Оптимисты

Шёл третий день пути. От раскалённого солнца наших автомобильных путешественниц спасали только плотно задраенные окна машины и исправно работающий кондиционер. Две молодые женщины, взяв с собой детей, рванули из шумного северного города к морю. Обе они были свободны, то есть пережили развод и почувствовали полную моральную и материальную ответственность за детей, их учёбу, здоровье, а главное, отдых.

– Всё, Юлька, тормози! Бросим якорь здесь! Посёлок дикий, цены должны быть низкие, – раздался весёлый переливчатый голос белокурой синеглазой Елены.

– Низкие! Послушала бы ты себя в первую ночь! Занюханный отель, давай другой! Нам этот номер не нравится, покажите лучше! – ворчала на подругу черноволосая хозяйка «пежо», у которой от усталости глаза смотрели в разные стороны.

– Ну и что! Зато первые дни чувствовали себя как люди! Потом тогда ведь Лёшку укачало… Ладно, Юля, не начинай. Давай смотреть реально. Вон гляди, триста пятьдесят рублей за койку, но халупа халупой, а вот получше, ага, уже семьсот.

– Меня эти цены не радуют, нас тут всех и в конуру не поселят… – безрадостно вздохнула «водитель», которая была разочарована «бухгалтером» путешествия.

Дети, пристёгнутые к потным, узким креслам, начали канючить:

– Мама, давай на море! Скоро мы будем уже купаться! Может, с жильём потом. А?

– Так, цыц, малышня! – скомандовала трём десятилетним подросткам Юля. – Сначала найдём дом, помоем машину, а уже потом купаться. Ясно? Вообще сейчас посчитаем деньги и решим: здесь оставаться или сразу обратно домой ехать. Сколько вы нас Леной тиранили! Купи то, купи это! Эта гостиница не нравится, давай другую! Всё! Приехали! Понимаете, деточки, что денег теперь осталось меньше, чем мы потратили в ту сторону.

– Тётя Юля, а не надо было правила нарушать, вот бы на штрафах и сэкономили, – буркнул сын Елены, две Юлины дочки хихикнули, но не стали комментировать грехи матери.

– Ах вот как вы заговорили?! – обернувшись назад, обиженным голосом проговорила «водитель».

– Ладно, Юль, давай спокойно. Все проблемы решаемы. Я пересчитала, у нас сейчас тринадцать тысяч.

– Ужас! Всё! Разворачиваемся!

– Так, тише, тише! Шесть тысяч нам нужно оставить на бензин и сухари. Ночевать в пути будем в машине и палатке. Семь тысяч тратим сейчас на море.

– Как? На семь тысяч здесь при самом лучшем раскладе может прожить только один из нас, понимаешь?

– Погоди, отставить панику. Разделим семь тысяч на десять дней. Получается семьсот рублей в сутки.

– Семьсот рублей здесь стоит только одно более-менее приличное койко-место. А ещё кушать что-то надо.

– Блин, зачем я не считала деньги? Зачем всю кассу отдала тебе, Лена, блин…
 
– Погоди, держи себя в руках, Юля, здесь дети, – шепнула подруге неунывающая блондинка.

– Так, считаем дальше. Нам нужны деньги на еду… А! Каждый день мы сможем собирать фрукты: алычу, черешню, сливы, абрикосы. Вон их сколько тут вдоль дорог растёт! Тратить будем двести рублей на хлеб, молоко и каши. Так жить можно. А цена нашего жилья пятьсот рублей в день на всех. Будем торговаться, если что, уступим до шестисот рублей, край семьсот. 

– Бред какой-то. Где же ты, Лена, собираешься такое жильё найти?

–Так, давай тормози!

Они остановились неподалёку от дикого берега моря у небольшой беленькой мазанки. Около ворот, в садике, возилась молодая беременная женщина.

– Дети, внимание! Вы хотите на море? Изобразите несчастный голодный вид, – Лена обернулась к подруге и уверенным тоном бойца перед важнейшей операцией произнесла: – А ты молчи, ладно? Переговоры буду вести я. Верьте в меня, у нас всё получится!

Серьёзная Юля послушалась, да и что спорить с подругой в такой безвыходной ситуации. Дети тоже поддержали идею Елены и вошли в свою роль блестяще: девчонки взлохматили свои не переплетённые с ночи косички, а Лёшка, оторванный от своего любимого компа со стрелялками, измученный надоевшей ему женской компанией, итак имел весьма печальный вид.

Пятёрка путешественников, припарковав «пежо» подальше от ворот, робко подошла к мазанке.

– Добрый день, хозяюшка! – начала Лена. – Берёте постояльцев?

– А, здравствуйте. Думаю, да, только все финансовые вопросы у меня решает мама, это её хата, а мы с мужем и дочкой тут временно, на лето. Вот прибавления ждём через месяц.

– Отлично! Молодцы! Деток в семье должно быть много, тогда и счастье постучится, и деньги!

– Ой, дай бог! Главное, разродиться нормально!

– У такой красавицы да умницы всё будет отлично! На последнем месяце грядки полоть, кто так умеет?

– Спасибо, девочки, а сами-то откуда?

– Мы обе не такие счастливые, в разводе, везём деток с Урала на ваше тёплое море. Денег взяли мало, да ещё и менты нещадно обобрали. Вот ищем жильё подешевле.
 
– Ага, ясно, ясно. Я вам сейчас маму позову, скажу, чтобы она для вас цены-то не загибала. Понравились вы мне и дети ваши хорошие, смирные.

– А как маму-то звать?

– Тётя Люба, можно без отчества. Ей так больше нравится.

Через минуту к горе-путешественникам вышла энергичная бабушка в халате и пучком на голове. Голос её был громкий и резкий.

– Так это-то вы?! Мои земляки?

–Доброго здоровья, хозяюшка! Лена, Юля, Анютка, Настя и Лёша. А вас Любовью зовут? – Да какая там Любовь? Тётя Люба и всё, договорились?

– Ладно! А что, вы с Урала?

– Да, я в Перми всю жизнь прожила. Первый мой муж утоп, любил меня жутко, вот дочка от него осталась красавица, вся в папу. Второй, бабник, в аварии сгинул, да туда ему и дорога. А третьего я уже сюда больного перевезла, мазанку отремонтировала, но ему всё равно тот свет оказался милее… Светлая ему память, он у меня самый лучший был. Недавно ушёл, год назад.

– Соболезнуем, – посочувствовали путешественники.

– Ой! А что это я вас в дверях-то держу? Заходите. Сколько денег-то осталось?

Тут Елена спокойным уверенным тоном отчеканила:

– Тётя Люба, мы можем заплатить вам только пятьсот рублей в день на всех.

– Вот так сюрприз! Да вы знаете цены-то?

Тётя люба сделала два шага назад и разочарованно взглянула на земляков. Вид у них был, конечно, замученный, и, видимо, они не врали. Однако эта мудрая женщина никогда не оставалась внакладе. Через минуту её хитрые глаза сверкнули, и она, подмигнув дочери, произнесла:

– А если мамам на веранде под навесом постелю, а детей в дом, на большую кровать? Будете согласны?

– Да, конечно! Ночи ведь тёплые… – заулыбались мамы.

– Одеяла я вам дам, девочки! И на свежем воздухе-то и лучше. А то, понимаете, ко мне через три дня постоянные клиенты большой семьёй из Москвы приедут… Ну, вы согласны?

– Да, конечно, мы можем даже вперёд за десять дней заплатить.

Тётя Люба потопталась немножко и снова завела разговор:

– Девочки, а вы на базар за фруктами ведь ходить будете?

– Ну да, а что?

– Что-что! Давайте ходите ко мне в огород: огурцы, помидоры, картошка, лук, всё такое. Тутовник вот над столом растёт, ползайте. Вот кушайте. Не стесняйтесь, вот яйца из курятника. Обедаем как родные, вместе, ладно? Только давайте ещё двести рублей, а?

– То есть семьсот в день с едой? Хорошо, мы согласны.
 
Путешественницы переглянулись. Искры счастья посыпались из их глаз, но все молчали, сдерживая свою безудержную радость.
 
– Да, вот ещё. Кто-нибудь из вас, девочки, шить умеет?

– Да, я, – уверенно ответила Елена. 

– Мне тут надо халат подшить. Больно длинный, цепляет за всё, да и коленок моих красивых не видать. Мало ли что… – Хозяйка кокетливо улыбнулась и подняла подол, показав действительно красивые загорелые коленки, – стариков холостых у нас тут много ходит… – потом она одёрнула халат и с грустным видом произнесла: – У меня тут ещё, Леночка, ткань лежит давно, надо бы шторы на кухню да гостиную сшить, – глаза тёти Любы расширились, как у пятилетней девчонки, просящей ещё одну шоколадную конфетку. – Сможешь?

– Всё, всё сделаем, тётя Люба! Вот деньги, – Лена протянула приготовленную пачку. – Ребятишки на море просятся. Мы пойдём, ладно?

– Идите, мои хорошие, я пока машинку в сарае поищу.

Спокойно отойдя несколько шагов от дома тёти Любы, толпа путешественников с гиканьем и воплями счастья, сверкая пятками, понеслась к морю.

Закат был прекрасен. Дул лёгкий ветерок-рукодельник, мастеривший на ходу для каждой волны ажурные белые оборки. Ребятишки брызгались и ныряли, а молодые мамы устроили фотосессию с алым шариком заходящего солнца. 

– Ленка, а ты всё-таки гений! Я, честно сказать, не верила в твои переговоры с поселением. Где ты так научилась? Просто мастер!

– Где-где, на работе. Ты же знаешь, я трубы продаю и каждый разговор с покупателем тщательно планирую. Вот и вся наука.

А в это время не менее довольная тётя Люба говорила со своей дочерью:

– Тань, а Тань! Скажи, что я молодец! Продала одну нашу хилую койку по самой высокой цене в посёлке, да ещё и бесплатную швею нам нашла! А для москвича я ещё сварочный аппарат достану.

– Ага! Давай! – улыбнулась дочь предприимчивой матери. 
 


Рецензии
Спасибо коллега. Было весело. Посмеялся. Я тоже сочиняю юморески и анекдоты.

Сергей Сим 95   12.01.2019 14:28     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей, за внимание к моему творчеству. Как Вы забрели на мою страчичку и нашли "Оптимистов"?:)))

Дарья Мясникова   13.01.2019 01:27   Заявить о нарушении
Даша! Я не помню как забрёл к Вам на огонёк. Госпожа удача наверно привела.

Сергей Сим 95   14.01.2019 20:06   Заявить о нарушении