Пером писателя водит рука Бога

Утверждение «Пером писателя водит рука Бога» абсолютно верно. Это стопроцентная истина. Посудите сами, иначе просто никак не может быть. Я никогда не был за границей нашей России. А вот сел за комп и запросто написал сцену об аудиенции в Белом доме в Вашингтоне. Правда, перед этим я проштудировал целую тонну информации. Не буду утомлять перечислением источников и десяток названий материалов. 
Итак, сцена с заграницей пойдет ниже. А пока приведу размышление. Все в работе пишущего человека зависит от погружения. Качественное ПОГРУЖЕНИЕ в атмосферу творения происходит, если я могу отрешиться от всех других жизненных забот и невзгод. Когда есть серьезная помеха – включается адреналин, подскакивает давление, аура рушится и портится сон. Сочинительство летит ко всем чертям! Мы живем в неудобном для писателя мире. Никому их силовиков не придет в голову нежно, ласково отнестись к оголенному нерву мыслителя. Да, мы живем в несовершенном мире, когда с трибун декларируется одно, а на практике происходит нечто другое. Ну, что ж, нам ничего не остается, как только продолжать свой путь, несмотря на колючие тернии…   

Кингмен, штат Аризона, США.
Внешне Томас Ван Рой был таким же привлекательным, как обезьяна Магот: та же рыжая масть, густые бакенбарды, волосы небрежно зачесаны назад, без намека на какую-нибудь прическу, серые буркалы в красных складках век, расплющенный нос, усы подковой, печальный рот и массивный подбородок.
Рост Ван Роя не подкачал – 190 см, однако, кроме шишек от встреч с косяками, это преимущество ничего ему нет принесло. В свои 40 лет он достиг всего лишь должности ночного диспетчера на аэродроме в периферийном Кингмене.
Авиапредприятие из двух ангаров и кирпичной трехэтажки с локатором обслуживало суда среднего и спортивного классов. Диспетчерский пункт на последнем этаже неказистой башни работал ночью исключительно из-за горы с названием Кобра, расположенной сразу за городком. Змеиное имя она получила в связи с чередованием напластований желтого песчаника и бурой породы железняка. Узоры действительно походили на окраску очковой хищницы. Об эту возвышенность высотой 934 метра разбилось много самолетов, несмотря на грозные предупреждения с земли. Причина авиабедствий была простой – Кобре вздумалось взметнуться вверх на прямом воздушном пути из Лас-Вегаса в Финикс. Летчики-любители часто были навеселе после посещений роскошных казино игровой столицы мира и принимали за шутку информацию о горном пике посреди невадской пустыни.
Томас всегда дремал, сидя за своим столом с экраном локатора и другой необходимой аппаратурой. К тому же в последнее время Ван Рой приналег на виски от безрадостного открытия очевидного факта, что он просто автоматически доживает когда-то бурную жизнь. Плоскую фляжку с горячительным он брал с собой на каждую смену, чтобы оперативно гасить внезапные неприятные проявления проклятой абстиненции.
- Томас, хорош дрыхнуть, - услышал Ван Рой голос диспетчера аэропорта Альбукерке в наушниках. – В твоей зоне сейчас появится чокнутый кэп Николсон. Идет низко. Ты слышишь? – с тревогой верещал Барни.
- Да, да. Не ори. И так голова раскалывается. – Томас досадливо проворчал в микрофон и потер лопатой ладони потный лоб.
- Надо бросать. Переходи на пиво, потом – на колу.
- Надо-то надо, да вот летуны нервы портят, - невесело пошутил Томас и подергал мышку компьютера.
На дисплее сразу появилась привычная картина: угловатые очертания Кобры - у левой кромки экрана, у правой – пульсирующий силуэт самолетика. Компьютер выдал высоту полета – 580 метров.
- Он совсем рехнулся? – спросил Томас.
- Его «Сессна» - старое корыто, плохо тянет, - объяснил Барни.
- Ладно, я переключаюсь. – Томас щелкнул тумблером на приемнике и привычно забубнил: - Борт «Н378», я – земля. Как слышите?
- Я, Ван Рой, ещё не оглох, - получил колючий ответ диспетчер.
- Кэп, пора набирать высоту, - сказал Томас.
Самолетик на мониторе быстро приближался к Кобре.
- Не волновайсь, я твой бугор уже вижу в свой ночной бинокль.
- Один тоже видел… Помнишь Боусона?
- Моей «птице» горы не страшны.
- Кэп, пора. Я не шучу! – почти крикнул Томас.
- Успокойся. У меня на борту пассажир. Я сажусь, включи огни на полосе, - прозвучал довольный хрип кэпа Николсона. Он никогда не упускал возможности поиздеваться над окружающими.
Ван Рой встал, дернул вниз рубильник на электрощите. Внизу за широким окном зажглись две дорожки посадочных фонарей. «Сессна», надсадно тарахтя, прокатилась по асфальту. Вверх поднялся клуб пыли. Два работающих винта сбавили обороты. Из микро-салона по спущенной лесенке сошел приземистый человечек без всякого багажа. Как только пассажир ступил за ряд электрических светляков, двухмоторник Николсона развернулся и  снова помчался по взлетной полосе в обратном направлении.
- Сразу набирай высоту, - приказным тоном потребовал Томас.
- Не учи, - усмехнулся Николсон. – Моей карете лучше резко газануть.
- Ты допрыгаешься. Я рапорт напишу, - пригрозил Ван Рой.
- Лады, пополз. Фиг с тобой! – бесшабашно огрызнулся Николсон.
Его «Сессна» сделала разворот и поплыла вверх под углом в 75 градусов.
- Ну, как, хватит? – самодовольно спросил пилот.
- Хватит. Такой же тебе посадки, - раздраженно буркнул Томас и достал фляжку.
- Бывай, старик! – попрощался авиалихач.
Томас выключил радио, откинулся на спинку кресла, закрыл глаза…
«А что это за таинственный пассажир упал в нашу дыру? – подумал он. – На всякий случай надо за ним присмотреть. Чем чёрт не шутит!..» Ван Рой протянул руку под стол, схватил черный чемоданчик, похожий на футляр от виолончели, и потопал по ступеням вниз, на второй этаж. 
«Фильм что ли смотрят?» Голландец вошел в мастерскую. Точно – работал видеоблок «Панасоник». Корк и Лангмайер, молодые парни с длинными немытыми кудрями, в черных косухах с клепками, спали без задних ног. Кто-то из них похрапывал.
На цветном экране разыгрывалась немудреная коллизия картины  «Гадкий койот» режиссера Джерри Брукхайера. Хорошо знакомая Томасу, ослепительно красивая Вайолет всё еще торчала в маленьком городишке типа Кингмена и мечтала о романтичной карьере певицы с кучей цветов у стройных ножек на сцене и очередью смазанных гелем поклонников у входа в гримерку.
Ван Рой открыл окно, бросил взгляд вниз. Таинственный пассажир двигался в предутреннем сумраке по дорожке к прокатной конторе фирмы «Форсаж». Ветерок надувал парашютом распахнутый плащ, широкоплечий качок придерживал полы рукой.
Томас отщелкнул крышку на чемодане, достал и собрал слуховое ружье с остронаправленным микрофоном. Он привычно упер приклад в плечо, навел чувствительное «дуло» на движущегося в ночи человека, нахлобучил на голову огромные тарелки наушников и включил на приборе режим «воздух». Стрелка на светящемся индикаторе яростно запрыгала. Это заиграла бодрая мелодия сотового телефона. Свалившийся с неба коротышка остановился и прижал к уху трубку. Ван Рой расслышал немного:
- Уильямс, Хаттауэй, 119. Всё, запомнил.
Низкорослый мужчина спрятал в кармане мобильник, помелькал ещё немного между чахлыми деревцами и скрылся за углом одноэтажного здания фирмы по прокату машин.
Томас быстро разложил части слухового ружья по специальным углублениям в чемодане, защелкнул крышку. 
«Вот оно что!.. – Ван Рой рухнул в грязное потрепанное кресло на стальном каркасе. – Мои дела могут поправиться, если то место окажется «стрелкой» неких крутых махинаторов. Надо проехать в Уильямс». Диспетчер закрыл глаза. «Неужели это мой шанс, которого я ждал сколько лет? Да, слишком долго… Теперь никак нельзя его упустить».
Наверху металлически заголосил зуммер. Томас ошарашено раздернул веки. Подхватил чемодан, взбежал в диспетчерскую и надел на голову гарнитуру: наушники, соединенные с микрофоном.
- Да. Кингмен на связи.
- Где тебя носило? – услышал Ван Рой встревоженную речь Барни.– Мне пришлось посигналить. Ты хочешь нарваться на неприятности?
- Извини, ходил отлить, - спокойно солгал Томас.
- Предупреждать надо, сыкун, - назидательно сказал Барни.
- Я исправлюсь. Только не ставьте в угол – у меня клаустрофобия, - жалобно попросил Томас.
- И нечего острить! – взвизгнул серьезный Барни. – На подлете борт «К161». Это компания Херста, понял!
- Спасибо. Беру борт на себя. – Томас небрежно шлепнул по клавише и стал сосредоточенно откручивать крышку никелированной фляжки с виски «Джек Дэниелс».
Вокруг были обычные салатные стены диспетчерской с японским календарем: почти голая гейша обмахивается великолепным веером, на котором нарисованы пестрые птички, кувыркающиеся в воздухе. Томас снова прикрыл белесые глаза веками. И вдруг в абсолютной черноте перед ним совершенно отчетливо засветился большой экран. Адреналин мощно ринулся в кровь, а мысли стали наскакивать одна на другую: «Что это? Что со мной? Глюки? Белка?» Лента прекрасного кинофильма мгновенно закрутилась. Ван Рой сидел в кинотеатре на первом ряду. На экране он же загорал на песчаном пляже в Малибу в окружении трех фигуристых, почти голых красоток. «Привидится же такое!» Томас даже взмахнул рыжеволосой лапой, отгоняя наваждение, и подергал мышкой, чтобы разгорелся экран дисплея.

Блог Буйвидаса: https://buividas93.livejournal.com/
Книги Виктора Буйвидаса.
ПРОБИВКА: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/probivka/
Пьеса для шпионки: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya-shpionki/
Тройной капкан: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/troynoy-kapkan/
Угол смерти: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/ugol-smerti/
Формула удачи: https://www.litres.ru/viktor-buyvidas/formula-udachi/
Сумасшедшее рандеву: Мои книги на всемирном Amazon: https://www.amazon.com/   



 


Рецензии