на Земле вместе с Прекрасной Мирэллой. Может быть, вечно…
       Мирэлла благодарно посмотрела на него широко расставленными морскими глазами. Пилигрим посадил её на колени и любовно погладил рыбий хвост, сверкнувший на солнце синей чешуёй.

27.07.2018.

* - рассказ участвовал в конкурсе "Будущее время",лето 2018. Ссылка на проект: http://bf.sistema.ru/futuretense/


Рецензии
Марина! Какая ты молодец, нашла себя в фантастике! Красиво и красочно написано!!!
Удачи,

Ольга Реймова   03.11.2018 21:43     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Ольга!! И где я только себя не нашла... )))

Марина Завьялова   03.11.2018 22:07   Заявить о нарушении
Помню в молодые годы особенно любила такие вещи читать, очень увлекательно!

Ольга Реймова   03.11.2018 23:36   Заявить о нарушении