Осадок недосказанности...

Ранним зимним утром 1993 года мы с мамой завтракали перед экраном телевизора, тогда еще черно-белого. На улице стояла оттепель, поэтому жутко хотелось
спать. Вдруг лицо диктора сделалось очень серьезным, и он произнес: "Несколько дней назад при прокладке труб на территории Калитниковского кладбища были обнаружены скелетированные останки девяти мужчин с пулевым ранением головы". Мама
внезапно вздрогнула и стала медленно оседать на стул:"Оля, а ведь это они моего
деда нашли!"
   Она помолчала немного, а потом рассказала, что ее дед - Николай Егорович Чистов - происхо-
дил из старой московской семьи военных. Еще его отец служил в царской армии,был отмечен за заслуги перед отечеством и похоронен на Семеновском кладбище. Сам Николай Егорович имел награды за Первую мировую войну, а потом в 1917 году перешел на сторону Красной Армии, где его ценили как талантливого офицера. После войны он женился по большой любви на Дарье Федоровне Митюковой  и у них родились трое сыновей. А на работу его направили в ОГПУ - экономистом, потому что до революции дедушка получил хорошее образование.
   Шло время, дети росли, страна стала восстанавливаться, но постепенно стали
нарастать процессы, разумное объяснение которым просто невозможно найти: сначала
пошли уголовные дела, фигурантами которых были люди, совершенно далекие от криминала. Потом процесс усилился, и власть перестала даже утруждать себя поиском
доказательств преступлений: страну буквально наводнили "шпионы" десятка иностранных разведок.
   Однажды вечером дедушка Коля обнял свою любимую жену и сказал: "Даша, если я вдруг не приду с работы - бери детей и немедленно уезжай к родственникам в Павлов
Посад!" Бабушка даже сразу не осознала, что в дверь постучалась беда, но как-то раз дедушка не только не вернулся домой, но и пропал... Через несколько дней к бабушке  пришел человек, который до революции долго служил в семье ее мужа.
Он сказал, что сейчас работает в морге санитаром и к ним привезли девять трупов мужчин,избитых и изуродованных до неузнаваемости. На одном из трупов он обнаружил
эмалевый крест авторской работы, который специально сделали для дедушки. Дарья Федоровна опознала в этом мученике своего мужа и даже смогла проследить за машиной
с надписью "ХЛЕБ", на которой труп ее Коли отвезли на Калитниковское кладбище.
На следующий день Дарья Федоровна, имевшая очень решительный характер, отправилась к мужу на работу, чтобы узнать, что случилось! Рядовые сотрудники
отворачивали глаза, а его руководитель с дрожью в голосе сообщил, что наш дедушка
признан судом расхитителем гос.имущества и 10 ноября 1925 года приговорен к высшей мере наказания - расстрелу! Как потом выяснилось: на похищенную сумму
можно было купить коробок спичек, а сами деньги якобы были обнаружены приклеенными к тыльной стороне столешницы его письменного стола. Все это никак не
вязалось с щепетильной честностью Николая Егоровича... От горя у бабушки Даши случились преждевременные роды и она потеряла четвертого ребенка.
   То, что пришлось пережить Дарье Федоровне, даже представить себе невозможно.Но еще
в юности она получила профессию мужского портного, а в приданное родители ей дали знаменитую в то время зингеровскую швейную машинку. Это ремесло и помогло ей поставить на ноги троих своих сыновей, которые выросли на редкость талантливыми и
трудолюбивыми! Старший - Петр - сумел получить очень хорошее образование, стал
военным инженером-артиллеристом, всю Великую Отечественную войну  конструировал оружие победы, награжден
двумя Сталинскими премиями. Второй сын - Николай - всю войну героически воевал на море, дослужился до звания адмирала. Третий - самый младший сын -
Виктор в возрасте 16 лет входил в партизанский отряд под руководством знаменитого
разведчика Николая Ивановича Кузнецова и был направлен для сбора информации в
ставку Гитлера в Белоруссии, где устроился работать истопником.
   Несчастье не сделало моих родных мстительными, оно никак не отразилось на их отношении к Родине. Но осадок недосказанности остается до сих пор ... даже у правнуков.
   Моя мама решила обратиться с письмом о реабилитации в приемную КГБ, где к нашему делу отнеслись очень внимательно. Удивительно, но дело с 1925 года сохранилось до наших дней. Но что заинтересовало специалистов в погонах - оно
кишмя кишит вырванными листами, замазанными и затертыми до дыр фрагментами текста , по которым теперь невозможно установить невиновность моего деда, а также фамилии людей, сфабриковавших судебный процесс. В таком виде, к сожалению, истину установить
нельзя. Но если проанализировать уголовные дела других участников "преступной"
группы, то перспектива есть. Т.е. сделать это можно только в том случае, если
потомки всех этих людей вместе с нами подадут заявления в суд о пересмотре дела.
Но, к сожалению, совсем скоро этому делу исполнится сто лет...
   В первую субботу, после этой передачи, я поехала на Калитниковское кладбище и
разыскала там старейшего работника. Он-то мне и рассказал, что таких  неустановленных захоронений на погосте много... В период середины двадцатых  по 1934 год по периметру кладбища специально копались рвы, в которые по несколько раз за ночь люди в прорезиненной одежде крюками вываливали из машин "ХЛЕБ" обнаженные трупы мужчин и женщин...
   


Рецензии
Без горечи невозможно читать строки о невинно погибшим в
довоенные годы.
Моего деда расстреляли в 37 году...
Спасибо за то что помните!
С искренним уважением, Варвара.

Варвара Можаровская   31.10.2019 19:37     Заявить о нарушении
Большое Вам спасибо за участие... Вот так случайно по крохам восстанавливаем свое прошлое.

Ольга Никитина 64   31.10.2019 20:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.