Синь-камень. Часть 2

                ЧАСТЬ ВТОРАЯ
 Прошло двадцать лет.               
   Андрей и Василий в форме морских офицеров, вышли из метро «ВДНХ». На улице уже темнело. На противоположной стороне проспекта, на здании гостиницы, горела яркая вывеска «Казино»
- Андрюх, сколько уже живем в Москве, а в казино ни разу не были. Пойдем, попытаем счастье, развеемся, – предложил Раков.
- Там тебя развеют, так развеют, особенно карманы, будешь потом у Палыча и Надежды тарелку супа просить, – улыбнулся Туров.
- А чего, Надежда хорошо готовит, мне нравится, - с улыбкой заметил Василий, - люблю к Шалаевым в гости ходить.                - Андрей, у меня есть пятьсот рублей, нам хватит, пойдем, поиграем, чем черт не шутит! – продолжал ныть тот. – Представляешь, вдруг миллион выиграем, я тогда корабль куплю!
- Ладно, пойдем, проиграем твои деньги, раз так хочется! – с неохотой согласился Туров.
Пропуская машины, они перебежали проспект и направились в казино.
- Москва, это тебе не Севастополь, здесь теперь все как на западе, –
войдя в фойе гостиницы, восхищённо озирался по сторонам Раков, – смотри какой сервис. Нам туда!                Ребята направились в зал игровых автоматов.                Увидев офицеров морского флота, к ним устремился администратор.
- Добрый вечер господа, желаете поиграть? Могу предложить  покер, блек – джек, рулетку, автоматы.
- Нам, где больше выиграть можно, – простодушно ответил Василий.
- Тогда, в кассе обменяйте деньги на жетоны и проходите к рулетке, она в следующем зале, - любезно предложил администратор.
Андрей направился к стойке бара, а Василий пошел менять деньги
на жетоны.
- Что желаете? – обратился бармен к Турову.
- Стакан «фанты» если можно.
Бармен учтиво налил полный стакан напитка и поставил перед ним.
- Сколько с меня?
- Напитки за счет заведения! – галантно ответил бармен.
Андрей, удивленно поднял брови, взял стакан, отпил глоток и повернувшись в зал, стал внимательно рассматривать окружающих.
Играющие азартно дергали ручки, нажимали кнопки. Периодически были слышны то вскрики радости, то вздохи разочарования.
- Тебе сколько отсчитать? – вернулся с жетонами Василий.
- А сколько не жалко, - ухмыльнулся Туров.
- Держи пять жетонов, всёравно не умеешь, а я пойду к рулетке.
- Нет, я не понял, чего без меня пьем? – увидел он стакан в руке Андрея.
- Фанту пьем, за счет заведения.
- Да-а!? Тогда бармен, - обратился он к тому, - мне за счёт заведения два стакана.               
Бармен равнодушно  налил высокий стакан и поставил перед ним.
- А второй?                - Выпьете, я еще налью, - равнодушно ответил тот.
- Может за счет заведения, чего покрепче дадут? – с надеждой посмотрел  Раков на Андрея. – Давай по маленькой!
- Ты иди, выиграй сначала, а потом пей. Здесь цены наверняка как на западе, – поставив стакан на стойку бара, заметил Туров.
Потеряв к разговору всякий интерес, он стал наблюдать за залом. Василий залпом выпил фанту, дождался когда ему нальют второй стакан, выпил и отправился играть.
Туров профессионально вычислил охранников безучастно
взирающих на посетителей, посчитал от скуки все видеокамеры слежения, стал наблюдать за игроками.                Его внимание привлёк парень с зачёсанным назад хвостиком.                Тот терпеливо ждал, когда азартный игрок проиграет все свои жетоны и отойдет от автомата. Проследив, таким образом, когда три игрока оставят в автомате все свои жетоны, подходил к автомату и, на второй, максимум третий раз, выигрывал.                Туров выбрал группу молодых людей, то и дело дергающих ручку однорукого бандита. Видя, что они проиграв все свои жетоны собираются уходить, подошел к автомату, опередив парня с хвостиком, занял освободившееся место. Тот, плохо скрывая досаду, сделав вид, что ни чего не произошло, вновь стал наблюдать за игроками.                Андрей опустил в щель жетон и дернул ручку. Барабаны закрутились, звякнув, застыли на месте. Три разных символа означали проигрыш. Он опустил второй жетон, снова дернул за ручку. Барабаны, прокрутившись, поочередно выкинули банк-банк-банк.                Жетоны посыпались в поддон лавиной.                Парень, не выдержав, подошел к Андрею.
- Сегодня твой день, майор! – заметил он. – Продолжай, раз везет!
- Спасибо, я постою! – ответил тот, выгреб в карманы кителя жетоны, и пошел в зал, где стояла рулетка.                – Ну, как? – поинтересовался он у Василия. - Выиграл миллион?
- Подожди, я пока присматриваюсь, – прошептал тот. - Здесь думать надо на что ставить. Если поставить все на «зерро», то сразу можно весь банк снять. Это ого-го сколько!
- Ну-ну, думай, а я пойду за стойкой посижу. Играть мне больше неохота.
- Что проигрался, – сокрушенно покачал головой Раков, – я же говорил,           не надо было тебе жетоны давать!
Промолчав в ответ, Туров вышел из зала.                На входе его толкнул плечом тот самый парень, который предлагал  продолжать игру на автомате. Отлетев как от стены, потирая ушибленное место, устремился к рулетке.                Андрей, посмотрев ему вслед, недоуменно пожал плечами, и пошел к бару.
- Это принимаете, - подойдя к стойке, достал он из кармана жетон.
- Что желаете? – взял жетон бармен.
- Чего-нибудь покрепче фанты. У вас есть хороший коньяк?               
- Армянский КВ, французский «Наполеон», «Отард», – начал перечислять бармен.
- Налете Армянского, пятьдесят, – попросил Андрей.
Бармен налил стопку коньяка, поставил перед ним.
- Желаете что-нибудь еще?
- Нет, всё, спасибо!                Андрей взял стопку и посмотрел вдоль стойки. В самом конце сидела молодая женщина с длинными русыми волосами, и что-то искала в своей сумочке. Она видно только что пришла, иначе бы он заметил её ещё тогда,  когда рассматривал зал. Андрей всегда обращал внимание на девушек с длинными русыми волосами, в надежде когда-нибудь узнать в одной из них, Лену. Сердце его тревожно забилось. 
Девушка кивком головы, отбросила волосы назад за спину, и он увидел её.  Без сомнения это была именно она. Эти большие зеленые глаза он узнал бы из тысячи глаз. Легкое вечернее платье облегало стройную фигуру.   
Туров ещё некоторое время внимательно присматривался, убеждаясь в своей правоте, поставил стопку на стойку, одёрнул китель, выдохнул и направился к ней.
- Девушка, разрешите с вами познакомиться?
- Вы не по адресу, я не знакомлюсь с мужчинами в таком месте, – ответила та, мельком взглянув на него.
В следующее мгновение глаза ее широко раскрылись.
- Боже мой, Андрей, Туров! – обомлела она. - Андрюша! Взрослый-то какой. Тебя не узнать!                Не веря своим глазам, Лена осторожно прикоснулась к Турову.                - Ты как здесь оказался, ты откуда? Я думала тебя совсем потеряла!
- Живой, живой, уже год как из Севастополя по всей Москве тебя ищу, – радостно ответил тот.               
- Значит плохо искал, раз столько лет найти не мог. А я знала, я знала, что ты меня найдешь! – не в силах сдержать слёз радости, уткнулась она ему в грудь.
Мужественное лицо Андрея выражало полную растерянность. Он гладил ее волосы, не зная, что предпринять.                Подошёл бармен, поставил перед ними стопку.
- Ваш коньяк пожалуйста! – беспристрастно взглянув на них произнес он, и стал с деловым видом крутить миксер.                От Турова не ускользнуло, что тот их слушает.
- Лен… Велесова, ты чего? Люди смотрят, - прошептал он.
- Ну и пусть смотрят! – отстранившись от него, немного успокоилась та. Достала из сумочки платок, косметичку, стала поправлять глаза.
- Это настолько неожиданно, случайность какая- то, а я ещё не хотела идти! Давай моряк, рассказывай, где был, как живешь, что делаешь, мне все интересно! – закончив приводить себя в порядок, посмотрела она на него. – Рассказывай всё подробно!
- А чего рассказывать? – почесал затылок Андрей.                - Если в двух словах, то закончили мореходное училище, работали в Севастополе на гидрографическом судне. Когда Украина от России отделилась, Шалаев Николай Павлович, нас с Раком в Москву выписал.                – Васька, кстати, здесь, - заметил Туров, -  в рулетку играет, пойдём я ему тебя покажу. Интересно, сразу узнает или нет?
- Не надо ему мешать, Андрей, я туда не пойду, там один человек играет, не хочу лишних вопросов, – отказалась та. - Ты лучше продолжай дальше, мне жутко интересно.
- Там у тебя кто, муж? – насторожился Туров.
- Да какой муж!? Не знаю, как и назвать, то ли близкий знакомый,
то ли дальний родственник. Сын, бывшего сожителя моей тетки. А ты что ревнуешь!? – любопытно посмотрев на него, улыбнулась Лена.
- Да нет, это я так, – пряча глаза, ответил тот. – Просто спросил.
- Ты все такой же Туров! Сам-то, часом не женат?
- Да нет, не успел еще, всё ждал когда тебя встречу!
- Мне понимать это как предложение! – кокетливо поинтересовалась та.
- Ну Велесова, ну Велесова! – от восторга задохнулся Андрей, - ну москвичка! Тебе, палец в рот не клади!
- А какие у вас претензии к москвичкам? У вас что, с ними богатый опыт общения?                - Ни какого у меня с ними общения, некогда мне! – буркнул Андрей.                - Я, Андрей, в области живу, – уже серьезно ответила Лена. - Недалеко от кольцевой, в Мытищах.
- Ёлы-палы, вот почему мосгорсправка не давала ответ, а я все думал, ну должна же ты где-то значиться. Как же я по области не догадался запрос сделать, - сокрушенно покачал он головой.
- Я тебя Андрюш, тоже искала, - перебила его Лена. - В детдом ездила, думала, письма там от вас сохранились.                - Его кстати закрыли, перевели в какое-то другое место, архивы не найдёшь. Случайно встретила девчонку из нашей группы, Карпову Таню, она мне рассказала, что  Дикий Иван Васильевич, умер.
- Дикий умер? – поражённый известием, повторил Андрей. - Жаль, хороший был человек!                - Курина уволилась, - продолжала рассказывать Лена. – В общем ни каких концов, и надежды вас найти, тоже ни какой.                - Надежда Николаевна замуж за Шалаева вышла, – сообщил Туров.
- Такая история была, ты себе не представляешь! На следующий год, после того как нас забрали,  Палыч поехал в командировку и украл ее из Переславля. Привозит в Севастополь, мы с Раком чуть не упали!                - Она нам всё это время, как мать была, - продолжал он. - Теперь они здесь, в Москве живут. Если хочешь, завтра к ним в гости пойдём.
- Конечно хочу, я теперь всё хочу!                - Боже мой, - покачала головой Лена. - Все рядом, а я одна! Всё Туров, больше ты от меня ни куда не денешься!
В дверях зала появился расстроенный Василий.
- Рак идет! – тихо сообщил Туров. – Судя по лицу, всё проиграл, но флот не опозорил!                – Давай посмотрим, сразу он меня узнает, или нет! - не поворачивая головы, предложила Лена.             
- Давай! – согласился тот.
- Прошу прощения я вам не помешаю? – подошёл к ним Василий.                – Вижу, товарищ майор, вы время зря не теряете.                - Девушка, - обратился он к Лене. - Хочу вас предупредить, у моего друга маниакальная страсть к длинноволосым. У вас случайно для меня такой же подруги не найдётся?
- Тебе же Василий такие как я не нравились? – повернулась к нему Лена. - Или у тебя с возрастом вкусы изменились? 
Раков некоторое время остолбенело на неё смотрел, соображая она это или не она, потом заорал:                - Вилка, Ленка Велесова! Ты чего здесь делаешь, ты откуда?                Меня Тура замучил с твоими поисками. Ну, наконец-то, слава богу! Теперь отдохнуть можно!
- Рак, заглохни! – одернул его Андрей.
- Говори Василек, говори! – иронично махнув рукой на Турова, попросила того Лена. - Я без вас, родной ты мой, так скучала, ты себе представить не можешь!
- Я и говорю, ни одного вечера без обсуждения плана поиска у меня не было! Ещё месяц и я сошёл бы с ума!                - Чего пьем? – посмотрел на стойку довольный Василий.
- Коньяк, твой остался, – кивнул на стопку недовольный Андрей.
- Я один не буду, ребят, встречу надо обмыть!
- Конечно надо, давай, заказывай, ты же у нас теперь миллионер! – с издёвкой предложил Туров.
- До миллиона мне одного сектора не хватило, - добродушно ответил тот. – Я там познакомился с одним парнем, он точно знает на какой цвет ставить. Правда, у меня жетоны кончились, а то бы точно выиграл.
- Это случайно не такой, зачесанный с хвостиком, - поинтересовался у него Андрей.
- Точно он, а ты откуда знаешь? – удивился Василий.
- Явно, постоянный клиент этого заведения, - заметил Туров. - Он мне тоже всё проиграть предлагал.
– Этот проиграть всегда поможет, - подтвердила Лена. – Это Андрей как раз тот, про кого я тебе говорила.                - А вы как сюда попали, на вас вроде не похоже? – удивлённо посмотрела на них она.
- Вот он затащил! – кивнул на Василия, Андрей. - На корабль выиграть захотел. Но ему сегодня всё прощается. Если бы не Рак, мы бы не встретились.
Он полез в карман и достал горсть жетонов.
- На игрок, заказывай бал, гулять будем!
- Туров, тебе сегодня фартит! – забирая у него жетоны, заметил Василий.
- Ребята, я как назло именно сейчас не могу. У меня тетка больная, -посмотрела на часы Лена. - Уже второй час ночи, она наверняка не спит, волнуется за меня. Давайте посидим десять минут, и я поеду.                – Ну вот, началось! Не успели встретиться… тётка! Что это за тетка у тебя? Не понравилась она нам тогда на автовокзале, ох не понравилась! – покачал головой Василий.
- Да что вы, очень хорошая тетка, я вас с ней познакомлю!
- Бармен! – махнул рукой гарсону Василий. - Фужер шампанского и два фужера коньяка.

Шишлов, сидя в кресле своего офиса, упаковывал в дипломат пачки денег.                За эти годы он постарел, обрюзг. От того подобострастного, угодливого человека, ничего не осталось. Даже наоборот. На лице появилась мания величия. Это был, довольный жизнью, властный, преуспевающий бизнесмен.
- Партия в нас вкладывала, - говорил он двум охранникам, следившими за экранами наблюдения. - Теперь мы вложим в партию…  Но в свою!
Он захохотал, поставил дипломат в сейф.                Охранники как по команде, дружно подхватили его хохот.
- Что там у вас, - подошел он к мониторам, - лоха богатого не заметили?
На мониторах были видны игровые залы, вход, стойка бара.
- Ничего стоящего? – махнул рукой один из охранников.
- Лёнчик Гоев опять крутится, сливки с автоматов снимает. Может пугнуть?
- Пускай снимает, всё равно все здесь оставит! – усмехнулся Шишлов.                – Кстати, он за прошлую игру долги отдал?
- Пока нет! – засмеялся охранник. – Где бы он взял?
- Это хорошо, это очень хорошо! – одобрил Шишлов. - Проценты растут, папаша сговорчивей будет! 
Он равнодушно наблюдал за Лёнчиком озирающимся по сторонам. Вдруг его внимание привлекла вошедшая в зал Лена. Она направилась к Гоеву, что-то ему гневно говорила, открыла сумочку, передала деньги. Леонид, подобострастно поблагодарил и побежал играть в рулетку, а она присела у стойки бара.
- У ведьма, вылитая мать! – сквозь зубы произнёс Шишлов.
- Я грешным делом подумал, Мария к нам пожаловала! 
Охранники, увидев необычное состояние шефа, внимательно стали
рассматривать Лену.
- А ничего ведьмочка, элитная! Может, Иннокентий Никодимович, вам её сюда доставить? – заметил охранник.
- Я тебе доставлю, я тебе так доставлю! – испуганно посмотрел на него Шишлов. - Не хватало мне тут нечистой силы!
- Вашу ведьму какой-то мореман снимает! – ухмыльнулся
другой охранник.
Шишлов вновь внимательно стал наблюдать за экраном.
- Ну-ка быстро послушали разговор и отсняли! – приказал он. 
Один охранник вскочил и бегом побежал в зал.
- Интересно, очень интересно! – наблюдая за встречей Лены и Андрея, качал головой Шишлов. - Думается мне, ты Петр ещё одну головную боль нажил. Это хорошо, это очень хорошо, сговорчивее будешь!
                -  Итак, за долгожданную встречу через двадцать лет, - поднял свой бокал Василий. – Надеюсь, теперь мы не растеряемся!                - Я хочу добавить к твоему тосту, - перебила Лена Василия, - что двадцать лет не изменили мальчишки к вам моего отношения. Я вас как и прежде люблю, и постараюсь не потерять.                – За нас! – ударил фужером о фужеры ребят Василий, и залпом выпил коньяк.                Те переглянулись и последовали его примеру.                - Всё ребята, я пошла. 
Лена встала из-за столика, Андрей и Василий поднялись следом.              - Как договорились, завтра в шесть  встречаемся у метро «ВДНХ» и едем к Куриной Надежде Николаевне!
- Не в шесть, а в восемнадцать, и не к Куриной, а к Шалаевым, - поправил ее слегка опьяневший Василий.
- Ой, да! – согласно махнула она рукой. – К Шалаевым.
 – Андрей, ты их предупреди, а то без звонка неудобно как-то.
- В штабе завтра увижу, скажу, - кивнул Туров.
- Лен, можно я тебя провожу? – спросил он. - Ты как хочешь, но я тебя одну не отпущу. Заодно узнаю, где ты живёшь?
- Буду очень признательна! – с радостью согласилась она. – Василий, ты с нами, или как?
- Вилк, я бы с удовольствием с вами, но разреши ещё разок сыграть.                Он потряс горстью жетонов, данных ему Андреем.                - Надо майору доказать, что не один он такой везучий.
- Ну играй, играй! – улыбнулась она. - Только смотри, не слушай там никого! Хорошему не научат!
- Андрей, ты как старший по званию должен мне пообещать, что Раков здесь в первый и последний раз!
- Чего?! – возмущённо посмотрел тот на Турова. - Пусть он в море салакой командует! Вот если ты Вилка прикажешь, тогда другое дело!
- Капитан Раков! Я вам приказываю, через час отправляться домой, и больше ни в какие азартные игры не играть! – с улыбкой приказала Лена.
- Есть не играть! – вытянулся по стойке смирно Василий. - Разрешите
отчалить за миллионом!
- Вали болтун, вали! – не выдержал Андрей. – Иди, проигрывай мои деньги.
Василий галантно поцеловал Лене руку, попрощался с друзьями, и отправился играть.
Ребята вышли из зала и направились к выходу.                Стеклянную дверь им распахнул пожилой швейцар с колодками боевых наград на груди.                Протянув руку, он застыл в ожидании.
- Фронтовик? – поинтересовался у него Туров.
- Фронтовик! – кивнул тот. - Черноморский флот, старшина первой статьи.
Андрей растерянно порылся в кармане, вытащил горсть жетонов, отдал швейцару.
- Премного благодарен! – быстро спрятав жетоны, стал раскланиваться тот. - Я вам господин майор сейчас машину организую!
- Да что ты отец, я сам! – засмущался Туров.
Швейцар не слышая его, махнул рукой подзывая машину.
- Андрей, не останавливай его. Ты на чаевые примерно пятьсот рублей дал, – улыбнулась Лена.
- Да-а, это сколько же моих денег сегодня Рак проиграет! - шутливо заметил тот. – Надо будет счёт представить!
- Я тебе больше Василька обижать не дам, - садясь в машину заявила Лена. – Господи. Какая я счастливая.
- Куда едем? – спросил ее таксист.
- В Мытищи пожалуйста, Королева двенадцать. – ответила та.
Швейцар захлопнул за Андреем дверь, и машина, съехав по эстакаде, помчалась по проспекту в сторону кольцевой.
- Андрей! Вы вместе с Василием теперь в штабе у Шалаева работаете? – поинтересовалась Лена.
- Да вроде того! - ответил он. - Мотаемся по командировкам на гидрографическом судне.
- А это не опасно? – встревожилась она.
- Ты, когда-нибудь в круиз на теплоходе ходила? – поинтересовался тот.
- По Волге с теткой плавала! – кивнула Лена, - сначала по каналу через шлюзы, потом в Волгу. Так интересно.
- Мы точно также ходим. Только по морю. – объяснил он.
- Здорово! Я тоже хочу! Возьмешь меня с собой? В Крым убежали, меня с собой не взяли! – припомнила она ему.
- Я на Тамани когда военные корабли в море видела, всё представляла что ты на одном из них. А ты оказывается на
гражданском теплоходе плавал!
- Ходил, а не плавал, - поправил её Андрей.                - Ты на Тамани отдыхала? – попытался сменить он тему.
- Да какой там отдых? – удивилась Лена. - Работа, работа и работа. Через три дня, в пятую археологическую экспедицию, уезжаю! Есть такое местечко, Фанагория называется. Мы там подводными раскопками занимаемся, а заодно следы аргонавтов ищем.
- Это твоя основная работа или хобби такое? – спросил Андрей.
- Значит так! – спохватилась Лена, - Рассказываю вам о себе.
- Закончила МГУ, археологический факультет. Работала
на многих раскопках. Теперь кандидат наук, сама организовываю экспедиции.
- Эту экспедицию отложить никак нельзя! – буркнул расстроенный Андрей. – А то сегодня встретились, и через три дня расстаёмся. Даже поговорить толком не успеем, не то что… - осёкся он на полуслове.
- Не то что? – любопытно заглянула в его глаза Лена.
- А то-о! Столько лет тебя искал, и наконец-то нашёл, такую красивую… такую умную… единственную мою. И не кому больше не хочу отдавать! – откровенно ответил Андрей.                - Думал всё! Хана тебе Туров! – продолжал он. - Один будешь век куковать! Нет всё! Дома будешь сидеть! Чтобы точно знал где ты!
- Майор Туров, вы меня пугаете! – восторженно посмотрела на него Лена. – Вы как были, так и останетесь собственником. Но мне Андрюш, так приятно слышать твои слова, даже голова кружится.
- Приехали! – остановил машину таксист. - Мытищи! Куда дальше?
- Будьте любезны! Вон к тому кирпичному дому! – показала Лена на старый пятиэтажный дом.
Машина тронулась, и через некоторое время остановилась напротив дома.
- Пятьдесят! – объявил таксист.
- Подождешь меня несколько минут? – обратился к нему Андрей. – Я с тобой обратно поеду.                Таксист утвердительно кивнул головой.
- Вот здесь я без тебя и жила двадцать лет! – выйдя из машины, показала на дом Лена.
- Третий этаж, квартира девять. Телефон мой, ты записал. Твои координаты у меня здесь, - она приложила ладонь к сердцу. - Теперь не потеряемся.
- Ой, Ирина Михайловна по-моему не спит, в окно смотрит, – кивнула Лена на окно третьего этажа.
Андрей посмотрел на окно, но ни кого не увидел.
- У меня такое чувство, -  озираясь по сторонам произнёс он. - Что я здесь уже был! Всё кажется абсолютно знакомым. Я всё это когда-то уже видел. Точно уверен что здесь в первый раз, а чувство такое, что уже был!
- Может быть в другой жизни? Ты веришь в реинкарнацию?  прижалась к нему Лена. 
- Я верю… Что наконец-то нашел тебя и больше ни когда не потеряю! – обнял и поцеловал ее он.

               
                2
               

- Разрешите товарищ генерал, – вошел в кабинет Шалаева, Андрей.
- Вызывали? 
- Заходи Туров, присаживайся! – пригласил его тот. - А где Раков, почему его нет! Я вас обоих вызывал!
- Раков дома лежит, отравился паштетом. Плохо ему. – соврал Туров.
- Сколько раз вам говорить, чтобы не ели заграничную гадость, - покачал головой Шалаев. - Нас травят, а мы и рады!                - Что, совсем плохо?.. – участливо спросил он.
- Да нет, думаю к обеду оклемается! – стараясь быть серьёзным, ответил Туров.
- Ну-ну! – закончил эту тему Шалаев.                - Вот, почитай! – пододвинул он к Андрею несколько бумаг. - Спохватились когда жареный петух в жопу клюнул. А нам теперь расхлёбывай!
Андрей взял первый лист, на нём было напечатано:
                Совершенно секретно
                Начальнику Главного
                Разведывательного управления
                Генерал-полковнику
                Прогонову С.В.
                Аналитическая справка
В целях создания ядерного баланса между США и Россией,
необходимо установить жесткий контроль за подводными лодками противника. Из-за сокращения Российских ракетных баз, их мобильный ядерный потенциал в данный момент превосходит наши силы.
Этим аргументом американская сторона пользуется при решении важнейших политических вопросов.                Вам рекомендуется установить контроль за подводными кораблями противника.
                Начальник ФСБ Российской федерации
                Генерал армии Королёв Н.П.

Прочитав справку, Андрей вопросительно посмотрел на Шалаева.
- Нет, ты видел? – возмутился генерал. - Они рекомендуют! Хорошо хоть не приказывают!
- Разные ведомства, потому и рекомендуют, – спокойно заметил Андрей.
- Ты читай дальше, - кивнул на листы Шалаев. – Дальше интересней будет!
Андрей стал читать следующий лист:
                Совершенно секретно
                Начальнику ФСБ Российской
                Федерации генералу армии
                Королеву Н.П.

                РАПОРТ
Докладываю, источники работающие на главное разведывательное управление сообщают, что в Индийском океане, предположительно в районе Персидского залива, военно-морские силы США используют новейшую ракетную подводную лодку «ОКЛАХОМА». Она в любой момент может передислоцироваться к границам нашего государства. Все свои действия министерство обороны США в первую очередь направляют для устрашения военно-морских сил Российской Федерации. В настоящий момент нами проводятся мероприятия по установлению местонахождения «ОКЛАХОМЫ» обладающей сверхзащитой от обнаружения, и взятия ее под оперативный, жёсткий контроль. Наряду со спецмероприятиями мы подключили к данной операции тринадцатую лабораторию ФСБ. Они занимаются проблемами паранармальных явлений, телекинеза, гипноза, ясновидения и.т.п. Им предоставлены материалы на члена экипажа данной подлодки.
В случае положительных результатов обнаружения данного объекта будет использовано спец подразделение  морских диверсантов «СКАТ» под руководством Шалаева Н.П.
                Начальник внешней разведки ФСБ, генерал
                Калугин С.П.

Прочитав рапорт, Андрей положил его на стол.
- Они уже решили вас использовать! – кивнул на бумагу возмущённый Шалаев. - А я ни сном ни духом!
- Николай Павлович! Бросьте вы! Не берите в голову! – стал успокаивать его тот. – Найти лодку в Индийском океане, что иголку в стоге сена. Тем более они сами утверждают, что она обладает сверхзащитой от обнаружения.                - Хорошо бы конечно ее найти и взорвать, но-о! – Андрей с сожалением развёл руками. - Не по зубам!
- Тебе бы только взрывать! – улыбнулся Шалаев. - С пиратами
разбирайтесь, а не с атомными субмаринами.
- Как скажите товарищ генерал! Только с пиратами мы каждый месяц разбираемся, а вот подлодку брать не приходилось!
Я вот что Андрей, опасаюсь! – продолжал размышлять Шалаев.
- Они для отчёта укажут липовые координаты, а мне сверху прикажут вас посылать, сыновей моих. Что тогда? – вздохнул он.                -Я за свою службу всего насмотрелся!
- Палыч! Ты никак стареешь? – удивлённо посмотрел на него Туров. – Сам же нас учил находить выход из любой ситуации. Не дрейфь, батя! Прорвёмся!
- Ты не очень-то веселись умник, а то в ухо быстро получишь! – шутливо пригрозил ему Шалаев. - Нашел старика!
– Меня в этом деле вот что настораживает, - вновь посерьёзнел он. - Они подлодку собираются с помощью ясновидящей найти. Ты читай дальше! – кивнул он на третий лист.
Андрей взял в руки бумагу.
                КОПИЯ
                Совершенно секретно
                Начальнику 13 лаборатории ФСБ
                Российской Федерации
                Полковнику Гоеву П.И.

                ПРИКАЗ № 24-011
Согласно проводимых Вами изысканий имеется информация, что с помощью ваших пациентов, обладающих ясновидением и телекинезом,  можно вычислить местоположение
человека.
Приказываю: по прилагаемым ориентировкам дать координаты нужного нам объекта. Работа должна быть выполнена в кратчайший срок. Дополнительные сведения курьером.
               Начальник внешней разведки ФСБ Российской Федерации
                Генерал Калугин С.П.

- Лихо наши разведки друг против друга работают! – положив бумагу на стол, заметил Туров. – Я так понимаю, секретов между ведомствами нет!
- Если бы так!? – с сожалением покачал головой Шалаев. - Эта тринадцатая, со времён Андропова самое тёмное место на карте. Вокруг неё столько слухов ходит, но никто ничего толком не знает.    -Я её еще по Карибам помню, - вздохнул он. - Подставили они нас тогда. Все ребята пропали безвести. 
Шалаев встал из-за стола, отвернулся от Андрея.
- Готовь тройки подводных бойцов, - резко взял он себя в руки.                - Будет работа!
- Да мы товарищ генерал всегда готовы, – оживился Андрей.
- Моя тройка и тройка Ракова. Самые проверенные. Нужны ещё? Ещё подготовим!
- Вот и готовь, а вы с Раковым мне здесь нужны! – приказал Шалаев.
- Николай Павлович, – растерялся Андрей, - товарищ генерал, если операция такая рискованная, зачем нас за спины ребят прятать? Чем они хуже меня и Васьки?
- Ты приказ слышал, готовь тройки! – повторил Шалаев. - Вы для меня майор, - повысил он тон, - все одинаковые! Нужно будет тебя послать, пошлю! А сейчас выполняй приказ, готовь тройки!
- Есть! – вытянулся по швам растроенный Андрей. – Разрешите идти!
- Иди! Только не пойму чего это ты нос повесил? Зашёл вроде такой бравый? – примирительно спросил Шалаев. – Может быть натворили чего опять, а Палыч выручай?
- Никак нет! – грустно улыбнулся Андрей.
- Я вчера Лену Велесову в «Казино» встретил.
- Да ты что-о!!! – обрадовался Шалаев. – Чего же молчишь? Ну наконец-то нашлась! И где же она пропадала?
- В Мытищах всё это время жила. Теперь археолог, кандидат наук. Мы к вам сегодня в гости собрались, – смущённо ответил Андрей.
- Вы Надежду Николаевну предупредите! Хорошо!?
- Конечно приходите! О чём разговор! Я сейчас же позвоню, обрадую старуху! – пообещал ему Шалаев.
- А ты на сегодня свободен. Иди за цветами. Девушки цветы очень любят. Смотри мне, – погрозил он пальцем Андрею. – Флот неопозорь!

                3

В свои семьдесят лет, Гоев оставался полным энергии и сил служакой. Этим он был обязан тому вниманию, которое все эти годы уделялось его лаборатории. Больница не сменила свой адрес, зато была оборудована по последнему слову техники. Особое внимание уделялось охране. Казалось ничто не могло проникнуть на территорию больницы, незамеченным видеокамерами. Только в его кабинете всё оставалось по-прежнему.                Тот же кожаный диван, фикус, портрет Дзержинского.                Гоев сидел за столом и отчитывал своего зама.
- Ну что Гордонов! Решили с Самохиной против меня заговор устроить? И кто же из вас на моё место метит! Ты или она!? – презрительно спросил он.
- Пётр Иванович! Да что вы такое говорите! Без вас мы ноль без
палочки. Никто об этом даже не думал! – оправдывался тот.
- Тебя тварь кто научил рапорта наверх писать? – сквозь зубы шипел Гоев. - Шишлов!? Так он уже пять лет как от нас сбежал. Жирует на развалинах СССР.
- Это тебя Самохина научила, – неожиданно осенило его. - Не знаете как от Гоева избавиться?!                - Вот вам! – показал он перед носом зама здоровый кукиш. - Вы от Гоева избавитесь, демократы хреновы!
Гордонов изрядно струсил, не зная что на это ответить.
- Пётр Иванович, – жалобно начал он. - Наталья Сергеевна с помощью экстрасенсов разработала методику обнаружения исчезнувших людей. Есть даже положительные результаты. Мы только поставили в известность руководство, чтобы этим приносить государству посильную помощь.
- Твоя Самохина разработала методику выкачивания денег из новых русских, - отмахнулся от него Гоев. - У них родственники каждый день исчезают, вот она и вешает им лапшу на уши. Две шаги на лево, две шаги на право, шаг вперёд и два назад.
- А внешняя разведка шутить не будет! – ударил он рукой по столу.
- На тварь, читай!                Гоев бросил на стол приказ.
Гордонов пробежал глазами бумагу и ещё жалобней посмотрел на полковника.
- Пётр Иванович, чего теперь делать-то? Как выкручиваться будем? – Опомнился!? – немного успокоился тот.
- Ох жизнь моя, жизнь, - вздохнул Гоев. - Так по кругу и идёт. Шишлова нет, вы появились!
Гоев встал из-за стола, открыл сейф, достал из него объёмистый конверт, открыл.
- Курьер привёз информацию об объекте, - начал он выкладывать на стол содержимое конверта. – Фотографии, видеокассета с записью объекта, волосы зачем-то? – Он брезгливо положил на стол локон русых волос. – Ногти, стелька от кросовки.
- Боже мой, – посмотрел он на Гордонова. - Что вы им там наплели?! - Убил бы! – вновь озверел Гоев.
- Пётр Иванович! Я ни чего такого не говорил, – проныл Гордонов.     - Мы всётаки научные сотрудники, а не Кашпировские с Чумаками. - Может это Самохина попросила? – вопросительно посмотрел он на Гоева. - Она в своей методике эти вещи применяет.
- Во как в роль вошла! – с негодованием бросил тот на стол стельку от кросовки. - Совсем нюх потеряла! Деньги разум помутили.                - Я её в камеру закрою, - сел на своё место Гоев. - Она у меня узнает!       
Гордонов осторожно взял со стола фотографии, стал рассматривать. С одного снимка на него смотрел молодой офицер – подводник ВМФ США. С другого он же, но с женой и маленьким ребёнком. С третьего, тот же офицер с экипажем подлодки на мостике субмарины.
Он аккуратно положил снимки на место и выжидательно посмотрел на полковника.                - Они хотят с помощью нашего экстрасенса определить местонахождение члена экипажа подлодки, – нарушил молчание Гоев.
- Лодку в океане даже со спутника невозможно обнаружить, а человека вычислить можно. И если это член экипажа субмарины, и он находится в ней, задача по обнаружению решена.
- И решить её в нашей лаборатории может только один человек, -нервно застучал он пальцами по столу. – Ведьма!                - Пётр Иванович! Вы через Велесову из тридцать первой хотите решить эту задачу? – догадался Гордонов.                – Вы гений! Это успех, это выполнение приказа, это повышение званий.
- Про Велесову заткнись! Не дай тебе бог про неё язык распустить! Тебя тогда никто не спасёт. Ни чёрт, ни дьявол.
- Там! – он указал пальцем вверх. - На неё молятся!
Гордонов согласно закивал головой, показывая тем самым что установку принял безоговорочно.
- Поставь видеокассету, - приказал ему Гоев. - Посмотрим чего они наснимали.
Гордонов взял кассету, вставил в магнитофон и включил телевизор.
На экране офицер-подводник поливал возле своего дома цветы. Дальше шли кадры как он купается с женой и сыном в море.
Потом пошла съёмка проводов субмарины в плавание.
- Неплохо наша разведка работает, – выключив магнитофон, заметил Гордонов. – Даже его ногти раздобыли. Во как!
- Любопытно, - стал озираться он по сторонам. - А за нами случайно Пётр Иванович, не следят?               
- Это хорошо, что ты боишься, - заметил Гоев. - Значит не совсем пропащий, или слишком хитрый.
- Иди, работай! Будешь нужен, вызову, – приказал он заму.
- Да, вот ещё что! На, передай эту помойку Самохиной, - он сложил обратно в конверт стельку, ногти и волосы.
- Пусть поколдует и обязательно даст результат. Посмотрим кто, кого.
Гордонов взял конверт и вышел из кабинета.
Гоев, прочитав ещё раз приказ, убрал его вместе с фотографиями и кассетой в сейф.
В этот момент раздался телефонный звонок, он поднял трубку.
- Полковник Гоев слушает!
- Добрый день Пётр Иванович, – послышался в трубке голос Шишлова. – Как поживаете, как служится?
- Аллё! Кто это говорит? – сразу узнав его голос, специально переспросил Гоев.
- Дожили! Старого сослуживца не узнаёшь? – удивился Шишлов.                - Пора на пенсию брат ты мой, пора!
- Здравствуй Иннокентий! Просто так ты не  позвонишь! Говори что хотел? – ответил Гоев. - Если опять Леонида окрутил, то сам с ним и разбирайся. Мне ему помочь нечем!
- Насчёт сына, мы с тобой при встрече поговорим, – заметил Шишлов.
- У меня для тебя другая информация есть. Ну очень интересная информация. Больших денег стоит!
- Ты теперь всё на деньги переводишь, – возмутился  Гоев. - Мне твою рожу бандитскую, лишний раз видеть не хочется!                - Сосите пиявки кровь партийную, сосите, – гневно продолжал он.               - Смотрите не подавитесь только! И дорогую информацию оставь при себе, богаче будешь!
- Грубый ты, некультурный человек, Пётр Иванович! Не умел жить, видно так и помрёшь нищим! – спокойно заметил Шишлов. – Тебе...
- Культурный нашёлся! – прервал его Гоев.
- Что? Денег наворовали, дворянами стали? Подожди, вернётся
наше время, к стенке поставим.
- Я не твой подчинённый, чтобы выслушивать  политинформацию. Некогда мне! – сменил тон Шишлов.                - Слушай сюда, полковник! Заедешь сегодня ко мне в офис, я тебе кое-то покажу и расскажу. Ведьмы твоей касается. Ты меня понял?
- Понял! – мгновенно сменил тон Гоев. - Может быть ты ко мне приедешь? У меня работы невпроворот! – пошёл он напапятную.
- Ну уж нет! Дудки! – развеселился Шишлов. – Как говорится, лучше уж вы к нам!
Послышались короткие гудки, Гоев положил трубку, задумался. Потом резко встал и вышел из кабинета.               

Поднявшись на третий этаж он незаметно перекрестился и зашёл в тридцать первую палату.
Мария сидела за мольбертом и рисовала. За двадцать лет она внешне совсем не изменилась. Только волосы из русых стали пепельно-седыми. Они белым саваном спадали на её плечи, создавая явный контраст с молодым лицом.
В палате тоже почти ничего не изменилось. Единственное, убрали вторую кровать. Зато появился телевизор.
Мария подняла голову от мольберта, пристально посмотрела на вошедшего Гоева и продолжила рисование.
- Откуда у вас столько фантазии, Мария Яковлевна. И вся на исторические темы, - взяв листы ватмана с рисунками, написанными пастелью, спросил он. - Скоро можно будет галерею открывать.
На картинах были изображены сцены времён древней Руси. Ладьи, плывущие по реке, Ярилина плешь, в форме усечённой пирамиды, землянки и деревянные крепости.
- Положите если можно на место, – не глядя на него попросила Мария.
- Талант и фантазия есть в каждом человеке. Только не у всех хватает времени на то, чтобы их раскрывать. У меня его предостаточно.
- Но я думаю вы не за этим пришли, - вопросительно посмотрела она на него.
- От вас ни чего не скроешь, – положил листы Гоев.
- Не сомневаюсь, вы давно знаете, что я к вам приду и попрошу в очередной раз о помощи.
- Что вы на этот раз хотите узнать? Надеюсь не курс доллара на завтра, – продолжив своё занятие, спросила Мария. – Так смею вас заверить, я не знаю, как впрочем и не знала до этого момента, что вы вновь придёте просить меня о помощи.
- Что вы Мария Яковлевна? – удивлённо произнёс Гоев. – Разве я стал бы вас тревожить по таким пустякам.
- А про доллары…это вы к чему? – привыкнув воспринимать все её слова серьёзно, поинтересовался он.
- Да вот! – Мария кивнула на телевизор. - Только об этом и говорят! Он у них скоро царь и бог станет!
- А-а! – сообразил Гоев. - Это вы точно подметили! Всю страну растащили, а Шишлов благодаря вам, больше всех преуспел.
- Слава богу что этот человек молится Золотому тельцу! Зато теперь я его больше никогда не увижу, - заметила Мария. – Пусть идёт по предначертанному пути. Вы ему не завидуйте! Нечему завидовать.
- Злой рок преследует того, кто забирает от жизни больше, чем ему дано проведением, - вздохнула она.
- Точно подмечено, - отметил Гоев. - Это вы сами придумали?
- Нет! Это древний философ сказал, – ответила она.
- Я пришёл к вам Мария Яковлевна с просьбой, - перешёл к делу Гоев. - Я не требую… я прошу вас… помочь мне, найти человека.     Он как всегда в таких случаях , волнуясь стал ходить по комнате.                - Десять лет, я не обращался к вам ни с какими вопросами. Десять лет выполняются все ваши капризы. Мы готовы пылинки сдувать, молиться на вас.
- Я не бог, чтобы на меня молиться! – резко оборвала его Мария.
Гоев в недоумении встал напротив неё.                - Вы же знаете, - убрав картину с мольберта, продолжала она.             - Сами проверяли, нет у меня больше дара предвидения. Лишилась я его за связь с вами. Так что можете меня убивать, а помочь вам я ни чем не могу.
- Будь моя воля, - мгновенно сменил тон Гоев. - Я бы вас тридцать лет назад расстрелял. Но увы, – он развёл руками. - Теперь вы государственная тайна и вас надо хранить как зеницу ока.
- Зачем, я же не представляю ни какого интереса, – пожала плечами Мария.
- У них, - Гоев показал пальцем вверх. – Своё мнение на этот счёт. Да и у меня тоже есть надежда, что дар к вам вернётся. Тогда многое можно изменить, всё поставить на свои места.
- Вы верите, что время можно повернуть вспять, – удивленно посмотрела на него Мария.
- Повернуть!? Не знаю!? А вот вернуть старые времена не мешало бы. Уж мы бы их пересажали, – потёр руки Гоев.
- Я знала полковник, что вы страшный человек! – ужаснулась Мария. - Но чтобы настолько?                - Время сильнее богов, а не то что вас! - презрительно взглянув на него продолжала она. – Вместе с вашими идеалами! И знайте, вашим надеждам не суждено сбыться!
- Вы всё сказали, – выслушав её, равнодушно ответил он. - Теперь разрешите я буду говорить!
- Если вы Мария Яковлевна, которая как я посмотрю, - он сделал слащавую улыбку. - Времени неподвластна. Сами не вернёте себе дар предвидения, тогда нам придётся применить к вам современные методы шокотерапии.
Это я вам скажу, не сахар. Многие после такого сходят с ума, а некоторые не выживают.                - Но мы вам умереть не дадим, – холодно заметил он. - Подумайте на досуге о такой перспективе.
Гоев подошёл к распахнутому окну, щёлкнул пальцем по цветку герани. Цветок рассыпался, роняя на подоконник алые лепестки.
- Говорите я страшный человек, - повернулся он к Марии. - Вы меня ещё страшным не видели!
-Вы Шишлова найдите, – равнодушно промолвила Мария. - И спросите у него, отчего и почему умерла ваша жена. А потом пугайте меня своей шокотерапией.
- Что вы хотите этим сказать, – рявкнул тот. – Моя жена умерла от сердечной недостаточности!
- Нет полковник! Ваша жена умерла по вине Шишлова. Он хотел отнять у меня память, а отнял у вас жену! И если вы захотите с ней что-нибудь сделать, небо отнимет у вас самого близкого человека!       - Вы меня не пугайте, - немного присмирел Гоев. – Я вас не боюсь.                – А я вас и не пугаю. Я только хочу сказать, - не спуская с него глаз, продолжала она. - Что память, самое лучшее средство от ошибок! И она к вам скоро вернётся!
Гоев, не выдерживая её завораживающего взгляда и спокойного тона, вышел из палаты.

 
                3               

 
- Лен, Елена Алексеевна, Велесова, чтоб тебе пусто было, - догнал её у дверей университета Леонид. - Не слышишь что ли?
- Чего тебе? – с негодованием повернулась она к нему.
- Фу-у, ты пьяный! И не стыдно в таком виде на работу приходить!?
- Я как видишь и не прихожу, я тебя на скамеечке жду, - расплылся он в идиотской улыбке. - Чего мне там делать? Там все к экспедиции готовятся!
- И зачем ты меня ждёшь, - вопросительно посмотрела на него она. - Денег для твоих игрищ у меня нет. Вчера последние отдала. Заступаться за тебя перед твоим отцом я тоже больше не буду. Чего ещё?
- Лен! Отыграюсь, отдам! Ты моё слово знаешь! – ударил себя в
грудь Лёнчик. – Не повезло вчера, сегодня повезёт! Мы с тобой ещё в Египет поедем! Будешь на свои пирамиды любоваться и в Красном море купаться!
- Найди себе другую в Красном море купаться, – равнодушно ответила та. - А слово я твоё очень хорошо знаю. Ты его давно в разменную монету превратил.
- Ты чего на меня злишься? Не выспалась что ли, – удивился Гоев.
- На себя посмотри, - кивнула она на него. - Ты по-моему даже и не пробовал проспаться.
- Всё Лёнь, мне некогда, меня на кафедре ждут, - заторопилась Лена. - Говори зачем припёрся!
- Ты меня вычеркни из списков, - замялся он. - У меня в Москве дел по горло. Придумай что-нибудь? По болезни там… или по семейным обстоятельствам. Если надо, я справочку нарисую.
- Да ради бога оставайся, - обрадовалась его просьбе Лена. – И не надо никаких справочек. Сиди в своём казино. В экспедиции ты лишний человек.
- Только что я твоему отцу скажу, - равнодушно посмотрела на него она.
- Папочку я беру на себя, можешь не сомневаться. Он поорёт, поорёт и успокоится. А ты меня вычеркни. Мне ваши черепки в кошарах снятся.
- Хорошо, теперь всё, я могу идти, – нетерпеливо спросила Лена.
- Нет, тебя точно как подменили. Не пожалеешь, не посочувствуешь, - состроил кислую физиономию Лёнчик. - Дала бы полтинничек страждущему.
- Ты Гоев совсем больной, - не выдержала она. - Тебя от общества изолировать надо. Чего папа смотрит, к себе в больницу не определит?
- Не каркай, - резко сменил он тон. - Типун тебе на язык. Иди, иди ковыряй в земле своё счастье.
Не реагируя на его слова Лена скрылась в дверях университета и  поднялась к себе на кафедру.                Там её ждала лаборантка, миловидная девушка лет тридцати.
- Здравствуйте Елена Алексеевна, - поздоровалась она. - Я билеты на поезд выкупила. Послезавтра, в девятнадцать тридцать, с Курского вокзала.               
- Здравствуй, Катенька! – улыбнулась ей Лена. - Ты у меня просто молодец. Значит послезавтра уезжаем.                – Ой, я жду, недождусь когда мы в экспедицию поедем, - мечтательно промолвила та.                - А мне Катюш, почему-то никуда ехать не хочется, - ответила Велесова.
- Да вы что-о, – растроилась лаборантка. - Елена Алексеевна, вы меня убиваете! Еще вчера так мечтали поехать на Тамань, а сегодня здрасьте вам, - развела она руками. – Может случилось что?
- Случилось Катюш, случилось! Я вчера Андрея встретила. Помнишь я тебе рассказывала про мальчика из детдома.
Вот вчера наконец-то встретила… моряка-майора.
Лена пристально посмотрела на себя в зеркало, поправила волосы.
- Ой, какая вы счастливая! – расцвела в улыбке Катерина. - Вы даже ещё красивее стали.
- Да ну тебя, – отмахнулась от неё та. – Скажешь тоже!
- Раз такое дело, - продолжала лаборантка. - Давайте его с собой возьмём! Нам мужкие руки нужны.
- А что, – встрепенулась Лена. - Это мысль. Надо будет предложить им сегодня, вдруг правда поедут?
- Он что, не один, – насторожилась Катя.
- Один-один, - успокоила её Лена. - С другом! Его Василием зовут.
 - Ой, напугали вы меня. А я подумала что он женат.
- Да нет! Не женат! Говорит что всё это время, меня ждал.
- Вот это любовь! Вот это я понимаю! – мечтательно закатила глаза Катерина. - А он тоже офицер, тоже красивый?
- Кто, Андрей, - не поняла её Лена. – Я же тебе сказала, майор и очень красивый.
- Да не-ет! С Андреем мне сразу было всё ясно, - махнула рукой Катерина. - Я про Василия спрашиваю, он какой?
- Капитан! – улыбнулась Лена. - Тоже моряк, тоже  красивый!
- Если он свободный, то на него не мешало бы посмотреть. Я  девица на выданье… мне замуж пора, – манерно склонив голову набок, заметила девушка.
- Катя, ты гений! 
Лена бросилась к телефону.
- Я сейчас же позвоню Андрею, скажу, чтобы он его подготовил!
- Да что вы, Елена Алексеевна, я пошутила! – покраснела Катерина.
- Нечего краснеть, - набирая номер, ответила ей та. - Своё счастье надо искать, и не так долго как это делала я! 

Туров, выйдя из метро на станции «Первомайская», купил в киоске бутылку пепси-колы. Прошёл на соседнюю улицу к своему дому. Поднявшись на второй этаж, открыл дверь. Сняв в прихожей
обувь и китель, заглянул в комнату.
- Рота подъём! – скомандовал он спящему под бушлатом, на полу Василию.
- Ну зачем так орать, итак голова раскалывается, - приподнявшись заныл тот. - Я твой топот ещё в дверях услышал.
- Ты игруля вчера так наигрался, – протянул ему бутылку воды Андрей. – Не знаю как только дорогу ко мне нашёл? Ну что, всё проиграл, больше не хочется?
- Не хочется, – открывая бутылку, ответил Василий. – Ты прав, форменное обувалово.                – Я в штабе был, батя о тебе спрашивал, - сменил тему Андрей. - Я ему соврал, сказал что ты отравился какой-то заграничной туфтой. 
- Почему соврал, – отпив несколько глотков, пожал плечами Василий. - Ты всё верно сказал! Отравился я насмерть! От нашей так хреново не бывает. 
- Батя зачем вызывал, – поставив бутылку рядом с собой, поинтересовался он. – Дело какое или так, для профилактики?
- Сам знаешь, Палыч просто так не вызовет, - ответил Андрей.                – Задание намечается серьёзное, тройки приказал готовить по полной программе, а нам с тобой отбой!
- Это ещё почему, что за новости, - насторожился тот. – Это из-за того, что мы Ленку встретили?! 
Василий снова взял бутылку и начал пить.
- Да причём здесь Лена, - отмахнулся Андрей. - Он нас не
поэтому в работу не берёт. Я из разговора понял там кранты по каждому пункту светят. Вот Палыч и отводит.                - Надо с ним поговорить, -  окончательно пришёл в себя Раков.
- Если что? Как мы ребятам в глаза будем смотреть?                - Нет, так дело не пойдёт! – поднялся он с пола. - Если работать, то работать всем вместе, а так, лучше сразу в отставку уходить!
- Вот и я про то же! – согласно кивнул Андрей. – Надо что-то предпринимать! Ты бы лучше у Палыча поприсутствовал когда он меня строил. А то здесь, на полу, кверху килем валяешься! – упрекнул его Туров.
- Да хватит тебе, кверху килем, - обиделся Василий. - Я сейчас приведу себя в порядок, поеду и поговорю. Вот увидишь, что всё будет нормально, он меня поймёт!
- Поговоришь, поговоришь! Только ни сегодня и ни тогда, когда мы у них в гостях будем, – заметил Андрей.
– Я Ленке сказал, что мы гидрографы. Палыч с Надеждой эту тему обойдут. Смотри, не сморозь там чего-нибудь про захваты кораблей.
- Давай, давай! Ты меня и так уже ниже плинтуса опустил. Осталось
только подтереть и выжать, – окончательно расстроился Василий.
- Да! – вспомнил он. - Ты вчера обратил внимание, что нас в казино фотографировали?
- Обратил, ну и что? Свободный художник какой-то! Кого там только нет, – махнул рукой Андрей. – Все моментально миллионерами хотят стать! Вроде тебя! 
Раздался телефонный звонок, он торопливо подошёл к телефону.
- Туров слушает.
- Андрей, добрый день, это Лена. Не дождалась вечера, решила тебе позвонить, - послышалось в трубке.
- Лен! – обрадовался он. - Ты просто молодец, что позвонила. Если честно я тебе уже звонил. Тётка сказала что ты в университете, а твой рабочий телефон я не знаю.
- Ой, я не догадалась тебе его дать! Если хочешь запиши… Два шесть пять три пять три пять.
- Уже записал, его нельзя не запомнить.
Василий подошёл к Андрею и стал любопытно прислушиваться к их разговору. Тот коленом попытался выпихнуть его из комнаты.
- Кто там у тебя, - услышав возню, спросила Лена.
- Да кота хотел выгнать, не получается никак, - ответил ей Андрей,
 выразительно посмотрев на Василия.
- Ты же как мне помнится, котов всегда ненавидел, - заметила она.
- Да это не мой, это соседский забежал, – отталкивая от себя Ракова, бодро ответил тот.
- Сам ты, кот приблудный, – громко заявил Василий, и взяв с пола недопитую бутылку воды, вышел на кухню.
- Андрей, прекрати обижать Василька, - послышался в трубке весёлый голос Лены. - Я тебя предупреждала.
- А кто его обижает? Он сам кого хочешь обидит. Поселился тут… ещё права качает, - крикнул Андрей в кухню.
- Я тебе знаешь по какому поводу звоню, – продолжала Лена.
- У меня есть прекрасная девушка. Катенькой зовут. Что если я её приглашу с нами к Шалаевым. Василия с ней познакомим. Как ты на это смотришь.
- Василия, с прекрасной девушкой знакомить!? Да она от него на следующий день сбежит, – засмеялся Андрей.
 Раков, услыша что разговор идёт о нём, вернулся в комнату и бесцеремонно отобрал у Турова трубку.
- Вилка привет, - поздоровался он. - Рад тебя слышать.
- Здравствуй Василёк! Взаимно – ответила та.
- Ленок, мне тебя искренне жаль. Такая умная, красивая девушка как ты и такой тупой человек как Туров. Полная несовместимость.
- Спасибо Васенька за комплимент. Андрей тебя очень любит, поэтому постоянно цепляет. Ты уж его прости.
- Бог простит, - самодовольно взглянул тот на Турова.                - Ты мне лучше вот что скажи? Это на самом деле ты мне невесту нашла, или я ослышался?
- Нашла Василёк, нашла! Очень умная, молодая красивая девушка, – ответила ему Лена. – Думаю тебе понравится.
- Договорились Вилк! Полностью доверяю твоему вкусу, передаю трубку тупому майору.
Он передал трубку Турову.
- Нет, ты слышала? Мы для него стараемся, а он обзывается, -возмутился Андрей. – А ещё говоришь его обижают.
- Господи, - от переполняющих её чувств, выдохнула Лена. - Какая же я счастливая что вас нашла, вы себе представить не можете. Даже голова кружится!                - Я был у Николая Павловича и предупредил его, что мы сегодня придём, - сообщил ей Андрей. – Думаю твоя подруга нам не помешает. Они всем будут рады. Особенно Надежда.
 - Вот и отлично! Тогда ребята до встречи! Пока, – попрощалась с ним Лена.
Андрей положил трубку.
- Так Васёк, - окинул он взглядом Ракова. - Приводим себя в полный порядок. У нас с тобой сегодня свидание с невестами! Батя приказал всё пропить, но флот не опозорить!
- Понял, не дурак! – кивнул тот в ответ.

                4


Чёрная волга по эстакаде подъехала к входу гостиницы и остановилась прямо напротив дверей.                Выйдя из неё, Гоев кивнул швейцару распахнувшему перед ним дверь и поднялся на лифте в офис Шишлова.
- Ба-а! Кто к нам пришёл, – встретил его тот с распростёртыми объятиями. – Такие люди и без охраны.                – Как раз наоборот, с охраной, - кивнул Гоев на стоящих за его спиной братков.                - Присаживайся, Пётр Иванович, будь как дома, - взял его под руку Шишлов и усадил за небольшой сервированный столик.
- Ну что, по маленькой, как в былые времена? – открывая бутылку дорогого коньяка, предложил он. - Это тебе не спирт на лимонных корках. Это «Отард» тысяча восемьсот пятьдесят четвёртого года. 
- Ну давай за встречу, бери, не стесняйся, - поднял он стопку.
Гоев молча взял свою стопку, и залпом её выпил.                - Господи спаси на небеси, - перекрестился Шишлов, перекрестил свою стопку и сделал то же самое.
- Давно ли верующим стал, – глядя на его манипуляции, пренебрежительно спросил Гоев. - Давай выкладывай свою информацию, некогда мне здесь сидеть!   
- Не всё сразу Пётр, не всё сразу! Давай посидим, поговорим. Шишлов вновь налил стопки.
- Расслабься, ты не у себя на работе, - предложил он ему, кивнув охранникам, чтобы вышли из офиса.                Те беспрекословно подчинились.
- Нынче, полковник в Бога верить модно стало. Это своего рода государственная программа. В светлое будующее никто больше не верит, поэтому теперь все в Бога верят. 
- Давай Пётр, как говориться, за успех нашего абсолютно надёжного дела, - поднял он стопку.
- Безнадёжного, - поправил его тот, не прикоснувшись к своей.
– И дел у меня с тобой нет. Твоё дело у меня в сейфе лежит, жаль ему хода не дают!
- И не дадут Пётр Иванович, не дадут! – ухмыльнулся Шишлов.
– Ты что же думаешь, я на свои бабки всё это создал?                - Нет, - покачал он головой. - Ошибаешься! Мне партия помогла,
а ты меня во всех смертных грехах обвиняешь! Не хорошо, не хорошо!
- А по твоему хорошо было меня подставлять, – зло взглянул на него Гоев. - Сначала ты государственную тайну использовал в своих целях. Потом выкрал из лаборатории лучших экстрасенсов и гипнотизёров. А теперь грабишь Россию и прикрываешься партией. Смотри Шишлов, вернётся всё на свои места вышки тебе не миновать!
- Ой напугал, ну напугал, - развеселился тот. - И чего тебя динозавра такого в лаборатории держат. Списывать на свалку давно пора!
- Ты меня в воровстве не обвиняй, – резко сменил тон Шишлов. – Я приказ выполняю, партийную кассу берегу. 
- Я людей от тебя спасал, - разошёлся он. - Выписывал их под чистую! Благодаря мне они теперь на свободе и живут получше тебя!
- Тоже мне, благодетель нашёлся, - презрительно бросил Гоев. - Ты их как инструмент наживы используешь! С помощью них людей грабишь. Сына моего в кабалу загнал.
- Сын твой, вон, - кивнул Шишлов на монитор. - Сам себя в кабалу загоняет. Ни кто его сюда силком не тащит и играть не заставляет. Он хочет сразу и много. Пожалуйста. Выиграл, получи, а если проиграл, долги надо отдавать, на то они и долги.
Выслушав его, Гоев искоса посмотрел на экран.                На экране Леонид крутился вокруг автоматов.
- Гони его отсюда в шею, – немного смягчив тон, попросил он.
- У меня денег нет, чтобы за него рассчитываться.
Гоев взял свою стопку и выпил залпом.
- Мне твоих денег не надо, - ответил довольный его тоном Шишлов.
– Деньги я тебе сам могу дать. И деньги большие!
- Ты Эльмиру выпиши под чистую, - неожиданно попросил он. - Она мне очень нужна!
- Ты что несёшь? Ты в своём уме, – снова вспылил Гоев. - Она на спец учёте! На особом контроле!                - Да и не помощник я тебе в таких делах, - засобирался он. - Сегодня же рапорт напишу. Тебе это предложение просто так не пройдёт!
- Нет! – хлопнул себя по ляжке Шишлов. - Ты точно из оставшейся половины ума выжил!                - С тобой, я вижу, по нормальному не договоришься, - нахмурился он. - Ты всё думаешь как в старые времена, рапорт написал и Шишлов, как Фридман пойдёт по этапу и подохнет на пересылке.
- Нет, ошибаешься! – помахал он пальцем перед носом Гоева.                - Прошли твои времена! Другие наступили!                - Я нашим спецам денег дам, они тебя с твоим сынком как несчастный случай оформят, а если нужно устроят показательную казнь!
- Ты меня не пугай, я пуганый, - присмирел Гоев. – Меня в сорок первом году Лаврентий Павлович, лично,три дня расстреливал, с интервалом в четыре часа.
– Я об этом уже когда-то слышал, - заинтересовался Шишлов. – Расскажи-ка по подробнее?                - Да нечего рассказывать, - махнул рукой Гоев. – Он таким образом память мою пытался восстановить, чтобы я рассказал что же на самом деле случилось на Плещеевом озере. Только бестолку всё это, не помню я ничего!                - Вон даже откуда ниточка тянется, - покачал головой Шишлов. – Ох неспроста это всё у тебя, ох неспроста.                – Рок тебя преследует Пётр, роковая у тебя судьба, - сделал он неожиданный вывод. – Хорошо хоть я в сторонке остался!                - И все-же, - вернулся он к прежней теме. - Как будем с Эльмирой решать?                - Об Эльмире даже не думай, – отрицательно покачал головой Гоев. - Её выпускать нельзя. Она вас всех спать положит и смоется. Потом греха не оберёшься.
- Ты Пётр не бойся, – зацепился за его слова тот. - Накачаешь её транквилизаторами и передашь мне с рук на руки, а дальше моя забота. Обещаю, что больше о ней ни кто ни чего не услышит и не узнает.
- Решайся, - хлопнул он того по плечу.                - Нам развиваться надо. Регионы осваивать. А специалистов нет. Неплохие деньги Пётр получишь. Леониду всё простим. Решайся!
- Ты мне насчёт Велесовской информации звонил, – попытался сменить тему Гоев. - Или это ты так, чтобы к себе заманить?
- Пётр Иванович, – удивлённо развёл руками Шишлов. - Мы с тобой серьёзные, деловые люди. Почти полвека органам отдали. Разве я могу старого друга обманывать, тем более в беде оставлять?
- Давай, не тяни, говори по существу, – нетерпеливо оборвал его Гоев.
- Вчера к нам сюда ведьмина дочка пожаловала, - начал Шишлов. - На мать похожа, я даже испугался сначала, думал ты Марию отпустил и на меня натравил.
Шишлов быстро несколько раз перекрестился.
- Потом смотрю... к Леониду подходит. По-моему она ему деньги принесла.                - Но самое интересное другое. Она здесь встретилась со старыми приятелями, детдомовцами. Теперь это морские офицеры, Туров Андрей и Раков Василий. Не виделись они судя по разговору, лет двадцать. Мои орлы сделали фотографии.
- На, возьми на память, - передал он Гоеву несколько фотографий. На них были изображены ребята и Лена в момент встречи. 
- Я вот что думаю, – продолжал Шишлов. - Не тот ли это Туров, чья мать у нас была. В чьей квартире Белова с дочкой живут. Если это он, то его от  Велесовой младшей убирать надо. Детская память вещь крепкая, дай толчок, всё вспомнит. К тому же с Леной у него судя по всему не простые отношения. Тебе, Пётр Иванович, это тоже ни к чему. У тебя на неё, как я знаю, свои виды имеются, – покосился он на Гоева.
- Давай я спецов организую. Они эту проблему быстро решат, – предложил он. - А то мне что-то неуютно жить стало, тесновато, многовато как-то нас.
- Да-а! –  вздохнул Гоев рассматривая фотографии ребят.
- Эта информация Иннокентий, дорогого стоит.  Это ты мне удружил, так удружил.                Судя по всему это точно Туров, - постучал он пальцем по фотографии. - Помнишь на автовокзале пацанов с майором, это они.
- Постой-постой, - напряг память Шишлов. - Это когда мы дочку в Москву выписали. Что-то такое припоминаю.
- Да, точно! Был майор с пацанами, сам фотографировал. Это что они, - взял он у Гоева фотографию и стал её рассматривать.                - Крутые мужики, ничего не скажешь.
- Я перед тем как сюда приехать, - продолжил разговор Гоев. - С нашей общей знакомой разговаривал. Знаешь что она мне сказала? Хорошая память, лучшее средство от ошибок!
- Так вот, - пристально посмотрел он на него. - Тот майор, который их привёз, теперь генерал-лейтенант Шалаев! Не помнишь такую фамилию? А я помню! Буквально на днях пришлось вспомнить их всех!
- Ты меня сейчас Фридманом упрекнул, - продолжал он, взяв бутылку коньяка и налив себе стопку. – А о своих подвигах ни чего не помнишь?.. Забыл, как  разведчиков незнамо куда отправил?.. Всё рвение своё всем выказывал, видимость работы создавал!?                Так вот, эти моряки, дети тех пловцов, которых ты на смерть отправил!.. Так что правильно ты боишься, беду носом чувствуешь! И тебя Кеша, рок преследует! Не остался ты в сторонке!
Он презрительно посмотрел на Шишлова и залпом выпил свою стопку.               
– Сам ни чего не предпринимай, – уже приказным тоном продолжал  Гоев. - Есть у меня одна мысль как от этих крутых избавиться!
- Я сейчас сына заберу, - встал он из-за стола. - А ты в следующий раз, гони его отсюда!   
- Будь умней Пётр Иванович, – провожая его глазами, ответил притихший Шишлов. - Пусть лучше у меня играет, чем в другую контору побежит.
- Хотя! – махнул он рукой. - Все конторы наши!

Спустившись в зал игровых автоматов, Гоев подошёл к Леониду.
- Ну и что, много наиграл, - обратился он к сыну. -Ты же мне слово давал, что больше ноги твоей здесь не будет!
- Ты откуда, ты чего здесь, – оглядываясь по сторонам, струсил Лёнчик.
- Вторую ночь не сплю, всё тебя жду! А ты вон как весело развлекаешься! Отца в гроб загоняешь, - заорал Гоев.                - Быстро пошел вперёд, вон отсюда, - повёл он сына к выходу.
Швейцар, увидев Лёнчика сделал вид, что их не замечает.
Они вышли из гостиницы и сели в ожидающую Гоева машину.
- Давай Николай завезём домой этого оболтуса, - сказал он пожилому шофёру. - А потом обратно в лабораторию. Мне там нужно кое-что решить. Серьёзная работа на голову свалилась.
Выезжая на проспект, Гоев увидел, Лену с ребятами. Она с букетом цветов в руках им что-то весело объясняла.
- Вон посмотри! – кивнул в её сторону Гоев. - Узнаёшь? И она скоро на тебя рукой махнёт, уведёт её у тебя из под носа вон тот моряк!
- Они жизни радуются, - продолжал он, глядя на ребят. - Хотя их жизнь не сравнить с твоей!
- Николай! – неожиданно обратился он к шофёру. – Быстро высаживай нас,  разворачивайся и попробуй подсадить вон ту компанию. Они кажется куда-то ехать собираются. Вывернись, но подвези. Это приказ. Надо послушать о чём они говорят. Сейчас каждое их слово на вес золота.
Машина, высадив Гоевых, развернулась на красный свет
светофора, и помчалась к метро.
- Зачем они тебе, – глядя вслед удаляющейся машине, спросил Леонид. – Я вчера с одним из них всю ночь играл. Азартный парень. Василием зовут.
- За Лену сынок надо бороться! Мы должны знать, кто твой соперник, – соврал ему Гоев. – Ты за ней, как за каменной стеной. Такую потерять легко, а найти невозможно!
- Её кроме ковыряния в земле, больше ничего не интересует! Она на своей археологии повёрнута, - заметил Лёнчик. - Скучно с ней!
- А ты на чём повёрнут, на деньгах! – презрительно посмотрел на него Гоев. - Всё! Поехали домой. Николай не вернулся, значит сумел подсадить! Молодец!
               
- Здравствуйте ещё раз! – подойдя к ребятам, поздоровалась Лена.
- Боже мой, какие цветы, – принимая от Андрея букет роз с восхищением промолвила она. – Это мне!?
- Тебе! – смущённо ответил тот.
- Я этот день запомню на всю жизнь, мне в первый раз мужчина цветы дарит!                - Знакомьтесь, – спохватилась она, взяв за руку Катю. - Сотрудница нашего факультета, Екатерина Самойлова. Прошу любить и жаловать.                - Катенька любезно согласилась составить нам компанию на сегодняшний вечер, поэтому Василий, – обратилась она к Ракову.                - Не прячься за спиной Андрея, выходи знакомиться!
- Василий! – протянув лаборантке такой же букет роз, представился тот.
- Ой, да что вы!? – покраснела Катерина, принимая от него цветы.
- Не стоило беспокоиться, спасибо вам огромное!
- Катенька, не смотря на то, что Василий у нас капитан морского флота, - обратилась к ней Лена. - Он не обидится если к нему будут обращаться на ты! Я правильно говорю товарищ капитан?!
- Да о чём разговор, конечно! Мы здесь все свои, – согласился с
ней Раков.
- Елена Алексеевна, я так не могу, - растерялась Катя. - Я лучше на вы буду обращаться. Мне так проще!
- Поступай как знаешь, – ответила та. - Ребята поехали скорее, мне с Надеждой Николаевной не терпится встретиться. Интересно, какая она теперь? Такая как я её себе представляю или изменилась?
- Андрей! – спохватилась Лена. – Мы с Катериной с букетами цветов, а Надежде Николаевне? Не хорошо как- то получается. Может из двух составить три?
- Не получится, – заметил Василий. - У кого-то обязательно чётное число будет. А букеты с чётным числом цветов только на похороны дарят!
- Василий! – восторженно посмотрела на него Велесова. – Ты меня удивляешь, не прошло и двадцати лет!
- Делаем так! У меня одиннадцать. У тебя, - вопросительно взглянула она на Катю.
- Столько же! – ответила та.
- Андрей, лови машину, нам троим по семь, один Николаю Павловичу!
- Да брось ты, – запротестовал Туров. – Давай Надежде тоже букет купим!
- Я что сказала, – изобразив строгий вид, посмотрела на него Лена. – Лови машину!
- Майор, ты кажется попал, – отводя в сторону глаза, заметил Василий. – Отольются тебе мои слёзы!
Андрей, ничего ему не ответив, с довольным видом побежал ловить машину. К нему сразу же подъехала чёрная волга. Он махнул ребятам рукой и они быстро уселись в машину.
- На Ленинский, - попросил Туров водителя.                Машина, влившись в общий поток, помчалась к центру.
- Андрей, а вы в Переславль, на озеро, больше никогда не ездили, – разбирая с Катериной цветы на три букета, поинтересовалась Лена.
- Нет, – повернувшись к ним, ответил тот, – мы с Василием собираемся каждый год, да всё не получается. Летом всё время командировки, а зимой чего там делать?
- Как что? – удивилась Лена. – У меня как вспомню про наше приключение, и теперь мурашки по коже бегут. Неужели вам не интересно посмотреть, что там стало сейчас. Стоят…
- Лена, - резко оборвал её Андрей. – Ты слово давала, успокойся!
- А я тебя про курганы спрашиваю, – вспомнив своё обещание, нашлась та. – Там вокруг Александровой горы могильные курганы насыпаны. Я читала о них труды Уварова. Он в тысяча восемьсот пятьдесят третьем году проводил раскопки горы и могильников. Открыл со своей экспедицией очень много интересного, касающегося ритуальных обрядов местных племён и славян - переселенцев.
- Руки бы оторвать твоему Уварову, – вмешался в разговор Василий.
- Почему, – устремив на него взгляды, хором ответили Лена и Катя.  - Ты против археологии?!
- Я не против археологии, - буркнул тот. – Я против непродуманных действий относительно исторического наследия. Читал я об этой экспедиции. Разворотили всё, а обратно не поправили. Гора всего за сто лет на пятнадцать метров уменьшилась. Разве можно было так раскапывать то, что создавали наши предки?
Туров внимательно слушал их разговор.
- В этом Василёк ты прав, – ответила Лена. – Раскопки были проведены неграмотно. Но если бы ты знал, сколько сейчас копателей – любителей развелось? Хорошо хоть, что в Переславских курганах, как в скифских, золота не обнаружили, а то бы стёрли с лица земли.
- Мы когда вычисляем предполагаемое захоронение, - вмешалась в разговор Катя, - прячем карты в сейф. Секретность соблюдаем, покруче контразведчиков.
- Знаете, – многозначительно посмотрела она на Василия, - какие деньги предлагают за информацию!?
- Представляю, кивнул тот. – Был у нас один контрабандист. Корабль угнать хотел, чтобы вывезти исторические ценности.
- Ваш корабль, – удивилась Лена.
- Да нет, - вмешался в разговор Андрей. - Соседей!
- И чем закончилось, – спросила его Катя.
- Ни чем! Догнали и в порт вернули. Василий тоже мне, вспомнил одно ЧП за всю службу!
 - Жаль, что вы послезавтра уезжаете, - с досадой промолвил Раков, стараясь сменить тему. - А то мне очень хочется на Синий камень попасть! Я о нём в журнале «Наука и жизнь» читал.
- Это первый номер за восемьдесят пятый год, - уточнила Лена.
– Я тоже читала. Сенкевич мнение исследователей описывает. Я тебе обязательно дам почитать о нём мнение уфологов. Ты тогда обязательно до него доберёшься!
- Василий, – удивлённо посмотрел на него Туров. – И когда же ты всё успеваешь? Журналы читаешь, книги!
- А чего ещё делать, когда месяцами на волнах качаемся, – ответил тот.
- Лен, - обратился к ней Андрей. – Когда нас а берег спишут, возьмите его к себе разнорабочим!
- Возьмём, – с радостью ответила та. - Только у нас нет разнорабочих. У нас есть младшие научные сотрудники! Мы с Катериной как раз хотели вас с собой в экспедицию пригласить!
- В экспедицию это хорошо, только что мы в подразделении скажем?                Всё, научные сотрудники, приехали, выходи по одному! – приказал Андрей.
- Шалаевы в таком элитном доме живут, - передавая свой букет роз Василию, заметила Лена.
- А ты как хотела, наш командир генерал – лейтенант все-таки, -  ответил тот.
Андрей рассчитался с водителем и ребята выйдя из машины отправились в гости.   
В дверях их встретила Надежда Николаевна.
- Здравствуйте мои дорогие, проходите, – пригласила она их в квартиру.
Она постарела, но благородная, прямая осанка осталась прежней. По сравнению с ребятами она казалась совсем маленькой.
- Леночка, я тебя из тысячи наверно узнала бы, – разглядывая её, призналась Шалаева. - Как хорошо, что ты не постриглась. Волосы это богатство женщины, её лицо. Дай я тебя поцелую, золушка ты наша!
- Надежда Николаевна, это вам, - протянула ей цветы Лена, подставляя щёку для поцелуя. – Вы совсем не изменились, такая же, как я представляла!
- Спасибо, моя дорогая, спасибо! Ой, какие цветы!.. Проходите родные мои!                - Николай Павлович, – позвала она Шалаева. - Принимай  гостей, а я цветы в вазу поставлю!                Из кабинета вышел Шалаев.
- Здравия желаю, – приветствовал его Василий.
- Здравствуйте, - кивнули ему Лена и Катя.
- Здравствуйте, – рассматривая девушек, ответил тот. - Ну и кто из вас Лена, - глядя на неё спросил он.
- Я, – смущённо посмотрев на Андрея, как бы ища его поддержки,
ответила та.
- Теперь понятно, почему Туров места себе не находил. Всё тебя искал, – улыбнулся Шалаев.
- А вторую красавицу как зовут, – посмотрел он на Катю.
- Это Катя, лаборантка с нашего факультета, – представила её Лена.
- Очень приятно Катерина! А я самый строгий начальник над этими орлами, - кивнул он на ребят. - Шалаев Николай Павлович!
-  Проходите, присаживайтесь, будьте как дома! – пригласил он всех к столу. 
- Ты мне детей не пугай, – ставя на стол цветы, пожурила его Надежда Николаевна. – Ты своих оболтусов строй, – кивнула она на Андрея и Василия.
- Леночка, Катенька, - посмотрела она на девушек. - Скажу вам по своему многолетнему опыту, если их в руках не держать, они из дома казарму сделают, – засмеялась она.
Девушки, глядя на её задор, тоже рассмеялись.
- Давай, Надежда Николаевна! Командуй в подведомственном тебе заведении, – безропотно согласился с ней Шалаев.
- Вася, Андрей! Ухаживайте за дамами, открывайте шампанское, – распорядилась она, садясь рядом с мужем.
Ребята быстро налили фужеры.
- Давайте выпьем за долгожданную встречу, - подняв свой бокал произнесла она.                - За то, - она оглядела присутствующих. - Что наконец-то вы все нашлись!!!
Все дружно встали звеня фужерами.
- Рассказывай, Алёна где пропадала, как твоя жизнь сложилась, – пригубив шампанское, обратилась она к Велесовой.
- А что рассказывать Надежда Николаевна, – ответила та.                - Закончила школу, поступила в университет. Теперь работаю вместе с Катей на кафедре археологических изысканий.
- Тебя как я помню, в школе больше литература интересовала, – заметила Надежда.
- Литературу же вы преподавали, как её было не любить, –  удивилась та. – Я её и теперь люблю, правда читаю только научную.                – Я увлеклась поверьями финно-угрских племён, - продолжала она. -Оттуда и пошло.
- А как у тебя дома, с теткой своей уживаешься, – поинтересовалась  Надежда Николаевна.
- Она болеет постоянно, ишимия сердца. Мы с ней дружим, – ответила Лена.
- Мы с Андреем, – кивнула Шалаева на того. - Тебя везде искали, найти не могли!
- Андрей мне говорил, - кивнула Лена. – Вы меня в Москве искали, а я в области живу.
- Да, но в архиве детдома должна быть твоя выписка. Хотя, - Шалаева махнула рукой. - Со смертью Дикого Ивана Васильевича, всё пропало. Ничего, никому не нужно стало.
- А от чего он умер, – спросила у неё Лена.
- Сердце не выдержало смотреть как детишек по разным детдомам разлучали, - ответила та.                - Он же добивался при переводе нашего детдома из монастыря, чтобы сохранили весь их коллектив вместе с детьми. Но с административным аппаратом разве поспоришь? Вот сердце и не выдержало. А ведь он сам выпускник детдома. Был одним из первых его обитателей.
- Давайте помянем Ивана Васильевича, – предложила она. - Хороший был человек. 
Василий налил фужеры. Все молча выпили.
- Вы что сидите как в гостях, угощайтесь! Прямо с работы наверно,                - засуетилась Шалаева. – Андрей, Василий! Ухаживайте за дамами.
- Эти двое всегда голодные, особенно Василий, – заметила она.                - Катенька, вы будьте осторожны, он у нас когда голодный, злой!
- Я слышала все мужчины такие, – улыбнулась в ответ Катя.
- Но этот особенный, – шутя предостерегла ее хозяйка.
- Да бросьте вы Надежда Николаевна, – надулся Раков. – Чего всё я! Я всегда крайний.
- Шучу я Василий, шучу, - улыбнулась она. - Девушка должна знать все твои достоинства!
- Вы давайте мне расскажите о своей работе, это очень интересно, – вмешался в разговор Шалаев. – Что ты там Елена говорила про племена?
- У нас Елена Алексеевна, специалист по славянам, – ответила Катерина. – А ещё она очень интересуется индо-европейской религией.
- Сейчас на каждом факультете своя религия, свои поклонники, - продолжала она. - И кришнаиты, и буддисты, и всякие там адвентисты. Просто так не разберёшься, кто, чему поклоняется!?
- Это значит беды не видели, а окажись жизнь на волоске, сразу бога вспомнят, – заметил Шалаев.
- Интересно какого, – поинтересовалась Лена.
- А того, который в тебе! Если сам себе не поможешь, то и ни кто не поможет. Есть такая поговорка, на бога надейся, сам не плошай, – ответил Шалаев.
- Я с вами полностью согласна, – ответила та.
- Мы сейчас по дороге к вам вспомнили Александрову гору и Синий камень, – продолжала она.
- Я в своё время сопоставила материалы и пришла к выводу, что на земле существуют определённые точки связывающие нас с небом или может быть даже с космосом. И люди, обладающие экстрасенсорными способностями, могут не только между собой общаться, находясь в этих точках, а так же общаться с космическим разумом и получать от него информацию.                - И где же эти точки, – поинтересовался у неё Шалаев.
- В том-то и дело, что большинство точек безвозвратно утеряно. А те которые остались, не применяются по назначению. Одна из них, Ярилина плешь. Но это только моя гипотеза, - заключила она.
- Многое забываем, очень многое, - заметил Шалаев. - А потом самоотверженно открываем. Не проще было всю память сберечь, чтобы легче жилось!
- Цивилизации много раз приходили к открытию истины, - вновь заговорила Лена. - И каждый раз, созданные ими кумиры, её затмевали. А к чему приводит свержение кумиров, вы и на сегодняшнем опыте можете убедиться. К полному хаосу. Посмотрите, менее чем за сто лет столько идеологий. И это не предел! – заключила она.
- Не помню кто сказал, – напряг память Шалаев. – По моему Энштейн. Нет предела космоса и человеческой глупости. Точно подмечено.
- Учёные доказали что космос имеет границы, – заметила Катя.
- Это роли не меняет! Зато человеческая глупость границ не имеет.

Компания ещё долго разговаривала о жизни, о планах на будущее. Вспоминали время, проведённое в детдоме. Своих однокласников.
На все вопросы девушек о работе ребят, те вместе с Шалаевыми, дружно отмахивались, переводя разговор на другую тему.
Уже поздно вечером, с грустью о предстоящем расставании, ребята покинули дом Шалаевых.
- Василий, – выйдя на улицу, обратилась к тому Лена.
- Тебе провожать Катю, а меня проводит Андрей. Надеюсь ты не против?
- Я не против гулять всю ночь, – ответил тот.
- Это Катерина посмотрит на твоё поведение, гулять с тобой всю ночь, или нет, – улыбнулась Лена.                - Василий пойдёмте на метро, - сообразив что к чему, заторопилась Катерина. – Мне пора домой, завтра нужно собираться в дорогу.
Они попрощались с Леной и Андреем и сев в машину,
остановленную Василием, уехали.
Оставшись одни, Лена и Андрей пошли по проспекту.
- Тебе надо домой? – спросил её он.
- Да нет! – ответила та. - Я тётке сказала, что у подруги останусь! Правда она не поверила! Но это не имеет ни какого значения!
- Поехали ко мне! – предложил ей Туров. – Посмотришь как я живу!
- К тебе мы поедем в следующий раз, а сейчас…                - Ты завтра очень занят, –  неожиданно поинтересовалась она.
- Да нет! Палыч сегодня задание дал, больше на отпуск похожее.
Правда нам расслабляться нельзя. В любую минуту понадобиться
можем. Но завтрашний день ничего не сулит.
- А что ты хотела, – поинтересовался он.
- Я завтра тоже свободна! Собраться в экспедицию недолго, перед дорогой даже удобнее. Поехали в Переславль!
- Когда, – не понял Андрей.
- В Переславль, прямо сейчас! Выберемся на Ярославское шоссе, а там на попутках, – задорно смотря на него, предложила Лена.
- Поехали, – как ни в чём не бывало, ответил Андрей.

  Гоев, пройдя через проходную, быстро поднялся на второй этаж. У дверей кабинета его ждал водитель.
- Заходи Николай, – пригласил того он. – Присаживайся.
- Что скажешь? Интересное услышал, или ни чего особенного?
- Ничего существенного Пётр Иванович. О Переславле говорили. О какой-то Александровой горе, которую раскопали археологи. О Синем камне.
- О Синем камне, – перебил его Гоев. – А ты говоришь ничего существенного.
- В дочке мамины гены зашевелились! Туда же полезла!                - Ну-ну, - забарабанил он пальцами по столу.
- Куда ты их привёз, – спросил он водителя.
- На Ленинский, к генерал-лейтенанту Шалаеву, – ответил тот.
- Во как! Узнал даже к кому они приехали! А ты говоришь зря? Очень даже не зря! Молодец! Можешь быть свободен, я сегодня здесь останусь!
- Один похвастался тем, что генерал-лейтенант Шалаев их командир, - вставая вспомнил Николай. – Похоже на то, что это морской спецназ.                – Я понял Николай, я уже всё давно понял. Иди, дай мне подумать.         Гоев проводил взглядом уходящего водителя.
Как только за ним закрылась дверь, он нажал кнопку селектора и приказал дежурному привести к нему Велесову из тридцать первой палаты.
Ожидая когда её приведут, Гоев разложил на столе фотографии,
переданные ему Шишловым. Достал из сейфа её дело. 
В дверь постучали.
В сопровождении дежурного в кабинет вошла Мария.
- Проходите Мария Яковлевна, садитесь, - пригласил он её к столу, небрежно махнув сопровождающему чтобы тот удалился.
Дежурный вышел из кабинета.
- Опыт нашей с вами работы любезная Мария Яковлевна, подсказывает мне, что сантименты здесь ни к чему, - начал он разговор. - Я в отличие от вас, человек старый и могу уставать. Поэтому ознакомьтесь вот с этими новыми фотографиями. 
Он указал Марии на разложенные на столе снимки.
Мария поочереди, внимательно стала их рассматривать.
- Это снимали буквально вчера, - продолжал он. - В вашей коллекции таких нет. Я их отдам вам после нашего разговора. Мне они не нужны. 
Гоев стал нетерпеливо ждать, когда она переключит своё внимание на него. Дождавшись, когда она закончила рассматривать фотографии, продолжал:
- Мне нужно чтобы вы определили координаты моряка – подводника!
- Этого, – кивнула Мария на фотографию Лены и Андрея.
- Нет не этого, – разозлился тот.
- Где находится этот мы отлично знаем и вы наверняка знаете. Только прикидываетесь! Этого, - постучал он пальцем по фотографии. - Я пошлю выполнять задание! И от того, как верно вы подскажите координаты искомого объекта, будет зависеть, выживет он или нет!
- Между прочим, - ухмыльнулся Гоев. - Дочка ваша, от него без ума! Перенесёт ли смерть любимого человека после стольких лет разлуки, не знаю!                - Так как, Мария Яковлевна, разговаривать будем, или я дам координаты с потолка, – холодно посмотрел он на неё.
- Я готова вам помочь! Но не знаю, получится ли у меня, - ответила та. 
- Это другой разговор, - удовлетворённо кивнул Гоев. - Короче!  Вот вам ещё несколько фотографий, - он достал из пакета снимки американского подводника и небрежно бросил перед ней. - Вы должны найти мне его на территории всех морей и океанов. Указать день час и место, где он находится. Установка понятна!? 
- Понятно! Вы даёте мне невыполнимое задание, чтобы от всех
разом избавиться, – равнодушно заметила Мария.
– Вы по-моему уже давно пережили свой срок полковник! Пора вам оставить этот мир в покое. Он от вас устал.
- Ты тут не каркай ведьма, тьфу нечистая сила, – взвился Гоев. – Сама мне двадцать лет спокойной жизни пророчила!
- Когда меня забирали из палаты, я думала ласковое обращение закончилось, начинаются опыты, - грустно промолвила Мария.                – Жаль, что ошиблась.                – Ошиблись, - ухмыльнулся Гоев, - ошиблись. Умирать я пока не собираюсь. Не знаю, правду вы говорили насчёт моей жены или нет, - продолжал он, - но экспериментировать я не буду. И Шишлову мстить тоже не буду, он мне ещё пригодится.                - Я могу идти? - равнодушно спросила Мария. 
- Вас отведут, – нажал он кнопку вызова дежурного.

  Уже почти стемнело, когда фары Камаза в котором ехали Лена и Андрей, осветили дорожный знак  «Переславль-Залесский».
- Совсем недалеко, - заметила Лена. - И трех часов не ехали. А на легковой можно за два часа доехать!
- Сто тридцать восемь километров, - уточнил водитель. – Сейчас город проедем и на повороте в сторону Городища вам выходить. Там до горы километра два пешком. Идти легко, всё время спуск. Я на рыбалку сюда приезжаю.
- Рыба ловится, – поинтересовался Андрей.
- Если умеешь ловить, то ловится. А вообще в Плещеевом озере рыба капризная, привередливая. Червя за корм не признаёт. Но зато есть царская селёдка, – ответил тот.
- Я в детстве здесь рыбачил, знаю. Мы можно сказать родом отсюда, - улыбнулся Андрей. - Юность здесь провели.
- Ну тогда о чём разговор, раз местные! 
- Вон знак на Городище. Приехали.
Водитель остановил машину. Андрей выпрыгнул из кабины и помог выйти Лене.
- Возьми, – предложил Туров деньги водителю. – На салярку!
- Да ты что, – отказался тот. - Не жили богато и не фиг начинать. С вами веселее время прошло!                Машина скрылась в ночи.
Ребята, проводив её взглядом, пошли по направлению к Городищу.
Полоса летнего заката продолжала высвечивать линию горизонта.
Полный диск луны, казалось двигался вместе с ними.
- Красота какая, – восторженно выдохнула Лена, увидев серебристое свечение озера.
– Какая я молодец, что вытащила тебя сюда.
- В Москве такой тишины не бывает, - заметил Андрей.
– Там всегда какие-то искусственные звуки. А тут полная тишина.
- Я бы сказала, лунная тишина, - заметила Лена. - Видно всё как днём! 
- Пойдём искать Синий камень. Он вон там у леса должен лежать.
Ребята пошли по дороге к темнеющему вдалеке лесному массиву.
- Этот холм, - указала Лена на тянущийся вдоль берега пригорок.                - И есть древний город Клещин. Только от него ничего не осталось. Деревянные постройки не выдерживают времени. Зато за ним выросло Городище, современное село. Но оно образовалось намного позже, со строительством церкви. А туда дальше, - показала она левее. - Александрова гора, или Ярилина плешь. Как тебе больше нравится.                - Пойдём на неё, – позвала она Андрея.
Поднявшись на вершину горы, их вниманию открылся чудесный вид.                Золотой след Луны, отражающийся в озере, тянулся от берега вдаль по воде. Из-за того что другой берег не было видно, казалось, что эта лунная дорожка соединяет гладь озера с небом.
- На море в штиль так же бывает, - взглянув на часы заметил Туров.
– Сейчас ноль пятьдесят пять. Можно по таблице вычислить насколько градусов луна сместилась от азимута на запад. Но сейчас эта дорога ведёт точно на юг.
- Могли бы мы по ней ходить, тогда и расставаться не страшно, - восторженно глядя на лунную дорогу, прошептала Лена.
- Пойдём искать камень, - позвала она Андрея.
- А то кажется, что луна меня сейчас растопит. Как солнце снег.
Андрей взял её за руку и они не спеша стали спускаться по склону к озеру.
- Где-то здесь должен быть!? – растерянно оглядываясь по сторонам шла по краю берега Лена.
– Левее Александровой горы. Там дальше ручей. Не понимаю убрали его что ли?
- Я сейчас костёр разожгу! – предложил Андрей.
- Иначе светать начнёт, у воды замёрзнем.
- Лен! – позвал её он.
- Рассветёт, найдём! Куда ему деться?
Они, собрали по берегу ветки, разожгли костёр.
Андрей постелил китель. Лена легла у огня положив голову ему на колени.
- Ты поспи! – предложил Андрей.
- До рассвета часа два…  потом ещё до «кукушки» добираться. Ночью в лесу я нашу поляну точно бы не нашёл? Боюсь без меток и днём не найдём. Сколько лет прошло. Может уже и нет ни чего. – рассуждал он гладя её волосы.
- Есть! Они там стоят. Я точно знаю! – ответила Лена.                – Они мне постоянно снятся. Разговаривают со мной.
- И что они тебе говорят!? – улыбнулся Андрей.
- Не помню! – ответила она. – Просыпаюсь… и не помню.
- Андрей! – прошептала Лена. – Поцелуй меня.
Она закрыла глаза, устремившись к поцелую. Андрей нежно взял её голову и поцеловал. Их первый поцелуй стал перерастать в неукротимую страсть.
- На нас кто-то смотрит? – отстраняя его прошептала Лена.
- Да что ты! По всему берегу ни души нет! – шептал, продолжая осыпать её поцелуями, Андрей.
- Я тебе серьёзно говорю! – отстранив его, приподнялась Лена.        – Вон у воды кто-то стоит? – Она кивнула в сторону озера.
- Где? – стал всматриваться он в указанное ею место.
В серебристом лунном свечении стоял седой старец с огромной чёрной собакой. Он смотрел в их сторону. Лена прижалась к Андрею, боясь произнести хотя бы слово.
Эй дед!!! – окликнул его Туров. – Тебе чего ночью не спиться? Людей пугаешь?
Ответа не последовало, старец оставался на прежнем месте.
- Пойду спрошу. Может ему надо чего? – поднялся Андрей.
- Я с тобой! – не отпуская его руку встала Лена.
Крепко держась за руки они неспеша пошли к старику.
По мере их приближения старец с собакой таяли в утреннем тумане.
Подойдя к тому месту где стояло видение ребята увидели камень. Он лежал за небольшим холмом, прямо у камыша.
Они взошли на него, оглядываясь по сторонам.
- Это наверно игра воображения или мираж! – предположил Андрей.
- Туман создал образ старца. Если бы собака была, то она наверняка залаяла бы.
- Это он нам указал где лежит камень! – прошептала Лена.
– Смотри!!! – она кивнула в сторону горы.
В дымке предутреннего тумана, освещённого лунным светом, были видны контуры движущихся всадников в старинной военной экипировке. Пешие люди, силуэт деревянной крепости на гряде.
Ребята заворажённо смотрели на это видение.
Утренний туман стал сгущаться растворяя образы. Через мгновение всё исчезло.
Лена и Андрей, обнявшись, безмолвно стояли на камне.
- Андрей! Это мистика какая-то! – прошептала она.
- Я боюсь! Поехали домой! Я вся дрожу то ли от страха, то ли от холода, не пойму. Обними меня!
Андрей обнял прижав её к себе.
- А на поляну к богам? – прошептал он.
- С меня и этого видения хватит!? Итак варить, не переварить? Собаку помнишь, которая тогда к нам вышла?.. Это была она же! Только со старцем!   
- Собаки столько не живут! – обнимая её крепче, ответил Андрей.
- Но ты права! Не всё так просто! Потревожили мы наверно в детстве тех богов. Теперь они напоминают о себе.
- Ты веришь в то что говоришь!? – удивлённо заглянула ему в глаза Лена.
- Верю!

               
                8


Придя в палату Мария разложила перед собой фотографии и стала их рассматривать. В кабинете Гоева она сразу узнала в молодом офицере, Андрея. Долгими ночами в неволе,  она с интересом следила за его жизнью посредством тех двух снимков, которые Гоев отдал двадцать лет назад. Перед её глазами мелькали кадры из жизни Турова. Специальная подводная подготовка в училище. Опасные задания в разных точках земного шара. Использование диверсантов - аквалангистов в захвате кораблей морских пиратов и нарушителей границ. Она не раз хваталась за сердце видя, как Андрей играет в прятки со смертью. Порой Марии казалось, что она помогает ему в критических ситуациях. Спасает его.
Но однажды в небе появилась хвостатая звезда. Она приблизилась к земле из космической бездны, как предвестник чего-то нового, неизвестного.
Слушая радио, Мария знала, что это комета Галлея, которая появляется у земли каждый раз с интервалом в семьдесят шесть лет.
Однажды, встречая как всегда у окна луну, Мария увидела комету. И с тех пор фотографии перестали оживать. Она стала обыкновенным человеком.
Исчезнув, старец больше не появлялся в лунном свете, и Мария
постепенно свыклась с мыслью, что всё закончилось.
Зато у неё появилась необъяснимая страсть к рисованию. Пользуясь своим привилегированным  положением она попросила краски и холст.
Правда, вместо красок ей дали ватман и пастель, но и этого было вполне достаточно.
Целыми днями Мария занималась рисованием, вспоминая образы и картины навеянные рассказами старца.
Сначала у неё получались рисунки наивно детские, но через несколько лет, картины могли конкурировать с работами лучших художников.
Перебирая фотографии в руках Мария смотрела на лица радостных ребят и плакала. Она не знала как помочь их счастью. Ни концентрация внимания, никакая сила воли не могла оживить снимки.
Наступила ночь. Медленно выплывая, луна осветила комнату. Мария, открыла окно и стала смотреть на притягивающее к себе сияние ночного светила.
- Здравствуй дочь! – услышала она за своей спиной.
Мария вздрогнула. Не веря своим ушам, резко обернулась, и увидела фантом старца.
Он стоял в лунном свете около неё.
От переполняющих чувств, она хотела его обнять, но только поколебала воздух.
- Прости, я забыла, - извинилась она перед ним.
- Мне тебя не за что прощать! – промолвил старец.
– Ты должна просить прощения у Бога, за то, что не послушала меня и посвятила непосвящённого смертного в будущее.
Знаю, что руководило тобой. Знаю, что не с умысла всё началось. Но я тебя предупреждал о том, что не может увиденное изменить время!
Старец замолчал, ожидая ответа.
- Пусть простит меня Бог, - прошептала Мария.
– Пусть простит меня Свет, дающий этой земле свет. Но сделай так, чтобы вернулось ко мне видение моё. Не мне оно нужно. Детям моим!
Она встала перед старцем на колени и поклонилась.
- Дети твои, к Камню пришли, – улыбнулся старец. Даже время не в силах погасить их любовь друг к другу. Что ж?! Как судьбой написано, так тому и быть! Будь по-твоему.
Старец сделал несколько шагов к окну, пройдя сквозь Марию, и
они, гонимые космическим ветром, понеслись над водной гладью,
в которой отражался след луны.
  Мария увидела большие лодки, причаливающие к Клещинской пристани. Льняные белые паруса трепетали на ветру. Из первой лодки в сопровождении охраны вышла женщина. Судя по её наряду, это была княжна. Приказав всем оставаться на берегу, она поднялась на Ярилину плешь.
Поклонившись сначала Камню, а потом встречающему её волхву, положила в кувшин мешочек с драгоценностями  и поставила его около священного кострища.
- Отблагодарит тебя Бог Мстиславна! – промолвил старец.
– Что тебя привело ко мне в эту ночь?
- Поклон тебе от всего рода нашего! – снова поклонилась ему она.
- Пришла просить не за себя! За сына прошу!                - Проясни и предупреди путь его в Нова – город.
Князь благословил Александра, и вече Новагородское на стол посадило. Но неспокойно мне на сердце. Здесь нам Боги помогают, а там нет тебя и Камня!
- Раз ночью ко мне идёшь, значит, несвободна теперь твоя душа, и твоё сердце. – ответил Волхв.
– Вера, она радость должна приносить люду, а не страдания. Да не исправить теперь то, что дано провидением.
Он положил ветки сухой полыни на кострище и раздул пламя. Заигравший огонь осветил Камень, но он заискрился намного слабее, чем прежде.
- Молод твой сын, и много совершит по молодости ошибок. - продолжал он.
- Отец его добровольно в рабство пошел, а сын плоды пожинает. За то я Ярослава мудрым назвал, что прислушался к словам и Монголскому царю присягнул. Народ мерянский словенский сохранил.
- В Нова–городе Словены, люд свободный. Славянам не чета. Князю твоему славу завоюет.
- Пусть не ждёт он на Волхове шведов, крест несущих. Где на берег Невы ступят, там пусть и громит. Смерть, сыну твоему Ярославичу, на поле боя не писана. Небо ему поможет.
- Иди Мстиславна с ним, в Нова-город, спасай его и себя от смерти лютой.
- Поклонись  Клещину, Троице, - он кивнул в сторону монастыря.
- В последний раз их видишь.   
Тревога отразилась на лице княжны. Отблески пламени костра играли в её воображении.
Она увидела горящие башни и стены городища. Падающую колоколенку монастыря. Зарево над деревянным Переяславлем.
- Поспешу к князю, предупрежу о надвигающейся беде! –
заторопилась она.
- Не торопись Мстиславна! – остановил её старец.
– Не может увиденное изменить время.
- Люд Клещинский я сохраню, он меня послушает.
- А тебя сын твой послушает. Верую не даст князь придти беде с другой стороны. А перед сечей Невской пусть про себя скажет слова: «Суди, господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».
Старец прикоснулся к камню, а потом голове княжны. Она поклонилась ему и стала спускаться с Ярилиной плеши к лодкам.
Проводив взглядом удаляющуюся княжну, он положил ладони на Камень.
Сияющие огоньки, распространяясь по его рукам, создали образ фантома, так хорошо знакомого Марии. Она стала всматриваться в его черты, и узнала в нём своего старца.
- Ты вечен! – удивлённо спросила она его.
Фантом, стоящий у Камня, не слышал и не видел её. Мария подошла ближе и протянула к нему руку. Разряд неведомой энергии, отдалённо похожий на электрический, ударил её с такой силой, что она понеслась в обратном направлении над полосой лунного отражения в озере и очнулась в своей палате.
  Старец находился на прежнем месте и спокойно смотрел на неё.
Мария после такого удара некоторое время не могла прийти в себя. Постепенно она успокоилась.
- Дар вновь вернулся к тебе, – промолвил старец.
- Живи с ним в мире. Да поможет он тебе в трудную минуту отличить суету от правды. 
Скажи отец, - обратилась к нему Мария.
– Что сталось с Клещиным. Почему Волхв сказал княжне, что не увидит она его больше?
- Просмотрел мир страшного по тем временам врага. - ответил он.
– Кочевники, на которых не обращали внимания, с новым именем
Бога по земле пошли. Где лестью, где огнём и мечём, проложили себе дорогу в глубь Руси. Страшные настали времена.
В книге судеб написано, что седьмое поколение отвечает за ошибки своих отцов, а тринадцатое их исправляет. В то время пришёл черёд седьмого поколения, отвечать за содеянное.               
Старец замолчал, думая о чём-то своём.
- Расскажи мне об Александре Невском. - попросила Мария. – Я хочу увидеть его?
- Многое ведомо тебе дочь моя! – обратился к ней старец.
- Но пусть тебя не приводит в смятение то, что увидишь! Пути Господни неисповедимы!
Старец дотронулся до головы Марии и она заснула.
    Волны финского залива омывали песчанный берег.
Время белых ночей прошло, но июльская ночь была так коротка, что почти не замечалась.
Из соснового бора на побережье выехал отряд всадников.
Возглавлял их старейшина Ижорского рода, Пелугий.- Княже Александр приказал вызнать сколько кораблей неприятельских пройдёт в Неву и где они станы устроят. – произнёс он.
- Вы скачите на закат, - приказал он нескольким всадникам. – А мы с моря ждать будем. К полудню в устье встренемся!
Несколько всадников поскакали вдоль берега.    
Пелугий слез с коня. Воины последовали его примеру.
- Огня не разводить! – приказал он. – Мокша, постели мне потник. Устал я что-то. Стар стал.
Воин, к которому обратился старейшина снял с коня потник и постелил на песке.
- День будет хороший. Роса пала. – аккуратно положив рядом меч, промолвил старик.
- Отче! – обратился к нему Мокша. – Вот-вот солнце всходить начнёт. Братья хвалу ему отдать желают.
- Ох поганые вы, поганые! Отче наш на небесах обретается. За вас неведующих печётся. Князь Александр в Бога Всевышнего возверовал. А вы?!
Старец поднялся и пошёл к берегу моря, чтобы не участвовать в языческой молитве.
Подойдя к кромке воды, с появлением первых лучей солнца, он услышал непонятный гул. Гул нарастал где-то высоко в синем небе.
Вглядываясь вдаль Пелугий увидел три серебристые точки, оставляющие в небе три белые полосы, похожие на облака.
- Господи Спаси и Сохрани! – перекрестился он.
Воины оставив молитву, задрали вверх головы.
- Это знамение! Великий Боже ответил нам! Побьём неприятеля! – зашумели они следя за удаляющимися точками.
Внимание Пелугия отвлёк стрекочущий шум. Он перевёл взгляд на море и увидел сквозь утреннюю дымку, невдалеке небольшое судно. Оно двигалось быстрее всех извесных ему челнов. Гребцов не было видно. Впереди на борту стояли два человека в ярких одеждах.
- Глеб! Ты что-нибудь понимаешь? – услышал он голос одного из них.
- Я так понимаю мы попали в другое измерение! – ответил тот.
- Если я тебя Борь слышу, значит мы пока ещё живы! Давай катер Александра искать! Ребята где-то здесь должны быть?
- Посмотри! По берегу лес сплошной стеной. Места глухие! Я таких и не встречал ни когда! – ответил ему Борис.
- Тройка истребителей на восток пошла. Будем тоже на восток держаться. - Катер скрылся в утреннем тумане.
Потеряв дар речи, Пелугий бегом вернулся к стоянке. В это время вернулся отправленный им дозор.
- Швед идёт! Во сколько насадов! – показал на пальцах старший дружинник.
- По коням! – скомандовал Пелугий. – В устье Ижоры они придут. Дальше их лоцманы пути не знают. Нужно на встречу Александру спешить! Весть доложить! О знамении рассказать! Быстрей! Быстрей! – торопил он воинов, стараясь поскорее уйти от страшного места.
Всадники во главе с Пелугием скрылись в чаще леса.
По одним им известным тропкам среди болот они вышли наперерез дружине князя Александра, которая двигалась навстречу шведам.
- Стоим! – приказал князь, увидя Пелугия.
- Стоим! Стоим! – пронеслось по ополчению.
Князь спешился, поднял с коленей старейшину.
- Говори Пелугий! Что вызнал? – спросил он того.
- Шведы встанут в устье Ижоры на Неве. Их королевич уже стоял там однажды. Не гоже тебе князь с малой силой на него идти. Неровён час голову сложишь!
- Мне в бою смерть неписана! Так Волхв матушке молвил! Не боюсь я королевича! Сегодня же, пока он не укрепился на него пойдём! – промолвил Александр.
- Воскресение! Грех! – покачал головой Пелугий.
- Боже славный, праведный, боже великий, сильный, боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, ты повелел жить, не преступая чужих границ. Прости меня господи если согрешил! Но за Русь иду на грех этот! – помолился Александр. – Аминь!
- Аминь! – повторил за ним Пелугий.
- Знамение я видел! – произнёс старейшина. – Во время молитвы с первыми лучами солнца насад по морю плыл и на нём великомученников Бориса и Глеба. Борис сказывал они к тебе на помощь идут!
- Про то не сказывай ни кому! – нахмурился Александр.
- Язычники твои и так веру христианскую не приемлют. А пошто решил что Борис с Глебом были? – взглянул он на Пелугия.
- Так они сами себя называли. Своими ушами слышал. Ещё все воины мои слышали гром в ясном небе и три точки облако создававшие.
- То знамение святой Троицы! – заключил Александр.
- Уповаю на тебя святая Троица! – воздал он руки к небу.
- Ратмир! – окликнул князь слугу. – Призови ко мне старшин.
Слуга бросился выполнять приказание.
Через некоторое время вокруг князя и Пелугия собрались пять старшин полка Александра.
- Гаврило Алексич! – обратился князь к самому старшему. И вы Новгородцы, Сбыслав Якунович и Меша.
Ты, Яков! И ты Сава. Готовы ли вы вместе со мной идти малой силой против шведского королевича и разбить его.
- Готовы княже! – хором ответили они.
- Святая Троица, да поможет нам. – громко прокричал Александр, так что услышал весь полк. И полочане, и меряне, чудь и весь, словены и кривичи, язычники и христиане, все повторили слова князя.
Полк двинулся к устью Ижоры.
К концу дня дозорные доложили, что как и предполагал Пелагий шведы встали на якорь на Неве напротив устья Ижоры. Спустили с кораблей сходни и собираются устраивать стан. В первую очередь поставили золотой шатёр для королевича.
- Вот его-то мы и возьмём в полон. – засмеялся князь. – На забаву девицам новгородским.
Поделив полк на несколько дружин, князь, сквозь чащу леса подобрался почти вплотную к ни чего не подозревающему неприятелю.
В полном безмолвии бросились конные дружины на шведов. 
Застигнутые врасплох, шведы бросились на корабли. Охрана подхватила королевича и понесла на корабль.
Князь Александр и Гаврило Олексич со своими всадниками по сходням бросились за ними. Первым почти на корабль поднялся Гаврило Олексич. Но шведы столкнули его вместе с конём в воду.
Сеча стояла кровавая. Сбыслав Якунович рубился топором направо и налево уничтожая противника. Его дружинники рубили борта кораблей и таким образом их топили. Меша со своей малой дружиной делал тоже самое. Сава ворвался в златоверхий шатёр и подрубив опору, уронил его на землю, чем вызвал одобрение всего русского воинства.
Гаврило Олексич, выбравшись из воды продолжал самоотверженно драться со шведами, окружившими на сходнях Александра. Ратмир прикрывал спину своего господина. Один, против десяти шведов, он весь израненный продолжал сражаться, пока не подоспела помощь. И только увидев, что князь в относительной безопасности, упал замертво.
Корабль с королевичем на борту, бросив на произвол судьбы своих воинов, ломая сходни на всех парусах двинулся восвояси.
Александр в сердцах метнул копьё в грозившего ему с борта корабля королевича. Копьё задело щёку, навсегда оставив на его лице память о Невском сражении.
Не более двух часов продолжалась битва.
Когда всё стихло, раненый Пелагий подошёл к князю.
- На том берегу Ижоры тоже швед стоял. – промолвил он. Вон три корабля на якорях.
- И где они!? - насторожился еле стоящий на ногах князь.
- Мой дозор говорит все мёртвые лежат. Ангелы господни их покарали. Или Борис и Глеб пособили.
- А если бы не пособили не разговаривали мы сейчас! – задумался князь.
- Ох Волхв, Волхв! Как ты сказал: «...возьми оружие и щит и встань на помощь мне!» 
Мария открыла глаза.
- Я сон видела про Алексадра. Как он на Неве шведа побил. Скажи мне, откуда там взялись самолёты и моторные катера. Или это сон? – спросила она его.
 Старец отвлёкся от своих мыслей. Взглянул на Марию.
- Ярилину плешь, молва людская, окрестила Александровой горой. - начал он другой рассказ не отвечая на её вопрос.
– А было это так!
Мария увидела приближающийся берег, Ярилину плешь, на которой стоял свежесрубленный монастырь с кельями и церковью посередине.  Недалеко виднелись обугленные идолы и деревянные башни Клещина. Землянки простого люда оставались нетронутыми. Около них на кострах женщины готовили пищу.
Она увидела всадников, ополченцев, собирающихся в дорогу. Вдоль всего берега озера были разложены костры, на которых воины варили рыбу.
Молодой князь Александр в льняной, расшитой красной рубахе с белым воротником, подпоясанный жемчужным поясом, вышел на крыльцо терема к Волхву.
- Гой, еси князь Александр! Сын Ярослава Мудрого, внук Всеволода «Большое гнездо»! – приветствовал его волхв.
- Приветствую тебя ведун! – слегка поклонился ему князь.
– Что привело тебя ко мне?
- Я к матери твоей пришёл! – ответил волхв.
– Хочу Мстиславну увидеть!
- Занемогла она! Не может к тебе выйти. Игумен около неё. – ответил высокомерно Александр.
- Басурманы Камень с плеши столкнули, а ты вместо того, чтобы на место его всем миром вернуть, терем на Ярилиной плеши поставил. - пристыдил его старец.
– Видно не впитал ты с молоком матери уважение к предкам своим?
- Мои предки вместо ратных подвигов, били друг друга за вотчины богатые. - ухмыльнулся Александр.
– Теперь братья мои покоя не дают.
- А Камень не я с плеши сбрасывал. И не мне его на место ставить.
- Ты что хочешь?! Меж нами. - он кивнул в сторону отстраивающегося заново Троицко - Никитского монастыря.            - Вражду заронить. Или с ханом поссорить?
– Мне вражду сеять Богом не предначертанно! – ответил Волхв.
– Ты бы шёл в Нова-город, пожалел народ свободный? Чтущий заветы Бога треидиного! – попросил он.
– Народ тебя не обижал, он тебя чтит как князя и зовёт вернуться.
- Если ведаешь что? – обратился к нему Александр.
– То говори, как есть. Отблагодарю! А нет? То иди с миром, не губи душу христианскую! 
Он перекрестился на церковь и поклонился.
- Ох юнец! – покачал головой волхв.
- Слава тебе, как Киеву, голову вскружила.
Ведаю! – сокрушенно покачал головой волхв. - Столько огня в своей жизни увидишь, что в собственном огне сгоришь!
Он развернулся и пошёл с монастырского двора прочь, вниз по склону, где в излучине лежал низвергнутый Камень.
Александр вернулся в терем, где на полатях, укутанная в шубы лежала мать.
Игумен чувствуя, что они хотят остаться наедине, вышел за дверь.
- Кто был сынок? – слабым голосом спросила Мстиславна.
– С челобитной... Или весть какая?
- Ведун приходил. Хотел тебя видеть! – ответил Александр.
– Но я его проводил с миром.
- Волхв просто так не придёт! - взволновалась мать.
– Что он тебе сказал?
- Просил Камень поднять и в Нова-город уходить! – ответил тот.
- Увези меня отсюда поскорей! На сердце неспокойно! – попросила княжна.
– Богом ты помазан, да не посвящён, чтобы на Яриленой плеши в хоромах жить!
- Но прежде послушайся меня. Иди к нему сам. Проси у Камня прощения!
- Не гоже ратнику Невскому у Камня прощения просить. - гордо ответил ей юноша.
- Тебе на Неве шведа разбить им было предсказано! От судьбы не отворачивайся. Иди к волхву! – умоляла мать.
- Доложит игумен собору. Проклянут! Но тебя ослушаться не могу! Будь по-вашему!
Александр вышел из терема. Узнал у дворовых, что игумен ушёл к Троице, обошёл гору вокруг и спустился в овраг к Волхву.               
Старец стоял на коленях возле Камня и горестно качал головой.
Александр подошёл с другой стороны и положил возле него кошель с деньгами.
- Мать моя приказала требу положить Камню и у тебя прощения просить. – нарушил молчание Александр.
– Говорит, Камень простит! Он зла не помнит, хотя я зла ему не делал.
- То что хоромы летние поставил и церкву, необесуть! Видно отттуда далеко, да и челяди приклониться где надо.
- Не по прихоти своей, по наущению пошёл ты на это. Бог тебя простит! Теперь ясно мне, - промолвил волхв. - Откуда у Ярослава мудрость такая! Чтит Мстиславна заветы предков наших!
- Любит тебя мать Александр. Хранит тебя Бог! – он положил ладонь ему на голову.
- Мать говорит, что Бог у нас один и живет на небесах, – перекрестился князь.
- И он нам поможет в трудную минуту!
- Скажи, что ждёт меня, если ведаешь? – попросил он старца.
- Это верно, небеса, они всегда помогут.
- Что тебя ждёт? – старец внимательно посмотрел на князя.
– Сам увидишь!
- А что надобно сделать? Слушай!
- Забери люд ратный в Нова-город. Обозами уводи всех. Здесь гибель от тугар, а там всё пригодится.
- Послы пришли с Ильмень – озера! – заметил Александр.                - Говорят тевтоны с ливонцами, чухонцев и чудь подняли. Псков взяли. На Нова-город собираются.
– О том речь и держу! – промолвил волхв.
- Вызови рыцарей биться на Чудское озеро в первый день весеннего новолуния на восходе солнца. Держи их обозами на льду до вечера. Сам с Чёрного Камня не сходи, себя слушай и советы воевод. А дальше Синь-Камень тебе поможет!
Волхв замолчал. Александр терпеливо ждал, что он скажет ему ещё.
- Чудь, она лёгкая. - нарушил молчание старец. - Домой уйдёт, а тевтоны в озере останутся.
- Спасибо на добром слове ведун! – поклонился Александр.                - Сделаю всё так, как ты сказал. Вернусь, подниму Камень на его место, а сейчас прощай!
Он не спеша стал подниматься на гору.
- Уходи с Ярилиной плеши до громовнего дня! – предупредил его волхв. – И челядь забери!
  Мария открыла глаза, видение исчезло. Она восторженно посмотрела на старца стоящего в лунном свете.
- Александр ушел с ополчением в Новгород за три дня до того, как в монастырь на Ярилиной плеши, ударила молния и сожгла его дотла. - закончил рассказ фантом старца и не прощаясь, исчез, как исчезал всегда.
Мария провела рукой по лицу. Посмотрела на неё в лунном свете, но никакого сияния не заметила. Взяла фотографию ребят и увидела, как изображение стало оживать. Отложив фотографию и радуясь возвращению дара, она подошла к окну и поклонилась
ночному светилу.
Вернувшись к кровати, Мария взяла снимки незнакомого моряка, о котором её просил Гоев. Стала внимательно их просматривать. Уже светало, когда она закончила своё занятие.
Не долго думая, Мария взяла лист ватмана и стала рисовать ясную звёздную ночь, серп растущей луны, светящийся океан и подводную лодку, находящуюся на водной поверхности.

                9

Рассыпав ночной туман бриллиантовой россыпью по лугам, солнце, золотым диском, выглянуло из-за леса.
Автобус, в котором возвращались в Москву Андрей и Лена, шустро нырял с горки на горку.
Несмотря на столь ранний час, пассажиров в салоне было много.
- Помнишь, как мы уезжали двадцать лет назад? – положив голову ему на плечо спросила Лена.
- Тогда произошло что-то мистическое, и сейчас! Мне не по себе от всего этого. Кажется, нас кто-то предупреждает о чём-то!
- Жаль что мы не поискали поляну с Богами! – ответил ей Андрей.            - Хотелось посмотреть что там?.. Если всё по-прежнему, то это заслуживает серьёзного внимания. Нужно будет найти хозяина. Кто он?
- Я почему-то уверена, что это старик с собакой, которого мы видели на камне. - предположила Лена.
- Это наверняка галлюцинации. - заметил Андрей.
- Ты же сама говорила, что этот район обладает техногенными изменениями.
- Наши древние, просто так гору где угодно насыпать не станут. Им или голос свыше был, или интуиция подсказывала. - размышлял он. - Факт то, что энергия есть! В океане таких мест много, только попадаем мы туда редко.
- Ты имеешь ввиду Бермудский треугольник? – сладко зевнув, поинтересовалась Лена.
- Укладывайся поудобней. - обнял её за плечо Андрей. – Поспи, ещё целый час ехать.
-  Бермуды понятие растяжимое. - продолжал он.
- Это несколько наших областей, вместе взятых. В океанах есть точки, где время как таковое или исчезает, или движется очень медленно. Попадая туда, самолёты, корабли, подлодки, пропадают из реального времени, из нашей действительности. Мы с тобой когда мираж в тумане видели, тоже исчезли из действительности.
- Почему ты так решил? – в полусне спросила его Лена.
- Костёр был совершенно погасший! А когда мы отошли от него к камню, он горел. - ответил Андрей.
- Я от страха ни чего не заметила. А ты даже на костёр внимание обратил. Не гидрограф ты Туров. Явно не гидрограф!
Равномерное покачивание автобуса незаметно усыпило ребят. Обнявшись, они крепко заснули.
  - Автовокзал «Щелково»! - громко объявил в микрофон водитель.                – Просьба не забывать свои вещи.
Торопясь и толкая друг друга, пассажиры стали выходить из автобуса.
- Мы Мытищи проспали! – воскликнула Лена.                - Господи, теперь назад добираться!
- Зачем в Мытищи? Пойдём ко мне! Я тут недалеко живу!  предложил Андрей.
– Позавтракаем, заодно посмотришь на свой будующий дом!
- Неужели?! Пойдём посмотрим на мой будующий дом! – улыбнулась Лена.               
- Заодно проверю, нет ли у тебя там кого? – она хитро заглянула ему в глаза.
- Пошли! Проверишь! – улыбнулся в ответ Андрей.
Ребята вышли из автобуса и направились в сторону его дома.
- Проходи, располагайся! – открыв дверь, пропустил её вперёд Туров.
- Я сейчас быстро порядок наведу, и будем завтракать.
Он торопливо прошёл в комнату и стал собирать с пола и стульев разбросанные вещи.
- Не суетись! – оглядывая квартиру, попросила его Лена.
– Сейчас спокойно умоемся с дороги, потом вместе уберёмся и приготовим завтрак.
- Это вчера ко мне пьяный Рак из казино припёрся! – заталкивая одежду в шкаф, извинялся Андрей.
– Он змей без спроса приходит, а потом вещи пропадают! 
- Ты опять за своё!? – покачала головой Лена. – Не обижай Василька! Он у тебя один такой!
- Да я не обижаю! – засмущался Андрей. – Это я так… любя!
Он ушёл на кухню, а Лена любопытно стала рассматривать обстановку.
Обычная московская квартира. На стене над письменным столом висел портрет Суворова. Под портретом на плотном листе ватмана
Лена прочитала текст:
« Господь дарует мне жизнь для блага государства. Обязан и не замедлю явиться пред его судилище и дать за то ответ».
Рядом висел небольшой портрет Наполеона с надписью под ним:          « Если вы хотите чтобы на вас обратили внимание и желаете чего-нибудь достичь в этой жизни. Нужно работать, когда работаете, работать, когда обедаете. Работать когда находитесь в театре. Приходить домой, ложиться спать и просыпаться, чтобы снова работать».
Дальше она увидела большую фотографию, на которой Раков и Туров держат в руках спортивные кубки с надписью: «Чемпионы по карате».
- Нет у тебя, Тура, ни какой женщины! – окинув взглядом комнату, громко, чтобы было слышно на кухне, произнесла Лена.
- А может, я её в шкафу прячу! – звеня посудой, ответил он с кухни.
- Не скажи!.. Нам, женщинам достаточно посмотреть на жильё, и мы интуитивно чувствуем, есть женщина, или нет! – ответила Лена.   
- Ну теперь надеюсь, есть!? – спросил её Андрей, войдя в комнату.
- А это мы посмотрим на твоё поведение, собственник ты наш! – подошла к нему она и прижалась щекой к груди. 
- Пойдём кофе пить, я уже приготовил! – предложил Андрей. –                - Где у тебя ванная? - спросила Лена. - Пойду умоюсь с дороги.
Он открыл ей дверь в ванную, а сам прошёл на кухню.
Через некоторое время она вышла из ванной комнаты, переодевшись в его халат.
- Где мой кофе? – садясь за стол и убирая волосы, спросила Лена.
Андрей налил чашку кофе, пододвинул бутерброды с сыром.
- Неужели наступит такое время, когда мне будут по утрам готовить кофе! – улыбнулась она.
- Уже наступило! – улыбнулся он в ответ.
- Ты меня правда ждал столько лет? 
- Правда! – любуясь ею, ответил Андрей. – Я всегда знал, что лучше мне все равно не найти!
- А я была твёрдо уверена, что ты меня найдёшь! Раз думаю, Тура обещал!.. Значит найдёт!
- Ты во сколько завтра уезжаешь? – поинтересовался Туров.
- В девятнадцать тридцать с Киевского вокзала. Седьмой вагон. ответила она. – Ты придёшь провожать?
- Конечно приду! – удивился её вопросу Андрей.
- Мы с Катериной думали, а что если вам с Василием приехать к
нам на недельку? Отдохнёте! Я тебя научу с аквалангом плавать?
- Отдохнуть!? – оживился Андрей. – Это заманчиво!
- Тем более если ты меня научишь плавать с аквалангом. Надо у Палыча обязательно отпроситься! – улыбнулся он.
Лена встала. Собрала со стола чашки. Аккуратно сложила в раковину, в которой лежала вчерашняя посуда. Она уже собиралась мыть, но Андрей, подойдя, обнял её, повернул к себе и поцеловал. Поцелуй перерос в неугасимую страсть, которая унесла их в комнату на постель.
Слитые в любовном поцелуе, они забыли обо всём на свете.
Солнце в своей утренней силе, заглянуло в окно, радостно освещая
солнечными зайчиками всё вокруг…
- Я тебя очень, очень люблю. - прошептала Лена, гладя лицо Андрея. – Эта новая разлука так не вовремя!
- Всего-то месяц. - поцеловал он её.
– А если меня в командировку на шесть месяцев зашлют… Что тогда?
- Это когда-то, а я про сейчас. – шептала Лена. – Я сейчас с тобой расставаться боюсь. Всё неверю, что наконец-то мы встретились.
- Если Шалаев отпустит, то мы сразу же к вам приедем! А он отпустит, я точно знаю! – пообещал Андрей.
- Правда!!! – обрадовалась Лена. – Пообещай и я успокоюсь! – заглянула она ему в глаза.
- То, что не от меня зависит, пообещать не могу. Но обещаю сделать всё возможное. - ответил Андрей.
- Ты знаешь как там красиво!..  Море, пролив. - шептала Лена.                - Говорят, что перед входом в Керченский пролив был тот самый остров, на котором жили сирены. Они своим пением привлекали корабли и они разбивались о скалы. Только аргонавты спаслись, потому что Одиссей залепил им уши воском.
- Там правда, столько затонувших кораблей... Исследовать и исследовать.
- Знаешь! – продолжала Лена. – У греков сирены- русалки приносили беду, а у древне - русских племён, русалки-берегини, наоборот охраняли людей на воде. Может быть сирены и есть, те самые берегини, которые не пускали корабли иноземцев в Азовское море и дальше.
- Я хочу быть твоей берегиней. - Лена взглянула на Андрея. Он спал безмятежным сном.
Поцеловав его она встала, накинула халат и прошла в ванную.
Приняв душ, Лена принялась за уборку квартиры.
Вымыла посуду, протёрла полы.
Когда она разбирала сваленные в шкафу вещи, на глаза ей попался парадный мундир Андрея. Три ордена и несколько медалей заставили Лену грустно улыбнуться.
- Спи, спи! Гидрограф ты мой. - ласково прошептала она, вешая мундир в шкаф. – Ещё бы поваром назвался!
Закончив уборку, она переоделась и написала записку.
«Уехала домой. Жду звонка. До встречи. Лена». Оставив её на письменном столе, она тихонько вышла из квартиры.
               

                10

Войдя в свой кабинет Гоев первым делом выключил сигнализацию. Взял графин, полил фикус. Сел за свой стол, собрался с мыслями. Немного подумав, нажал кнопку селектора, вызвал к себе Гордонова и Самохину.
Те, не заставили себя долго ждать.
- Здравствуйте Пётр Иванович! Добрый день!– поздоровались они, войдя в кабинет.
- Здрасьте! – холодно ответил Гоев, кивнув им на стулья.
- Чем нас порадуете, Наталья Сергеевна? – обратился он к Самохиной.
– Подвижки в работе имеются?
- Поступили результаты анализов волосяного покрова. - доставая из папки нужную бумагу, ответила та.
– Есть радиактивное заражение и наличие окиси свинца и ртути.
- Жить будет, или как!? – беря у неё бумагу, ехидно поинтересовался Гоев.
- Пока концентрация в пределах нормы. - серьёзно ответила Самохина. – Но если так будет продолжаться дальше, то лет через десять могут быть осложнения с эндокринной системой.
- Вам в Боткинскую пора, Наталья Сергеевна! Вторую кандидатскую, защищать! – небрежно бросив ей заключение, ихидно заметил Гоев.
– У нас вы явно задержались!
- Что вы имеете в виду! – не поняла та.
- Сказал бы я что введу, да связываться не хочу! – схамил полковник.
– Вы у нас доктор наук! С экстрасенсами работаете! - повысил он тон.
- Результаты поиска мне давайте, я жду! –  нетерпеливо протянул он руку.
- Результаты пока только предварительные. - растерялась Самохина. – Они требуют тщательной проверки. Я не могу так быстро дать ответ.             
- А я по вашей милости не могу ждать! – заорал полковник.
– Мне нужны координаты человека. Вы же сами писали в центр, что отдел легко может справиться с такой работой!
- А теперь выясняется что вы не можете справиться!? – вопросительно посмотрел на неё он.
- Мне Степан Степанович. - она кивнула на Гордонова. - Говорил, что объект находится в воде. Мы до этого всегда практиковали только на суше. Я могу работать, так сказать, с сухопутным объектом.
- Ты что думаешь?! Выкрутилась!? – зло посмотрел на неё Гоев.
 – Идите, и в течении суток принесите отчёт о местонахождении заданного объекта. – потеряв к ней всякий интерес, приказал он.
- Хоть стельку от кроссовки грызите, хоть на метле по лаборатории скачите, а принесите. Понятно!!!
Самохина встала, презрительно посмотрела на Гордонова и вышла из кабинета.
- А ты чего сидишь? – взялся за него Гоев.
 – Иди, готовь от её имени рапорт в центр.  Напишешь о том, что с помощью экстрасенсов выявлены исполнители задания. 
- Записывай. - бросил он ему карандаш.
Гордонов, торопливо взял лист бумаги, приготовился записывать.
- С заданием по обнаружению заданного объекта. - начал диктовать Гоев. - Может справиться спецподразделение «СКАТ» которое находится под руководством генерал – лейтенанта Шалаева Н.П. Записал?
- Да! - ответил тот. – Всё как вы сказали!
- Молодец!
 А я напишу со своей. - продолжал Гоев. - Пусть Самохина отвечает за это дело головой. Нам надо в стороне от него держаться. А то под эту дудку могут лабораторию закрыть, как несостоятельную.
- Что Пётр Иванович?! Настолько серьёзно, что могут закрыть лабораторию? – испугался Гордонов.
- А ты как думал!? – взвился Гоев.
– Они давно подкапываются, чтобы нас с бюджета сбросить. Поэтому и зацепились за вашу
писульку.
- Неблагонадёжных с каждым годом всё больше и больше! – сокрушённо покачал головой Гоев.
- А спецбольницы с каждым годом сокращаются. Вредительство на каждом шагу. Скоро они не только по улицам с газетёнками будут бегать, но и во власть сядут.
А-а! – махнул он рукой. – Они уже там сидят!
- Пётр Иванович! Я всё сделаю, как вы скажите! – преданно смотря на него ответил Гордонов. – Рапорт напишу! Хоть два! А с Велесовой… Что? Есть хоть какая надежда?
- Хорошо что напомнил! – встрепенулся Гоев взглянув на часы.
– Пойду навещу нашу ясновидящую. Чем она меня порадует!
Гоев встал из-за стола и вместе с Гордоновым вышел из кабинета.
   Войдя в палату он застал Марию за рисованием. Подойдя к этюднику стал рассматривать рисунок.
На рисунке был изображён океан и всплывшая на поверхность подводная лодка. До мельчайших подробностей было выписано ночное звёздное небо. На палубе лодки, освещённой диском луны, виднелись маленькие фигурки моряков.
- Интересно, интересно! И что это значит? – поинтересовался он у неё.
- Вы хотите сказать, что объект находится на этой лодке. 
– Так это и так было ясно. И кто интересно из них?
Гоев сделал вид, что внимательно всматривается в фигурки моряков.
- Вот он! – указала карандашом Мария.
Что Мария Яковлевна? Шутки со мной шутить вздумали! – не выдержал Гоев.
- Идиота из меня сделать хотите?! Не выйдет!
- Отдайте этот рисунок тем, кто вам давал задание, – сняв его с мольберта посоветовала Мария.
- Они информацию оценят по достоинству. Думаю вас похвалят.
- Объясните мне в чём суть, - посерьёзнел Гоев, разглядывая рисунок.
- Пусть обратят внимание на луну и звёздное небо. Если они грамотные, всё поймут! – ответила Мария, потеряв к происходящему всякий интерес.
Гоев посмотрел ещё раз на рисунок, удивлённо пожал плечами и вышел.
У кабинета его ждал курьер из управления.
- Мне поручено узнать о результатах ваших исследований. - прямо у двери спросил он Гоева.
- Проходите! – пропуская курьера вперёд, пригласил Гоев.
– Отчего такая спешка? Вчера дали задание, а сегодня уже интересуетесь результатами. - раздражённо спросил он.
- Меня не посвящали. Я только выполняю поручение. - равнодушно ответил тот.
- Я передаю вам вот это. 
Гоев свернув рисунок в трубку, запаковал в бумагу.
– Пусть отдадут экспертам и аналитикам. Это пока всё, что мы пока наработали за такой короткий срок. 
Курьер взял свёрток, убрал его в дипломат и застыл в ожидании.
- На словах передайте следующее. - продолжал Гоев.
- Пусть обратят внимание на звёздное небо и луну.
Немного подумав, он взял лист чистой бумаги инаписал.
               
                Нач. внешней разведки
                Генералу Калугину С.П.

                Рапорт
Докладываю, согласно приказа № 24-011 была проведена работа по обнаружению, заданного вами объекта. К прилагаемому рисунку имеется информация полученная от экстрасенсов с которыми провела работу доктор Самохина Н.П. В ней указывается конкретная фамилия Туров, боец спец подразделения «СКАТ», который якобы может оказать эффективную помощь в операции. Докладываю, что эта информация перепроверена и не требует дополнительной проверки.
                Нач. 13 лаборатории ФСБ               
                Полковник Гоев П.И.

Закончив писать, он положил рапорт в конверт и отдал курьеру. Курьер отдав честь, вышел из кабинета.
- Так Пётр Иванович! – сам себе вслух произнёс Гоев.
– Теперь или грудь в крестах, или голова в кустах.
- Но сначала я им всем головы поснимаю!
Раздался телефонный звонок, он поднял трубку.



                11

Приехав в Мытиши Лена зашла в магазин напротив дома, купила продукты и поспешила домой.
В дверях её встретила Белова. Совершенно седая, в свои пятьдесят пять лет, она выглядела старухой.
- Господи, как я волновалась всю ночь. - заохала она. – Ни когда я так не переживала за тебя, как в этот раз.
- Да что вы Ирина Михайловна! – поставив пакет с продуктами на полку, обняла её Лена.
 – Именно в этот раз совершенно не стоило беспокоиться! Что с нами могло случиться у Катерины? 
- Ты раньше меня ни когда не обманывала. - обиделась Белова.
– Думаешь я не видела кто тебя позавчера привёз?
- Я чувствую, что ты меня скоро бросишь! – продолжала она брюзжать.
- Я вас ни когда не брошу. Не надо так говорить! - в свою очередь обиделась Лена.
Она взяла пакет и прошла с ним на кухню. Белова последовала за ней.
– Вы мне столько хорошего в жизни сделали! У меня кроме вас ни кого родных нет! Скажите тоже… Брошу!? – продолжала Лена, укладывая продукты в холодильник.
- Вы лучше скажите как себя чувствуете? Сердце о себе не напоминало? – поинтересовалась она у неё.
- Умереть бы поскорей и слава богу, - грустно произнесла Белова.                – Устала я.
- Вы хотите меня перед экспедицией совсем расстроить. - присела перед ней на корточки Лена.
– Мы ещё с вами на моей свадьбе погуляем Ирина Михайловна. Я сейчас такая счастливая! – она от восторга зажмурила глаза.
- Ну и кто он? Этот счастливчик! – слабо скрывая любопытство, спросила тётка.
-Андрей Туров! Майор морского флота. – ответила Лена.
- Мы вместе из детдома приехали. Вы должны  его помнить!? Два мальчика со мной и военным приехали… Помните!?
- Нет, не помню! – покачала головой Белова. – Тебя красавицу, помню. А их нет!
- Как говоришь его фамилия? Туров?  - она сделала вид, что напряжённо вспоминает.
- Нет! Эта фамилия мне ни чего не говорит. 
- Так ты с ним ночь провела? – поинтересовалась она.
- С ним! – кивнула Лена. – Мы в Переславль- Залесский ездили на Плещеево озеро, к синему камню. Мистическое место я вам скажу… Даже не хочу рассказывать, а то напугаю.
- Ну и что там приключилось?.. Давай не тяни душу, рассказывай. - потребовала Белова.
- Мы приведение видели. - сделала круглые глаза Лена.
- Седой старик с огромной чёрной собакой вышел из озера, а за ним всадники на конях в кольчугах. 
Она стала показывать, жестикулируя, как они выходят из озера.
- И с ними дядька Черномор и тридцать три богатыря. – кивая в такт её словам, добавила Ирина Михайловна.
–Совсем ты голову потеряла девушка. - покачала она головой.                - Нельзя себя вести так неосмотрительно. Вы столько лет не виделись? Нужно присмотреться, кто он, что он? А потом отправляться ночью, к чёрту на куличики.
- Я же вам объяснила. - растерянно посмотрела на неё Лена. - Это Андрей Туров. Мы с ним с детства друг друга знаем. Я за ним всегда была, как за каменной стеной.
- Поступай как знаешь. - махнула рукой та.
– Я пойду лягу, а ты собирай вещи в дорогу. Или тоже ложись спать. Ночь наверняка не спала!
Белова прошла к себе в комнату.
- Я пойду в магазин сначала сбегаю. Куплю косметику и крем от загара. - сообщила ей вслед Лена.
В прихожей зазвонил телефон, она подбежала и сняла трубку.
- Здравствуйте Елена Алексеевна! – послышалось в трубке. – Это Катя!
- Привет Катюш! Ты где? – понизив голос ответила Лена.
- Я в университете. Слежу, как инвентарь запаковывают. Лёнька Гоев свой акваланг привёз. Тоже собирается ехать. Я его спрашиваю... Ты же вчера сам отказался... А он говорит... Я передумал. Я говорю... На твоё место другого взяли и билет ему отдали... А он говорит... Обратно заберите. – тараторила Катя.
- Он хотя бы трезвый? – перебила её Лена.
- По-моему да! – ответила Катя.
- Я говорю... Ты там подводной охотой как всегда позанимаешься и всё равно опять сбежишь. А он мне так нагло заявляет... Я тоже позагорать хочу. Как будто мы туда загорать едем. Я говорю... Оставь акваланг и вали... А он говорит... Давай триста баксов. Вы
представляете?
- Всё Катюш! – оборвала её Лена. - С Гоевым мне всё ясно. С ним я сама разберусь. Ты лучше скажи, как вы вчера доехали? Всё нормально?
- Василий просто прелесть! – воскликнула на том конце провода, Катя. - Скромный такой, начитанный. Заслушаться можно, когда он былины рассказывает. Он считает, что по былинам и сказаниям можно достаточно точно прослеживать исторические события. Ни тебе исправлений, ни тебе комментариев.
- Бог мой! – в свою очередь воскликнула Лена. – Я вижу, ребята время даром не теряли!
- Катюш! Мы с тобой завтра в поезде обо всём поговорим. Мне тебе тоже многое хочется рассказать. Давай проследи, чтобы всё было  нормально и поезжай домой. Завтра после обеда я приеду в университет. Целую! Пока!
Лена положила трубку и вышла из дома в магазин.
Белова встала с постели, посмотрела в окно вслед уходящей Лене. Подошла к телефону и набрала номер.
- Полковник Гоев, слушает. – послышалось в трубке.
- Пётр Иванович это Белова!
- Здравствуй Ирина! Что с голосом? Случилось что?!
- У Лены друг появился! Андрей Туров! Я его правда только ночью видела, но копия отца с фотографии. Пётр Иванович, нужно срочно что-то предпринимать! – взволнованно говорила она в трубку.
- Я в курсе Ирина! Не волнуйся! Работа идёт! Придумаем, как от него избавиться. Мне он тоже здесь не нужен.
- Лена тебе о нём что-нибудь говорила? –  поинтересовался Гоев.
- Сказала что он офицер морского флота. Да! Ночью они были в Переславле. Хотя до этого она говорила, что останется у подруги. - ответила та.
А зачем они туда ездили она тебе не сказала?! – заинтересовался её словами Гоев.
- Для влюблённых сто вёрст не крюк! Детство наверно вспомнили!
Девка совсем голову потеряла. Говорит приведение видели. Старика с собакой.
- Что видели, повтори?! – не поверил своим ушам Гоев.
- Приведение. Старика с огромной чёрной собакой. – повторила Белова.
- Так Ирина, это не телефонный разговор. Они завтра уедут, я тебя навещу! – пообещал Гоев. – Спокойно обо всём поговорим, хорошо!
- Хорошо! – ответила Белова. – До встречи.
Положив трубку и выключив телефон, она прошла на кухню, выпила лекарства и снова легла.   

               
                12

Андрея разбудил телефонный звонок. Посмотрев вокруг и не обнаружив рядом Лену, он взял трубку.
- Туров слушает.
- Здорово Андрей! Это я! – послышался голос Василия. – Я в штабе у Палыча. Он только что приказал трубить общий сбор на базе. Ты пулей давай сюда! Предупреди Ленку на всякий случай, вдруг нас куда-нибудь зашлют! На базе, сам знаешь, связи с городом не будет! – предупредил его он.
- Ты с ним разговаривал по поводу нашего участия в операции? – спросил Андрей.
- Не успел. - ответил тот. – Но если общий сбор значит работа будет для всех.
- Понял! Еду!
Андрей положил трубку на аппарат. Увидел написанную Леной записку, пробежал её глазами и спрятал в ящик стола. Быстро приведя себя в порядок, он собрал в спортивную сумку необходимые вещи и уже собираясь выходить, набрал её домашний номер. Ни кто не ответил. Набрал номер университета. Длинные гудки. От досады Андрей резко бросил трубку на аппарат и поехал в штаб.
    У входа его ждал Василий.
- Здорово  ещё раз! – поздоровался он с ним. – Давай сумку, а сам чеши к Палычу. К нему сейчас сам генерал-полковник Прогонов приедет на оперативку. Твоё присутствие обязательно.
- А ты не пойдёшь? – спросил его Андрей.
- Ты чего? – удивился тот. – Встать встал, а проснуться забыл?
- Меня туда не вызывали, а ты давай подсуетись. Не дай бог позже генерала войдёшь! – засмеялся Василий.
Андрей передал ему сумку и поднялся в кабинет Шалаева.
- Здравия желаю товарищ генерал-лейтенант! - поздоровался он.
В кабинете кроме генерала присутствовало несколько офицеров штаба. 
- Присаживайтесь майор. - указав ему на свободное место, предложил Шалаев.
- Сейчас с минуты на минуту должен прибыть начальник управления генерал – полковник Прогонов. – обратился он к присутствующим.
– У него для нас есть задание по установке радио-маяка на американскую подлодку. А где и как её искать он нам сейчас лично объяснит!
В кабинет вошёл Прогонов в сопровождении адъютанта.
Все дружно встали по стойке смирно.
- Здравствуйте товарищи! Вольно! Присаживайтесь. – скомандовал он садясь рядом с Шалаевым.               
Офицеры заняли свои места, приготовившись внимательно слушать. 
- Нам поставлена задача установить контроль за американской подводной лодкой «ОКЛАХОМА». – начал Прогонов.
- Задача, скажу вам, не из лёгких. Но ещё труднее, было её обнаружить. У меня только что был начальник внешней разведки генерал Калугин. Похоже они справились с этой задачей. Дело теперь за нами.
- Разрешите сказать, товарищ генерал-полковник, - обратился к нему Шалаев.
- Слушаю вас, Николай Павлович!? – ответил тот.
- То, что « Оклахома» находится в районе Персидского залива, это мы знаем. Но где она конкретно, учитывая её характеристики, определить практически невозможно? Нужно тщательно ознакомиться с их информацией. Проверить, а потом предпринимать какие-либо действия! – посоветовал он.
- Для этого я сюда и пришёл, чтобы сообща обсудить полученную информацию и прийти к единому решению! -  ответил Прогонов, забирая у адъютанта документы.
- Чтобы не смущать ваши головы, не буду раскрывать методы и детали поиска. - улыбнулся он.
- Вот копия рисунка подлодки. - он достал рисунок и передал Шалаеву.
Тот внимательно стал его рассматривать.
- Казалось бы глупость и не более. Нарисовал экстрасенс- предсказатель картинку и что из того? – продолжал Прогонов.
- Но в том то и дело что не всё так просто!
- Вот заключение экспертов космической геодезии. Наука, скажу
вам, предельно точная. Мало того, они сканировали рисунок на
компьютер и задали ему программу. Абсолютное совпадение по масштабу звёздного неба. Все звёзды и планеты на том самом месте, где они должны находиться. Я бы тоже подверг всё это сомнению, но не могу.
- Почему? – он внимательно посмотрел на реакцию окружающих.
- Вам станет ясно из дальнейшего разговора.
- Мне объяснили, - продолжал он. -Что этот экстрасенс-предсказатель женщина. И она никогда не видела океан. А тем более подлодку «ОКЛАХОМА». Так вот! Она совершенно точно передала её внешние технические характеристики. Размеры лодки, относительно размеров нарисованных моряков, тоже совпадают!
- А теперь самое, я бы так сказал, мистическое в этой истории, что может привести вас в замешательство. - подготовил присутствующих Прогонов.
- Подводная лодка «ОКЛАХОМА», будет находиться 4 июля, этого года в координатах 64 градуса 15 минут 33 секунды восточной долготы и 20 градусов 00 минут, 00 секунд восточной широты. Предположительное время от трёх до шести часов утра по московскому времени. – сообщил он.
- Прошу по этому поводу ваши замечания! – обратился он к присутствующим.
- Этот рисунок плод воображения художника. Могло быть просто случайное совпадение. Нельзя опираясь только на него посылать туда группу.- нарушил молчание Шалаев, передав рисунок сидящему рядом офицеру.
Тот, любопытно посмотрев, передал его следующему.
- Сегодня 6 июня. До указанного срока осталось меньше месяца. – продолжал Шалаев. – Нужна космическая разведка.
- Я разве не объяснил, что координаты дали космические геодезисты. - недовольно посмотрел на него Прогонов.
- Астрономы, когда вычисляли время по созвездиям и луне, тоже были немало удивлены. Рисунок отражает будущее время!
- Ну и ну! – воскликнул, не выдержав, Андрей.
- Ваша фамилия майор! – строго спросил его Прогонов.
- Командир взвода подводных бойцов спец подразделения «Скат» майор Туров! - встав по стойке смирно отрекомендовался Андрей.
- Вы майор ещё больше удивитесь когда узнаете, что экстрасенс, не зная вас, назвала вашу фамилию! И не знаю даже как сказать… Напророчила что ли вам... Успех в этой операции. 
- Буду стараться оправдать её доверие! – отчеканил Андрей, вызвав
тем самым весёлое оживление среди присутствующих.
- Садитесь! – махнул ему рукой Прогонов.
– У вас Николай Павлович они все такие бравые?! – поинтересовался он у Шалаева.
- Ребята боевые! Проверенные товарищ генерал- полковник. –
ответил тот. 
- Я смотрю. – продолжал Шалаев подойдя к подробной географической карте. - Точно! Граница Персидского залива. Лучшего места им было не найти. Несколько банок, с глубиной пятнадцать метров, между ними глубины до полутора километров. Прижавшись к банке, можно держать лодку почти у поверхности, а спутники не вычислят. – объяснял Шалаев.
- Триста миль от основных морских путей. Но если послать научно-исследовательское судно, мои ребята с него десантом уйдут, поищут. А если вдруг правда найдут, - пожал он плечами.
- То и маяк поставят.
- Вот это я понимаю, разговор! – встал Прогонов. – Это знаменитый морской волк Шалаев Николай Павлович! Берите с него пример. - посоветовал он офицерам, которые за время совещания не произнесли ни слова.
- Все могут быть свободны! – распорядился генерал.
- Майор Туров останьтесь. - приказал он Андрею.
Офицеры спешно покинули кабинет.
Остались Прогонов, Шалаев и Андрей.
- Давай генерал срочно готовь операцию. Поднимай ребят. Время не терпит. – начал Прогонов.
– ФСБ нам эту задачку подкинула, надо выходить из положения с честью.
- Парня твоего. - он кивнул на Андрея. - Может правда судьба выбрала.
- Самолётом перебросишь бойцов в Египет. Там на канале стоит гидрографическое судно «Афанасий Никитин».
- По судовому журналу они направляются в Бомбей.
- С капитаном я свяжусь он наш парень. Если что, подождут, поплавают денёк другой в Персидском заливе. Хотя ждать им скорее всего не придётся. В канале пробка, как на Замоскворецкой. Можем и не успеть к сроку.
- Сергей Владимирович! – обратился Шалаев к Прогонову.               – Эти координаты с точностью до секунд. Эта дата и время. Я с этой лабораторией уже однажды сталкивался. Они подставить могут! - продолжал сомневаться он.
- Итак риск почти сто процентов! А тут ещё предсказания всякие?
- Я тебя понимаю Николай! Но пойми и ты. Нам дано задание установить наблюдение за американской подлодкой. И свою работу мы должны выполнить. Вернее бойцы твои должны выполнить! А с кого спросить если там ни чего не окажется, я предусмотрел!
- Во-первых! Отправим с ними начальника лаборатории полковника Гоева. Как специалиста и руководителя задания. Пусть за провал операции отвечает своей головой!
- Во-вторых! По моим данным эту информацию дал абсолютно проверенный источник. Его предсказания до этого сбывались на сто процентов. – сообщил Прогонов.
- В третьих! Для подстраховки направим в заданный район наше судно. Оно с начала боевых действий в том районе крутится.
- Ну а если там ни чего нет, то ребята искупаются в океане и домой вернутся. А если есть, то внезапность и профессионализм ребят наш козырь! – заключил он.
- Разрешите обратиться! – вмешался Андрей.
- Слушаю тебя майор! – посмотрел на него Прогонов.
- Если лодка на поверхности, значит они забирают дополнительный воздух. Это говорит о том, что субмарина давно там на рейде и собирается уходить. – заметил Андрей.
Время, судя по картинке, около трёх часов. Нужно быть там ночью именно в это время. Сторожевые корабли их предупредят, да они и сами нас за пятьдесят миль дизель услышат. Но на глубину сразу не уйдут. Мы им как снег на голову свалимся! К тому же ночью, работать удобнее всего. Не так ты заметен!
- Ты не забывай, про боевых морских котиков, которых они применяют специально против вас при охране субмарин. И акул, которых в том районе хоть пруд пруди. - заметил Шалаев.
- Ну, на это у нас подводные автоматы найдутся! – улыбнулся Андрей. - Бьют почище калашей.
- С оружием вас в Египет не пустят. - заметил Прогонов.
- На «Афанасии» есть дельфин. Филлипом зовут. Специально всему обучен. В океане он будет вас страховать.                - Всё морские вояки! Нюансы обсуждайте без меня! Я в управление! А вы уже вчера должны были быть готовы к отправке! Как команду дам, сразу в бой!
Он пожал руку Шалаеву, подошёл к Андрею, обнял его.
- Смотри мне скат! Задание буду считать выполненным если за орденом ко мне вернёшься. А если нет! Со дна достану! Палыч меня знает! – кивнул он на Шалаева и вышел из кабинета.
- Ты чего сияешь как красно солнышко?! - обратился Шалаев к
улыбающемуся Андрею.
– Радуешься что твоя взяла? Не смог батя вас дураков, прикрыть?
- Да  не за тебя я боюсь! Сломись тебе голова! Я боюсь, как тогда жить буду если с вами что-нибудь случится. Что я Надежде скажу... Елене твоей как в глаза посмотрю? – переживал он.
- Палыч! Покруче задания бывали. – попытался успокоить его Андрей. – Ты так не волновался? Мне вообще кажется, мы круиз до
Бомбея, сделаем и вернёмся.
- А мне так не кажется! – прервал его Шалаев.
– Судя по всему ГРУ и ФСБ опять друг другу козни строят. Это понятно! Времена сегодня такие!
- Не пойму только одного? Как ты в эту игру попал? Откуда твоя фамилия выплыла? – размышлял Шалаев
- Это же просто несерьёзно!?. Экстрасенс назвал! – возмутился Шалаев. – Нет! Кто-то игру затеял! И с правилами нас знакомить не хочет!
- Давай, - обратился он к Андрею. - Выкладывай все свои подозрения и догадки!
- У меня есть одно объяснение. - подумав, ответил тот. – Но вы смеяться будете!
- Давай, говори! Мне сейчас не до смеха! – потребовал Шалаев.
- Мы вчера с Леной в Переславле были. На Александровой горе и у синего камня. Она говорит, что это место обладает космической энергией. Может у меня там правда была связь с этим экстрасенсом, а я ни чего не заметил.
- И этот туда же! – досадно махнул рукой Шалаев.
- Я тебя серьёзно спрашиваю! Подумай с кем из их команды у тебя пути могли перехлеснуться. Кому ты дорогу перешёл?! – снова задал он ему вопрос. – А не плети мне тут про экстрасенсов с космической энергией!
- Да не били мы ни кого! – растерянно промолвил Андрей.
- И даже не ругались не с кем!
- Хватит! Ты не ребёнок Андрей! Я тебя спрашиваю, что необычного ты заметил за последние три дня! – повторил свой вопрос Шалаев.
- Да ни чего, - ответил Андрей.
– Только позавчера, когда я Лену встретил, нас в казино какой-то любитель фотографировал.
- Это уже теплее! – отметил тот. – А что вы там потеряли, в этом казино? – поинтересовался он.
- Миллион Васькин! – улыбаясь, ответил Андрей.
- Нет! Вас срочно надо на базу безвыездно отправлять! Совсем
распоясались в этой Москве. – возмутился Шалаев.
- Надо же в казино миллионы проигрывают! Я Надежде Николаевне всё скажу! – пригрозил он.
- Мы его не проиграли. Мы его не выиграли! – поправил его Андрей.
- Всё равно! Не чего там делать! – ругался генерал.
- Я совершенно с вами согласен, - кивнул Андрей.
- Но если бы я там не оказался, то неизвестно когда Лену встретил. И встретил ли вообще!
- Ладно. - махнул рукой генерал. – Ты за собой слежки не замечал?
- Слежки не было! Её бы я засёк! – серьезно ответил Туров.
- Вспоминай Андрюша, вспоминай. Дай мне хоть за что-нибудь зацепиться? – просил его Шалаев.
- Лене и Катя знают, что мы гидрографы. Я как в воду смотрел, когда гидрографом назвался. – заметил Андрей.
- В гостиничном казино телевиков много, но толка мало. Одна картинка. – рассуждал он.
- Бармен проявлял к нашему разговору интерес, но ни чего такого интересного услышать не мог.
- Стоп! – остановился Андрей. - Чёрная волга нас к вам везла. – вспомнил он.
- Подскочила ещё как-то странно, оттеснив такси. Точно! Василий, называл ваше звание, а Лена фамилию к кому мы идём.
- Марка и номер машины! – потребовал Шалаев.
- Чёрная волга Газ – 31029, - ответил Андрей. – А номер я не запомнил, вернее даже не посмотрел. – сознался он.
- Быстро за Раковым. - приказал Шалаев.
Андрей, пулей выскочил из кабинета, в фойе его поджидал с сумками Василий.
- Зайди, батя зовёт. - позвал его Андрей.
- Вызывали Николай Павлович? - войдя в кабинет вместе с Андреем, спросил Василий.
- Вы вчера ехали к нам в гости на чёрной волге. Номер машины запомнил?
- 15-72 МОК. – немного подумав, ответил Василий.
- Вот это я понимаю профессионал! – похлопал его по плечу Шалаев. – Сразу видно, не зря столько лет учился.
- А тебе только бы взрывать. – погрозил он кулаком Андрею.
Генерал хотел дать Андрею подзатыльник, но тот ловко увернулся.
- Это уже хорошо! Хоть что-то есть! – произнёс, удовлетворённый Шалаев.
– Машину пробью! В казино поработаем. Может быть что-то прояснится!
- Не хочу Андрей перед операцией забивать тебе мозги, поэтому не ввожу в курс дела. История эта давняя и до конца невыясненная.
- А к вашему заданию прибавляется ещё одна задача. - произнёс он, внимательно посмотрев на ребят.                - Держать себя в руках и присматривать за новоиспечённым начальником. Это полковник, Гоев Пётр Иванович. Начальник лаборатории.
- Василий!?  - обратился он к Ракову. Вся надежда на твою бдительность. Всё видеть и всё слышать!
- Так может не стоит, его мучить подозрениями. - смущённо потупив глаза, заметил Василий. – Отпустить сразу за борт и дело с  концом! 
- Нет! Я больше не могу! - не выдержал Шалаев.
– Буду просить в управлении, чтобы отправили с вами. Иначе вы там точно дров наломаете!
- Палыч! Батя! Пошли с нами! – обрадовались ребята.
- Посмотрим! Если получится! – улыбнулся тот.
- А вы дуйте на базу. Готовность номер один.
- Андрей. - обратился он к Турову. – Командирам троек обрисуешь задание. Готовы должны быть все! И как сказал Прогонов... Ещё вчера! С базы ни каких отлучек.
- Всё! Вперёд! – кивнул он ребятам на выход.
- Николай Павлович! – обратился Андрей к Шалаеву.
- Разрешите воспользоваться вашим телефоном?
- Нужно Лену предупредить, что мы не сможем проводить их завтра в экспедицию.
- Валяй, Ромео! – кивнул тот на телефон. – Только смотри мне! Не напугай девчонку!
Андрей набрал номер телефона. Никто не отвечал. Набрал другой, молчание.
- Не отвечает! – произнёс он положив трубку. – Надо бы её предупредить, а то не очень хорошо получается.
- Я вечером Надежде Николаевне скажу, она с ней созвонится! – успокоил его Шалаев.
Раздался телефонный звонок. Он поднял трубку. Внимательно выслушав сообщение ответил, что через тридцать минут будет.
- Машина, пацаны, закрутилась! – сообщил он ребятам.
- Я к начальнику ФСБ Королёву!
  Выйдя из штаба Андрей и Василий проводили взглядами Шалаева.
- Что это Палыч на измену сел! – спросил Андрея Василий. – Даже на себя не похож!
- Прогонов лично назначил меня выполнять задание! Якобы предсказатель назвал мою фамилию!
- Чего?! – удивлённо посмотрел на него Василий. – Какой ещё предсказатель? Сам небось напросился?!
- Да я тебе точно говорю!.. Предсказательница из лаборатории указала координаты местонахождения подлодки и назвала мою фамилию!
- Тогда ясно почему Палыч так напрягся! Это какая-то подстава! – нахмурился Василий.
- Что вы с батей меня хороните раньше времени! Я только вчера можно сказать, жить начал! Лену встретил! – возмутился Андрей.
- Да! – вспомнил он. - Мы вчера на озеро ездили. Миражи видели. Старика с собакой и всадников. 
- Миражи это интересно! – не воспринимая его слова серьёзно, рассеянно ответил Василий. – Только если миражи под водой, значит в баллонах большой процент углекислоты. – задумчиво заметил он.
- Поехали на базу. По дороге доскажешь.

В кабинете начальника ФСБ генерала армии Королёва, шла разработка операции по установке радиочипа на американскую подводную лодку «ОКЛАХОМА». В кабинете кроме него присутствовали начальник ГРУ Прогонов, начальник внешней разведки Калугин, Шалаев Николай Павлович и полковник Гоев.
Совещание подходило к концу.
- Как вам наша работа Сергей Владимирович? – обратился к Прогонову Королёв. – Как наша служба сработала?
– Оперативно! Точно! А главное, вовремя! – отметил он.
- Дай бог, чтобы информация подтвердилась. - заметил Прогонов.
- Если объект находится в указанных координатах, то ребята генерал-лейтенанта Шалаева не подведут! На счету Турова восемнадцать рискованных операций.
- Я вот, что думаю, Никифор Петрович! – обратился Прогонов к Королёву. - Не послать ли нам в качестве ответственного лица, полковника Гоева Петра Ивановича?
Гоев, услышав свою фамилию, растерянно посмотрел на
окружающих.
- А что? Это мысль! – согласился Королёв.
– Пётр Иванович, вы готовы отправиться вместе с бойцами на задание!? – спросил его он.
- Я готов возглавить операцию. - не в силах скрыть испуг, ответил Гоев. – Но как же я оставлю лабораторию? На кого?!
- Разрешите мне участвовать в операции! – вмешался в разговор Шалаев. – Бойцы мои, к тому же в отличие от полковника Гоева, мне не раз приходилось бывать на подобных заданиях!
- Вы мне здесь нужны, Николай Павлович! – ответил ему Прогонов.
- Пусть начальник лаборатории немного развеется от своих вундеркиндов. Ему это будет полезно!
- Думаю за два месяца, Пётр Иванович, в вашей больнице ни чего не случится! – вмешался в разговор Королёв.
- Возглавите операцию! Вам всё понятно?!
- Так точно! – потупившись ответил Гоев.
- Ещё вопросы по существу этого дела есть!? – поинтересовался Королёв у присутствующих.
- Я хочу получить гарантию, что « Афанасий Никитин» не покинет место операции пока не подберёт десант! – глядя на Гоева, заявил Шалаев.
- Кто же собирается бросать в океане ваших бойцов!? – удивился его заявлению Калугин.
- В крайнем случае с помощью радио маяка, через спутник найдём. И живого или мёртвого доставим вам! – холодно улыбнулся он.
- Мёртвого! – возмутился его фразе, Шалаев.
– Сплюньте три раза и постучите по своей голове! – не выдержал он.
- Это похвально генерал, что вы переживаете за каждого своего бойца. - холодно произнёс Королёв. – Но умейте держать себя в руках. Сами понимаете, гарантировать что-то в таком деле невозможно! Всякое бывает! 
- У вас, как я знаю, такое подразделение, в каждой операции со смертью в прятки играют? – заметил Калугин. - Потому вы и принимаете в команду одних сирот, чтобы в случае чего, компенсацию семьям не выплачивать! У нас ГРУ организация бедная! – зло подметил он.
- Мы отчизне служим, а не системе. – заметил Прогонов. – Оттого вместе с ней и бедствуем!
- Пётр Иванович! – пытаясь уйти от этой темы, обратился Королёв  к Гоеву.
- Проследите, чтобы у десанта обязательно были радиопозывные. С их помощью вы быстро отыщите их в океане и поднимите на борт.
- Капитану корабля будут даны указания! – ответил Гоев.
На его ответ Шалаев досадно покачал головой.
- Теперь вопросов нет! – поинтересовался Королёв. – Все могут быть свободны!
   
               
               


Уже темнело, когда Шалаев въехал на микроавтобусе на базу.
Машина подъехала прямо к входу в ангар.
Заметив генерала бойцы перестали балагурить и мгновенно выстроились в шеренгу.
- Равняйсь! Смирно! – скомандовал Андрей.
- Товарищ генерал-лейтенант, взвод боевых пловцов для выполнения задания готов! – отрапортовал он.
- Молодцы! Вольно! – произнёс Шалаев, глядя на разношёрстную публику.
Чтобы не привлекать внимание, бойцам было приказано одеть цивильную одежду.
- Значит так туристы! – улыбаясь начал он.
– Отобраны шесть человек. Тройка Туров, Лагунов, Карташов и тройка Раков, Бадменов, Востряков.
Андрей и Василий, удовлетворённо переглянулись между собой.
- Руководить поиском будет полковник ФСБ Гоев Пётр Иванович.
Мне не удалось пойти на операцию вместе с вами. Назначаю майора Турова старшим группы. Его заместитель капитан Раков. Они будут там моими ушами и моими глазами. Понятно всем!
- Так точно! – хором ответили бойцы.
- Тем, кого я перечислил, приготовить снаряжение для проверки. - приказал он. - Остальные могут быть свободны.
Бойцы выдвинули вперёд и открыли контейнеры с подводным снаряжением, остальные унесли свои комплекты в склад.
Шалаев в сопровождении Андрея, лично дотошно проверял плотность зарядки аквалангов, работу радио маяков, для обнаружения пловца в океане, наличие подводного снаряжения. Убедившись, что всё в порядке, приказал грузиться в микроавтобус.
- Так! – обратился Шалаев к Андрею. – Вот загранпаспорта. Визы открыты. С собой ни какого оружия. Научно-исследовательское снаряжение задекларировано.
- Николай Павлович! Вы мою просьбу выполнили? Сообщили Надежде Николаевне, чтобы она Лене позвонила!? – забирая у него документы, спросил Андрей.
- Да не до того сейчас! Я ещё не присел, ни на минуту! – отмахнулся Шалаев. – Завтра скажу! Во сколько она уезжает? –
- В девятнадцать тридцать с Киевского! – ответил Андрей.
- Ну ещё море времени. Успею! – пообещал Шалаев.
Несмотря на то, что генерал отпустил остальных бойцов взвода, ни кто не уходил, помогая грузить снаряжение.
- Так! Быстро попрощались и в автобус! – скомандовал он.
Бойцы, желая удачи, дружески похлопывали счастливцев по плечам.
- Повезло вам! Не пуха! Ждём с удачей, – слышались их возгласы.
Автобус с группой выехал с базы.
 
Аэропорт «Шереметьево» не утихал даже ночью. С интервалом в десять минут, то взлетали, то садились авиалайнеры. Машины технического обеспечения сновали по аэродрому.
Микроавтобус с группой подводных бойцов, подъехал к самолёту.
- Сдайте багаж для погрузки, а сами займите свои места. – приказал бойцам Шалаев.
Группа, слаженно действуя, стала быстро выполнять приказ.
- Ну что, Андрей! – обратился он к Турову. – Не постесняюсь повториться. Приказ буду считать выполненным, если вы все вернутесь домой!
- Они постараются товарищ генерал-лейтенант. – бодро ответил Андрей.
– Нам, батя, сейчас погибать ну ни как нельзя. – продолжал дружески он. – Вы с Надеждой Николаевной ещё на наших свадьбах не погуляли.
- Вот и я про то же! – согласился с ним Шалаев. - Надежда ждёт не дождётся, когда детей няньчить будет. Это, скажу тебе по секрету, и моя давняя мечта. Пойти на пенсию и ваших детишек растить. – разоткровенничался он.
- Ты там поосторожней! Держи ухо востро!
Закончив погрузку снаряжения к ним подошёл Василий.
- А где наш гражданин начальник, полковник Гоев? – спросил он Шалаева.
- Наверно вместе с пассажирами на посадке? – предположил генерал. – Они у нас белые люди. Только по трапу ходят.
- Ты там с этого Гоева глаз не спускай! Как тень за ним везде ходи. Повторяю! На тебя Василий вся надежда!
- Я, Палыч, твоё указание помню! Поэтому и спрашиваю, где он! – ответил тот.
- Всё пацаны! Сейчас самолёт на посадку потянут. Пора садиться. – поторопил ребят Шалаев.
- Дайте я вас обниму. - он обнял каждого их них по очереди. – А теперь вперёд!
Андрей с Василием скрылись в самолёте.
Не оборачиваясь генерал сел в автобус и уехал с аэродрома.
               

                14

В салоне самолёта кроме их группы, были только стюардессы, и двое сопровождающих из обеспечения безопасности полётов.
Лайнер дёрнулся и плавно поплыл к зданию аэровокзала.
Стюардессы с любопытством рассматривали сидевших на своих местах ребят.
- Мариш, смотри какие мальчики, закачаешься! – заметила одна из них. – Спортсмены наверно?
- Не спортсмены, это спецгруппа какая-то! – ответила Марина.
- Не позавидую я тем террористам, которые вдруг вздумают угнать наш самолёт?
- Смотри, накаркаешь! – предостерегла её та. – Этого ещё нам только не хватало!
- Я думаю с такими ребятами нам нечего бояться? – не унималась стюардесса. – Посмотри на их невозмутимые лица. Сразу видно не челноки.
- Иди дверь открывай, трап подошёл, – прервала её Марина. - Будут тебе сейчас и челноки, и туристы и новые русские. 
Любезно улыбаясь, стюардессы пропускали пассажиров в салон.
В очередном пассажире Андрей узнал Гоева. Полковник был в своём неизменном сером костюме и белой помятой шляпе. В руке он держал большой чёрный портфель, отчего очень походил на бухгалтера.
- Начальник на горизонте! – заметил Туров.
- Который??? – любопытно поднял голову Василий.
- Бухгалтера в шляпе видишь!? – кивнул на вход Туров. - Это полковник Гоев.
- Ну Батя, ну удружил! Вот это рыбину нам подсунул, – ухмыльнулся Раков. – Как думаешь, что у него в портфеле?
- Думаю бумага, рапорта на нас писать! – ответил Андрей. 
- Я так понимаю, он в бизнес-классе полетит. Пойду доложу, что группа на месте и всё в порядке.
Андрей встал и прошёл вслед за Гоевым в салон бизнес-класса.
-Добрый вечер Пётр Иванович, а мы уже думали вас потеряли? Группа, в полном составе, находится в хвостовом салоне, – доложил он.
- Что значит потеряли?! – недовольно заметил Гоев. – Я оформлял документы. По прилёту вся тургруппа должна находиться в сборе. Проследите чтобы ни кто, ни куда не разбредался, – больше для окружающих, чем для Андрея, распорядился полковник.
- Да вроде туристы дисциплинированные попались! – подыграл ему Андрей, уступая проход очень упитанной женщине, - больше ни каких распоряжений не будет?
- Все распоряжения по прилёту! – коротко отрубил Гоев.
Возвращаясь на своё место, Андрей столкнулся с вызывающе ведущим себя кавказцем.
- Нэ выдэшь, человэк стоыт! – небрежно отстранив его, заявил тот.
- Вижу человэк, руками не маши! Они тебе ещё пригодятся! – спокойно ответил Андрей.
- Очэн крутой! – сверкнул глазами кавказец.
- Да пошёл ты! – отмахнулся от него Туров, опасаясь нежелательного конфликта. – Где я его видел? – подумал Андрей. – Я его где-то видел?!                Точно! – остановился он. – Это один из тех, кто в прошлом году захватил в Турции корабль с заложниками! С ними тогда турки быстро разобрались их же методами. Но тот должен сидеть, а этот на свободе, может быть я ошибаюсь?                - Заканчивается посадка! – прервала его мысли стюардесса.                - Займите свои места!
Она захлопнула дверь, закрыла её на задвижки и заперла на ключ.
Кавказец, проследив за её действиями, прошёл на своё место.
- Как настроение, тургруппы!? – подойдя к своим ребятам, спросил Андрей.
- О кей! – показав жестом руки, что всё в порядке, ответил Карташов. – Нам тут Василий описал руководителя, мы поняли как себя вести! Будем только кивать!
- Это правильно! – согласился с ним Туров, заняв место рядом с Раковым.
- Ну что начальство, без претензий? – поинтересовался Василий.                – Суша, она и есть суша, - отмахнулся Андрей. – Я тут одного чурку встретил, очень на прошлогоднего террориста похож… Помнишь захват тургруппы?                - Конечно помню, нам не дали их загасить, - ответил Василий. – Но их же взяли!?                - Вот  и я думаю что взяли, наверно обознался, - успокоился Андрей.         Самолёт вырулил на взлётную полосу, застыл, как бы раздумывая, отрываться от земли или нет, рванулся, набрал скорость и взлетел.        Стало видно светящуюся миллионами огней, ночную Москву.
Через некоторое время весь горизонт северного полушария
представлял из себя сплошную зарю.
- Сейчас на севере, белые ночи, – кивнул на светящееся небо Василий.
- Скорее полярный день, – поправил его Андрей. – Смотри, луна на нашу сторону перемещается!
- Это самолёт на юго-запад повернул! – заметил Василий.
На диске луны, были отчётливо видны, синие пятна, лунных впадин.
- Если бы я не знал, что на луне нет воды, то точно бы считал их морями! – продолжал он. – Скажи, похоже!?
- Не знаю, в космосе не был! – ответил Андрей. – Говорят если оттуда смотреть, от воды земля голубая. Сильно отличается от всех других планет.
- Это скорее от большой влажности атмосферы! – поправил его Василий.
- Может быть! – согласился с ним Андрей.
По салону самолёта шла стюардесса предлагая пассажирам прохладительные напитки. Поравнявшись с ребятами она улыбнулась им как своим.
- Чай, кофе, прохладительные напитки? – предложила она сидящим впереди Лагунову и Вострякову.
- А коньяк, водку или хотя бы пиво на худой конец, – широко улыбаясь поинтересовался Востряков.
- Спиртные напитки во время полёта запрешены, – мило улыбаясь ответила стюардесса, – хотя пиво в бизнес-классе можно приобрести!
- Пивка бы нам, бутылок семь! – оживился Востряков.
- У нас только баночное пиво за наличный рассчёт, – продолжала улыбаться стюардесса.
- Тогда семь банок! Сколько денег надо? – полез в карман тот.
- Так, успокоились там, – вмешался Андрей. - Тебе Востряков на худой конец одной банки достаточно, снимать замучаешься!
Бойцы хором заржали. Востряков, поблагодарив стюардессу, быстро взял с подноса пластмассовый стаканчик воды.
- Прохладительные напитки?! – предложила стюардесса Василию, демонстративно проигнорировав Андрея.
- Да пусть пива попьют, пять часов лететь! – заступился за ребят Раков.
- А кто их потом багажом отправлять будет, ты что, Вострякова не знаешь? Сначала пивка, а потом с этого самолёта прямо на лету тормозную жидкость сольют! – громко, чтобы услышала стюардесса, заявил Андрей.
- Хватит товарищ майор из меня алкаша делать, – обиделся Востряков. - У Лагуны вчера день рождения был, его прямо из-за стола выдернули.
- Следи за текстом, военных здесь нет, - заметил Туров, - Лагунов! – окликнул того он, - мы со сборами закрутились, проморгали, а ты молчишь?! Не хорошо! Это же совсем другое дело, тогда берите на всех!
- А я на всех и заказал! – продолжал обижаться Востряков.
- Тогда почему семь, когда нас шесть?! – не понял Андрей. – У тебя что, в школе с арифметикой проблемы были?
- А стюардесса?!. В тесной компании должна быть девушка! – оживился Востряков.
- Тогда чеши за ней, заодно пиво сам принесёшь! – приказал ему Туров.
– Смотри чтобы бухгалтер не заметил, – крикнул вслед Василий.
Востряков радостно направился за стюардессой в бизнес-класс.
- Нам уже по тридцать пять лет, – вздохнул Василий. - Там внизу, – кивнул он на землю, - день меняет ночь. Сутки проходят, месяцы, годы. Открыли люди время и потекло оно безостановочно. А солнцу, которое держит всю эту солнечную систему, абсолютно до фени, на наше земное время. Держит себе космическое равновесие и держит.
- Ты что хочешь сказать, люди время придумали? – удивился Андрей.
- Земное, да! – утвердительно кивнул Василий. - Древнегреческие философы этой проблемой занимались. Я где-то прочитал, что время есть развёрнутая вечность, а вечность есть свёрнутое в одной точке, в одно мгновение время.
- Ты Рак, даёшь! – восхищённо покосился на него Туров. - Может тебе правда в университет к Ленке пойти?
- А кто тебя дурака страховать будет, дух святой? – взохнул Василий.
                Захват самолёта произошёл молниеносно. Нейтрализовав сотрудника безопасности полётов в салоне бизнес класса, кавказцы рассредоточились по самолёту. Один, приставив огромный нож к
горлу стюардессы, встал рядом с дверью кабины пилотов, другой, пожилого возраста, повидимому главарь, прямо напротив неё.
- Мы воины Ислама! – заорал он. - В борьбе за свободу независимой Ичкерии, каждый из нас готов умереть, прихватив с собой сотню неверных. Самолёт заминирован, в случае невыполнения наших требований я взорву его.
Один пассажир вскочил со своего места, пытаясь оказать сопротивление, но его сразу полоснули по горлу ножом. Брызгая кровью, он пробежал по всему салону и упал у входной двери.
- Так будет с каждым, кто хотя бы двинется с места, – предупредил главарь. – Иди сюда!!! – приказал он стюардессе, которая передовала Вострякову пиво.
Бросив своё занятие, она подошла к главарю.
- Сообщи пилотам, что мы не причиним никому, никакого вреда, если они посадят самолёт в аэропорту Грозного. Мы выйдем, а вы летите дальше!
- Хорошо, я сейчас сообщу по телефону, – кивнула Марина.
Она сообщила пилотам о захвате самолёта и требовании бандитов.
- Они запрашивают Грозный, – ответила она, – может ли он нас принять. Нужно немного подождать.
- Сядь на пол, – приказал бандит Вострякову, держащему в охапку семь банок пива.
Востряков, прикинувшись изрядно пьяным, сполз по стене на пол.
– За время оккупации свободной Ичкерии, – вновь заорал на весь салон главарь, - вы нагло грабили нашу страну. Сейчас каждый из вас вернёт всё что награбил. Кто не отдаст будет убит на месте.
Четверо бандитов пошли по салону со спортивной сумкой собирая у пассажиров валюту и драгоценности. В руке у каждого были кинжалы сделанные из твёрдых полимеров.
- Значит я всё таки не ошибся, выпустили, - покачал головой Андрей.          – Блин, нам везёт как утопленникам!- возмутился Раков.
- Ты грабил свободную Ичкерию? – прервал его Туров.
- Нет, не грабил, чего я там потерял! – удивился тот.
- Я тоже не грабил! – наигранно удивлённо пожав плечами, ответил Туров. - Лагунов, ты зачем Ичкерию грабил! – поинтересовался он у бойца.
- Командир, хорош хохмить, что будем предпринимать!? Там Востряков с пивом застрял, не натворил бы чего!
- Этого нам ещё не хватало! – покачал головой Туров.
– Руководитель тоже в гуще событий в другом салоне. Как мы без приказа будем действовать?
- У бухгалтера по-моему наши командировочные отобрали! –
заметил Бадменов.
- Тогда это в корне меняет дело! – лихорадочно соображая, ответил
Андрей. - Я так понимаю, ножи у них пластиковые, но острые, если рыпнемся, стюардессу могут сильно поранить. В том салоне вся надежда на Вострякова.
- Генка Востряков не подведёт! – заверил Василий. – Только ты учти, убитый, который на выходе лежит, из их команды! С таким ранением так не бегают. Это они жути на пассажиров навели, если что, он сразу оживёт. 
Бандиты собирали с пассажиров деньги. Главарь ждал результатов переговоров с пилотами, держа пульт дистанционного управления.
 - Спроси через сколько сядем, – приказал он стюардессе. – По моим часам, должны через двадцать минут быть в аэропорту Грозного. Если нет, можете попрощаться с жизнью. – Он поднял над головой пульт.
Стюардесса взяла трубку внутренней связи.
Андрей наблюдал за Мариной, которая переговаривалась по телефону с пилотами.
- Как думаешь, взрывное устройство настоящее или муляж? – спросил он у Василия.
- Конечно муляж, они взрывчатку на самолёт не пронесут и не заложат! – прошептал тот. – По-моему сегодня умирать, в их планы не входит.
- А если входит, а если пронесли? Мы между прочим на задание летим, и за нас его ни кто не выполнит! – вслух размышлял Туров.
- Им в Грозный надо, стыдно с пустыми руками, вот они и потешаются, ответил Раков.                - Так! – утвердился Андрей в своём решении. - Бадменов, Карташов, Лагунов! Как только они с нами поравняются, гасите! Василий, за тобой тыл, а я в бизнес-класс! Следите за мной, как начну, приступайте!
Бандиты, неспеша собирая с пассажиров деньги и драгоценности, поравнялись с ребятами.
- Что крутой! – узнал бандит Андрея. – Поговорим?
Он медленно провёл концом кинжала по его лицу.
- Я же тебе говорил, руки убери!
Андрей молниеносно сломал кинжал и ударом кулака сбил бандита с ног.
- Палундра! – закричал он и бросился в салон бизнес-класса.
Востряков, у которого бандиты отобрали почти всё пиво, услышав клич Андрея, точным броском банкой в лоб вырубил бандита держащего нож у горла стюардессы.
Ребята мгновенно обезвредили других бандитов.
Как и предупреждал Василий, якобы убитый пассажир, вскочил и бросился на Андрея. Тот увернувшись от ножа, перехватил его руку и мгновенно сломал.
Оставшись один, главарь держа перед собой пульт вжался в дверь кабины. К нему неспеша стали подходить Востряков и Андрей.
- Стоять, я взорву самолёт, стоять! – кричал он.
- Если бы ты мог, от страха уже давно взорвал! – произнёс Андрей.
- Последняя командир! – взохнул Востряков и метнул банку в лоб главарю. Обливаясь пеной из лопнувшей банки главарь сполз по двери на пол.
Андрей развязал связанного сотрудника, прошёл к выходу. Ребята стаскивали туда бандитов. Василий держал в руках сумку с награбленными ценностями.
- Отнеси её Гоеву, - приказал ему Туров. - Он теперь пусть сам разбирается, обратно раздавать или как вещдоки оставить. 
Стюардесса Марина, по телефону внутренней связи, сообщила пилотам, что нейтрализация бандитов неожиданно закончилась благополучно.
- Кто меня за язык тянул? – плакала около неё стюардесса.  – Накаркала на нашу голову!
- Ты не накаркала, ты как в воду смотрела, насчёт этих ребят, –улыбаясь бойцам, промолвила Марина.
Через несколько секунд из кабины вышел командир экипажа.
- Пострадавшие есть?! – спросил он сотрудника безопасности полётов.
- Только среди захватчиков! – ответил тот. – Ребята выручили, иначе неизвестно, чем бы всё это закончилось!?
- Полковник Гоев! – представился подошедший к ним Гоев, – руководитель тургруппы.
- Не знаем, как вас благодарить, товарищ полковник за ваших туристов! – пожимая ему руку, улыбаясь признался командир экипажа. – Сейчас сообщу о вас в центр управления полётов. Они, я думаю, оценят ваши заслуги.
- Вы уж потрудитесь, сообщите, что группа под управлением полковника Гоева, обезвредила террористов, – заявил тот.
- Видал, как бухгалтер наш подсуетился, даже про конспирацию забыл!– заметил Василий. – Своё место ни кому не уступит!
- Да бог с ним! – ухмыльнулся Андрей, – Как скажет Палыч, это
роли не меняет! Пусть потешится!
- Ну что абрек, узнал? – наклонился Туров над связанным бандитом. – А я тебя узнал! Отпустили братья масульмане, так ты за прежнее взялся. Смотри, третьего раза не будет, убью!                Потеряв интерес к происходящему, Туров прошёл на своё место и взглянул в иллюминатор. Красный диск солнца выглянув из-за горизонта земного шара, стал накаляться и через несколько мгновений
вспыхнул пламенной звездой, не позволяя на себя смотреть.
Внизу, насколько видели глаза, простирался белый песок, оканчивающийся береговой полосой.
В салоне самолёта все обсуждали происшествие. Пассажиры приходили посмотреть на прикованных наручниками к сидениям, бандитов. Все старались угостить ребят пивом и лично с ними выпить. Пришлось просить сотрудника службы безопасности, запретить хождение по самолёту. Не успел Андрей задремать, как знакомый голос стюардессы, объявил о посадке. Она попросила пассажиров после приземления, пропустить их группу вперёд. Ребята во главе с Гоевым выходили из самолёта под аплодисменты.               

  У каждого океана своё лицо. Но всем им свойственна одна черта – величие.
Гидрографическое судно «Афанасий Никитин» на полной скорости неслось по ночному океану.
Чем ближе к экватору, тем больше кажется луна. Огромный сияющий диск ночного светила казалось указывал судну его путь и оно уверенно мчалось в синюю бесконечность.
Гоев нервно расхаживал по кают-компании то и дело мельком взглядывая на часы.
- Вы даёте себе отчёт в происходящем? – обратился он к капитану.
- Вы понимаете что мы опаздываем к сроку в заданный район!
- Все претензии к Египтянам! – спокойно ответил кеп. - Вы сами видели что творится на канале. У американцев везде зелёный свет, а мы теперь относимся к странам третьего мира и должны жить в порядке общей очереди. К тому же я думаю, опасения ваши напрасны. Я сорок лет в море и знаю чтосудно будет в указанных координатах вовремя.
- А если нет?! Кто будет отвечать!? – зло поинтересовался Гоев.
– Ни где не стало порядка, ни в стране и зарубежом.
- Я капитан, я и отвечу! – ответил кеп.
- За срыв операции отвечать будете вы и ни кто другой. – пообещал
ему Гоев и вышел из кают-компании.
Капитан некоторое время молча обдумывал сложившуюся ситуацию, сокрушённо покачал головой и пошёл на мостик.
С капитанского мостика было видно балагуривших на носовой
палубе подводных бойцов и матросов.
- Резвое у вас корыто, я даже не ожидал. – смеялся Лагунов. – Этак за три дня до Бомбея домахать можно.
- Так туда и идём! – подтвердил один из матросов. – Только насчёт трёх дней ты загнул!
У тебя в Бомбее индианка есть? – поинтересовался у него Востряков.
- Его в каждом порту невеста ждёт! – заметил боцман.
Все засмеялись.
- Платоныч! – обратился Карташов к боцману. – Ты в море сколько лет?
- Считай на Афанасии двадцать семь и до этого срочную на ленкоре «Стремительный» служил. Тридцать лет хожу! – разглаживая усы, ответил боцман.
- Расскажи какой-нибудь случай. Чтоб страшно стало. У тебя наверняка есть что рассказать, – попросил его Карташов.
- Чтобы страшно? – задумался боцман.
- Штормами думаю вас не напугаешь... Сами нераз попадали!
- Лучше ты расскажи! Под водой небось пострашнее чего случается!?
- Под водой тишь-благодать. Чего там может случиться? – вставил Бадменов.
- Платоныч! По глазам вижу есть у тебя случай! Не жми, рассказывай!
- Что правда, то правда! Есть такой! И сейчас, как вспомню, мурашки по коже бегут. – начал боцман.
- Было это в шестьдесят втором году. Наш призыв отправили во Владивосток для пополнения личного состава боевых кораблей... Матросы перебрались поближе к рассказчику. Андрей и Василий, устав перепроверять снаряжение, тоже приготовились слушать.
- ...Не успели мы салаги обтесаться. Аврал! Вся эскадра в боевой поход. Обстановка в то время была напряжённая. Слышали наверно про Карибский кризис...
Бойцы и матросы согласно закивали головами.
- Так вот! – продолжал боцман. – Атмосфера животного страха, предчуствие атомной войны, витали и на суше, и на море. Казалось
затаилось всё живое.
А совсем жутко стало когда подойдя к Карибам мы невооружённым глазом американскую эскадру увидели.
Встали два флота друг против друга. Навели прицелы. И ждут приказа.
Боцман достал трубку. Молча набил её табаком. Раскурил.
- Ну думаю Федя! Конец и тебе, и всему земному шару. На кой чёрт сдалась нам эта Куба, если всё сгорит от ядерных взрывов.
- Стоим день, стоим два! Напряжение не спадает. Что в мире происходит, простым матросам неведомо. Все ждут приказа. На третий день слух прошёл. Капитан первого ранга на авианосце с ума сошёл. Не выдержал значит напряжения. Я грешным делом думаю. А если с ума сойдёт тот кто палец на ядерной кнопке держит? Тогда и без приказа хана. На четвёртый день противостояния смотрим авианосцы выдвинулись вперёд. Навстречу им «Миссури» американский авианосец пошёл. Ну думаю началось. И вдруг!..
Боцман замолчал, выковыривая из трубки пепел.
- Платоныч! Не тяни фал! Чего вдруг-то!? – не выдержал один из матросов.
- И вдруг между эскадрами солнечный зайчик забегал. Судя по размерам с канонерку будет. Но в океане сами знаете и слон букашка. Мечется этот зайчик туда, сюда! От одного авианосца к другому. Но их не задевает. Тишина наступила зловещая. Помню облачность была. Мы в небо всматриваемся. Пытаемся понять кто этот зайчик пускает? Ни чего не видно. С «Миссури» взлетели два самолёта и наши два им навстречу. Скорее всего тоже хотели узнать откуда этот солнечный зайчик. А он... Как будто полосу провёл между эскадрами. И наши самолёты и американские исчезли в этой полосе. Как и не было. Потом мы узнали что связь оборвалась и всё. Как в Бермудском треугольнике.
- Не знаю как на той стороне? – продолжал боцман. – А на нас животный страх напал. Хоть бери и прыгай за борт. Только бы спрятаться от этого самого страха. Хорошо поступил приказ всей эскадре возвращаться в порт на базу. У всех радость что живые остались. Только вот страх перед неизвесным явлением так и живёт в каждом очевидце. – закончил свой рассказ боцман.
- А что самолёты? Искать не стали? – поинтересовался Андрей.
- Почему не стали!? Прямо с марша, поисковую бригаду развернули. Такие же как вы, подводные бойцы на поиски отправились. Мы их как на эшафот провожали. В знак поддержки корабли гудели. Говорят так оно и вышло! И они как самолёты сгинули! – ответил боцман.
- Может это инопланетяне вмешались? – предположил Востряков.
- Может они, а может и Бог! – пожал плечами Платоныч и пошёл
на капитанский мостик.
- Как у нас с курсом?  – обратился кеп к помощнику стоящему за штурвалом. – Идёте с упреждением?
- Как геодезисты расписали, так и идём! – ответил помощник. – В первый раз вижу такое. – взяв ксерокопию рисунка Марии, покачал головой тот. – Посмотрите! Небо полностью соответствует действительности.
Капитан взял ксерокопию, взглянул на небо, потом на рисунок.
- Значит сейчас в тридцати милях от нас на поверхности болтается знаменитая «Оклахома». Странно, почему не видно кораблей сопровождения.
- Таким субмаринам сопровождение не нужно, – усмехнулся помощник. – Они такой аппаратурой напичканы, за нами уже давно наблюдают. Дай волю, давно бы утопили. 
- Утопить нас многие хотят, да руки коротки! – заметил капитан.
- Хотя, если мы подойдём к дрейфующей субмарине, ожидать можно чего угодно!
- Всё! Пора готовиться! Платоныч! – обратился он к вошедшему боцману. - Вызывай на мостик полковника Гоева, майора Турова.
Боцман, понимающе кивнув, поспешил выполнять поручение.
Андрей и Василий, разложив три комплекта подводного снаряжения, проверяли давление воздуха в аквалангах.
- Товарищ майор! Сказки кончились! Пора за работу! – шутя, обратился боцман к Андрею. - Поднимитесь на мостик!
- Мы давно готовы! Иду! – кивнул ему тот. – Ну что Василий? – повернулся он к Ракову. - Наше время пошло!
- Майор! Выпусти мою тройку на задание! У меня плохое предчуствие! Сейчас всё от тебя зависит. Как скажешь, так и будет! – попросил тот.
- Да что с тобой сегодня! Нырнём и вынырнем! Или так хочется в океане искупаться? – засмеялся Андрей. – Я тоже уже шесть месяцев не плавал. Вась! Не бери в голову. Дело плёвое, скорее всего там ни чего не окажется. Следи за хозяйством, а я пошёл.
Андрей поднялся на мостик.
Гоев ждал этого момента. Вынырнув из темноты, подошёл к Василию.
- Раков! Лично вы готовы к погружению! – строго спросил он.
- Так точно! – радостно отчеканил Василий.
- Покажите снаряжение!  Я хочу лично удостовериться в его исправности. Вся ответственность за вас лежит на мне!
Василий отвернул на аквалангах вентили подачи воздуха, показал поочереди манометры. Гоев с видом знающего человека, кивнул.
- А это что? – подняв с гидрокостюма радиомаяк, спросил он.
- Пеленг! Для поиска аквалангиста в океане. Благодаря ему, координаты бойца из космоса определят и сообщат на корабль. – ответил Василий.
- И где здесь чей комплект? – повысил тон Гоев.
- Это майора Турова. Это мой, - указывал Василий. – Это...
- Это что такое! – рявкнул Гоев. – Бардак! Чтобы сейчас же все бойцы находились здесь, около своего снаряжения. Я вам приказываю сию минуту всех собрать!!!
- Есть! – козырнул Василий и побежал за бойцами.
Гоев, озираясь, быстро взял в руки радиомаяк принадлежащий Андрею, вывентил заднюю крышку, вынул батарею и бросил её за борт. Так же быстро положил маяк на место.
Через мгновение появились бойцы во главе с Василием и боцманом.
- Товарищ полковник! Я вас ищу! Поднимитесь на мостик к капитану!
- Я делом занимаюсь, а не прохлаждаюсь! – ответил тот. – Все бойцы должны быть готовы в любую минуту. – поравнявшись с Василием, предупредил Гоев и пошёл на мостик.
- Вызывали, товарищ капитан! – войдя в рубку, обратился Андрей к кепу.
- Ваши бойцы готовы!? – спросил его капитан. - Через полтора часа будем в заданной точке. – доложил он.
- Нам собраться, только подпоясаться! – улыбнулся Андрей.            - Аппаратная наблюдения что говорит? – поинтересовался он.
- Пока ни каких аномальных изменений. Глубина восемьсот метров. Рано ещё пока. Но Сергей говорит. - Кеп кивнул на помощника, - Если подлодка в указанных координатах, то за нами уже наблюдают и вполне могут утопить!               
- Как это утопить!? – встрепенулся вошедший с боцманом Гоев.                - Кого утопить?.. Нас!.. Вы что, с ума сошли. Свяжите меня сейчас же с центром! – засуетился он.
- Связь перед вами! – кивнул капитан на рацию. – Только, если там ни какой подлодки нет, чего зря засорять эфир?
- Пройдёмте в аппаратную наблюдения. – спокойно предложил он.
В аппаратной наблюдения, инженер докладывал параметры.
- До точки указанных координат осталось десять километров. Глубина пятьсот метров. Аномальных изменений нет.
Гоев нервно стучал пальцами по столу. Андрей и капитан не
сводили глаз с рыскающего по осцилографу, пеленга.               
    На подводной лодке «Оклахома» была поднята тревога. Звон склянок заглушал топот бегуших ног. Мигали красные авральные лампы. Тот самый офицер-подводник, фотографии которого дали Марии, докладывал адмиралу.
- Сэр! Руское гидрографическое судно на полном ходу движется прямо на нас!
- Командуйте погружение! – приказал адмирал.
Офицер включил внутреннюю связь и отдал приказ о погружении.
- Я не верю в совпадения, сэр! – вновь обратился он к адмиралу.            - Русские оказались здесь не случайно. Глубина менее ста футов. Проходя над нами они нас заметят и сообщат координаты своим субмаринам. Тогда неприятностей не избежать. Я предлагаю когда они будут над нами, всплыть.
- Разрешите всплытие. - обнажив зубы в улыбке, предложил он.
– Этим мы избавимся от случайностей.
- Разбирайтесь лучше с русскими подлодками, а не с мирными судами. – посоветовал ему адмирал. – Кстати, вы выяснили его название и курс.
- Да сэр! Гидрографическое судно «Афанасий Никитин» следует из Одессы в Бомбей. Но в судовом журнале можно указать всё что угодно. – продолжал сомневаться офицер.
- Афанасий Никитин!? Где-то я читал, что это русский путешественник, который ходил пешком в Индию. Следите внимательно за судном.
Офицер кивнул и вышел из кают-компании.
  - Мы подходим к заданной точке. Будем на месте через тридцать минут. – доложил инженер. – Глубина сто семьдесят метров. Пеленг слепой. – читал он показания приборов.
- Что эхолот? – оборвал его капитан.
- Эхолокация определяет по курсу риф.
- Вы не укладываетесь в заданное время! – отвлекая внимание капитана вмешался Гоев.
– Майор Туров, готовьте свою тройку к погружению. Выполняйте приказ! А вы капитан, я думаю можете рапортовать о полном провале всей операции. Вернее я сам доложу в центр о вашей с
Туровым халатности.
Андрей с капитаном переглянулись.
- Разрешите спросить! – обратился к нему Андрей. – Команда стоп-машина будет, или как?
- Или как! Генерал Шалаев говорил что вы умеете всё. Что вы асс в своём деле. Прыгайте на ходу. Нельзя привлекать к себе лишнее внимание. – психовал Гоев.
- Но этим мы подвергнем глупому риску пловцов! – возразил Андрей.
- А меня вы не подвергаете глупому риску. Это ваша работа, выполняйте приказ! – сорвался на визг Гоев.
- Есть выполнять приказ! – ответил Андрей.
– Товарищ капитан, разрешите идти. – обратился он кепу.
- Идите! – сжал в знак солидарности руку в кулак кеп.
Андрей вместе с боцманом спустились на заднюю палубу.
- На задание пойдёт моя тройка! – сообщил он ожидающим бойцам. – Лагунов, Карташов и я. Быстро снаряжаемся. Прыгать будем на ходу.
- Ты что с ума спятил? Шланги порвёт, что тогда? – возразил Василий.
- Тогда так нырять будем. Я вроде на тридцатку нырял. – улыбнулся Андрей.
- Это кому же в голову пришла такая идея?!. На ходу прыгать? – негодовал Раков.
- Не знаешь кто у нас руководитель операции? – грусно улыбнулся Андрей.
- Я тебе не дам на ходу прыгать! Пусть меня под трибунал отдадут! – не унимался Раков.
 - Мы вам траловую площадку опустили. Как по маслу уйдёте. – вмешался боцман. – Это с бортов струя, а на корме тихо. – пояснил он. – Филлипок уже гуляет. Вам дорогу разведует.
- Дельфина выпустили?! – обрадовался Андрей.
- А не боитесь что не вернётся? – засомневался Раков.
- Филька обедать всегда вернётся. Выполнит задание и вернётся. – успокоил его боцман.                Тройка Андрея стала одевать снаряжение. Ребята как могли им помогали.
- Ты бы лучше меня взял. Двоём как-то сподручнее. – просил Василий.
- А кто нас вылавливать будет? Полковник Гоев? – поинтересовался Андрей. - Нет Вась! Ты мне здесь нужнее. А я как в воду смотрел! – воскликнул Андрей. - Когда Ленке говорил что работаю на гидрографическом судне. Ты если что, её не забывай! Договорились! – застёгивая шлем попросил он Василия.
- Я тебе дам, если что! Сплюнь три раза. – замахнулся на него
Василий.
- Нельзя на палубу плевать. Чему только тебя учили. – одевая лямки
акваланга, покачал головой Туров.
- Карташов! Лагунов! За мной на исходную! – приказал он бойцам.
Одев маски и ласты бойцы убрали в поясные карманы магнитные радиочипы, предназначенные для установки на субмарину.
   В аппаратной инженер докладывал кепу.
- До заданной точки осталось семьсот метров. Глубина тридцать метров. Аномальных изменений нет.
Гоев стоял рядом с капитаном и растерянно смотрел по сторонам.
Пловцы в боевой готовности стояли на траловой площадке. В метре от них кипел белый от пены водный бурун. Над океаном занимался рассвет.
- Глубина тридцать метров. Пеленг слепой. Эхолот указывает рифы. – докладывал инженер. – Эхолокация указывает объект.  Второй, третий! Товарищ капитан под нами три подводные лодки. – воскликнул он.
- Ребята! Вперёд! – скомандывал в мегафон кеп.
Василий и Андрей ударили друг друга в руку и тройка по очереди скатилась в пенящейся океан. Оставшиеся на палубе бойцы внимательно всматривались в воду, но там ни кого не было видно.
- Вот сейчас лодка наверняка всплывёт и от нас на поверхности остануться одни бочки из под солярки. – с серьёзным видом заметил кеп.
- Я плавать не умею, - сел на стул обессилевший Гоев.
- Не дрейфь полковник! Гавно не тонет! – не выдержав схамил тот.
- Что вы сказали!? – переспросил Гоев.
- Я говорю, не дрейфь, проехали! – повторил капитан.  Подтвердите центру координаты местонохождения подлодки. – приказал он связисту.
- Ноль первый, ответьте Никитину. Ноль первый на связи Никитин.
Шестьдесят четыре, пятнадцать, тридцать три. Двадцать ноль ноль, ноль ноль. Глубина тридцать метров. Эхолокация трёх объектов. – передовал связист.
- Вы что!? С ума сошли. Они же вас сканируют. Там на подлодке всё слышат. Сейчас они с нами разберутся. – чуть не плакал Гоев.
- Никитин! Вас понял... вас понял. Доложите обстановку.
- Ноль первый! Ноль первый! Всё спокойно.Продолжаем следовать намеченным курсом.
    
- Сэр! Русские нас вычислили и сообщили координаты. – доложил адмиралу, вошедший в каюту офицер. – Я вам предлагал их уничтожить. Что прикажите теперь делать!?
- Не волнуйтесь так! Наша миссия закончена. Мы уходим домой.
Андрей двигался под водой туда, куда указывала стрелка прибора
висящего у него на руке. Прибор указывал близость скопления
металла. Двое других аквалангиста, плыли чуть сзади, подстраховывая его. Туров жестом показал им курс следования. Впереди показался грот. Заплыв в него, пловцы спугнули стаю довольно крупных рыб. Уже расссвело и видимость под водой была идеальной. Выплывая из грота пловцы увидели впечатляющую, жутковатую картину. На подводном плато стояла огромная субмарина. Недалеко от неё находились ещё две подлодки, но меньших размеров. Андрей взглянул на часы. Стрелки показывали пять часов пятьдесят минут. Жестами показав бойцам, что он будет ставить маяк на «Оклахому», а они пусть работают с другими, Туров устремился вперёд. Подплыв к подлодке Андрей примагнитил маяк к днищу и отплывая стал наблюдать за действиями ребят.
То, что случилось в следующее мгновение, привело его в шоковое состояние. Двигатели субмарин заработали и они медленно двинулись в чёрную бездну. Андрей что есть силы устремился к гроту. Заплыл в него и сквозь щель увидел как двигающиеся лодки засасывают в сопла пловцов. Защищённый от водного потока скалой, он ни чего не мог предпринять. Через мгновение всё было кончено. Лодки исчезли в бездне. Сквозь муть поднятую двигателями, Андрей поплыл туда, где в последний раз видел Лагунова и Карташова. Он искал на дне хотя бы что-то, что от них осталось. Безрезультатно. Замигал манометр. Воздуха в балонах оставалось только на всплытие. Осмотревшись ещё раз, он стал медленно подниматься на поверхность.               
- Куда вы прёте на полном ходу?! – вбежав на мостик закричал Василий.
– Разворачивайте судно, пошли обратно, ребят подбирать! – взяв себя в руки, обратился он к капитану.
- Некого подбирать! – кивнув на экран космического наблюдения, глухо ответил кеп. – Нет радиомаяков. Без пеленга мы их не найдём. Только засветимся.
- Зато задание они выполнили. Вот три меченые лодки. – Он указал на три, медленно двигающиеся пульсирующие точки. – А бойцов,
скорее всего, больше нет!
- Как нет?! – закричал на него Василий. – Разворачивай своё корыто, ребят надо подбирать!
Вы что себе позволяете!? – вмешался Гоев. – Кто вам дал право так
разговаривать с капитаном. Молчать, смирно!               
- Капитан, я тебя как брата прошу, давай вернёмся в точку погружения, они точно там, сердцем чую! – не обращая внимания
на Гоева, продолжал Василий.
- У меня приказ из центра следовать намеченным курсом. – не глядя на Ракова ответил кеп.
- Пойми ты, – взглянул он на него, - если нет маяков, значит их там нет! Погибли они, другого не бывает.
- Мы субмарины спугнули, они ушли в глубину и бойцов наверное за собой засосали, – предположил помощник.
- Не верю! – задумчиво произнёс Василий. – Андрюха ни мог, не всплыть! Ой Палыч, Палыч, недосмотрел я!
- Капитан Раков, покиньте мостик! – приказал Гоев. – С вами я в Москве разберусь! Совсем распоясались!
- Ах ты сука штабная! Твоя гад, работа! – схватив за грудки полковника, прорычал Василий.
- На полном ходу ребят заставил прыгать!!! А теперь в океане бросаешь! Убью, падла!
Присутствующие бросились их разнимать.
- Капитан! Вы видели... Вы слышали... Будете свидетелем. В рапорте я всё укажу. – поправляя лацканы пиджака, мямлил перепуганный Гоев.
Помощник с боцманом вывели Василия из рубки.
- Братки! Остановите корабль, спустите спасалку, я их один найду! – молил боцмана Василий. – Мы не из таких передряг живыми выходили.
- Успокойся и ребят лучше иди успокой! За нами следом, на
случай непредвиденных обстоятельств, идёт «Светлый». Если ныряльщики на плаву, он их подберёт, – успокаивал его помошник капитана.
- Точно идёт! – с надеждой в голосе переспросил Василий.
- Точнее не бывает. – подтвердил боцман. – Надо их по рации предупредить, чтобы внимательнее были.
- А полковника ты зря за грудки тряс. От таких одни неприятности.
- Какие неприятности, ты о чём? – махнул рукой Василий.
- Хуже того что ребят не подобрали, ни чего быть не может! Всё остальное так, тюлька, – глядя на белый след оставляемый судном на поверхности океана, промолвил Василий.
               
                16

Поднявшись на поверхность Андрей освободился от баласта.
Волнение океана было небольшим и у него была возможность
оглядеться. Корабля ни где не было видно. Ещё раз осмотревшись вокруг, он лёг на спину и нажал кнопку радио маяка. Маяк молчал.
- Этого мне ещё не хватало. – постучав пальцем по корпусу, подумал Андрей.
Аккуратно сняв маяк с руки, он отвернул заднюю крышку. Аккумуляторной батареи в устройстве не было.
- Интересно!?! Очень интересно?! – произнёс он вслух.
Андрей завернул обратно крышку, хотел опустить маяк в океан, но передумав, снова надел на руку.
- Если не досмотрели, пол беды. А если это специально кто-то сделал, то беда! – ухмыльнулся он.
Южное солнце довольно быстро поднялось к зениту. На океане началось волнение. Андрей, надув спасательный воротник, освободился от акваланга и опустил его в океан.
- Ты меня Палыч прости, что так обхожусь со снаряжением, но наша задача продержаться. Сам учил. Хорошо хоть не декабрь. А то бы в этих широтах меня солнце уже сварило, – подумал он.
Поднимаясь и опускаясь на гребнях волн, Андрей на горизонте увидел профиль корабля. Поняв, что он держит курс не на него, Андрей изо всех сил устремился наперерез. Выбрасываясь как можно выше из воды на гребнях волн и взмахивая кораблю руками, он стремительно нырял снова и снова. До судна оставалось ещё очень далеко, когда Андрей понял, что оно пройдёт мимо не заметив его. Экономя силы, перестав бороться с волнами, он в последний раз взглянул на удаляющийся корабль и в изнеможении лег на воду.
- Ну что Туров, вас кажется списали? – подумал он. - Без пеленга поиска не будет! Выходит Карташову и Лагунову повезло больше, они хоть не поняли что, по чём! До морских путей, на северо-запад, миль триста. Это десять суток кролем без остановки. Не реально. Лежи лучше, не двигайся. Как учил Палыч, не привлекай акул, если не хочешь стать, - он взглянул на часы с компасом, - для них обедом.
Раскачиваясь на волнах Андрей забылся сном.
Очнулся он глубокой ночью. Океан успокоился. Стоял полный
штиль. Огромный диск луны, казалось, удивлённо смотрел на
одинокого в безбрежном океане, пловца. Звёздное небо отражалось
в воде миллиардами фосфорицирующих морских обитателей. Такой красоты Андрей не видел никогда. Одев маску, он стал наблюдать за ночной жизнью люминисцирующего океана. Голубое сияние микроскопических рачков, разрезали стремительные стрелы рыб. Налюбовавшись фантастическим зрелищем, Андрей снова лёг на спину и стал смотреть в небо. Лунные океаны, синими пятнами выделялись на пронзительно ярком диске ночного светила. Развлекая себя, он стал насвистывать пришедшую на ум мелодию.   
Вдруг ему показалось, что кто-то повторил мелодию, которую он насвистывал. Андрей оборвал свист, прислушался. Но ничто не нарушало гнетущую тишину ночного океана. Андрей засвистел громче, назло этому безмолвию. Неожиданно, рядом мелькнуло что-то серебристое. Заметив боковым зрением тень, он выхватил нож и приготовился к обороне.
- Неужели нашли!? – мелькнула в его голове, тревожная мысль.
- Акулы в покое не оставят, соберутся целой стаей, а потом набросятся.
Собравшись в пружину Андрей ждал нападения, но вдруг интуитивно почувствовал что сзади за ним кто-то наблюдает. Резко развернувшись он успел заметить только фонтан серебристых брызг, создаваемый падающим в воду предметом.
- Рыба, животное!?
Андрей стал озираться под водой, стараясь понять что это было.
Вдруг рядом вынырнул Филлипок и радостно засвистел.
- Филька, живой! – заликовал Туров. – Ты где был-то? Бросил тут меня одного. Дорвался до свободы.                Дельфин приподнялся на плавниках и внимательно слушал Андрея переодически щёлкая ртом.                – Я тебя угостить ни чем не могу, кто бы меня угостил, - понимая что тот просит подачку, ответил Андрей. - Давай сам лови рыбу и мне принеси. Андрею вдруг показалось что дельфин на кого-то внимательно смотрит позади него. Непроизвольно оглянулся. Вновь что-то серебристое скрылось в фонтане брызг. Туров тревожно посмотрел на дельфина. Тот тоже исчез, но через некоторое время вынырнул снова.
Ты меня тут не бросай одного, - погладил его Андрей. – Следи чтобы акула не подкралась. Тебя для этого и тренировали. Хотя вас учить не надо. С акулами у вас свои счёты.                Дельфин понял команду и стал описывать круги вокруг Андрея.                – Филька, иди сюда! – осенило Турова. – Филька! – захлопал он по воде. Дельфин стремглав подплыл к нему.
– Давай Филя, буксируй меня к берегу. Ты сильный, ты сможешь! Туров обхватил плавник дельфина и они поплыли в северном направлении.
Лена Велесова стояла на берегу Керченского пролива и смотрела в даль, туда, куда уходил жёлтый след луны.
Поёживаясь от ночной прохлады к ней подошла Катерина.
- Елена Михайловна, пойдёмте спать. Скоро светать начнёт. – накинув ей на плечи часть своего пледа, предложила она.
- Не спится мне что-то. На душе не спокойно. Наверно полнолуние действует. – ответила Лена.
- Завтра подводные работы, акваланг это не шутка, вам выспаться надо. – продолжала Катерина.
- Успею, высплюсь. Ты Катенька иди, я сейчас следом за тобой приду. Иди, иди.
Она отдала плед Катерине, а сама подошла к воде.
- Я здесь, я с тобой! – наклонившись к воде, заговорчески прошептала она.

Огромный, от рефракции издаваемой тёплым влажным воздухом океана, красный диск солнца, выплыл из-за горизонта. Несмыкавший глаз Андрей, всю ночь плывущий с дельфином и ожидающий нападения акул, лежал на поверхности океана и смотрел на восход с полной уверенностью, что это последний восход солнца в его жизни. Вспомнились рассказы Лены про Инков, Египтян, про их древнее поклонение богу Света. Вспомнилась Ярилина плешь. Солнце, такое мягкое и доброе в средней полосе, сейчас казалось безмолвным палачём. Через некоторое время, расскалённый до белого сияния диск, нестерпимо палил испепеляющим жаром. Андрей расстегнулся пытаясь охладить гидрокостюм. Безрезультатно. Измученный Филлипок медленно кружил вокруг него.                – Уплывай Филька, ищи свой корабль, - прошептал ему Андрей. – Со мной всё кончено.                Дельфин подплыл к пловцу и носом стал подталкивать его из воды.                – Не трудись добрая душа, - улыбнулся его бессмысленной затее Туров.                – Филлип, ищи своих! – громко скомандовал он.                Дельфин беспрекословно метнулся в сторону и рассекая воду поплыл выполнять задание.                Андрей проводил его взглядом  и затих. Теряя сознание, он услышал свист, повторяющий мотив той мелодии, которую он насвистывал ночью. Перед глазами замелькали картины из детства. Маленького мальчика красивая молодая женщина качает на качелях возле дома.
- Вспомнил!!! – ликовала душа Андрея. – Лена живёт в том самом доме где я жил!
Дальше в его сознании появились оживающие на поляне идолы, кружащаяся гладь Плещеева озера, засасывающая его в глубину, плывущие вокруг русалки, подхватившие почти безжизненное тело на руки.
Очнулся Туров на песчанном берегу. Было нестерпимо жарко. Солнце стояло в зените. С трудом поднявшись, он стащил с себя гидрокостюм, и прямо в трико и тельняшке лёг в воду.
- Нет, это не океан и не Саудовская Аравия, – произнёс он вслух.
- Филька! Филиппок! – постучал он ладонью по воде. Дельфина не было. Свернув костюм, Андрей закопал его с помощью ножа под прибрежными кустами. Там же спрятал нож. Огляделся. Пошатываясь пошёл вдоль берега.
Оглашая побережье музыкой, на пляж выехала белая девятка. Сами жигули и русская речь, которую он услышал подойдя поближе, ввели его в шок. Встряхнув головой и собрав всю силу воли в кулак он подошёл к расположившейся на песке компании.
- Извините! Попить не найдётся? – спросил Андрей.
Одна из девушек, достала из сумки пластиковую бутылку воды и протянула ему. Он жадно выпил все полтора литра.
- Ты брат, видно вчера изрядно перегрузился. – засмеялся один из ребят.
Да было дело. – усмехнулся Андрей. – Совсем не помню как сюда попал. Если откровенно я даже не знаю где нахожусь.
- Нельзя в такую жару только пить. Надо иногда и закусывать. – засмеялся парень. – Может тебе опохмелиться дать. Сразу всё
вспомнишь. Проверенно.
- Да нет! Не надо! Мне воды хватило. Я серьёзно ребят спрашиваю. где я нахожусь?
- Где и мы, на кавказкой стороне Керченского пролива. На могильнике, – ответила девушка, которая дала ему воду.
- А-а... Спасибо! – кивнул ей Андрей и пошатываясь пошёл от них по песчанному следу, оставленному машиной.
Туров вышел на автотрассу, присел на обочину. Через некоторое время около него остановился проезжающий мимо Камаз. За рулём, в тельняшке, сидел худощавый парень.
- Морякам, наше с кисточкой! – приветствовал он Андрея.
- Ты куда едешь? – спросил его Туров.
- Куда едешь, куда едешь? – передразнил его водитель. – Садись, до посёлка подброшу. Моряк, моряка в беде не оставит.
Буквально через несколько минут они въехали в морской посёлок с громким названием «Ильич». Андрей выпрыгнул из кабины, махнул на прощание водителю рукой.
- Шлёпки возьми! Босиком много не находишь! – засмеялся шофёр, кинув ему тапки.
Увидев на аккуратном белом домике надпись «Почта», Андрей направился к нему. Войдя внутрь подошёл к окошечку.
- Добрый день! – поздоровался он с девушкой сидящей у телефона. Та  в ответ  молча кивнула.
- Не подскажите, как пройти в отделение милиции, - спросил Андрей.
Она подняла голову, её озорные глаза засветились. Туров ей явно понравился.
- У нас нема отделения. Треба до города добиратыся. Еэ участковый, так вын утром на залыв уихав. Сэты сымать, – затараторила девушка.
- Значит не повезло, – вздохнул Андрей.
- А вы шо, пострадали как я погляжу?
- Что-то в этом роде.
Андрей взял со стола ручку, листок бумаги. Написал цифры.
- Девушка, наберите этот номер телефона и дайте мне трубку. Я вас очень прошу. – передавая ей листок, попросил Андрей.
- Дак не дозвонышься, отсюда, голова зоболыт. Вы сидайте, на вас лица нет. Будь ласка.
Девушка стала набирать номер. Андрей сел на лавку стоящую у стены. Улыбнулся. Украинская речь веселила его.
Вопреки ожиданиям девушка дозвонилась сразу.
- Аллё, аллё! Уэ номыр два четыре два восемь семь одынацать. Ильич на проводе... Шо?.. Да ни кто таке Ильич, а шо таке Ильич... Посёлок на Тамани... Ага! – тараторила она в трубку. Андрей нетерпеливо протянул руку к трубке.
- С вами говорыть хотят. – она протянула трубку Андрею.
- Аллё! Говорит Скат -13. Во время инструктажа, для экстренной связи мне был дан этот номер телефона.
На том конце провода произошло замешательство.
- Повторите ваш позывной, - послышалось в трубке.
- Скат -13. Я нахожусь на Тамани, в посёлке «Ильич». – повторил Андрей. – Сообщите генералу Шалаеву, что я жив и у меня для него есть информация.
- Подождите одну минуту, сейчас мы всё выясним. – ответили на том конце.
Андрей взглянул на девушку. Та, с открытым ртом слушала их разговор.
- Рот закрой, мухи залетят. – засмеялся он, прикрыв рукой трубку.
Девушка опомнилась и с деловым видом стала раскладывать на столе бумаги.
- Аллё! – послышалось в трубке. – Вы меня слушаете?
- Да-да! – подтвердил Андрей.
- Вам приказано ни куда от этого телефона не отлучаться. Через некоторое время с вами свяжутся. Ждите!
- Есть! – ответил Андрей и передал трубку девушке.
- С вас двынадцать тысяч, за межгород. – виновато спросила она, интуитивно почувствовав что дело серьёзное.
- Кто платыть буде?
- Они заплатят! Они за всё мне заплатят! – ухмыльнулся Андрей.
- Воны нехай и заплатют. – кивнула она. - А вы наш шпыон или разведчик? – хитро улыбнулась девушка. – Черешни не хотыте. Добра черешня.
- Спасибо, не откажусь. Давно ни чего не ел. – Андрей взял тарелку с черешней, и сев на скамью, задумчиво стал есть.
По времени выходило, что еще три часа назад он погибал в Индийском океане, а сейчас на юге России мирно ест черешню. Ни себе, ни кому-либо, объяснить происшедшего он не сможет. Там в океане, в последних проблесках сознания, он видел свинцово-чёрную тучу, озаряемую молниями. Приближающийся водяной столб морского смерча.
- Смерч!!! В какой-то сказке... точно «Волшебник изумрудного
города», девочку смерч,чёрт знает куда занёс. Но это всё сказки. А я вроде в этой жизни. – думал Андрей. – Как я всё это буду объяснять?
- У вас сегодня погода была хорошая? – обратился он девушке. Грозы или урагана не было?
- Вы как будто с неба свалывшись! Уже месяц ни капли. На огороде всё сохныт! – ответила та.
За окном послышался стекочащий шум приближающегося вертолёта. Андрей вышел на улицу. Прямо на поселковую площадь приземлился военный вертолёт. Из него выпрыгнули несколько человек в штацком и направились к Андрею.
- Вы майор Туров, позывной «Скат-13». – обратился к нему старший.
- Так точно, майор Туров! – ответил Андрей.                Его сразу окружили остальные члены группы и плотным кольцом повели к вертолёту.
Машина взмыла вверх, оставляя в поднятой винтами пыли, грустную украинскую девушку. Закрываясь рукой она проводила вертолёт взглядом. К почте подъехал Уаз. Из него вышли Велесова Лена и Катерина. 
- Кто это прилетал? – обратилась Лена к девушке с почты.
- Моряка, разведчика забралы. Высокий такой, гарний хлопец. Скат-13 называлси. – проходя в здание сообщила девушка.
- Интересно тут у вас! С приключениями.
- Для археологической экспедиции писем до востребования, или переводов нет? – поинтересовалась Лена.
- Нима, не пысем, не перыводов. Пишут ещё!
- Ну тогда до завтра! Досвидания! – Лена с Катериной вышли из почты, сели в Уаз, который умчал их из посёлка.    

                17



Рассекая океанские волны «Афанасий Никитин» мчался в Бомбей.
Настроение экипажа и подводных бойцов было удручающим.
С корабля «Светлый» поступило сообщение что они ни кого не
обнаружили. Да они и не могли ни кого обнаружить. В последний
момент из центра ФСБ было дано указание изменить курс дабы не нервировать американские подлодки. Второй русский корабль в том районе явно указывал на направленность действий нашей разведки и мог насторожить их спецслужбы. «Светлый» отлонившись от указанных координат, описал круг, и отправился обратно.
Василий узнав от помошника капитана что «Светлый» практически не искал ребят, отправил Шалаеву радиограмму с просьбой развернуть корабль и возобновить поиски.
Вся команда вместе с бойцами ждали ответ из центра.
- Вторые сутки пошли! – заметил Востряков. – В такую жару много ли надо!
- Причём здесь жара? – пожал плечами Бадменов. – Радиомаяки из космоса не засекли, значит их не включили. А если их не включили, значит ребята не всплыли.
- Капитан, а может они из строя вышли? - обратился Востряков к понурому Василию, пытаясь хоть как-то его обнадёжить.
- Все три сразу!? – с сомнением произнёс Раков. - Я их перед погружением проверял. Все работали!
- Капитан Раков, поднимитесь на мостик! – прозвучал в мегафон голос радиста.
Василий стремглав помчался в рубку.
В кабинете начальника ГРУ Прогонова шёл напряжённый разговор.
- Сергей Владимирович! – обратился Шалаев к Прогонову. - Выходит так, что мы просто напросто бросили бойцов в океане на произвол судьбы, вернее сказать на верную смерть?!
- Ты ещё меня обвини в том что ребята погибли!
- Сам, – махнул Прогонов рукой в его сторону, - не по наслышке знаешь, как всё бывает!
- Пока не упущено время я прошу незамедлительно организовать их поиск! – настаивал на своём Шалаев.
- Радиолокация со спутника указывает только на то, что с заданием твои ребята справились! Справились ценою собственной жизни! Я уже отдал документы на присвоение им звания героев! Правда посмертно! – понизил голос Прогонов.
- Рановато ребят похоронили! Я сына, Борьки Турова, можно сказать с детства воспитывал, – уставившись в одну точку, глухо произнёс Шалаев. – Этот пока не разберётся что по чём... Ни за что не успокоится! Уверен!  - выдохнул он. - Андрюха из этой патовой ситуации точно выберется! Он обязан выбраться!!!
- Капитан Раков прислал радиограмму! – доставая её из папки продолжал Шалаев.
- Просит разрешить самостоятельно организовать поиски бойцов.
- Вы что, совсем с ума сошли!? – возмутился Прогонов.
- Посередь океана на спасательном катере? Или тебе трёх смертей мало?! – вопросительно посмотрел на него тот.
- Успокойся Палыч! – понизил тон Прогонов. – Ребят не вернёшь! А вот Ракова спасать надо!
Услышав эти слова Шалаев удивлённо взглянул на генерала.
- Да-да! – подтвердил тот. – Полковник Гоев прислал Королёву на него рапорт! В нём он указывает что Раков совершил на него нападение в присутствии команды корабля. Теперь Королёв требует чтобы я по прибытии группы арестовал Ракова, разобрался в этом деле и наказал. В противном случае арестуют они!
- Нет! Это же надо!!! – не выдержав хлопнул по столу Шалаев.
- Мало того что они отцов загубили! За сыновей принялись!
- Ну-ка, ну-ка! – заинтересовался его словами Прогонов. - Давай выкладывай по существу!
- А что выкладывать?! Выкладывать нечего! – горячился Шалаев.
- В шестьдесят втором помните паронормальное явление на Карибах?
- Конечно помню! – кивнул Прогонов.
- Так вот! – продолжал Шалаев. – Тогда эта лаборатория тоже постаралась. Рекомендовала вернуться группе поиска в эпицентр этого явления и искать исчезнувшие самолёты. Ни тебе анализа, ни каких-либо предостережений... В общем погубили всю поисковую бригаду разом. Борьку Турова и Глеба Ракова, отцов моих ребят, – заключил Шалаев. 
- Нина Турова! – вспомнил он. - Попробовала найти виновных в исчезновении мужа! Исчезла тоже бесследно. Хотя на мой взгляд, след есть! И ведёт он в ту же лабораторию. И фамилию Андрея они не просто так назвали! За несколько дней до этого Гоевская машина их просчитала. Сам по номеру пробивал!
- Ты что, хочешь сказать, что они специально Андрея назвали? – не понял его Прогонов.
- Специально! – утвердительно кивнул Шалаев. – Они знали что он погибнет! Их экстрасенс на самом деле проффесионал. Он знал где лодка и знал что ребята погибнут. А Гоеву видно память покоя не даёт?! Вот поэтому он после исчезновения Турова, за Ракова принялся!
- Это всё только твои домыслы! – сделал вывод Прогонов. - Ни каких конкретных фактов мы им предъявить не можем. Сейчас, после такой успешной операции они на коне! Выхода на лабораторию у нас нет! Поэтому давай поживём, присмотримся,  а там увидим!
- Ты вот что! Свяжись с Раковым, - Прогонов на некоторое время задумался, постукивая по столу пальцами. - Объяви ему отпуск! Он у тебя давно в отпуске не был?!
- Надо его от Гоева подальше убрать. Иначе чувствую не ровён час, боец его за борт выбросит!
- К–114 вот-вот должна с «Афонасием» пересечься. Пусть с подводниками на ту банку сходит. Своими глазами увидит и убедится что ребята погибли! Заодно и к ФСБ в лапы не попадёт! – улыбнулся он.
Воодушевлённый Шалаев, поняв замысел Прогонова бросился выполнять поручение.

   Андрей не мог понять где он находится. Перед приземлением, в самолёте ему надели наручники и завязали глаза. То что они прилетели в Москву, сомнений не вызывало. На вопросы, куда его везут, охрана хранила гробовое молчание.
В одиночной камере, кроме вмонтированного в стену столика и стула, ни чего не было. Хорошо ещё, что догадались покормить.
Андрей как раз доедал обед, когда дверь распахнулась и на пороге появился офицер в сопровождении двух надзирателей.
- Выходите! – скомандовал тот.
Андрей поставил на столик пласмассовый стакан и вышел из камеры.
- Лицом к стене! Руки назад! – приказал один из надзирателей.
На запястьях Турова снова защёлкнулись наручники.
В кабинете куда его привели, находилось три человека.
Усадив Андрея на стул посередине комнаты офицер снял с него браслеты и вместе с надзирателями удалился.
- Добро пожаловать в следственный изолятор «Лефортово». Я, следователь военной прокуратуры, Демшев Игорь Владленович. – представился один из присутствующих.
- Это! – он указал на сидящего поодаль офицера. – Представитель ФСБ.
- Полковник Заботный. – представился тот.
- Хотелось бы услышать ваше имя! – поинтересовался Демшев.
- Туров Андрей Борисович! Майор спецподразделения подводных бойцов «Скат», – демонстративно растирая запястья ответил Андрей.
- Я хотел бы видеть здесь своего непосредственного начальника,
генерала-лейтенанта Шалаева Николая Павловича.   
- Всему своё время! – пряча в бумагах глаза, ответил следователь.                - Надеюсь, вы осведомлены, что генерал-лейтенант Шалаев относится к Главному управлению военной разведки, а здесь заметьте, находятся представители ФСБ. 
Демшев взглянул на присутствующих в кабинете.
- Я ещё раз спрашиваю, не хотите ли вы назвать своё настоящее имя!
- Не понимаю вашего вопроса! Я уже представился! – ответил Туров.
- Ловко! Лихо продуманна операция! Даже позавидовать можно! – вмешался Заботный. – Многое бы я отдал, чтобы воскресить погибшего Турова и узнать, когда и где его завербовали.                Он взял со стола фотографию Андрея и стал её внимательно сравнивать с сидящим на стуле Туровым.
- Феноменальное внешнее сходство. Двойники да и только. – передал он фотографию третьему участнику допроса в котором нетрудно было узнать Калугина.
- Не беспокойтесь, разберёмся! – взглянув на фотографию, а потом на Андрея вступил в разговор Калугин.
- А вас господин! Подставили! Неувязочка вышла! Корабль на котором находился Туров, ещё до Бомбея не дошёл, а вы уже здесь! Так что упираться не имеет смысла.
Он встал и почти вплотную подошёл к Турову.
- Агентом какой страны вы являетесь!? – резко спросил он.
- Разговора у нас не получится! – спокойно ответил Андрей.
- Это почему же!? – раскачиваясь перед ним на носках, поинтересовался тот.
- Я сам не понимаю, как оказался в Керченском проливе. Объяснения мои вас не устроят. Я требую, чтобы сюда пригласили Шалаева Николая Павловича. Он посылал меня на задание и только ему я доложу о результатах операции.
- Продолжаете игру!? – ухмыльнулся тот. - Ну-ну!
- Игорь Владленович! – обратился он к следователю.
- Оформляйте документы на нашего клиента! Здесь и не такие
раскалывались! – вернулся Калугин на своё место.
- Я могу узнать в чём меня обвиняют, за что меня арестовали? – спросил Андрей.
- Можете! – утвердительно кивнул головой тот.
- Мы вас задержали за незаконный переход государственной границы Российской Федерации с целью внедрения в спецслужбы вооружённых сил России. Этого достаточно? – посмотрел он на Андрея.
Достаточно! – спокойно выдержав его взгляд, ответил тот.
- Только вы заблуждаетесь! Я тот самый майор спецподразделения «Скат» Туров Андрей Борисович, который с составе группы из
шести человек был отправлен в район Индийского океана. Сказать
вам о цели задания я не имею права. Нашу группу посылали генерал-полковник Прогонов Сергей Владимирович и Шалаев Николай Павлович. Пригласите их сюда и у вас не будет ко мне ни каких вопросов. – выпалил Андрей.
- Шалаева мы пригласим! Обязательно пригласим! – кивнул Калугин. – И с ним разберёмся!
- Хорошо! – после некоторой паузы продолжал он. - Если вы Андрей Туров!?. Кто был руководителем задания?
 - Полковник, Гоев Пётр Иванович! – ответил Андрей. - Кстати! Он представитель ФСБ!
Калугин и Заботный многозначительно переглянулись.
- Продолжайте! Продолжайте! – закивал Калугин.
- Что продолжать? – не понял вопроса Андрей.
- Говорите всё, что знаете о задании!
- Я уже сказал. Без присутствия своих командиров о задании говорить не буду! – спокойно ответил Андрей.
- Я не хотел представляться. Фамилия Калугин вам что-нибудь говорит? – поинтересовался тот.
- Начальник внешней разведки! Вы принимали непосредственное участие в разработке этой операции! – ответил Андрей.
- Так!!! – изменился в лице Калугин. – Или я ни чего не понимаю!.. Или вся операция провалена! Колосальная утечка информации!
- Уведите! – кивнул он Заботному на Андрея.
Заботный вызвал конвой.
Демшев передал вошедшему с надзирателями офицеру постановление об аресте. Андрея увели.

Всё то время пока шла процедура оформления в «Лефортово», Андрей думал о сложившейся ситуации.
Он понимал что на месте сотрудников ФСБ поступил бы также.
Но он не сомневался ни на минуту, что рано или поздно всё образуется и Палыч вытащит его отсюда. Главное, чтобы до него
дошла информация, что Андрей жив и находится здесь.
Беспокоило только одно. Как долго ФСБ будет скрывать от ГРУ эту информацию. Не зря же Калугин обещал разобраться, да ещё наехать на Шалаева.
- Как записывать задержанного! – спросил офицера фотограф.
- Ставь номер 824, а в ковычках пиши Туров Андрей Борисович. - заглянув в постановление об аресте, ответил тот.
Андрея усадили в кресло, вставили голову в подголовник, 
сфотографировали в разных ракурсах.
Сняли отпечатки пальцев, ещё раз досконально обыскали и посадили в одиночную камеру.
«Афанасий Никитин» после команды стоп-машина, плавно лёг в дрейф. Ночной океан ласково лизал борта корабля.
На палубе, кроме Ракова, Вострякова и Бадменова находилась почти вся команда. Не было только Гоева.
- По времени должны уже появиться! – взглянув на часы заметил Василий.
- Сейчас появятся! – держась за поручни и глядя в океан ответил кеп.
-  Ты всё своё хозяйство в шлюпку сложил, или идти проверять? – поинтересовался боцман.
- Платоныч, обижаешь! – грусно улыбнулся Василий.
- Там ребята подводникам посылку соорудили, – обратился Востряков к капитану. - Они не то что овощей и фруктов, месяца три неба не видели.  Пусть порадуются.
- Я то что!? – пожал плечами кеп. – Если командир субмарины даст добро, мы почти весь камбуз перегрузим.
- Да они на мгновение вынырнут, Василия заберут и снова нырнут, – вставил боцман. – Не до разговоров будет!
- Командир! – обратился Бадменов к Ракову. – Тебя когда ждать? Палычу что передать?
- Командир где-то там! – кивнул на воду Василий. – А я теперь вернусь когда лодка на базу придёт. Это вам не такси.
- Палычу скажите что недосмотрел я! Проморгал бухгалтера. Кстати! Где он? – посмотрел по сторонам Василий.
- В каюте прячется, ждёт-недождётся когда тебя с корабля снимут! – вставил боцман.
 В руках у капитана заработала рация внутренней связи.
- Товарищ капитан, К-114 около нас, всплывает, просит отправить груз. – раздался голос оператора в трубке.
- Понял! – щёлкнув тумблером, коротко ответил кеп.
- Шлюпку на воду! – скомандовал он.
Засвистела лебёдка. Боцман, трое матросов и Раков прыгнули в шлюпку. Через мгновение она была на воде.
В ста метрах от корабля, шумя сбрасываемыми потоками воды, на поверхности показалась огромная субмарина. В темноте она напоминала чёрную скалу.
Вревев мотором, шлюпка понеслась к ней.
Дверь на башне подлодки распахнулась и из неё на мокрую палубу вышли чёрные тени подводников.
Шлюпка пристала к борту. Матросы быстро передали им снаряжение с подароком, и подводники скрылись вместе с Василием в недрах субмарины. Рассекая воду катер помчался от неё прочь к кораблю.
Подобно чудовищу Юрского периода, подлодка глубоко выдыхнула и скрылась в бездне.
- Ну вот и славно, – вдохнул капитан корабля. – А вы! – посмотрел он на Вострякова и Бадменова. – Через три дня дома будете!

  Не дожидаясь прибытия Гоева, следователь прокуратуры Демшев и представитель ФСБ полковник Заботный приехали в лабораторию.
- Добрый день! Здравствуйте! – зашли они в кабинет Гордонова.
- Степан Степанович!? Если не ошибаюсь! – обратился к нему Демшев протягивая своё удостоверение.
- Заместитель начальника лаборатории Гордонов Степан Степанович! – представился он, бегло ознакомившись с удостоверением. – Чем могу служить?
- Нас привела к вам оперативная необходимость. – начал Демшев.
- Дожидаться полковника Гоева мы не можем, поэтому хотелось бы поговорить с вами. Вот этот рапорт вы писали? – достал он бумагу написанную Гордоновым под диктовку Гоева.
- Да я! – взглянув на свой рапорт ответил тот.
- А в чём собственно дело? Что? Результаты не подтвердились? – забеспокоился Гордонов.
- Нет! Результаты превзошли все ожидания! – успокоил его Демшев. – Ваша сотрудница Самохина провела очень хорошую работу. Мы бы! – кивнул он на Заботного. – Хотели с ней поговорить.
- Нет проблем! – воодушевился Гордонов. – Сейчас вызову. - нажал он кнопку селектора.
- Наталья Сергеевна! Зайдите ко мне! – вызвал он Самохину.
Демшев и Заботный молча стали ждать её прихода.
Это вновь заставило Гордонова заволноваться.
- Если не секрет! Насколько процентов подтвердилась наша разработка!? – нарушил он молчание.
- Задание успешно выполнено и перевыполнено! – ответил Заботный. – Думаю, весь ваш коллектив ждёт поощрение, а может быть и правительственные награды.
- Неужели!? Я очень рад! – заулыбался Гордонов. - Мы с полковником Гоевым ночи напролёт работали! Я всегда знал, что наша лаборатория о себе ещё не так заявит!
Услышав эти слова Демшев и Заботный многозначительно переглянулись.
В дверь постучали. На пороге появилась Самохина.
- Вызывали Степан Степанович? – вопросительно глядя на присутствующих, спросила она.
- Да-да! – втал из-за стола Гордонов.
- Степан Степанович! Оставьте нас с Натальей Сергеевной! – не дав ему сказать больше не слова, приказал Заботный.
Гордонов опешил, мельком взглянув на растерянную Самохину, вышел из кабинета.         
- Присаживайтесь Наталья Сергеевна! – указал ей на стул Заботный.
- Мы хотели поговорить с вами по поводу вашей разработки! – начал он.
- Какой именно? – вопросительно глядя на него, спросила Самохина.
- Кандидатуру Турова Андрея Борисовича вы рекомендовали!? – глядя ей в глаза, поинтересовался Заботный.
- Кандидатуру куда!? – не поняла та. – А впрочем меня это не касается! – махнула она рукой. – Это имя я слышу впервые!
- Да-а!?. – настала очередь удивиться Заботного. – Вы не рекомендовали эту кандидатуру на выполнение задания.
- Нет! Не рекомендовала! – убеждённо продолжала отрицать та.
Заботный впросительно посмотрел на Демшева.
- Наталья Сергеевна! – вступил в допрос тот. – Полковник Гоев и доктор Гордонов дали письменное подтверждение того, что кандидатура Турова Андрея Борисовича, ваша разработка. Отрицать это просто бесмысленно. Вот их рапорта. – достал он из папки бумаги.
- Я не знаю что они там написали, но ещё раз повторяю, фамилию Туров слышу впервые! – возмутилась Самохина.
- Тогда, Наталья Сергеевна, попрошу проехать с нами! – холодно приказал Заботный.
- Халат снимите и оставьте здесь! – предложил ей Демшев.
Самохина сняла белый халат, повесила на стул на котором сидела и в сопровождении Демшева и Заботного вышла из кабинета.
В коридоре стоял напуганый Гордонов.
- Что?! Крайнюю нашли?! Вам это так не пройдёт! – бросила ему она. – Там быстро всё поймут и во всём разберутся!
Гордонов отстранился, пропуская уходящих, после чего молча бросился в кабинет.
С тех пор как дар видения вернулся к Марии она неустанно наблюдала за жизнью дочери. Она просто жила её жизнью.
Вот и теперь, проводив взглядом выехавшую из ворот больницы машину, она отошла от окна, взяла в руки фотографию дочери.
Сконцентрировав внимание на её образе Мария увидела как лицо Лены стало оживать, и она вместе с ней оказалась в археологическом лагере.
Вокруг трёх больших военных полаток суетились студенты-археологи, собираясь на подводные раскопки. Грузили в УАЗ снаряжение и канистры с питьевой водой.
- Елена Алексеевна! – окликнула Катя, Велесову. – Акваланги погрузили! Водомёты будем брать? – поинтересовалась та.
- Ты мне скажи? Насос уже там? – задала ей вопрос Лена.
- Насос ребята вчера на баркасе починили. Осталось только салярку залить. – ответила Катя.
- Тогда грузите и поехали! – взяв сумку со снаряжением распорядилась Велесова.
Погрузив снаряжение в УАЗ, археологическая группа выехала к побережью. Плутая по извилистой песчанной дороге машина резво неслась между кустами полыни и дикой конопли. Лена с Катериной сидели в кабине УАЗа.
- Ты на почте была? – поинтересовалась она у Катерины.
- Была! – ответила та. – Забрала письма и переводы. От ребят ни чего нет!
- Странно?! Не похоже на Андрея?! – задумчиво произнесла Велесова.
- Да они просто не знают где мы! Иначе уже давно бы примчались! – постаралась успокоить её, Катерина.
- Я перед самым отъездом с Надеждой Николаевной разговаривала по телефону. – сообщила ей Лена. - Она сказала что они на задании. Обещала, как только вернутся, сообщить наши координаты. Уже второй месяц пошёл. От Андрея ни слуха ни духа.
- Ну ничего! Появятся, мы им зададим! – комично сотрясая кулачком, пригрозила Катя.
- Зададим, Катюш! Ох зададим! – поддержала её Лена.
Машина остановилась у побережья, напротив временной стоянки археологов. Старый, видавший виды баркас, молотя дизелем ждал группу.
Перебравшись на него, искатели отправились к месту подводных раскопок, где накануне земснаряд расчистил от песчанных заносов древнюю галеру. Подойдя к бую, оставленному экспедицией, баркас бросил якорь. Железная цепь, ржавым ручьём потекла в воду.
- Елена Алексеевна! – обратилась к ней, Катерина. – Можно я сегодня с вами пойду? Два часа мы с вами, два часа Александр с Татьяной, а дальше остальные по очереди.
- А воздуха на два часа хватит? – поинтересовалась у неё, Велесова.
- В каждом баллоне по триста атмосфер! За глаза хватит! – приставив к борту баркаса акволанг, ответила Катерина.
- Нарушаете правила безопасности!? – наигранно строго, сощурила глаза Лена.
- Зато есть время покопаться! – отмахнулась та.
- Собираемся Катюш! Пока видимость хорошая, нужно вомётами как можно больше расчистить галеру.
Техники подсоединили к насосу шланги и водомёты. Девушки, с помощью ребят натянули гидрокостюмы, одели акваланги и маски. Застегнув на ногах ласты они по очереди упали спиной в воду. Следуя за шлангами они приплыли на дно, благо глубина была не более пяти метров. Взяв в руки водомёт и убедившись что Катерина сделала тоже самое Лена дёрнула за верёвку буя. Заработал насос и мощная струя воды пошла из водомёта. Разметая песок девушки очищали палубу галеры. Напуганные бычки, сначала
скрылись, а потом из любопытства, сбившись в стаю
наблюдали за работой. Постепенно стал вырисовываться борт древнего корабля с огромной пробоиной ниже ватерлинии. Выметая струёй воды песок из корпуса девушки увидели сложенные внутри кувшины и амфоры. Аккуратно взяв одну из них в руки, Лена показала Катерине знаками, сделать тоже самое. Медленно поднявшись на поверхнось они передали находки ребятам.
- Там их целый корабль! – вытащив загубник изо рта, первым делом сообщила Катерина. – Поднимать на поверхность устанем.
Ребята помогли девушкам подняться на палубу.
- Похоже это галера римских лигионеров. – снимая акваланг, сообщила Лена.
- Лежит носом на юг. Значит они шли из Меотиды в Понт. – назвала она древними именами Азовское и Чёрное, моря.
- Судя по всему галера подверглась атаке варягов. В те времена только на их ладьях применялись обитые медью колья, пробивающие корабль ниже ватерлинии.
- Бедные легионеры! – пожалела их Татьяна. – Им до моря совсем чуть-чуть оставалось.
- Елена Алексеевна! Давайте помогу! – принялась она стаскивать с Велесовой гидрокостюм.
- Спасибо, Танюш! – поблагодарила её та.
- Интересно другое! – продолжала Лена расправляя мокрые волосы. – Зачем понадобилось варягам гнаться за ними через всё Азовское море. Их предел устье Дона.
- Может это была разведка? – предположил Александр. – Слишком далеко поднялись по Дону? Много видели вот их и решили уничтожить?
- Далеко пройти они не могли! – не согласилась с ним Лена. – Варяжские рода повсемесно стояли по берегам рек. Это своеобразный спецназ со строгой военной дисциплиной. Охрана купеческих караванов была их образом жизни. В свои пределы воинов они не пропускали. Только купеческие корабли и за очень большую плату. Бытует мнение, что самые первые князья на нашей территории появились именно в варяжских родах. Днепр, Волга и Дон. Вот три основные магистрали древних времён. По ним осуществлялась вся связь юга и севера. Кстати и на север для объединения финно-угорских племён были они призваны. Рюрик с Днепра, Трувел
с Дона и Синеус с Волги.
- А как же Двина? – с сомнением посмотрел на неё Александр. – По Двине в варяжские земли и в Варяжское море!
- Это их вотчина! Со времён неолита. – убеждённо ответила Лена. -        - А к началу нашей эры они уже стояли родами по берегам почти всех рек средней полосы.
- Давайте пока не будем ни чего предполагать, - закончила она дискусию. – Готовьтесь все к погружению. Попробуем поднять всё что там есть.
Одев акваланги, археологи по очереди ушли под воду. Оставшиеся на борту нетерпеливо ожидали появления аквалангистов.
В скором времени работа закипела. Одни поднимали с галеры
кувшины и амфоры, другие под руководством Лены, аккуратно
расставляли их на палубе.
- Я думаю амфоры для запасов вина и питьевой воды, а кувшины для хранения греческого огня. – предположила Велесова.
- В те времена греческий огонь наводил ужас на туземные племена.
Они считали огонь божественным началом. А летящий и непогасающий огонь воспринимали как гнев божий. Думаю, легионеры немало бед натворили?! – заметила она.
- Не могу сообразить, какой это примерно век? – разглядывая амфору, задумалась Катерина.
- Где-то начало нашей эры! – осмотрев кувшин, сделала вывод Лена. – Уже поточное производство было налажено.
- Вы так думаете? – поставив амфору и взяв в руки кувшин, засомневалась Катерина. – А почему они все пустые?
- За такой срок всё содержимое растворилось в воде.- ответила ей Лена. – Видела, что от галеры осталось? Мы её целиком на поверхность поднять не сможем!
У борта баркаса, там где археологи принимали от ныряльщиков находки,  раздались радостные возгласы.
- Елена Алексеевна! Идите скорее сюда! Смотрите что Александр нашёл! – позвали студенты Велесову.
Лена и Катерина оставив своё занятие бросились к борту.
В руках у ныряльщика они увидели золотой ларец.
Аккуратно приняв у него драгоценность, Лена отошла с ней подальше от борта. Ребята помогли ему подняться на баркас.
- Я его почти у самого носа нашёл! – освободившись от акваланга, сообщил запыхавшийся студент. – Ребята от кувшинов место расчистили, я немного водомётом поработал и пожалуйта результат. Елена Алексеевна! – обратился он к Велесовой. – Эту
экспедицию можно считать удачной!?
- Ребята! Не расслабляться! Не забывайте, что ещё не всё поднято на борт. – не в силах скрыть свой восторг, заметила Лена.
- Продолжайте работу! Ныряльщики вас уже заждались!
Спохватившись, студенты занялись прежним делом.
- Катенька! – обратилась к лаборантке, Велесова. – Достань из моей сумки полотенце. Нужно его завернуть во что-то!         
- Несу, Елена Алексеевна! Несу! – бросилась та за полотенцем.
- Ставьте сюда! – постелила перед ней полотенце Катерина.
Лена аккуратно поставила ларец.
Крышка ларца представляла из себя правильную усечённую пирамиду с выгравированным, на верхнем сечении, солнцем. В солнечном круге стоял явно рунический знак. На каждой из четырёх сторон была выгравирована фигура божка.
Взяв у Катерины лупу, Лена стала внимательно его рассматривать. Катерина и Александр, устроились рядом.
- Четыре золотые шпильки на каждом углу крышки... Головки в виде человеческого черепа. – рассказывала увиденное, Лена.
- Александр! – обратилась она к студенту. – Давай попробуем вытащим!
Александр аккуратно взялся за один череп и попробовал тянуть.
- Не идёт! – сообщил он.
- Попробуй повернуть по часовой стрелке, сначала на сорок пять, потом на девяносто градусов.                Александр последовал совету Лены.
Ни в одном, ни в другом варианте шпилька не вытаскивалась, но когда он повернул череп на сто восемьдесят градусов, шпилька подалась. Вынув из крышки все четыре шпильки Александр вопросительно посмотрел на Велесову.   
- Что смотришь, – нетерпеливо спросила его она. – Ты нашёл, тебе и открывать!
Александр, собравшись с духом, тихонько поднял крышку ларца.
Внутри, кроваво блеснув на солнце, лежал огромный, уникальный четырёхгранный рубин с выгравированным на нём руническим знаком.
      
               


     Мария отпрянула от фотографии. Она узнала камень. Точно такой же камень, но синего цвета ей когда-то вложил в руку старец.
Она, как птица в клетке, стала взволнованно метаться по комнате. Если ни чего не подозревающая Лена, получит от этого камня какой-то сверхъестественный дар, сколько бед и неприятностей может обрушиться на её голову. На своём опыте Мария поняла, что такое быть рядом с провидением.                Подбежав к окну, она посмотрела вниз, туда, где по тротуару мирно гуляла женщина с коляской. До веток раскидистого тополя можно было достать рукой. Ей казалось, что достаточно оттолкнуться от подоконника и за них можно зацепиться, а потом вниз по стволу дерева до стены заграждения и на тротуар. А там свобода!
Мария отогнала от себя эту мысль, понимая, что она не настолько спортивна, чтобы осуществить задуманное. Для кого-то это и реально, но для неё неосуществимо.                Грустно посмотрев на удаляющуюся женщину с коляской, Мария вернулась к фотографии.
Сконцентрировав внимание на облике Андрея, она увидела, что с ним происходит в данный момент.
   
В комнате допросов Лефортово всё те же Демшев и Заботный допрашивали Турова.
- К чему такое упорство, – обратился Заботный к Андрею.
- Проигрывать надо достойно! Назовите нам имена и фамилии всех кто принимал участие в этой операции? Фамилии? – повысил он тон.
- Скучно с вами, – зевнул Туров. - Я спать хочу. Со счёта сбился какую ночь вы не даёте мне спать. Как только сами на ногах держитесь?
- Вот именно, – ухватился за его слова Демшев. – Хватит мучить и себя, и нас. Если не хотите сами называть имена соучастников, я вам назову одну из них. Фамилия Самохина вам ничего не говорит?
- Самохина??? – задумался Андрей. – Нет, не знаю такую!
- Да неужели, – не отрывая от него глаз, зло ухмыльнулся  Заботный.
- Хотя возможно именно эту фамилию вы и не знаете. Скажу по секрету, это она рекомендовала кандидатуру Турова для выполнения задания. Даже предсказала успех всей операции.
- Я слышал, что кто-то рекомендовал именно мою кандидатуру, а кто именно? – Туров вопросительно пожал плечами. - Теперь буду знать, что это была Самохина! Молодец, дело своё туго знает! Её награждать надо, а вы наверняка арестовали, – в свою очередь ухмыльнулся он.
- Может быть к нему применить меры физического воздействия, – не выдерживая спокойствия Турова, обратился Заботный к Демшеву. – Сговорчивее станет?
- Тронете, выйду, поубиваю обоих, – серьёзно, глухим голосом промолвил Андрей.
- Ты попробуй, выйди, а потом угрожай, – взвился Заботный. Ты кому угрожать собрался, – с явно агрессивными намерениями направился он к нему.
- Не ты, а вы, – невозмутимо ответил Андрей. – Лучше сядьте на место и не хамите полковник! Угрожаю я вам, разве непонятно?
-  Понятно, – стараясь разрядить ситуацию, поспешил наперерез Заботному Демшев. – Вот вам бумага, ручка, пишите свою автобиографию. Всё подробно. А мы на это время вас оставим, не будем мешать.
Он вывел полковника из комнаты.                Демшев достал сигарету, закурил.
- Крепкий орешек, ничего не скажешь. Убеждён-то как в своей легенде, даже детектор лжи ничего не показал!
- Его перед заброской психоаналитики наверно обработали! Таких хоть расстреливай, на своём будут стоять, – предположил Заботный.
- Его теми же методами колоть надо!
- Так за чем дело встало? – посмотрел на него Демшев. - Гоев вернётся, пусть его специалисты с ним поработают, раскодируют.
- Чувствую, всем работы хватит, –  с грустью вздохнул Заботный. – Калугин рвёт и мечет, не знает что докладывать! Провалили операцию с субмариной или нет? Если провалили, его голова первая полетит.
Я предлагал его в ГРУ, Прогонову отдать, а Калугин почему-то артачится?
- Да-а, судя по его информированности, - Демшев кивнул в сторону комнаты допросов, – источник где-то высоко в верхах. Тут задумаешься!
Неожиданно из соседнего кабинета вышел эксперт-криминалист с бумагами в руках.
- Разрешите прервать ваш разговор, – обратился он к следователям.  - Я хотел бы ознакомить с результатами дактилоскопической экспертизы.
- Давайте посмотрим, что тут у вас, – подошёл к нему Заботный.
- Огромное количество отпечатков пальцев в квартире Турова, идентичны отпечаткам пальцев подследственного! – начал эксперт.  - Сомнений быть не может, объект долгое время находился в той квартире.
- Минуточку! – прервал его следователь.                Демшев зашёл в комнату допросов, выдернул у Андрея автобиографию, которую тот ещё не дописал, вернулся и отдал её эксперту.
- Проведите срочно почерковедческую экспертизу, мы ждём, – приказал он.
Эксперт с недописанной автобиографией помчался выполнять приказ.
- Отпечатки пальцев можно везде наставить, если имеешь оттиск руки, но почерк не подделаешь, почерк это второе лицо человека! – уверенно произнёс следователь. – Нам это в академии преподавали! Как не старайся изменить почерк, экспертиза все равно установит, кто писал!
- А у них есть образцы почерка Турова, – поинтересовался Заботный.
- Конечно, есть, - удивлённо посмотрел на него Демшев. - Вся группа давала подписку о неразглашении операции.
- Ясно, ну а мы что дальше будем делать? – вопросительно взглянул на него Заботный. – Продолжать колоть или ждать результатов? Может его пока в камеру отправить?
- Конвой, – позвал охрану Демшев. – Уведите подследственного в камеру, а к нам сюда приведите Самохину из предвариловки.
Андрея увели и через некоторое время в комнату допросов привели Самохину.                С совершенно зарёванным лицом, она продолжала всхлипывать, вытирая платком нос.
- Вы что-о из меня преступницу делаете, – жалобно заныла она.
- В тюрьму ни за что-о посадили! У меня дома все, наверное, с ума посходили? Дайте, я хотя бы домой позвоню!
- Наталья Сергеевна, – оборвал её всхлипывания Демшев. - Никто вас в тюрьму не сажал! Вас задержали для выяснения некоторых обстоятельств.
- Так выясняйте и отпустите меня домо-ой, – ещё громче заныла та.
- Успокойтесь, – строго приказал Заботный. – Возьмите себя в руки!
Какое задание давал вам полковник Гоев в связи с операцией «Субмарина»?
- Как какое? - растерянно посмотрела на него Самохина.                - Вычислить местонахождение заданного объекта, американского моряка. Я не виновата, что у меня ни чего не получи-лось, – сделав для себя какие-то выводы, снова заревела та.
- А бойца спецподразделения «Скат» Турова, разве не вы рекомендовали? – вмешался Демшев.
- Не знаю я никакого Турова. Это всё начальник лаборатории, полковник Гоев. Он меня ненавидит за то, что я хочу их на чистую воду вывести.
- Полковник Гоев, заслуженный кадровый офицер с безупречной репутацией, –  строго взглянув на неё, заметил Заботный. - Вы Самохина, о чём говорите?
- О том и говорю, - взвилась та. - Вы думаете, я не знаю, зачем он перед отъездом приказал мне Эльмиру к выписке подготовить? Я за ней двадцать лет наблюдаю, её нельзя освобождать, у неё потенциал двести процентов! И забрал её, его дружок, Шишлов Иннокентий Никодимович! Тоже был заслуженный, а теперь мафиози. Я всё знаю, только не хотела вмешиваться. А они с Гордоновым на меня анонимку написа-ли, – зарыдала она.
Демшев и Заботный многозначительно переглянулись, выдерживая паузу, чтобы та немного успокоилась.
В дверь постучали.
- Да-да, войдите! – ответил Заботный.
В комнату вошёл эксперт.                Он молча подошёл к Демшеву, передал ему результаты почерковедческой экспертизы и также молча удалился.                Самохина, забыв про слёзы, настороженно наблюдала за происходящим.
Демшев пробежал глазами заключение и остолбенело уставился на Заботного.
- Ну чего? – вопросительно кивнул тот на бумагу. – Говори, не тяни?!   
- Это ни какой не двойник, – выдохнул следователь. - Это тот самый Туров!

Мария отвлеклась от видения и в задумчивости отложила фотографию в сторону. Она не могла простить себе того, что не проследила за этим периодом жизни Андрея раньше. Тогда не возникло бы столько неясного.
Почему он оказался в тюрьме? - думала она. - Почему его считали не Андреем Туровым, а кем-то другим?                - Если это происки Гоева, то почему того нет? Хотя о Гоеве они говорили, он в отъезде, и скоро должен быть!
Впервые она пожалела, что без помощи старца не может увидеть прошлое. Даже близкое прошлое.
Мария подошла к двери палаты, постучала.                Сначала открылся глазок, а потом послышался голос охранника:                - Говори!
- Позовите вашего начальника, – неуверенно промолвила Мария, глядя в глазок. – Скажите, Велесова из тридцать первой хочет видеть полковника Гоева.
Глазок закрылся, за дверью воцарилась тишина.
Мария прошла к мольберту, и машинально стала укладывать в коробку пастели.
Ждать пришлось недолго. Послышался шум отпираемой двери, на пороге показался Гордонов.
- Здравствуйте, – поздоровался он с Марией. – Вы хотели видеть полковника Гоева, он в данный момент отсутствует, я его замещаю! Чем могу быть полезен?
Мария знала этого трусоватого человека. Он и ещё несколько врачей постоянно делали обходы по палатам. Интересовались о здоровье, записывали пожелания.
- У меня есть срочная информация для вашего начальника, – обратилась она к нему. – Мне видение было, что его арестовали по доносу Самохиной.
Мария замолчала, наблюдая за реакцией Гордонова.                Тот испугано ждал продолжения.
- Могу я вам доверить эту информацию, – с серьёзным видом поинтересовалась та.
- Вообще-то мне запрещено вступать с вами в контакты подобного рода, но если это представляет опасность для полковника... Я вас слушаю, – не в силах скрыть любопытство ответил тот.
- Это представляет опасность не только для полковника, но и для его непосредственного зама, - продолжала лгать Мария. - То есть я так понимаю, и для вас тоже.
Гордонов побелел, готовый в любую минуту упасть в обморок.
- Я видела, - войдя в роль мистическим голосом, продолжала та.              – Как Самохина доложила высокому начальнику о том, что вы с Гоевым выпустили настоящую ведьму по имени Эльмира, и она натворила на свободе много бед! Я видела, как полковника в наручниках забирают в тюрьму. И ещё кого-то. Кого именно не могу сказать, но очень даже возможно и вас.
Она подошла к тумбочке, взяла кружку, налила воды, дала выпить окончательно перепуганному Гордонову.
- И что теперь делать? – вопросительно посмотрел он на неё. – Как быть?                - Спасаться надо, - вырвав из трясущихся рук кружку, равнодушно ответила Мария. - И вам и полковнику! И чем быстрее, тем лучше. Всё, я устала, – села она на кровать, давая понять, что разговор окончен.
Гордонов поспешил покинуть палату.
Мария, мстительно сощурив глаза, посмотрела на закрывшуюся за ним дверь.
- Дай бог, чтобы мои слова подтвердились, – зло прошептала она.
Дверь палаты открылась, и на пороге появился охранник лет сорока пяти. Он в нерешительности посмотрел на Марию.
- Тебе чего, – видя его удручённое состояние, миролюбиво спросила та.
- Я слышал, вы имя Эльмира называли, - переминаясь с ноги на ногу, ответил тот. - Она несколько дней назад пропала из больницы, а я двадцать лет только ради неё жил и здесь работал! Не знаете где её найти? – с надеждой в голосе спросил он.
- Тебя как зовут? – в свою очередь спросила Мария.
- Владимир Винник! – ответил надзиратель. – Я в больничном корпусе каждый день дежурю! А по ночам, пока она не пропала, около неё находился. Как теперь жить, не знаю? – вздохнул он.
- Я помогу тебе Владимир, я обязательно помогу, только дай мне время точно узнать, где она! Договорились, – кивнула ему Мария.
- Я буду надеяться на вас, – кивнул в ответ тот и закрыл за собой дверь.
Мария вздохнула, взяла гребень, подошла к окну и стала в задумчивости расчёсывать волосы.                На улице было уже темно, но летняя ночь продолжала шуметь наполненной городской жизнью.                Молодой серп луны выплыл из-за горизонта. 
- Ох, хо-хо, Мария, – послышался за её спиной голос старца.
- Не ведаешь, что творишь! Желаешь изменить судьбу и время, перед которыми сама бессильна. Смотри дочь моя! Как бы они тебя не изменили!
- Господи, какое счастье, что ты мне явился! – восторженно промолвила Мария. - Я видела посредством данного тобою мне дара свою дочь! Она нашла красный рубин с такими же знаками, как на том камне. Я боюсь, что она тоже получит от него дар предвидения. Сделай так, чтобы этого не произошло! – бросилась она на колени перед старцем. - Этот дар зло, а не благо! Я не хочу, чтобы Лену постигла та же участь, что и меня!
- Без Синь-камня и мой камень только украшение, – ответил старец.             – Успокойся, сама увидишь, что ей не суждено соединить рубин с Синь - камнем и прочитать руны в полнолуние.
Фантом старца замолчал, думая о чем-то своём.
- Говоришь, что предвидение - зло! – нарушил он молчание. - Спи дочь моя, расскажу тебе быль!
Старец простёр к Марии руки, и она забылась вещим сном.

  Мария увидела на краю просёлочной дороги высокий сруб,  огороженный частоколом. Крыша сруба была покрыта дранкой, остальные строения соломой. Глухие дубовые ворота с шестиконечным крестом посередине, оберегали его обитателей от непрошеных гостей и хищного зверя. Это говорило ещё и о том, что в имении живёт боярин знатного рода.
Конный отряд во главе с воеводой Василием Кочева подъехал к местечку. Ростовские вельможи Дедюня и Онисим спешились, подошли к воротам и постучали в них колотушкой свисавшей с крюка на пеньковом жгуте.
- Хозяин открывай, – прокричал Дедюня. – Московский воевода с княжеским указом пожаловали!
- Кто ко мне в гости пожаловал? – послышалось за воротами.
- Боярин Кирилл, это я Дедюня Тормасов, родственник Иоанна и Фёдора Тормасовых. Не гневи вельмож московских, открывай добром.
Дворовые распахнули ворота. Конный отряд въехал в усадьбу. Дедюня и Онисим вошли следом.
На парадной высокой лестнице стоял тучный пожилой человек в простой льняной одежде.
- Что не кланяешься воеводе? – спешившись, спросил его Василий.
- Или не знаешь тут в своём захолустье, что Иоанн Данилович, свет-князь Московский теперь первый князь среди князей?                Кочева, сощурившись от яркого полуденного солнца, пристальным взглядом окинул хозяйство Иванчина.                - Мина! – обратился он к своему помощнику. – Посмотри в горнице, сколько он от князя злата и серебра утаил.
Мина со своими приспешниками отстранил старика и прошёл в горницу.
- У Узбека – царя научились мерян грабить!? – гневно обратился Кирилл к Василию Кочева. – Стар я стал, а то бы померялся с тобой силой.
- Вы, боярин Кирилл не перечите им! – зашептал подошедший к нему Дедюня. – Они в Ростове градоначальника боярина Аверкия вниз головой повесили на всеобщее поругание. Беззаконие творят воеводы московские и управы на них нет.
Из дома торопливо вышла пожилая женщина тремя сыновьями и домашними. Не переставая креститься, она шептала молитву.
Следом вышел Мина со слугами.
- Не богатый боярин! Три аршина парчи да полпуда соли, – поднял он холщовый мешок.
- Что, и даже медяков нет? – захохотал Кочева.
- Так-то князь Константин своих славных бояр жалует!                Он презрительно посмотрел на Кирилла.                - Будешь теперь Иоанну Даниловичу служить! На то я привёз тебе высочайший указ!                Василий достал из подсумка грамоту и передал её Онисиму. Тот поднёс указ боярину Кириллу.
- Я верой и правдой служу князю Константину! – не прикасаясь к бумаге, промолвил Кирилл.
- Стар ты, чтобы учить тебя уму разуму, – постукивая плёткой по голенищу сафьянового сапога, с угрозой в голосе промолвил Кочева.                - Митрополит Феогност благословил бояр ростовских на переселение к рубежам московской вотчины, – продолжал он. - Тебе боярин Кирилл и троим твоим сыновьям Стефану, Варфоломею и Петру, со всем семейством и челядью, надлежит немедля собраться и следовать в Переяславскую Троицу. Там ждать указа на получение имения на земле московской. Всё понял!
- Где тут не понять! – вздохнул Кирилл. – Близок конец света, раз князь Константин без боя власть отдал!
Московская дружина вскочила на коней и покинула поместье.
Кирилл вместе с семейством вернулся в горницу.                Домашняя челядь подхватилась приводить дом в порядок после посещения его Миной. Собирали разбросанные из сундуков вещи, подметали разбитую глиняную посуду.
Кирилл сел на лавку за стол и раскрыл указ.
- Вот и кончилась наша уединённая крестьянская жизнь, Мария! –  прочитав бумагу, обратился он к жене.
- В том есть зерно здравое! – кивнул он на указ. – Без единения всех князей под единым началом от Узбека-царя не освободиться.
Давно я при дворе не гостил. Не знаю, как там всё было. Но если митрополит Феогност благословил надо подчиниться.
- Стефан! – позвал он старшего сына. – Бери на себя сборы. Переезжаем мы. В Троицу много не снаряжай! Обоснуемся на новом месте, тогда всё и перевезём.
Стефан поклонился отцу и пошёл выполнять поручение.
- Что Варфоломей? – взглянул он на светловолосого мальчика лет десяти. Говорил я тебе не по лесам бегать, а грамоту разуметь, святое писание читать. Будешь с Петром в Троице учиться, пока мы не обоснуемся.
- Я батюшка грамоту не разумею! Бог видно не дал! – ответил Варфоломей, потупив голову.
- Ежели грамоту ты не разумеешь, то нигде не понадобишься! Разве только в хлопы к князю. Там голову свою быстро потеряешь! – упрекнул его отец. – А голова она одна! Вон Пётр! – кивнул он на среднего сына, - и младше тебя, а азы знает!
- Не серчай на мальчонку! – вступилась за сына мать. – Придёт время всё уразумеет!
- Любишь чадо своё благоверное, люби! А в мужской разговор не встревай! – грозно посмотрел на неё Кирилл.
Мария отпустила голову сына и ушла заниматься домашними делами.
- Нынче грядут великие дела сыны мои! – обратился он к детям. – Я стар уже! Не та во мне сила как в прежние времена! Вам продолжать род Иванчиных!
   
Голос фантома замолк в сознании Марии. Но она не хотела покидать увиденное и услышанное. Усилием воли она попробовала остаться в своём видении, и у неё это получилось. Ей казалось, что она бродит среди таких знакомых и в то же время совершенно незнакомых бородатых мужчин и простоволосых женщин. Их мягкая речь в большинстве своём оканчивающаяся на гласные звуки, без перевода старцем, была ей почти непонятна.
И только глаза пращуров были похожи на глаза современных людей. И в тех и в других было видно испуганное напряжённое ожидание перемен.
- С каких же пор, – подумала Мария, – появилось и не исчезает до сегодняшнего дня это наказание для России, это постоянное ожидание перемен!
Марии показалось, что она отдаляется от земли.                Вот имение боярина Кирилла становиться сказочным игрушечным домиком. В отдалении, игрушечным крепостным валом с деревянными башнями, церквями и теремами на берегу озера, раскинулся Ростов Великий. А вокруг тайга. Необозримая девственная тайга с крестообразной полоской дороги, ведущей в другие города. Мария взглянула на юг, туда, где по её мнению должен находиться Переславль-Залесский. Пятнышко Плещеева озера, подобно осколку зеркала ослепило её солнечным зайчиком.
Сознание Марии всё дальше и дальше отдалялось от Земли. Вот уже и самые высокие облака оказались ниже. Белое безмолвие, подобно снежной пустыне расстилалось под ней. Горизонт Земли всё больше и больше изгибался в дугу. На ней, освещённой яркими лучами Солнца, хорошо были видны все страны и континенты. Легко было различить красноватые степи, желтоватые пустыни и горы, голубые моря и океаны. Мария обернулась. Вдали, огромным бежевым шаром с кратерами от метеоритов и серыми впадинами светилась Луна. С приближением к Луне размеры Земли стали уменьшаться. Сначала она была размером с арбуз, затем с яблоко, но по цвету, напоминающая ослепительную жемчужину, ярко сверкающую среди чёрной тьмы бесконечного космоса. Молниеносно пролетев мимо Луны, сознание Марии неслось всё дальше и дальше. Теперь и Земля, и Луна превратились в такие же звёзды как мириады звёзд вокруг.
Чёрное безразличие Вселенной окружало её.
- Мария! – услышала она далёкий голос старца. – Не ищи Бога во вселенной. Земной Бог - триглав рядом с землей. Правь, Явь и Навь, вот три сущности нашего Бога. Троица была, есть и будет.   
Марии вдруг стало жутко от мысли что она не найдёт среди такого количества звёзд, свою землю так похожую на жемчужину. Что если та, которую она считает своей, окажется не Землёй. Остро защемило сердце, стало нечем дышать. Паника охватила женщину. Мысль Марии понеслась к намеченным ею сверкающим точкам, с которых она не спускала глаз. К большой перламутровой заветной планете и рядом с ней, маленькой красной Луной. Как при падении качелей вниз, душа уходит в пятки, с таким чувством Мария приближалась к земле. В этот раз она не ошиблась. Это была Земля. Та самая, на которой она оставила своё, по-прежнему молодое тело. Но ни оно, со своей нелёгкой жизнью, ни такая огромная Россия со своей запутанной историей, не волновали её. Она ликовала всей душой, а скорее сама душа ликовала, что вернулась на Землю.
- Велесова, Мария, очнитесь! – услышала она голос охранника.
- Вам плохо?! Давайте я вызову дежурного врача, – предложил ей Винник.
Мария открыла глаза, испуганно посмотрела на то место, где находился старец. В освещённой электрической лампой палате образ его был незаметен. Но она чувствовала, что он находится в комнате.
- Спасибо не надо! – поднялась она с кровати. – Просто сердце стало пошаливать!
Сердце на самом деле нестерпимо кололо в левом боку.
- Напугали вы меня! Я думал всё, умерла! Такая молодая и уже сердце болит! – покачал головой Винник. – У меня есть нитроглицерин. Примите таблетку.
Он достал из кармана коробочку, достал лекарство и протянул Марии.
- Спасибо! – приняв таблетку и запив её водой, поблагодарила Велесова.
- Может быть вызвать врача? – с опаской посмотрел на неё охранник.
- У меня уже всё прошло, – убрав руку от сердца, ответила Мария. Винник, видя, что она хочет остаться одна, вышел из палаты и выключил свет.
- Что было бы если я не нашла землю? – то ли сама себе, то ли  старцу произнесла Мария.
- Так и плутала бы во тьме от звезды к звезде в поисках пристанища души своей, – ответил фантом, – пока не услышала зов предков и потомков и не вернулась в свои небеса.
- Это была смерть? – спросила его Мария.
- Смерть не выход дочь моя! – думая о своём, покачал головой старец. - За ней следует вход в будущее! Не торопи её!
- Мне рано умирать, - с улыбкой на лице ответила Мария. – Я не узнала Трёх законов Прави!
- Ты многое ещё не знаешь, – промолвил старец. - Спи, да увидишь ты неувиденное! Но держись за голос мой, как за посох!
Мария закрыла глаза и понеслась над землёй.
Сознание вернуло её туда, где блеснуло драгоценным камнем родное озеро. Она увидела отстроенный заново Троицкий монастырь. Дальше, рядом за рекой виднелся деревянный Переславль с высокими крепостными стенами и башнями на валу. Среди деревянных теремов, белым камнем и золотым куполом выделялся Спасо-Преображенский собор.
Мария очутилась на территории Троицкого монастыря. Монахи, не видя её, занимались своими повседневными делами. Бригада плотников рубила из крепкой, как камень, лиственницы, новую часовню.
- Иди, отрок нерадивый! – выводя Варфоломея за ухо из кельи, говорил игумен. – Устал тебя розгами сечь!
Он подтолкнул мальчика к лавке. Тот, безропотно спустив штаны, перекрестился и лёг на лавку. Игумен, достав из кадушки хлыст, стал нещадно пороть ребёнка.
- Бог терпел и нам велел! – приговаривал он. – Будешь грамоту разуметь! Азы, буки, веди. Иди на конюшню! – закончив экзекуцию, приказал он Варфоломею, – там от тебя больше пользы будет. И смотри у меня, если конюх жаловаться на тебя станет, забью! – пригрозил тот, уходя в келью.
Варфоломей, всхлипывая, поплёлся на конюшню.
- Меня игумен в помощь послал, – вытирая нос, промолвил конюху мальчик.
- Вот и добро! – похлопал его тот по плечу. – Не робей инок! Выводи лошадей, в ночное пойдём! Меня Якун кличут, тебя барчук как звать, величать?
- Варфоломей Иванчин, сын боярина Кирилла! – ответил мальчик.
Распахнув стойло, они, вскочив на коней, погнали табун к озеру.
Почувствовав свободу, лошади радостно неслись вскачь, как можно быстрее к долгожданной траве.                - Здесь ночевать будем! – решил конюх, остановившись у воды недалеко от Ярилиной плеши. – Лес рядом, беги за дровами!
Варфоломей бросился выполнять поручение. Кони, спасаясь от слепней, зашли в озеро. Якун достал из мешка небольшой невод, разложил его на траве.
Через некоторое время, с охапкой дров в руках, вернулся Варфоломей.
- Давай бери режу! – кивнув на невод, приказал ему конюх. – Пошли рыбу бутить.
Окружив неводом небольшой участок камыша, они, хлопая палками по воде, потащили сеть к берегу. Среди тины и травы трепыхалось несколько линей и щурят.
- Вот и уха будет! – удовлетворённо заметил Якун. – Разводи отрок костерок.
Почистив рыбу и заложив её в медный ковш, пастухи прилегли у костра.
- Говорят, там поганьский камень лежит? – боязно поёживаясь, кивнул в сторону горы, Варфоломей. – На нём по ночам черти скачут, – он несколько раз торопливо перекрестился, - мороку на людей православных наводят!
- Сколько в ночное хожу, а чертей на Ярилиной плеши видом не видывал, – промолвил Якун. – А камень тот, народ сказывает, сам Бог Ярила туда обронил. Не прост камень тот, ох не прост.
- Расскажи дядя Якун, что за Ярила такой? – попросил Варфоломей.
– Почему гора так называется?
- Не велено ныне Ярилу поминать, говорят, кто Ярилу помянет, тот тугарина на себя накличет, - покачал головой Якун. – Только прабабка моя сказывала, тугары тут не причём. Тугары Ярилу боятся. Ярила с небес руссам помогает.                – А ты осени себя троекратно крестным знамением  и расскажи. Авось не накличешь? – не отставал мальчонка.                Пастух огляделся по сторонам достал из подсумка свирель, немного поиграл и начал рассказ.
«Вот сказание наших праотцев о том, как бог Ярила возлюбил Мать Сыру Землю, и как она народила всех земноводных.
Лежала Мать Сыра Земля во мраке и стуже. Мертва была – ни светла, ни тепла, ни звуков, никакого движения.
И сказал вечно юный, вечно радостный светлый Яр:
«Взглянем сквозь тьму кромешную на Мать Сыру Землю, хороша ль, пригожа ль она, придётся ли по мысли нам?».
   И пламень взора светлого Яра в одно мгновение пронизал неизмеримые слои мрака, что лежали под спавшей землёю.
И где Ярилин взор прорезал тьму, там воссияло Солнце Красное.
И полились через солнце жаркие волны лучезарного Ярилина света. Мать Сыра Земля от сна пробуждалась и в юной красе как невеста на брачном ложе раскинулась...
Жарко пила она золотые лучи живоносного света, и от того света палящая жизнь и томящая нега разлились по недрам её.
Несутся в солнечных лучах сладкие речи бога любви, вечно юного бога Ярилы: «Ох ты гой еси, Мать Сыра Земля! Полюби меня, Бога светлого, за любовь твою я украшу тебя синими морями, жёлтыми песками, зелёной муравой, цветами алыми, лазоревыми, народишь от меня милых детушек число несметное...».
    Любы Земле Ярилины речи, возлюбила она бога светлого и от жарких его поцелуев разукрасилась злаками, цветами, тёмными лесами, синими морями, голубыми реками, серебристыми озёрами.
Пила она жаркие поцелуи Ярилины, и из недр её вылетали поднебесные птицы, из вертепов выбегали лесные и полевые звери, в реках и морях заплавали рыбы, в воздухе затолкались мелкие мушки да мошки... И всё жило, всё любило, и всё пело хвалебные песни: отцу-Яриле, матери-Сырой Земле.
И вновь из Красного Солнца любовные речи Ярилы несутся: «Ох, ты гой еси, Мать Сыра Земля! Разукрасил я тебя красотою, народила ты милых детушек число несметное, полюби меня пуще прежнего, народишь от меня детище любимое».
     Любы были те речи Матери Сырой Земле, жадно пила она живоносные лучи и народила человека... И когда вышел он из недр земных, ударил его Ярила по голове золотой вожжой – ярой молнией. И от молоньи ум в человеке зародился...
  Ликовала Мать Сыра Земля в счастье, в радости, чаяла, что Ярилиной любви ни конца, ни края нет... Но по малом времени красно солнышко стало низиться, светлые дни укоротились, дунули ветры холодные, замолкли птицы певчие, завыли двери дубравные, и вздрогнул от стужи царь и владыка всей твари дышащей и не дышащей.
Задумалась Мать Сыра Земля и с горя-печали оросила поблекшее лицо своё слезами горькими – дождями дробными.
    Безмолвен Ярило.
    « Не себя мне жаль, - плачется Мать Сыра Земля, сжимаясь от холода, - скорбит сердце матери по милым детушкам».
    Говорит Ярило: « Ты не плачь, не тоскуй, Мать Сыра Земля, покидаю тебя не надолго. Не покинуть тебя на время – сгореть тебе дотла под моими поцелуями. Храня тебя и детей наших, убавлю я на время тепла и света, опадут на деревьях листья, завянут травы и злаки, оденешься ты снеговым покровом, будешь спать-почивать до моего приходу... Придёт время, пошлю к тебе вестницу – Весну Красну, следом за Весною я сам приду».
   Плачется Мать Сыра Земля: «Не жалеешь ты, Ярило, меня бедную, не жалеешь, светлый Боже, детей своих! ...Пожалей хоть любимое детище, что на речи твои громовые отвечало тебе вещим словом, речью крылатою... И наг он и слаб – сгинуть ему прежде всех, когда лишишь нас тепла и света...»
   Брызнул Ярило на камни молоньей, облил колючим взором деревья дубравные.
   И сказал Матери Сырой Земле: « Вот я разлил огонь по камням и деревьям. Я сам в том огне. Своим умом-разумом человек дойдёт, как из дерева и камня свет и тепло брать.
Тот огонь – дар моему любимому сыну. Всей живой твари будет на страх и ужас, ему одному на службу».
  Семь каменьев разбросал Я по тебе Земля. В этих семи каменьях уши мои. Пусть найдёт их любимый детище, говорит со мной вещим словом, речью крылатою. Всё пойму, всё услышу и в отвечу в годину тяжкую.
  И отошёл от Земли Бог Ярило... Понеслися ветры буйные, застилали тёмными тучами око Ярилино – красное солнышко, понесли снега белые, ровно в саван окутал в них Мать Сыру Землю. Всё застыло, всё заснуло, не спал, не дремал один человек – у него был великий дар отца Ярилы, а с ним и свет и тепло...
 - Вот так, отрок, старорусские люди мыслили о смене лета зимою, и о начале огня, – промолвил Якун. - Оттого наши праотцы и сожигали умерших: заснувшего смертным сном Ярилина сына отдавали живущему в огне отцу. А после стали отдавать мертвецов их матери – опуская в лоно её. Оттого наши предки и чествовали великими праздниками дарование Ярилой огня человеку. Праздники те совершались в долгие летние дни, когда солнце, укорачивая ход, начинает расставаться с землёю. В память дара, что даровал Бог света, жгут купальские огни. « Что Купала, что Ярило – всё едино, одного Бога звания», – закончил свой рассказ Якун.   
- Уха поспела, солить пора! – встрепенулся он. Достал соль, всыпал в котёл. Сняв его с костра, подбросил в огонь дров.
- Доставай ложку, бери ломоть хлеба, давай похлебаем пока горячая. Уха она вкусная, когда жаром пышет.
Варфоломей, сложив молитвенно руки, скороговоркой прочитал «Отче Наш» и перекрестился. Якун последовал его примеру, и они  молча, с аппетитом, стали есть уху.
Поев, каждый из них аккуратно протёр травой свою ложку и спрятал за пояс.                - Ты инок ни кому не сказывай о том, что я тебе поведал! – предупредил мальчика конюх. – Не ровён час игумен и меня и тебя выпороть прикажет. Или того хуже, в тёмную посадит!
- Смолчу, я умею смолчать! – ответил ему Варфоломей. – Ты дядя Якун ложись спать, а я за конями смотреть буду, – предложил он конюху.
- Поди сухого камыша надери! – приказал ему Якун. – Если кони волков почуют, бросай охапками на костёр. Зверь, он огня боится, потому что Бога в нём видит!
Якун постелил рогожу и улёгся спать, а Варфоломей пошёл выполнять поручение.
Уже рассвело, когда мальчик очнулся от предутренней дрёмы.               Над Ярилиной плешью подобно ореолу вставало солнце. Неведомая сила погнала отрока на гору. Варфоломей поднялся на вершину плеши. Солнце над горизонтом набирало свою силу.
- Что отрок тебя привело ко мне!? – услышал он голос старца.
На фоне восходящего солнца Варфоломей увидел чёрный силуэт похожий на схимника.
Переборов страх Варфоломей, многократно крестясь, подошёл к старцу.
- Просвети меня отче! Дай ума писание разуметь! Иначе игумен меня до смерти запорет! – попросил его мальчик.
- А пошто тебе грамоту разуметь, коли собираешься в дружину к князю проситься, воином стать? – спросил его старец.
- Свою кровь за князя и за Русь пролить славно! – ответил Варфоломей. – Только кто вам мою тайну сокровенную открыл? – удивился он.
- Пошто кровь твоя отечеству нужна? – покачал головой старец. – Дух твой... Отечеству пользу принесёт. Подойди ко мне! – позвал он мальчика.                Варфоломей беспрекословно подчинился.
- Быть тебе печальником земли Русской, – положив ему на голову свою руку, произнёс старец. – Храм Святой Троице, Богу Триединому поставишь. Оттуда свобода на Русь придёт! Дай руку свою инок благоверный, – продолжал он.                Старец снял с шеи кожаный мешочек, раскрыл его и вложил Варфоломею в ладонь голубой сапфир. Любуясь синими проблесками камня, мальчик увидел рунический знак, начертанный на нём. Неведомая энергия проникла в его разум. Он другими глазами взглянул на старца. Волхв спрятал камень обратно.
- Здесь, на Ярилиной плеши, ты близок к Богу. И там, где келью свою отшельническую поставишь, к Богу близок будешь! – просветил его Волхв.
- Подскажи где? – с затаённой надеждой спросил его Варфоломей.
- Сердце тебе твоё теперь подскажет, в какой земле найдёшь ты берлогу медведицы, где она детей своих вскармливает. Там и срубишь келью! - ответил старец.
- Иди с Богом! Слушай себя внимательно и через тебя пройдёт божественное, – отпустил он инока.
- Поцеловав у старца руку, Варфоломей спустился с горы к костру.
- Дядя Якун! – разбудил он конюха. – Пора в монастырь возвращаться. Кони вот-вот надобны будут. Митрополит Феогност в Москву едет!
- А ты почём знаешь, что митрополит в Москву едет? – хлопая спросонок глазами недоверчиво спросил его конюх.
- Вижу! – с загадочной улыбкой ответил мальчик. – Вижу град великий! Вижу Кремль краснокаменный!
- Ходили мы на Москву, нет там никакого Кремля. Красные сёла Кучковичей, да застава кривеческая на излучине, – махнул рукой конюх.
Якун, поёживаясь от утренней прохлады, свистнул коней, и они отправились в монастырь.
   
Голос старца замолк, и Мария, помня его наставление, мгновенно открыла глаза.                Солнце уже заглянуло в палату, создавая радостное настроение. Окно было распахнуто. С улицы доносились звуки суетящегося города. Быстро приведя себя в порядок, она забрала с открытого окошечка оставленный заботливым охранником завтрак, не торопясь, позавтракала, и села за мольберт рисовать увиденное ночью.

- Разрешите?! – держа в руках бухгалтерский портфель и свою неизменную шляпу, протиснулся в кабинет к Королёву Гоев.
- Проходите, Пётр Иванович, присаживайтесь! – радушно пригласил его тот. – А мы вас заждались! – кивнул генерал на присутствующих.
Кроме него, в кабинете находились Калугин, Заботный и Демшев.
- Я прямо с самолёта к вам, – присаживаясь за стол, доложил Гоев. -  Меня в аэропорту встретили.
- Расскажите нам, товарищ полковник, вкратце, о ходе операции «Оклахома», доложите ваше мнение о результатах?! – потребовал Королёв.
- Операция по установлению местонахождения подлодки и установки на неё радиомаяков прошла успешно, – уверенно начал Гоев. – Сверх поставленной задачи установили ещё два маяка на лодки сопровождения и обезвредили под моим руководством группу террористов. Правда, – вздохнул он. – В океане потеряли троих бойцов!
- Насчёт вашего вмешательства на борту самолёта в переделку, это особый разговор,– остановил его Королёв. – Этим вмешательством вы могли сорвать всё задание. По факту самоуправства я уже назначил служебное расследование.
- Майор Туров, царство ему небесное, и капитан Раков на которого я посылал вам рапорт, без моего приказа начали обезвреживание. Мне оставалось только констатировать факты, – почуяв неладное, стал выворачиваться Гоев.
- С майора Турова мы спросим! – внимательно посмотрел на него Королёв. – А вот Ракова вряд ли достанем. Его Прогонов страхует.
- Никифор Петрович, вы меня не поняли, - перебил его Гоев.                - Майор Туров погиб при выполнении задания. Это достоверный факт. Всё происходило на моих глазах.
- Жив он! – отмахнулся Королёв. - Живее нас с вами! И доставил им, - генерал кивнул на присутствующих, – несколько бессонных ночей.
Гоев испуганно, с недоверием посмотрел на Калугина.
- Менее чем через двое суток после десантирования, объявился на Керченском проливе, – подтвердил тот. – Мои ребята его лично этапировали!
- Этого не может быть, он остался в Индийском океане!!! – не веря своим ушам, промолвил Гоев. – Это не он, его подменили!
- Мы тоже так думали! – вступил в разговор Заботный. – Но факты и экспертиза подтверждают подлинность его личности!
Демшев достал из папки заключение экспертизы и протянул Гоеву.
- Этого не может быть, это мистика какая-то?! – шептал себе под нос полковник, пробегая глазами бумагу.
- Вам ли, Пётр Иванович, с вашей лабораторией удивляться такому? – ухмыльнулся Королёв. – То, что мы были удивлены, это понятно! Для нас и сейчас этот случай загадка. А вы уж, постарайтесь разобраться, каким образом он оказался на Тамани.
- Как вы говорите, Игорь Владленович, теле...? – обратился он Демшеву.
- Телепартировался! – вставил тот.
- Вот-вот! Каким образом Туров из Индийского океана телепартировался на Азов. И кто ему помог! Если у него и впредь так будет получаться, то цены ему в нашем деле нет! – заключил Королёв.
- Где он сейчас?! – взял себя в руки Гоев.
- Пока у нас, в Лефортово!– ответил Заботный. – Но надо сообщить Прогонову и Шалаеву, что Туров найден!
- Нужно его выпускать как можно быстрее! А то неприятности будут! – заметил Демшев.
- Никуда его выпускать не надо! – взвился Гоев. - Прошу этапировать его в мою лабораторию! – обратился он к Королёву. – И никому, пока будут идти исследования, ничего сообщать не надо. Всё не так просто как вам кажется!
- Ни кто и не говорит что это простое дело! – вмешался Калугин. – Я думаю, полковник Гоев прав! Торопиться с сообщением в ГРУ рано!  Нужно как говориться поставить все точки над И, а потом докладывать. Я подозреваю, что ГРУ скрывает от нас какую-то новую разработку. Сами применяют, а мы ни сном, ни духом.
- Вы так считаете Серафим Пантелеевич? – задумчиво посмотрел на него Королёв. - Может быть!  Теперь всё может быть!                Он потянулся к телефону, но передумал.                - Хорошо, – хлопнул генерал ладонью по столу. – Действуйте полковник Гоев! На операции «Оклахома» я могу поставить точку?!
- Так точно! – ответил Калугин.
- Ну что же! – посмотрел Королёв на присутствующих. Собрание можно считать закрытым. – А вам Пётр Иванович! – взглянул он на Гоева. – Мы желаем удачи. Турова сегодня отправят в лабораторию, а вы езжайте домой, отдохните с дороги. На вас лица нет. Работа лаборатории выполнена блестяще. Будем представлять коллектив к наградам. Ну а ваша Велесова теперь наш козырь! С ней надо работать, работать и работать! У меня есть очень интересная разработка. Её дар, в самое ближайшее время, очень понадобится. Обсудим попозже с вами все нюансы, и начнём! Да! – как бы между прочим, вспомнил он. – Говорят в ваше отсутствие очень ценного и опасного клиента выпустили! Разберитесь и доложите мне!
- Есть! – поблек, до этого напыщенный, Гоев.                Демшев и Заботный многозначительно переглянулись.
- Все могут быть свободны, - закончил Королёв.
Присутствующие покинули кабинет.
Поднявшись по лестнице на свой этаж, полковник позвонил в дверь. Никто не открывал. Раздражённо нажал на звонок ещё несколько раз.
- Как человека просил, телеграмму послал, чтобы встретил, - бубнил он себе под нос, копаясь в кармане пиджака. Достал ключ, открыл дверь. Пройдя в комнату, он увидел лежащего на диване и слушающего в наушниках музыку, Леонида.
- Звоню, звоню, а он на диване развалился, уши заткнул! – кинул в сердцах шляпу Гоев.
- С приездом! – сняв наушники, кивнул ему тот. – Я слышал, что ты звонил. Просто на всякий случай не открываю ни кому.
- Это ещё почему? – насторожился Гоев. – Натворил чего, или опять проигрался!?
- Проиграл! – кивнул Лёнчик.
- Я чтобы выкрутить тебя из долгов на преступление пошёл, – задыхаясь от негодования, зашептал Гоев. – Подставил под удар свою полувековую репутацию, а ты.... И сколько на этот раз проиграл? – не спуская с него глаз, спросил он сына.
- Много! – с безысходностью в голосе произнёс тот.
Сколько!? – повысив голос, повторил вопрос Гоев.
- Ну, триста! – равнодушно ответил Лёнчик.
- Это ещё ничего, - облегчённо вздохнул отец. - Пойдёшь вагоны разгружать, отдашь!
- Триста тысяч! – презрительно взглянув на него, пояснил Леонид. – И не рублей, а долларов!
- Это конец! – сел на стул Гоев. – Это, даже если продать квартиру и то не хватит! Всё!!! Выкручивайся теперь сам как хочешь! А меня на старости лет не тронь! – заорал он.
- Не ори! – вскочил с дивана Лёнчик. – Уеду я! На север завербуюсь, или заграницу смотаюсь, не найдут!
- Найдут! – махнул на него рукой Гоев. - Они за такие деньги тебя из-под земли достанут! Говорил я тебе не в Москве мотаться, а в экспедицию ехать. Надо было с Леной уезжать, там казино нет!
Сидя на стуле, Гоев лихорадочно думал что предпринять.                - Ты где проигрался?! – встрепенулся он.
- Да там, откуда ты меня забирал, в «Космосе»! 
- Та-ак! – мгновенно рассвирепел полковник. - Ему видно Эльмиры мало! Ему ещё подавай. Он ещё не знает, что главный на контроль это дело поставил. Неизвестно чем всё это закончится. А он ещё больше захотел! Одевайся! – приказал он сыну. – Поехали к Шишлову!
Леонид беспрекословно подчинился.
- Туров, с вещами на выход! – отомкнув дверь камеры, скомандовал надзиратель.
Андрей как был в тельняшке, трико и шлёпанцах подаренных ему водителем, в таком виде и вышел из камеры, заложив руки за спину.
Понимая, что надзиратель всё равно не ответит ни на один вопрос, он молча проследовал к транспортному выходу.                У эстакады стояла машина скорой помощи. Рядом с ней, Демшев беседовал с сопровождающим и двумя санитарами.            
- Андрей Борисович! – обратился тот к Турову. – Хочу принести вам свои извинения по поводу вашего задержания. Но вы человек военный, должны нас понять!
- У меня претензий нет, я всё отлично понимаю! – воспрянул духом Андрей.
- Вот и славно! Я знал, что мы поймём друг друга! – пожал ему руку следователь. – Сейчас вас доставят в больницу, нужно пройти медобследование, - продолжал он. – Надеюсь, больше здесь не встретиться!
- Да уж, лучше не встречаться в таких местах! – улыбнулся Андрей. - А зачем в больницу? Я себя отлично чувствую. Можно сказать даже отдохнул!
- Что предписано, то предписано, не нам с вами решать. Мы люди военные, должны подчиняться! – ответил ему Демшев.
Он передал бумаги сопровождающему, двое санитаров пригласили Турова в машину. Андрей снова почувствовал неладное, но вида не показал. Сел в машину и они покинули Лефортово.
- Позвонить бы надо, домой заехать переодеться! – обратился он к сопровождающему, глядя как машина выехала на набережную и помчалась в сторону Преображенки.
- Успеешь, переоденут! – равнодушно ответил тот. – Сиди не рыпайся, а то ребята быстро к транспортным салазкам привяжут!
У Турова возникло безумное желание успокоить этого самоуверенного парня вместе с его санитарами, завладеть машиной  скорой помощи и отправиться на базу к Шалаеву. Но он отогнал от себя эту бредовую мысль, понимая, что Палыч за такое самоуправство не похвалит. Андрей вздохнул и молча стал ждать дальнейшего развития событий.
Подъехав на такси к гостинице «Космос», Гоев с сыном направился в офис Шишлова. Полковник, в мятом после длительного путешествия костюме, в своей не менее мятой шляпе, с портфелем в руке производил полное впечатление окончательно спившегося бухгалтера.
- Куда!? – остановила их охрана у дверей офиса.
- Я к Иннокентию Никодимовичу! Он со мной, - кивнул Гоев на Лёнчика.
- Вас приглашали? – надменно спросил охранник.
- Он его, - Гоев снова кивнул на сына, – с нетерпением ждёт! Иди бультерьер, доложи своему хозяину, что полковник Гоев долг ему принёс! – глядя в монитор внешнего наблюдения, заорал он.
- Ты полковник типа того... не знаешь людей, ниже плинтуса не опускай, - жестикулируя пальцами, ответил бритый наголо бугай.
- Если ты герой третьей пятилетки так и скажи, а нервничать не надо. Мы все нервные.
Он не спеша пошёл докладывать, напевая и коверкая песню: - а настоящий полковник, просто был уголовник.
- Проходите! – быстро вернувшись, пригласил тот.
Гоев и Лёнчик вошли в офис. Шишлов, развалившись в кресле, смотрел телевизор.
- Набрал зеков, уродов, и сам такой же! – набросился на него Гоев.
– Ты что хочешь!? –  угрожающе посмотрел он на Шишлова, - войны!? Так я тебе её устрою!
Шишлов, с деланным равнодушием, не обращая внимания на его слова, нажав пульт дистанционного управления, выключил телевизор.
- Их надо жалеть, привечать, у них детство было тяжёлое, – назидательно заметил он. - Твой, как я помню, ни в чём не нуждался. Жил можно сказать у Христа за пазухой, а смотри, какая падла вырос, весь в тебя!  Если ты долг принёс!? – резко сменил он тон. - Клади и свободен!                Шишлов встал с кресла, прошёл за свой стол.                - Войны он захотел? – продолжал он. - Всё, отвоевался полковник, не дослужился до генерала, кончилось твоё время!
- Ты Эльмиру получил!? – пошёл напапятную Гоев. – Чего тебе ещё? Мы в расчёте! Сам говорил!
- Ты этим со мной за его долги рассчитался, а он пацанам уже после в покер проиграл! Я, между прочим, их держу как могу, чтобы не пописали сынка твоего! – ответил Шишлов.
- Я только что от главного, – пустил в ход последний козырь, Гоев.   – Он полностью информирован о случае с Эльмирой. Попросил досконально разобраться в этом деле, найти соучастников преступления и доложить лично.
- Да!? – насторожился Шишлов. – И кто же его информировал!?
- И мне бы хотелось знать, кто его информировал!? – пожал плечами  Гоев. – Ещё бы мне хотелось узнать, как Андрей Туров чувствует себя в нашей больнице!? Только ты со своей братвой мешаешь мне работать!
- С этого и надо было начинать! – посерьёзнел Шишлов. – А не войной грозить! С долгами твоего сынка мы как-нибудь сами разберёмся. Ты, Петр, бери мою машину и гони в лабораторию. Держи меня в курсе всех событий. А Леонид пусть тут останется! Поговорить мне с ним надо!
- О чём тебе с ним говорить? - насторожился Гоев. – Незачем с ним разговаривать, со мной поедет!
- Успокойся, я не собираюсь держать его в заложниках, не нужен он мне! – успокоил его Шишлов. Хотя здесь он в полной безопасности. Поговорю и домой отправлю, обещаю!
Он встал, проводил успокоенного Гоева к выходу. Закрыл за ним дверь.
- Ну что, до ручки отца довёл!?  – презрительно обратился Шишлов к Лёнчику. – Заслуженный, государственный человек, а ты его подставил, с дерьмом смешал!
- Не подставлял я его, просто поиграл, - насупился Лёнчик.                - Доигрался!? Чем будешь долг отдавать фраер, жопой?!
- Они меня просто обули, втроём против одного играли! – заныл Лёнчик. – За это раньше в высшем свете подсвечником по голове били!
- Они тебе этот подсвечник вставят... Козёл! – оборвал его Шишлов.
- Слушай меня внимательно сынок! Отец твой, тут слишком разговорился на нервной почве. Имена и фамилии называл. Всё что здесь слышал, забудь! Побереги свою и папину шкуру!
Лёнчик понимающе кивнул головой.
- Ты, кажется, в университете на факультете археологии работаешь? – продолжал Шишлов. - Под руководством Велесовой?
- Да, младшим научным сотрудником! – подтвердил Лёнчик.
- Слушай сюда, младший научный сотрудник! – не мигая, уставился на него Шишлов. - Серьёзные, богатые люди интересуются её находкой! Камнем! Сегодня она должна приехать с ним в Москву! У тебя есть доступ к этому камню? Хотя бы возможность подержать его в руках?
- К какому камню!? – не понял Леонид.
- Который они на Керченском проливе нашли. Мне сказали, что это уникальный  рубин прямоугольной формы.
- Конечно, покажет! – убеждённо ответил тот. – Велесова да не похвастается! А чего, - глаза его заблестели, – стоящий камень?
- Стоящий! – спокойно ответил Шишлов. – И на долг и на машину хватит! Ты главное серьёзно к этому делу подойди. Карты передёргивать умеешь, и камень передёрнешь!
- Так ведь хватятся сразу! Я даже из университета выйти не успею! – засомневался Леонид.
- Вот тебе такой же, только страз! - Шишлов достал из стола коробочку со стекляшкой. – Лучший ювелир делал, еврей из потомственных. Подменишь... и ты богат!
Леонид с интересом стал разглядывать страз с выгравинным на нём знаком.
- Только не Волгу как у отца! – после некоторой паузы заявил он.
–  Джип Нисан Патрол как у вашей братвы! Я о таком сплю и вижу! И на мелкие расходы, то да сё, сами понимаете! Вещичка чувствую ценная! – поставил он коробочку на стол и нагло взглянул на Шишлова.
- Джип говоришь? – усмехнулся тот. – Будет тебе и джип и на мелкие расходы! Только ты сынок, учти! Согласие дал, назад дороги нет! Отговорок не приму! Или камень, - он холодно посмотрел на Лёнчика. - Или камнем в воду! Понял?!!
- Понял! – струсил Лёнчик. – Я это заберу? – кивнул он на коробку с камнем.
- Убери подальше и ступай! И смотри!!! Если нажрёшься и кому-нибудь проболтаешься, ты труп!
- Да понял я, понял! – пряча коробку в карман, ответил Лёнчик.                - Сделаю всё, как вы сказали! Можете не сомневаться!
- Не сомневается только ведьма, что у твоего папочки в лаборатории содержится! А мы люди простые, в Бога веруем! – перекрестился он.
Лёнчик, ничего не поняв из его слов, выскользнул из офиса.
Шишлов вышел в соседнюю комнату, где сидела охрана.
- Двое за сынком, быстро! – приказал он. – Глаз с него не спускать, обо всём докладывать мне, с кем встречался, куда ездил! Если в ментуру лыжи навострит, гасите! А так, смотреть, пока сюда обратно не вернётся! День, два, неделю, сколько понадобится, понятно?!
Охранники кивнули и поспешили следом за Лёнчиком.

Занятый своими мыслями, не отвечающий на приветствия охраны и персонала, Гоев быстро поднялся в свой кабинет.
Бросив на диван шляпу, он достал из портфеля бумаги с отчётом и рапортами, спрятал их в стол.
Через некоторое время, в кабинет вбежал, узнавший о его приезде, Гордонов.
- Пётр Иванович, наконец-то, здравствуйте, с приездом! – запыхавшимся голосом, приветствовал его, он. - У нас ЧП. Самохина доложила куда следует, что мы без каких-либо на то оснований и согласований, выписали из больницы Эльмиру. Нас ждут большие неприятности!
- Знаю, а ты как узнал что это Самохина? – насторожился Гоев.
- Ну, как же? – удивился зам. – Её накануне забрали туда прямо из кабинета. Меня допрашивали по поводу продиктованного вами рапорта. Я всё сказал, как вы учили!
- Молодец! – похвалил его Гоев. - Только ты мне не ответил, почему решил, что это Самохина?
- В ваше отсутствие потребовала встречи Велесова! Я пошёл на контакт! – засмущался Гордонов. – Она мне сказала, что нас заложила Самохина и нам надо срочно спасаться от ареста.
- Вот как!? – задумался Гоев. – Это серьёзно! Она в тридцать первой?
- Да конечно! – кивнул тот. – Где же ей ещё быть!
Гоев встал и направился к Марии. Гордонов поспешил за ним.
- В приёмник поступил сотрудник ГРУ, майор Туров! – докладывал тот. – В сопроводительных документах он числится под номером 824. Сейчас его помоют и определят в камеру.
- Он уже здесь!? –  резко остановился Гоев.
- Да! – кивнул зам. - Полчаса назад поступил!
- В карцер, и привязать к нарам как можно крепче! Иди и всё проконтролируй! – приказал он Гордонову. – А я загляну в тридцать первую и сразу к вам!
Гордонов в растерянности остановился, осмысливая приказ, но увидя гневный взгляд полковника, опомнился и бросился выполнять задание.                Подойдя к тридцать первой палате, Гоев достал свой ключ и открыл дверь.                Мария занималась аэробикой, глядя как это делают спортсменки на экране телевизора. Увидев в дверях Гоева, она немного смутилась, прекратила занятия, выключила телевизор.
- Добрый день, Мария Яковлевна! – светясь улыбкой, зашёл тот в палату. – Вам, если не ошибаюсь, уже шестой десяток, а как была девушка, девушкой и осталась!
- Вы правы, мне уже пятьдесят четыре года! – вытирая полотенцем лицо, ответила Мария. – Из них двадцать восемь лет я здесь!
- А вы как хотели? – удивился полковник. – Без бдительной охраны невозможно. Вы же у нас достояние страны, вас беречь надо! У меня вся надежда только на вас, – рассыпался он. –  Но если хотите сменить обстановку, пожалуйста! Вывезем вас на летнюю дачу! Хотите на курорт, отправим!
- Вы это серьёзно!? – заинтересовалась его словами Велесова.
- Абсолютно серьёзно! – ответил тот. – Если бы вы знали, как вы нам помогли, и помогаете!
- Это чем же я вам помогаю в данный момент!? – насторожилась Мария.
- Как? – удивлённо посмотрел на неё тот. – Разве не вы вовремя предупредили Гордонова, что Самохина доложила, куда следует о выписке пациентки, предсказали аресты?!
- А-а! – вспомнила она. – Да-да, я сплю и вижу, как вас полковник, вместе с вашим замом, уводят в наручниках!
- Вам на самом деле было такое видение!? – поинтересовался тот.
- Разве я, в отличие от вас, когда-либо обманывала? – удивлённо подняла на него брови Мария. – Что-то не припоминаю такого, напомните пожалуйста.                – Думаю, ваш статус не позволяет вам обманывать, - улыбнулся Гоев. – Скрывать правду, это вы умеете, а вот обманывать, неприпоминаю такого.                - Вы меня заинтриговали своими словами насчёт смены обстановки! - бессовестным образом выдержав его взгляд, продолжала она. - Или это так, для красного словца!? 
- Если вы желаете сменить обстановку, пожалуйста! – продолжая улыбаться ответил Гоев. – Нам для вас теперь ничего не жалко, готовы выполнять все ваши капризы, лишь бы продолжалось сотрудничество.
- А если я не буду с вами сотрудничать, в карцер посадите? – ухмыльнулась в ответ Велесова.
- Нет, в карцер мы вас не посадим! – ответил тот. – Карцер сейчас занят! Там небезызвестный вам Туров, от которого вы мне пророчили гибель. Я постараюсь сделать всё возможное, чтобы он в самое ближайшее время не представлял собой ровным счётом ни чего! – резко изменившись в лице, продолжал Гоев. - Чтобы он сегодня же превратился в недвижимое полено, не помнящее ни имя, ни фамилию. А не то, чтобы представлял для меня  какую-либо опасность!
Его слова привели Марию в ужас, но она изо всех сил постаралась удержать себя в руках.
- Я никогда не говорила вам, что вы погибните от его руки! – промолвила она. – Не стоит губить человека, который вам неопасен!
- Опасен, теперь очень опасен, и всегда был опасен! – заметил тот.   – Но думаю, теперь это ненадолго!
Мария понимала, что оброненная ею в запале фраза была воспринята полковником со всей серьёзностью. Для него это было сигналом к самым решительным действиям. И ничто теперь его не сможет убедить в обратном.
- Вам же Гордонов доложил, я его предупреждала, что опасность грозит совсем с другой стороны! – попробовала переубедить его Мария. - Вы что, перестали мне верить?
- А-а, - отмахнулся Гоев, - не стоит даже внимания! Во-первых, это было сделано в моё отсутствие. Если что, отвечать будет Гордонов и Самохина. Во-вторых, я человек заслуженный, и благодаря вам, незаменимый в данный момент, мне поверят! Кстати, между прочим, шёл к вам узнать поподробнее о вашем видении, а сейчас почему-то успокоился. Вы на меня положительно действуете.
- Полковник, я обещаю вам своё всемерное сотрудничество, только отпустите Андрея Турова, не трогайте его! – взмолилась Мария.
- Даже так!? - Гоев сделал многозначительную паузу. – Вы меня убедили Мария Яковлевна! Вы меня окончательно убедили в грозящей мне от этого человека опасности! Я впервые за столько лет общения с вами, уверен на сто процентов в правдивости предсказания!  Но на этот раз, оно не сбудется, как бы вы этого не желали! Извините, - артистично поклонился он ей, - но мне нужно срочно исправить сложившуюся ситуацию. Исправить, так сказать, ваше пророчество!
Гоев развернулся и вышел из палаты. 
Мария бросилась к тумбочке, достала оттуда фотографии, и постаралась как можно быстрее сконцентрировать внимание на Андрее. Перед её глазами, с неимоверной скоростью, понеслись события жизни Турова после его встречи с Леной.                Узнав знакомые коридоры больницы, Мария ослабила внимание, и уже в реальном времени увидела, как связанного в смирительную рубашку Андрея, заводят в карцер.               

Оставшись один, он попробовал разорвать путы, но понял что это невозможно. Сплюнув от досады, Туров сел на пол и  стал ждать дальнейшего развития событий.
Через некоторое время дверь приоткрылась, и на пороге появился Гоев.
- Так вы говорите буйный очень? – обратился он к невидимому за стеной собеседнику. – У нас всяких в чувство приводят, и буйных и тихих. Посмотрим, что за фрукт этот номер 824.
Опасаясь переступать порог камеры, даже полностью открывать дверь, Гоев в образовавшийся проём, стал наигранно любопытно рассматривать Андрея.
- Батюшки, да это никак Туров, собственной персоной с того света?!  – расплылся он в своей мерзкой улыбке. – Здравствуйте майор!
- Через порог не здороваются, – презрительно ухмыльнулся Андрей, – заходи полковник, поговорим!
- После инцидента с твоим дружком, капитаном Раковым, я предпочитаю находиться от боевых пловцов на безопасном расстоянии! – в свою очередь усмехнулся Гоев. – И желательно, чтобы были скручены, как ты!
- Что это он тебя гада пожалел? – удивился Туров. - За борт не вышвырнул, как ты меня?! Я так понимаю, мы с тобой оба случайно живыми остались. Надеюсь с Василием всё в порядке?
- И не надейся! Рапорт я отправил, с ним обязательно разберутся! – ответил Гоев. 
- Спасибо на добром слове! – удовлетворённо кивнул Туров,                - успокоил! Раз с ним ещё только разберутся, значит, он в порядке!
Андрей закрыл глаза, не желая видеть и зная о чём ещё говорить с этим человеком.                Гоев также, молча рассматривал спеленатого в смирительную рубашку, Турова. Пауза затянулась.
- Полковник! – неожиданно обратился к нему Андрей. – Почему ты именно меня рекомендовал выполнять задание… Зачем из маяка батарею вынул, сюда зачем притащили? Скажи мне, почему ты это всё делаешь, чей выполняешь заказ? Кому я помешал!?
- Какую батарею, вы это о чём? – неожиданно перейдя на вы, наигранно возмутился Гоев.
- Да не прикидывайся ты, знаешь о чём я! – с досадой махнул рукой Туров. – Ещё Шалаев меня предупреждал, что не всё так просто! Скажи честно, кому моя жизнь так понадобилась, и почему?       
- Я не понимаю вашего вопроса? – продолжал свою игру Гоев. – На задание вас отправляли ваши командиры, а сюда доставили для экспертизы. Нужно провести сеанс электрогипноза для выяснения всех обстоятельств вашего чудесного спасения!
- Так я и думал, что не скажешь правду! – тяжело вздохнул Андрей.                – Хорошо, не хочешь отвечать, не отвечай! Скажи тогда вот что, после этой своей экспертизы, выпустите или так и будете здесь связанным держать? – поинтересовался он.
- Зачем нам вас держать? – наигранно удивился Гоев. – Сразу же отпустим! И сейчас же прикажу, чтобы развязали! Санитары! – позвал он, – освободите пациента! Он как я вижу не представляет никакой угрозы для окружающих!
Санитары в сопровождении охраны появились у двери.
- Развяжите и через двадцать минут приведите в кабинет АСТ, приказал он. – Пригласите Гордонова с химреактивами!
Не дожидаясь когда Андрея развяжут, Гоев быстро убежал в свой кабинет.
Санитары с опаской сняли с Турова смирительную рубашку и также быстро покинули карцер.
Андрей стал разминать затёкшие руки и ноги.               

Мария отбросила фотографию, понимая, что следить за его дальнейшей судьбой не только бессмысленно, но и преступно. Так она просто напросто потеряет драгоценное время.                Мария подошла к двери и тихо постучала. Открылось окошечко, знакомый голос Винника произнёс:
- Говори!
- Владимир! – доверительным голосом обратилась к нему она. – Я пока не успела вам помочь, но я обязательно помогу. А сейчас мне нужна ваша помощь! Я надеюсь, что вы не откажетесь! Я верю, что вы поможете во что бы то ни стало! От этого зависит жизнь человека, жизнь можно сказать моего сына! Я могу надеятся на вашу помощь!? 
- Если это в моих силах, то помогу, – спокойно ответил Винник – Если конечно смогу?
- Вы сможете, вы обязательно сможете! – воодушевилась Мария.                – Вам нужно сейчас же передать в карцер записку и гребень. Там находится Андрей Туров под номером 824. Ему через двадцать минут хотят делать химию-терапию и стимуляцию головного мозга током высокой частоты. Вы знаете, вы понимаете, это или смерть или потеря рассудка, что впрочем одно и то же! Я сейчас напишу записку, а вы её ему передадите, хорошо!? – с надеждой взглянула она на него через окошко.
- Попробую!? – по-прежнему спокойно, ответил тот.
Мария взяла карандаш, листок и быстро написала:
«Андрей, ты абсолютно прав во всех своих подозрениях! Именно Гоев хочет тебя убить! Беги! Передаю тебе гребень твоей матери, он тебе пригодится! Когда освободишься, не старайся бежать к выходу, поднимись на третий этаж и найди палату 31. Я тебя там жду! Лена!»                Немного подумав приписала: «А нас ждёт старец на озере».
- Удачи тебе Володя! – передав записку и гребень, пожелала она охраннику.
Услышав щелчёк замка в двери своей палаты, Мария поняла, что Винник прочитал записку и начал им помогать. Она села на кровать, и не прикасаясь к фотографии, стала с нетерпением и страхом ждать Андрея.
 
Спустившись в подвал, Винник достал из кармана пластмассовую тарелочку, положил на неё три таблетки аскорбиновой кислоты и подошёл к входу.
- 824 в какой камере? – обратился он к охраннику. – Лекарства приказано дать!
- Здесь сидит! – открывая карцер ответил тот. – Ты поосторожней с ним, говорят очень опасен! – предупредил его старшина.
Винник понимающе кивнул и вошёл в камеру.
- 824 примите лекарства которые вам назначили, - громко, чтобы слышала охрана, произнёс он.                Андрей, подозрительно посмотрев на него, потом на тарелку, не двинулся с места.
Винник подошёл к нему, достал из кармана записку и гребень, молниеносно сунул их в руки Андрею, и мимикой стал показывать, чтобы тот немедля их спрятал. Андрей быстро убрал всё запазуху, а Владимир, проглотив таблетки с деловым видом вышел из карцера.
Когда охранник запер засов, Андрей вплотную подошёл к двери, и присев на корточки, начал читать записку. Не веря своим глазам он перечитал её несколько раз. Потом порвал на мелкие кусочки и съел. Достал гребень, стал его внимательно рассматривать.
- Если это уловка полковника, - думал он, - то они меня хотят застрелить при попытке к бегству. Нет, не то! Об озере и старце кроме Лены никто не знает!!! Но как она здесь оказалась??? Неужели её тоже взяли в оборот!? Тогда надо идти напролом!!! Других вариантов нет! Если она правда там, то таким ножичком я ей дорогу постараюсь прочистить, – холодно улыбнувшись, попробовал он на палец костяное лезвие. - Гребень моей матери???
Андрей закрыл глаза стараясь вспомнить хотя бы что-то из своего детства.
Дом, качели, которые он видел в своём видении в океане, легко всплыли в памяти. Мама с распущенными косами расчёсывает волосы гребнем.
- Да, точно, это гребень моей матери! Но откуда он оказался у Лены? Всё, некогда думать!!! – решил Андрей. – Всё выяснится потом! Сейчас главное окончательно убедиться в замыслах Гоева и если что, принимать бой!
Он оторвал от тельняшки полосу материи и привязал гребень к бедру.
Буквально через минуту за ним пришли санитары.
Поднявшись на второй этаж административного здания они пришли в лабораторию. Андрея положили на специальную кушетку застеленную жёлтой клеёнкой. Вафельными полотенцами привязали руки и ноги.
Убедившись, что Туров крепко привязан, они позвали Гоева.
Полковник не заставил себя ждать.
- Вышли все отсюда! – войдя в кабинет, грубо отослал он санитаров. Те быстро покинули помещение.
- Ну что, Андрей Борисович, вы хотели узнать в чём причина того что с вами происходит? – промолвил тот. – Извольте, я готов напоследок удовлетворить ваше любопытство, а заодно и облегчить свою душу! 
Гоев встал напротив Андрея смотря ему в глаза.
- Жизнь и судьба распорядились так, что я оказался виновником гибели ваших родителей. Правда, ваш отец погиб на Карибах не совсем по моей вине, но вот ваша мать, погибла по моему распоряжению, здесь и именно на этом месте! Она захотела правды, захотела  выяснить кто повинен в смерти её мужа, решила протестовать против существующей системы. Но есть мы, люди, которые призваны уничтожать паршивых овец в послушном стаде.
И мы стоим на своём посту, выполняем свой долг, не смотря на временные трудности.
- Мы, это кто? – поинтересовался у него Туров.                – Мы, это государственная безопасность, как бы она теперь не называлась! – ответил Гоев.                – Я вроде не замечал за собой антигосударственных настроений, - заметил Туров. – Хотя сейчас речь не обо мне. Скажи, полковник, кто повинен в смерти моего отца?                - Шишлов Иннокентий Никодимович! – ответил Гоев. – Был у меня такой помощник, был, да сплыл!                - Испугался временных трудностей, - ухмыльнулся Андрей.                – Нет, не испугался! Он их использовал в корыстных целях! И в наших рядах есть свои паршивые овцы.                – Так что же вы их не уничтожили, или руки коротки? – вновь ухмыльнулся Туров.                – Не советую иронизировать, майор. Не в вашем положении иронизировать, - невозмутимо продолжал Гоев. – Дойдут руки и до Шишловых. Дайте время. А пока у меня на повестке дня, Туров Андрей Борисович!                - Торопишься замести следы, хочешь поскорее избавиться от свидетеля, - пытаясь пододвинуться поближе к руке, чтобы достать костяной гребень, заметил Андрей. – Попутал ты полковник, личное с государственным.                - Даже если бы провидица не напророчила мне гибель от Андрея Турова, - не обращая внимания на его слова, продолжал Гоев, - я всёравно бы от вас избавился! Потому что всё тайное рано или поздно становится явным. Вы опасны для меня майор, поэтому вас необходимо уничтожить!
- Если провидица предрекла, значит так тому и быть! – с угрозой в голосе промолвил Андрей. – Можешь считать себя покойником полковник. Если Василий о тебя руки марать не стал, то я не побрезгую!
- Твоего Василия ждёт та же участь, что и тебя! – ответил Гоев. – Его отец вместе с твоим пропал на Карибах! И Раков мне также опасен, потому что догадался, кто вытащил из радиомаяка батарею!
- Ну ты гад! – выдохнул Туров, – каких свет не видывал.                Андрей стал с остервенением вращать кистью руки, чтобы ослабить узел на полотенце.                - Что-то я заговорился! – заторопился Гоев, видя его манипуляции.                - Не стоит тянуть время и испытывать судьбу! Сегодня я её изменю так как мне хочется! Прощай!
Он резко развернулся и вышел из кабинета.
Андрей, насколько это было возможно, подтянул руку, быстро разорвал трико, нащупал гребень, и перерезал полотенце. Освободив руку он быстро перерезал остальные полотенца сделав вид, как будто привязан.                В кабинет, с деловым видом, вошёл Гордонов. Он взял электроды и стал их прикреплять к голове Андрея.
- Сейчас мы подсоединим контактики, - бубнил он, - сделаем в вену укольчик и посмотрим, что там в вашем подсознании.
- Жить хочешь!? – взяв за галстук, притянул его к себе, Туров.
Тот часто-часто заморгал глазами и в знак согласия что-то беззвучно пошевелил губами.
- Тогда снимай чепчик, халат, ложись и быстро привязывайся!
Гордонов моментально занял освободившееся место и быстро выполнил всё, что ему было сказано.
Андрею осталось привязать к кушетке его руки, проверить узлы на ногах. В довершение он отрезал гребнем галстук, и заткнул тому рот.
- Нацепить бы тебе твои контактики, да времени у меня нет! – заметил он. – Лежи и не рыпайся!
Туров надел халат, чепчик, посмотрел на свои босые ноги, снял с Гордонова ботинки, надел их. Вышел из кабинета, огляделся. В конце коридора стоял охранник. Туров неспеша пошёл в другую сторону. Увидев лестницу ведущую на третий этаж, поднялся наверх. В надзирателе стоящем у прохода, Андрей узнал того самого человека, который передал ему записку. Спрятав обратно в карман халата, вытащенный было гребень, благодарно кивнул и вошёл в указанную им, тридцать первую палату.    
У распахнутого окна стояла Мария.
- Вилка, что с тобой, как ты сюда попала!? – бросился он к ней.                – Лен, ты поседела!!! – испуганно произнёс он, увидев седые волосы. – Убью сволочей!!
Туров достал из кармана гребень, готовый идти напролом.                - Стой! – приказала ему Мария. – Прыгай в окно и хватайся за ветки,
ты сможешь!                Андрей выглянул в окно, оценил ситуацию.
- Я может быть и смогу, но ты не допрыгнешь! – сказал он ей. – Я тебя одну здесь не оставлю, пойдём искать выход!
Он обнял Марию и хотел поцеловать.
- Я не Лена, я её мама! – широко раскрыв от смущения глаза, отстранилась Мария. - Это в записке я назвалась Леной, чтобы ты поверил!                Андрей остолбенев, раскрыл рот.                – Не время сейчас удивляться! Прыгай скорее и уезжай на озеро, Лена тебя там найдёт! 
Мария сорвала с кровати простынь, свернула её в жгут и протянула Андрею.
- Прыгай сынок, прыгай скорее, дочке передай что я жива, здорова, и мечтаю о встречи. Мама твоя здесь была, теперь наверно на свободе. Ты найди её.
- Гоев мне сказал, что её убили здесь в больнице! – ответил Андрей.
Велесова поражённая этой вестью, закрыла ладонями лицо.                – Вот возьмите, это ваша память о ней, - протянул он ей гребень.                - Мне он очень помог, но думаю здесь вам он нужнее. Вы с Леной абсолютно похожи, одно лицо, только голоса разные.
- Найди на озере слепого старца с собакой! Надеюсь знаешь где он, - поцеловала его в лоб Мария.
- Кажется знаю! – ответил Андрей, вскочил на подоконник, и сильно оттолкнувшись, прыгнул на дерево.                Соскользнув вниз по обломившейся ветке, он зацепился простынёй за сучёк, и раскачавшись, перемахнул через стену.
Мария наблюдала из окна палаты, как перебежав дорогу, Туров скрылся в зелени парка.
В этот момент истошно завыла охранная сигнализация. Чтобы не привлекать внимание бегающих по периметру охранников, Мария закрыла окно, и радостная легла на кровать. Она уже забыла когда в последний раз так ликовала. Ей безумно хотелось чтобы сию минуту появился Святогорич, и она, не взирая на все предупреждения, рассказала об их с Андреем, победе.   

  В аэропорту «Внуково» Лену и Катю встречал профессор кафедры археологии, Фридман Илья Аронович. Он был немного похож на своего отца, погибшего восемнадцать лет назад в заключении.
Такой же спокойный и рассудительный. Седая кудрявая шевелюра, придавала еще несколько лет к его пятидесятипятилетнему возрасту.
Увидев, выходящих из зала прилёта девушек, он устремился к ним.
- Елена Алексеевна, Катенька, голубушки! – приветствовал он их. - Я весь на нервах! Они взлетают когда хотят, они прилетают когда хотят, не думая о том, что я вас жду и вы везёте бесценный груз!
- Здравствуйте Илья Аронович! – с радостными улыбками на лицах, поздоровались с ним девушки. – Не беспокойтесь, мы здесь и находка с нами, - показала коробку Лена. – С рейсами конечно полная неразбериха, но сами понимаете, курортный сезон.
- Если бы вы через контроль с нами проходили, то наверняка инфаркт получили, - возмущённо заметила Катерина. – Он звенит, а они говорят: покажите, что у вас. А я говорю - не имеете права, а они говорят...
- Катерина! – одёрнула её Лена. – Успокойся, всё уже позади. Илье Ароновичу, это совсем не обязательно знать!
- Вы что голубушка, – испуганно посмотрел он на Велесову, – не оформили сопроводительные документы?
- Если бы я их не оформила, мы ничего бы не смогли самолётом привезти! – улыбнулась Лена. – Я просто не дала Кате договорить!
- Поехали скорее в университет! – заторопился Фридман. – Машина у подъезда!
Девушки с улыбкой переглянулись и поспешили за профессором.
Волга, в которую они сели, вырулила с территории аэропорта и помчалась в Москву.
- Судя по вашему описанию Елена Алексеевна, этот драгоценный камень с начертанной на нём криптограммой, ни что иное как истина духа, любовно поглаживая коробку заявил Фридман. – Если её расшифровать, то можно приблизиться к небесам. Получать информацию от микрокосма.
- По-моему на нём выгравирован рунический знак, - заметила Велесова. –  Если я не ошибаюсь, человечество утратило способность их понимать. Последний кто это мог делать, Иисус Христос! Помните, беседу маленького Христа с учителем. Когда он объяснял тому, что значит каждая буква алфавита.
- Я с вами согласен, но отчасти! – воодушевился Фридман.
– Несомненно, независимо какой древний алфавит, будь то еврит, греческий, тем более китайские или египетские иероглифы, имеет смысл каждой буквы. А относительно рун... Значение некоторых из них известно.
- Приведите пример? – перебила его Лена.
- Ну хотя бы свастика! Символ движения Вселенной. Или sowelu знак отличия СС. Это символ энергии Солнца и концентрации жизненных сил человека, – ответил профессор. – Теософы фашистской Германии очень серьёзно подходили к этому вопросу.
- Вы интересуетесь фашистским оккультизмом, – удивилась Катерина.
- Всё надо изучать голубушка, – заметил Фридман. – Тем более знать, почему Гитлер, неся идею востановления власти мифологических богов, возвращения им их утраченной силы, стремился полностью уничтожить некоторые рассы, в том числе и рассу вашего покорного слуги. Я примерно представляю, причины этого стремления, но считаю, что это заблуждение, роковое заблуждение, - покачал он головой. – Человек, как и всё в этом мире, Божье создание и если он рождён, то так надо было Господу. 
- Гитлеру нужно было мировое единовластие, а по Библии владыкой мира становится совсем другой народ, - вставила Катерина.                – Смотря как толковать, голубушка, смотря как толковать! – заметил Фридман. - В средние века считалось, что Господь для человечества написал две книги: ту, которую мы называем Библией, и ту, которая именуется Универсумом. Наш долг, дать им толкование, – после некоторой паузы продолжал он. – Борхес, исследуя феномен ясновидения Эмануэля Сведенборга, который как сейчас принято говорить, вступал в контакт с Высшей Силой, затронул эту тему. Сведенборг предпринял толкование первой книги. Он допускает, что каждое слово Писания имеет высший смысл, и разрабатывает огромную систему скрытых значений. Камни у него означают истины природы;  драгоценные, как я уже сказал, истины духа; светила – божественный разум; лошадь – верное толкование Писания, но также и его софистическое извращение.                – Кстати, – заметил профессор. – Троица у него означает ненависть к отчаянию, а Триединство, как вы знаете, кумир всех времён и народов. От символического прочтения Библии, - продолжал тот.                – Сведенборг переходит к символическому прочтению Вселенной и нас самих. Солнце Рая – это отражение солнца духовного, являющегося, в свою очередь, образом Бога.
Лена и Катерина внимательно слушали разговорившегося Фридмана.
- На земле нет ни единого живого существа, - продолжал тот. – Чья жизнь не зависила бы от постоянной заботы Господа. Де Куинси, читатель Сведенборга, сказал, что самые ничтожные вещи – это таинственные зеркала самых важных.                - Ещё позже Карлайль напишет, что всемирная история – это текст, который мы обязаны читать и писать непрерывно и где пишется о нас. Так что читайте и пишите голубушки мои, и как можно больше, – обратился он Лене и Кате.
- Продолжайте Илья Аронович, продолжайте, - попросила его Лена.                – Получив озарение свыше Сведенборг понял, что у Господа есть тысяча способов тронуть человеческое сердце, и что бесполезных книг не бывает, - продолжал Фридман. - Уже Плиний Младший писал, что даже в самой дурной книге есть что-нибудь полезное. Позже эту синтенцию приводит Сервантес. – заключил он. 
- Илья Аронович! – обратилась к нему Катерина. – Я читала что Гитлер считал объявленную им всей Европе войну не обычной войной, а космической битвой, в которой он готовил новый эволюционный виток человечества. Что солнечный период человека подходит к своему концу и наступила очередь сверхчеловека, человека – бога.
- Это Геббельсовская астрологическая пропаганда, – махнул рукой Фридман. – Германия 30-х годов была Меккой  астрологов. Самым выдающимся или самым ловким, был швейцарский астролог Крафт. Он, опираясь на четверостишье Нострадамуса предсказал превосходство немецкой рассы над другими и победу Германии в грядущей войне. И всё бы протекало может быть по другому сценарию, не предскажи он покушение на Гитлера, которое на самом деле произошло 9 ноября 1939 года в мюнхенском кабачке «Бюргер-брау». После взрыва бомбы, Гитлер поставил его во главе группы «придворных астрологов», к которым прислушивался не только он, но и вся правящая верхушка Третьего рейха – Геббельс, Гесс, Гиммлер, Розенберг. И теперь уже на историческом примере можно с уверенностью сказать к чему приводит некомпетентность, – подвёл итог профессор.
- Я сейчас вспомнила «Книгу Велеса» писаную волхвом Ягайло Ганом, которую переработал Асов, - вступила в разговор Лена. – Там сказано: « У каждого рождённого на Земле живого существа, в том числе и человека, - своё предназначение. Безумно стремиться к тому, чтобы всем подражать пути волхвов, жрецов, предсказателей, либо всем стать воинами, торговцами, крестьянами. Один из признаков Конца Света – это то, что жрецами начнут признаваться крестьяне или торговцы. Жрецы и князи тоже займутся не своим делом».
- Тогда наш уходящий двадцатый век Конец Света, – заметил Фридман. – Всё перевернули с ног на голову.
- А говорят в 2000году будет Конец Света, - вмешалась Катерина.
- Как вы голубушка интересно воспринимаете Конец Света? – поинтересовался у неё Фридман.
- Ну как, солнце погаснет, начнётся космический хаос, столкновение планет! – ответила Катерина.
- До такого Конца Света ещё миллиарды лет! – махнул рукой профессор. – А вот до изменения человеческого сознания, до появления нового Божества достаточно одного мгновения.
Разговор пришлось прервать, так как машина подъехала к университету. Профессор с девушками вышли, направились в здание.
- Мой покойный папа занимался этим вопросом, – по пути в лабораторию, продолжал Фридман начатую им тему. – Он, исследуя в лаборатории экстрасенсорные способности человека, подметил любопытную закономерность. Подавляющее большинство целителей, ясновидящих и других экстрасенсов обнаруживают свой дар, как бы внезапно. В коре головного мозга человека происходит рекомбинация нейронных связей, которая позволяет оперировать информацией, доселе ему недоступной. Вы знакомы с идеей Вернадского о ноосфере? – посмотрел он на Лену.
- Это, если я не ошибаюсь, Единое Информационное Биополе!? – ответила та.
- Вот именно! – подчеркнул тот. – Не исключено, что вся информация, накопленная человеком во время его жизни и, собственно говоря, составляющая его личность, не исчезает после смерти, а как бы сохраняется в виде записи в неком сверхкомпьютере. Не важно, что является материальным носителем этой иформации: лептонные структуры, торсионные поля или иные образования. Главное в том, что отдельные индивидуумы могут подключаться к этому суперкомпьютеру.
- Мы с вами может быть несём ключик к этому компьютеру, – показал он на коробку с ларцом. – Представляете какие откроются возможности по исследованию древнего мира.
- Я не готова к общению с «миром духов»! – засмеялась Катерина.                – Елена Алексеевна только что говорила, что это прераготива шаманов и жрецов.                Велесова, выразительным взглядом остановила её реплику, давая той понять, чтобы не мешала фантазировать.      
Войдя в лабораторию, Фридман сразу же принялся распаковывать коробку. После того, как девушки объяснили ему как открывается ларец, он уединился в своём кабинете зарисовывая и описывая находку.
Поднявшись по лестнице к себе Лена сразу же бросилась к телефону. Набрала номер Шалаевых.
- Аллё, Надежда Николаевна! Здравствуйте, это Лена!
- Ой, Лена, здравствуй моя родная! – послышался в трубке голос Шалаевой. – Ты когда приехала?
- Я только что, прямо с самолёта. Надежда Николаевна, Андрей вам не звонил?
На том конце провода возникло замешательство.
- Леночка! – тихим голосом ответила Надежда. – Я не знаю что случилось, Николай Павлович мне не говорит, но сердцем чувствую, что что-то неладно. Он уже почти месяц сам не свой. Андрей с Василием отправились на задание и с тех пор не звонили.
Тебе бы самой с ним поговорить?
- На какое задание? – взволнованно спросила её Лена.
- Девочка моя, я не знаю! Если ты свободна, через два часа приедет Николай Павлович, тебе лучше с ним поговорить!
- Хорошо, Надежда Николаевна, через два часа я буду у вас!
Лена положила трубку, взглянула на Катерину.
- Случилось что? – глядя на неё, поинтересовалась та.
- Пока не знаю, Кать! Мне немного погодя нужно будет съездить к Шалаевым, узнать где Андрей с Василием, а ты будь здесь! У Ильи Ароновича могут возникнуть вопросы, ты в курсе всего, - рассеянно говорила она. – Хотя... Он скорее всего будет всю ночь колдовать над нашей находкой, мы ему врятли понадобимся.
Лена вновь взяла трубку, набрала номер.
- Ирина Михайловна, здравствуйте! Я только что прилетела! Как ваше здоровье? – поинтересовалась она у Беловой. – Мне ни кто не звонил?
- Здравствуй Леночка! – обрадованно ответила та. – С приездом! Я ужасно скучала по тебе! У меня всё хорошо, правда сердце немного пошаливает. Но к этому пора уже привыкнуть! Ты скоро домой приедешь?
- Только вечером! – ответила Лена. – Сделаю кое-какие дела на кафедре и сразу домой!
- Тогда я сейчас буду готовить ужин! – ответила Белова.
- Да не беспокойтесь вы! Приеду, вместе что-нибудь быстро сделаем! – стала отговаривать её Лена. – Вы мне не ответили... Мне кто-нибудь звонил?
- Нет, не звонил! – ответила Белова. – От кого ты ждёшь звонка? А-а, всё понятно, нет Леночка, он не звонил!
- Ну хорошо Ирина Михайловна, до вечера, целую!
Лена положила трубку. Беспокойство всё сильней овладевало ею.           – Катенька, вещи я завтра домой отвезу, пусть пока тут лежат, - глядя на сумку решила она. – Сегодня я уже не появлюсь! Всё! Поеду к Надежде Николаевне. Нет сил ждать!                Попрощавшись с Беляковой Лена поехала к Шалаевым.   

Где, не может быть!? – с криком ворвался в сопровождении охраны в кабинет АСТ, Гоев.
На кушетке, тараща на них глаза, лежал привязанный Гордонов.
- Где он!? – вырвав у того изо рта кляп, спросил полковник.
- Не знаю, он каким-то образом освободился, и чем-то ударил меня по голове. Я потерял сознание. Очнулся привязанным на кушетке. – врал Гордонов.
- Оцепить всю территорию! – заорал начальнику охраны, Гоев. – Стрелять без предупреждения!
- Он уже за территорией больницы. Убежал из окна тридцать первой палаты, – доложил начальник.
- Ведьма! – прошипел Гоев. – Её работа!                Глаза полковника налились кровью.                - Чего стоите!? – снова заорал он на охрану. – Поднимайте все местные отделения милиции, оцепите парк, от вас сбежал особо опасный государственный преступник. Всех пересажаю!
Гоев побежал к себе в кабинет, бросился к телефону.
- Иннокентия Никодимовича! – набрав номер, срывающимся голосом, произнёс он в трубку. – Гоев, спрашивает! Быстрее соединяй!
- Слушаю тебя, полковник, что случилось? – послышался в трубке голос Шишлова.
- Случилось, Кеша, случилось! Туров сбежал!
- Прямо с электрического стула!? – ехидно поинтересовался тот.
- Именно оттуда! – заорал Гоев. – Через ведьмино окно убежал, явно с её помощью!
- Говорил я тебе, не расслабляться с ней! – упрекнул его Шишлов.                - Устроил из тюрьмы санаторий!
- Не о том Кеша, не о том говоришь! – взмолился Гоев. – Помоги мне его поймать! У меня теперь такое чувство, что постоянно на лбу перекрестие оптического прицела. Я сдуру рассказал ему про мать, про отца, тебя упомянул. Он теперь нас в покое не оставит!
- Вкрутил-таки меня! – воскликнул Шишлов. – Одному помирать скучно?                - По глупости, Кеша, по глупости! Я думал с покойником разговариваю!                - Ты в управление сообщил о побеге!? – перебил его Шишлов.
- Пока нет! Ты думаешь надо!?
- Не надо! – приказным тоном ответил тот. – Пока мои будут работать, ФСБ будет только наблюдать за их работой!
- Я линейную милицию на ноги поднял! – доложил Гоев.
- А-а, пустое! Эти ни чего не смогут! Они такую рыбину не поймают, но пускай побегают, на то они и легавые! – ответил Шишлов. – Ты вот что мне скажи, как думаешь, куда он побежит?
- Может скрыться под крышу ГРУ, - предположил Гоев. – Может забежать домой переодеться, может к Велесовой поехать, может к Шалаевым, может на свою базу!
- Он не такой идиот как ты! – заорал Шишлов. – Он ни куда, из того что ты перечислил, не пойдёт! Он отлично понимает, что там на него уже устроили засады. Позвонить, правда, может, тогда мы его сразу вычислим и обложим! Ты мне вот что скажи, где он затаится!?
- Этого я не знаю! – ответил Гоев.
- Тогда иди тряси ведьму! – снова заорал Шишлов. – Она наверняка знает! А если будет молчать, дочку забери и прямо на её глазах заколи!
- Понял, Иннокентий, понял! Ты пришли ко мне своих, я им фотографию Турова передам!
- Не надо, - ответил Шишлов. - Ты что, не помнишь, у меня раньше вас их фотографии в картотеке появились.
- Кеша, я на тебя надеюсь! – снова взмолился Гоев. – Помоги!
- На бога надейся, а сам не плошай! – ответил тот и повесил трубку.
- Здравствуй Леночка, здравствуй доченька! – поцеловала её в дверях Курина. – Проходи, не стесняйся! Загорела то как! – разглядывала она её.
- Надежда Николаевна, Николай Павлович уже пришёл? – поинтересовалась у той Лена.
- Звонил, с минуты на минуту будет! Одевай тапки, проходи на кухню, – предложила ей та.
Лена прошла на кухню, присела к столу.
- Устала я! – пожаловалась ей Лена. – И скорее душевно, а не физически. Всё это время сердцем чувствую, что что-то не так!
- А ты ложись, поспи, - участливо предложила ей Шалаева. – Сон всё лечит.
- Да что вы, Надежда Николаевна, какой сон? – грустно улыбнулась Лена. – Узнать бы скорее, что с Андреем, где он? И тогда можно спокойно отдыхать. Вы мне лучше дайте чая покрепче!
- Даю, даю! – засуетилась у плиты Курина.                - Надежда Николаевна!? – обратилась к ней Лена. - А раньше бывали такие случаи когда Андрей с Василием надолго проподали?
- Чего только Леночка за это время не бывало! – присела перед ней, за стол, Шалаева. – Однажды они тоже молчали, а я от подруги узнала, что Василий в госпитале, с ранением лежит. Ой! – спохватилась она, увидев испуганное лицо Лены. – Ты ничего такого не подумай, это совсем не значит, что сейчас что-то с Андреем. Я правда не знаю, что с ним!
- Это и ужасно, что вы не знаете! – вздохнула Лена.
Раздался звонок в дверь.
- Наконец-то, Николай Павлович пришёл! – вскочила со стула Курина и побежала открывать дверь.
- Здравствуй, Елена Михайловна! – вошёл на кухню Шалаев. – С приездом!
- Здравствуйте, Николай Павлович! – поднялась со стула Лена.                – Сиди, сиди, - усадил её тот. – В ногах правды нет!                Он снял генеральскую фуражку, китель, отдал Куриной, и сев напротив, внимательно посмотрел на Лену.
- Врать не буду, вилять не буду, ты девушка взрослая, должна принимать всё как есть! – после некоторой паузы, начал он. - По официальной версии, Андрей пропал без вести в Индийском океане при выполнении особо важного задания.
- Господи! – со слезами в голосе вскрикнула Надежда.
- Но я в его гибель не верю! – строго взглянув на жену, продолжал Шалаев. – Не тому я их учил, чтобы так просто погибать!
- Василий тоже пропал!? – упавшим голосом спросила Лена.
- Нет, с Василием всё нормально! Он сейчас временно на «Гангуте». Это наш корабль, бывшая тренировочная база на Учинском водохранилище. До выяснения некоторых объстоятельств, я ему запретил появляться в городе! Но ты, если хочешь, можешь навестить его в любое время!
- Спасибо, я обязательно к нему поеду. Есть надежда, что Андрей вернётся, – глядя ему в глаза спросила Лена. – Говорите всё как есть!
- Не знаю, девочка, не знаю! – помрачнел Шалаев. – Знаю только одно, Андрей Туров, майор спецподразделения «Скат», за выполнение задания по установке радиомаяка на американскую подводную лодку, удостоен звания Героя России. Он был отличным боевым пловцом.
- Был, – побелев, переспросила его Лена.
- Скат – 13 был, есть и будет, – уверенно произнёс генерал.
- Как вы сказали, – подхватилась та. – Скат -13?
- Да, – кивнул, насторожившись Шалаев. – Это позывной Андрея.
- Я этот позывной где-то уже слышала, – задумалась Лена.                - Он жив, – гордо выпрямилась она. – Я вспомнила!!!                Седьмого июля в посёлок «Ильич» на Тамани, прилетел вертолёт, и мне девушка-почтальон сказала, что он забрал нашего разведчика, который назвался Скат-13!!! Именно Скат-13! Кто-то ещё мог так называться? – вопросительно посмотрела она на генерала. 
- Нет, исключено, никто на Тамани, кроме ГРУ и ФСБ, не мог знать этого позывного, – ответил Шалаев. – Ты всё верно говоришь девочка, – с недоверием посмотрел он на неё. –  Седьмого июля Андрей физически не мог оказаться на Керченском проливе, ты ни чего не перепутала?
- Да нет же, я точно помню, Скат – 13, – убеждённо ответила Лена.
- И Катерина слышала. Хотите позвоню, она тоже вспомнит?!
- Это роли не меняет, звонить никуда не надо, – заторопился воодушевлённый Шалаев. – Звонить буду я! А вы мне тут нюни не распускайте, я же говорил, не такой он, наш Андрей Туров, чтобы в огне гореть или в воде тонуть! Ты вот что? – снова обратился он к Лене. – Вертолёт видела?
Да, когда он улетал, – кивнула та.
- Примерное время, вспоминай как можно точнее?
- Четырнадцать тридцать! – уверенно ответила Лена. -Мы всегда в это время на почту за письмами приезжали. 
- Молодец, – хлопнул тот её по плечу. – Разведчица!
 Генерал ушёл в комнату и набрал номер телефона Прогонова.
- Сергей Владимирович, Шалаев говорит, – начал он. – У меня, на первый взгляд, странная информация появилась. Но она в любом случае заслуживает серьёзного внимания. Седьмого июля, примерно в четырнадцать тридцать из посёлка «Ильич» что на Таманском полуострове... Да-да, именно оттуда… вертолёт забрал человека назвавшегося Скат-13.
- Николай Павлович, – послышался в трубке удивлённый голос Прогонова. – Операция проходила пятого июля, вы что, шутите!?
- Никак нет товарищ генерал, – ответил Шалаев. – Нужно срочно поверить эту информацию. Встретиться с той дувушкой, которая работала в тот день на почте и узнать у неё подробности.                - Если информация подтвердится, узнать какого ведомства вертолёт. Вылет наверняка зафиксирован, время указано, надо проверять! Чем чёрт не шутит, вдруг это правда Андрей. А если нет, то хотя бы разобраться в том, откуда всплыл позывной Турова!
- Хорошо, я сейчас дам указание, а ты пошли на Тамань своих ребят, – ответил Прогонов. – Но думаю это деза! Завтра всё станет ясно!
Шалаев положил трубку, прошёл на кухню.
- Так, – произнёс он садясь перед Леной. – Всё завертелось и должно закончиться хорошо! Интуиция меня ещё не подводила. Завтра всё станет ясно! Ты мне вот что скажи девочка? – взглянул он на Лену.        -Твоя тётка, с которой ты живёшь в Мытищах, по какой линии тебе родной приходится?
- По отцовской, – недоумённо ответила та.
- А ты о ней раньше, от своих родителей, что-нибудь слышала?
- Я родителей плохо помню, не то что тётку, – ответила Лена. – А вам это зачем?                - Да так, выясняю по работе некоторые объстоятельства. Хочу кое в чём разобраться! Завтра, надеюсь, выясню всё окончательно, и тогда поговорим.
- Я завтра узнаю где Андрей, – вопросительно посмотрела на него Лена.
- Узнаешь Елена Михайловна, всё узнаешь, – пообещал Шалаев.

Пробежав минут двадцать по лесопарку, Андрей остановился перевести дух. Прислушался. В мареве душного дня стояла полная тишина. Только незнакомая ему пташка, писклявым голосом сварливо возмущалась незванному гостю. Вдали послышался глухой лай собаки идущей по следу.
- Этого мне ещё не хватало! – вслух произнёс Туров и побежал дальше. Через несколько минут он услышал гул автотрассы. Это была Московская окружная дорога. Туров вышел на трассу и улучив момент когда не было проносившихся мимо на огромной скорости машин, перебежал на другую сторону. На обочине стоял Камаз. Водитель, подвесив сзади на крюк промасленное ведро, сел в кабину, завёл двигатель и машина медленно стала выезжать на трассу. Андрей вскочил на отбойник, зацепился за запор. Проехав таким образом примерно два километра, он, дождавшись когда машина потеряет скорость, спрыгнул и скрылся в прилегающей к дороге лесополосе. Идя по одной из тропинок, изрезавшим вдоль и поперёк весь лес, Андрей вышел на луговину. Судя по обстановке, это был летний лагерь бомжей. На натянутой, между двумя деревьями, проволоке, сохли видавшие виды лохмотья. Два шалаша, стоявшие друг против друга, были покрыты полиэтиленовой плёнкой. Судя по тишине, хозяев на месте не было. Андрей заглянул в один из шалашей. В лицо пахнуло табачным дымом и прелым запахом старых тряпок. Отшатнувшись, он подошёл к костру и заглянул в котелок. Как ни странно, тот был чисто вымыт. Андрей огляделся по сторонам, увидел рядом старый холодильник, который видно теперь служил обитателям стоянки, шкафом. В нём он нашёл коробку чая и воду в пластиковых бутылках. Предусмотрительно понюхав и то и другое, развёл костёр и стал готовить чай.
- Ща, забью и закопаю! – услышал он за спиной мальчишеский
голос. – Греби отсюда, пока мужиков не позвал!
- Да что же это такое, меня сегодня все убить хотят! – засмеялся Андрей, взглянув на тринадцатилетнего пацана, державшего в руке ржавую трубу. - Дай хоть напоследок чаю попить!
- Ты его куплял, чтобы пить?! А ну, выворачивай карманы, чё натырил?   
- На тельняке карманов не бывает, - ответил ему Андрей. -  Бросай трубу и иди сюда, перетереть кое что надо. Сразу не загасил, теперь не понтуйся!
Парень услышав родную речь, с опаской приблизился к нему.
Внимательно осмотрев Андрея, он остановил взгляд на тутаировке. Сквозь загар на плече просматривался скат с изогнутым для удара хвостом и цифрой 13 на его крыльях.
- Ты чё, в бегах!? – вопросительно посмотрел на него пацан.
- Угадал, сегодня нарезал! – кивнул Туров. – Часа полтора назад!
- А я смотрю на той стороне «бобики» шастают, менты машины шерстят! – серьёзно закивал парень. – Значит это тебя ищут, а ты спокойно чай пьёшь? Крутой!!! – уважительно посмотрел он на Андрея. – За чё взяли!?
- Да не за что! – пожал плечами Туров. – Сам понять не могу!?
- Все так говорят! – махнул рукой пацан. – Если не знаешь за чё, значит уголовного кодекса не знаешь!
- А ты грамотный, как я посмотрю? – взглянул на него Андрей.
- Кодекс надо знать, – подняв вверх палец, нравоучительно заметил мальчишка. - Так легче защищаться. Муха говорит: « с волками жить, по волчьи выть»! Тебе заныкаться на время надо, - назидательно продолжал он. - Здесь, не вариант. Муха как питдать сдаст! Он, ради того чтобы его не трогали, сразу сдаст!
- Посуда есть!? – прервал его Андрей. – Чай готов.
Мальчишка сходил к шалашу, принёс две фарфоровые чашки без ручек. 
- Тебя как звать-то? – наливая чай, поинтересовался у него Туров.
- Ты имеешь ввиду моё погоняло? Нац! – назвался парень.
- Я имею ввиду имя, а не кличку, – улыбнулся Туров.
- А тебе зачем моё имя! Меня по имени ни кто не знает, – удивился тот. – Вообще-то Ванька Зуев.
- Меня Андрей зовут! – представился в свою очередь Туров. – Может со мной пойдём Иван!? У меня есть очень красивое место где заныкаться можно. Там чистота, природа, рыбу ловить будем. И стукача Мухи нет.
- Не-е, там работать надо. А здесь деньги сами в руки плывут. Как говорится, чем ближе к Москве, тем ближе к деньгам.                Иван отхлебнул из чашки чай, сморщился, глядя на Андрея.
- Это же просто чай, а не чефирь? – удивился он.
- Я чефирь не пью, он дыхание нарушает, - ответил Туров. – И тебе не советую!
- Не пойму, ты кто? – внимательно посмотрел на него пацан. – На вора не тянешь, у них глаза злые. На бандита тоже не похож, базар не тот. Но одно чётко знаю, не фраер!
- Может я серийный убийца! – ухмыльнулся Андрей. – Смотри как менты с ног сбились!
- Не-е, не убийца! У убийц мания величия! Ты военный. У меня отец тоже военным был! – заключил Иван.
- Умер? – с сочувствием спросил Андрей.
- Погиб вместе с матерью в Душанбе два года назад. Мы сами из Душанбе, там отец служил. 
- Пошли Ванька со мной, не ошибёшься! – вновь предложил Туров.  – Чем дальше от Москвы, тем чище совесть!
- Не-е, сказал же не пойду. Проводить до дороги провожу, а с тобой не пойду, я здесь привык! - отмахнулся парень. – Туда, - указал он рукой в сторону юга. – Балашиха.  Туда – Ярославка. Тридцать минут ходу.
- Ну тогда пошли проводишь к Ярославке! – поставив на землю чашку, встал Андрей. – Пока твоя навозная Муха не пришла!
- Погодь! – остановил его пацан. – У тебя треники рваные. Куда ты в таком виде пойдёшь?
Он юркнул в шалаш, покопался в сваленном в кучу барахле, и вынес довольно приличный джинсовый костюм. Андрей с сомнением понюхал подарок, но чтобы не обидеть хозяина, переоделся. К тому же Ванька был прав. В рваных трениках и тельняшке ему достаточно было дойти до первого милиционера.
По тропе они вышли на лесную дорогу и направились к трассе.
- Твоя кличка, что значит? – поинтересовался у Ивана, Андрей.
- Нац, это сокращённо националист! – гордо ответил тот. – Мы с пацанами за чистоту рассы. Нацмены показали зубы, теперь мы покажем. Россия для русских! Чтобы не одного чурки в Москве не осталось! Они из нас беженцев сделали, наступит время мы из них бомжей сделаем!
- Ты мне Вань вначале умным показался! – улыбнулся Туров. – Психологом даже!!! А сейчас байду какую- то лепишь!? Послушай меня. Россия, как и Америка, страна многонациональная. И русский это скорее не национальность, а принадлежность к одной шестой части земного шара. Американцы тем и сильны, что не делят себя на нации. У них, будь ты швед, ирландец, француз, нигериец, одно название – американец. Это не национальность, это территориальная принадлежность. А у нас даже Киевская Русь, стала отдельная национальность.
- Вот и пусть хохлы у себя живут, а сюда не лезут! Все рынки и вокзалы забили. Мы их на игре «Спартак» Москва – «Динамо» Киев классно опускали. Они нам: кацапы, а мы им: ваши бабы на Тверской. Скажи классно!?
- Нормально, - кивнул Андрей. – Хохмить всегда нормально! А вот делить Россию по национальностям глупо. Так мы к десятому веку вернёмся. К Рязанскому, Тверскому, Московскому, княжествам. Слабая, маленькая страна, Вань, что утлое судёнышко в океане. Достаточно лёгкого шторма и все ко дну пойдут. Ты брось эту байду, лучше иди учиться!
- Кто бы меня взял без прописки? – засмеялся парень. – Пусть лохи учатся, а мне и на Арбате неплохо.
- На Арбате тебя рано или поздно вкрутят в уголовщину и сядешь. А после отсидки не каждый может самостоятельно на ноги подняться.        – Мафия бессмертна, в бригаду пойду, там со сроком уважают!         - Смелый ты, хвалю, но дурак, - заключил Андрей. – Жаль, если такая голова, за зря пропадёт.                За разговором они вышли к Ярославской дороге.
- Отсюда позвонить можно? – поинтересовался у Ивана, Туров.
- Смотря куда? – ответил тот. – Если в Москву, то тут недалеко есть телефон-автомат, а если по межгороду надо в Мытищи на почту идти.
- Мне в Мытищи надо позвонить, но телефон московский.
- Пошли! – позвал его Иван.
- Давай Вань я тебе номер телефона дам, ты позвонишь и спросишь Лену. Если она ответит, скажешь что Андрей ждёт её на озере. Она поймёт! А если ответит тётка, тогда тётке передай, что звонил Андрей, понятно?
- Понял! – кивнул тот. – А чего сам не хочешь?
- Светиться лишний раз неохота! – ответил Туров, нацарапав стеклом на куске руберойда номер телефона.
Парень посмотрел на цифры, после чего выкинул руберойд.
- Мог просто номер сказать, у меня память стопроцентная! – похвастался тот.
Иван пошёл к посёлку, Андрей, перебежав дорогу, последовал за ним. Пройдя метров триста они подошли к магазину, возле которого стояло несколько машин. На стене, возле входа, висел телефон-автомат.
Мальчишка снял трубку, набрал номер. Было видно что он разговаривает.
Андрей в уме стал считать секунды. Досчитав до ста восьмидесяти, Туров понял что мальчика явно удерживают у телефона. Бежать на выручку было безрассудно. Он спрятался за забор наблюдая за происходящим. Не успел Иван повесить трубку, как к магазину на огромной скорости подскочил джип. Оттуда выскочили несколько верзил, бесцеремонно схватили Ивана, затолкали в машину, и помчались в обратном направлении, туда, где они только что расстались.
Опасение что телефон на прослушивании, опровдалось. Туров перешёл дорогу, подошёл к магазину. Звонить Шалаеву также было опасно. Сообщать в штаб о своём побеге не разобравшись в сложившейся ситуации, ему не хотелось. Перспектива вновь оказаться за решёткой не устраивала.
- Ты в какую сторону?! – обратился он к водителю жигулей, собирающемуся отъезжать от магазина.
- В Переславль, на рыбалку! – ответил тот.
- Возьмёшь? – улыбнувшись, вопросительно посмотрел на него Туров. - Только у меня денег нет!
- Садись, вдвоём веселее!
Машина помчалась в Переславль.

Гоев, в сопровождении Гордонова и трёх охранников из службы безопасности, вёл расследование происшествия.
- Вы видели, как из кабинета выходил пациент? – обратился он к стоявшим по стойке смирно надзирателям.
- Так точно, – ответил рослый старшина. - Но он был в халате и я принял его за вашего зама, товарища Гордонова.
- Куда он проследовал? – вмешался в разговор начальник службы безопасности.
- Спокойно поднялся на третий этаж, - ответил старшина. – Если бы он направился вниз, к выходу, тогда я должен был открыть ему дверь, - пояснил тот, - но он пошёл на третий этаж.
- Кто дежурил на третьем этаже? – вопросительно посмотрел на надзирателей Гоев.
- Я, – отрапортовал Владимир. – Сержант Винник!
- Ты видел… куда… он вошёл!? – медленно, с расстановкой спросил полковник. – И интересно… как… он туда вошёл?
- Не могу знать, не обратил внимания, – равнодушно отчеканил Винник.
- А я знаю, – несводя с него ненавидящего взгляда, продолжал Гоев. - Я знаю, что это ты, тварь замороченная, открыл ему дверь. Это ты помог ему сбежать! Ты у меня на контроле давно стоишь, – сорвался он на крик. – Кто его туда поставил? – вопросительно посмотрел он на начальника охраны.
- Это пост наименьшей ответственности, мы его вообще хотели ликвидировать, – растерялся тот.
- Ликви-ди-ровать, – задохнулся от негодования Гоев. – Я вас всех ликвидирую, козлы! Тридцать первая палата, была, есть и будет объектом особого наблюдения, - рявкнул он. - Вы меня поняли!?
Так точно! – вытянулся начальник по стойке смирно.
- Взять его, – кивнул Гоев на Винника. – В карцер! Степан Степанович, – повернулся он к Гордонову. - Оформите как буйно помешанного, я его сам лечить буду!
Охранники схватили Винника и повели в карцер. Остальные надзиратели испуганно следили за происходящим.
- Идите по своим рабочим местам, – приказал им Гоев. – И отныне без ежедневного инструктажа к работе не приступать! Усильте внешнее наблюдение, – приказал он начальнику охраны. – Чтобы ни одна муха не могла влететь на территорию больницы. Я в тридцать первую, - повернулся он к заму, – пойду разберусь!
Гордонов, с видом побитой собаки, понимающе закивал, двое из службы безопасности последовали за полковником, готовые в любую секунду броситься на его защиту.
Ворвавшись в палату Марии, Гоев застал её застывшей в трансе перед фотографией дочери.
- Всё колдуешь ведьма, – вырвав фотографию из её рук, заорал он.    – В прорубь бы тебя, или в костёр! Раньше с такими как ты, быстро разбирались!
Мария, вернувшись в реальность, равнодушно взглянула на Гоева, встала и подошла к стене.
- Всё обыскать и изъять все запрещённые правилами содержания предметы, – бросив фотографию на пол приказал он охранникам.
Те принялись обыскивать палату вынося мольберт, рисунки, пастели, телевизор.
- Огород тоже к чёрту отсюда, – кивнул на цветы Гоев. – И окно забить, чтобы не открывалось!
Мария безучасно наблюдала за происходящим. Её абсолютно не интересовала эта злобная суетящаяся действительность. Ей вдруг стало жутко грустно, что она не может, вернее не должна, не имеет права вмешиваться в то будующее, которое уже знает.
- Что может остановить этого нервного старика, - думала она, -убеждённого в своей правоте!? Слово?! Словом его не убедишь. Только предчуствие близкой смерти может открыть ему истину!                Внушённое под страхом смерти, может быть опровергнуто только смертью!
- Как помогла ему сбежать, так и поможешь теперь вернуть его сюда обратно! – прервал её мысли полковник. – Иначе я не знаю, что сделаю! Вернее знаю, но тебе не скажу, чтобы не напортила! Я тебя перед фактом поставлю!
- Поставите, поставите, – грустно вздохнув, кивнула Мария. – В этом я не сомневаюсь.
Ей было нисколько не жаль этого человека, с которым она волею судьбы провела рядом столько лет. Он также не вызывал у неё чувство ненависти и мести. Ей было абсолютно всёравно, что станет с ним через некоторое время.
- Где он, - продолжал Гоев, - ты знаешь! Но вижу по тебе, не скажешь! Ничего, сам найду! Решила изменить судьбу!? Ну-ну! Я сам много людских судеб изменил! И с вами справлюсь!   
Гоев оглядел хозяйским глазом разорённую охранниками палату, и с чувством удовлетворения, направился к выходу.
- До встречи, Мария Яковлевна, – сделав противную улыбку, попрощался он.
- Прощай, Пётр, – грустно ухмыльнулась Мария.
Гоев, почувствовав внутренним чутьём неладное, бросился к себе в кабинет.
- Иннокентий, – набрав номер телефона Шишлова, взволнованно начал он. – Какие результаты?
- Белова сработала хорошо, взяли пацана, который звонил по просьбе Турова, – ответил тот. – Он на Ярославском направлении!
- В Переславль-Залесский пошёл, – обрадованно заключил Гоев. – Прекрасно! Посылай братков, они его там сразу найдут. Это не в Москве, где четырнадцать миллионов. Там все на виду.
- Мои ребята в игрушки играть не будут, ликвидируют сразу, без предупреждения, – уверенно заявил Шишлов.
- И пусть труп уничтожат, чтобы второй раз, пропал безвести, – попросил Гоев.
- Так и сделаем, – согласился с ним Шишлов. - Ты мне вот что скажи, Самохина где?
- Отпустили домой, завтра выйдет на работу, – ответил полковник.
- Говорят у неё с сердцем проблемы, может ведь и не доехать, – ехидно заметил Шишлов.    
- Пути Господни неисповедимы, – понял его намёк Гоев. – Все под Богом ходим!
- Ты что, помирать собрался, Бога вдруг вспомнил? – засмеялся тот.
- Не знаю, не знаю, ведьма, странно как-то со мной разговаривала. Как будто знает что-то, а не говорит, – поделился с ним Гоев.
- Не бери Петр в голову, ты лучше дочку возьми в оборот. Тогда ведьма быстро всё расскажет. Дочка нам может понадобиться, мало ли какие проблемы возникнут!
- Сейчас поеду к Беловой. Много вопросов накопилось! Заодно Лену к себе приглашу. Завтра думаю всё решим!
- Ну тогда до завтра, Пётр – попрощался с ним Шишлов. – А слова ведьмы не бери в голову, мы ещё повоюем!                Гоев повесил трубку, машинально взял графин и вылил всё содержимое в завядший фикус. Подошёл к сложенным в углу конфискованным рисункам, стал их внимательно рассматривать.          На одном из них он увидел Ярилину плешь, с горящим на ней княжеским летнем дворцом. На другом, Синий Камень на берегу озера, со стоящем возле него старцем. Большая чёрная собака, возле левой руки, преданно смотрела на хозяина.                Гоев стал внимательно всматриваться в лицо старика.                – Если это ты, - подумал он, - то теперь при встрече я тебя узнаю! Ещё его заинтересовал рисунок, на котором был изображён военный катер, с которого два бойца в оранжевых спас жилетах, вели огонь из автоматов Калашникова, по рыцарям находившимся на старинных кораблях. Пули настигали высаживаюшихся на берег воинов.                Гоеву показалось, что один из бойцов очень похож на Андрея Турова. Полковник удивлённо покачал головой, поставил рисунок на место.                Вновь взял тот, на котором был изображён старец с сабакой. Стал всматриваться в его лицо. Глаза старца, в каком бы ракурсе Гоев не поворачивал рисунок, казалось, внимательно следили за ним. Он поставил рисунок лицом к стене, вызвал по селектору свою машину, торопливо вышел из кабинета.    

Приехав домой Лена застала Белову лежащей в постели.
- Ирина Михайловна, здравствуйте, что случилось? – взволнованно подошла к ней она. – Вам плохо?
- Здравствуй Леночка, наконец-то, с приездом, – поцеловав в щёку наклонившуюся к ней Лену, тихо проволвила та. - Давление неожиданно поднялось, сейчас встану, покормлю тебя.
- Лежите, лежите, – остановила её Лена. – Есть я не хочу, меня Надежда Николаевна накормила. Вы лекарства приняли?
- Принеси мне капатен. Он в кухне на холодильнике лежит, – попросила Белова.
Лена сходила на кухню, принесла воду и лекарство.
- Мне так никто и не звонил? – поинтересовалась она подавая лекарство.
Белова трясущимися руками положила в рот таблетку, взяла чашку, запила водой, разбрызгивая её по кровати.
- Нет, ни кто не звонил! – пряча взгляд ответила та.
Лена грустно вздохнула, взяла у неё чашку.
- Пойду ванну с дороги приму, а вы лежите, не вставайте, – посоветовала она и вышла из комнаты.
Через некоторое время в дверь их квартиры раздался звонок.
Белова в тревоге встала с постели, подошла к входной двери, посмотрела в глазок. На лестничной площадке стоял Гоев с тремя охранниками за спиной.
- Кто там, – не открывая дверь, в растерянности спросила она.
- Гоев Пётр Иванович, – бодро ответил полковник. – Решил тебя навестить, как обещал, открывай!
- Пётр Иванович, вы один, – поинтересовалась Белова.
- А ты не видишь, – раздражённо ответил тот. – Конечно один, эти за дверью постоят, - кивнул он на охранников. – Открывай!
Белова открыла дверь, впустила Гоева. Охранники остались за дверью.
- Ты одна? – вопросительно взглянул он на неё.
- Лена в ванной комнате, купается, – поднеся палец к губам, ответила Белова. – Проходи в комнату.
- Давно я у тебя не был, - оглядываясь по сторонам, заметил тот.                - Как живёшь, как здоровье?
- До звонка Шишлова было всё нормально. А теперь места себе не нахожу, давление поднялось! – ответила та.
- Что так? – подозрительно взглянул на неё Гоев. – Форму теряешь или бдительность!?
- Ты, как я вижу, бдительность не теряешь, - кивнула она в сторону входной двери. – И правильно делаешь!
- У меня, пока Туров бегает на свободе, другого выхода нет! У тебя в любой момент может возникнуть такая же ситуация, – ответил полковник.
- Устала я от вас, – вздохнула Белова. - Устала бояться! Вы как осенние осы в осинном гнезде. Злитесь, кусаетесь, охраняете то, что себя уже изжило. Система – матка создавшая вас, улетела в укромное место до лучших времён, а вы, обречённые на гибель, продолжаете бессмысленную борьбу.
- Филосовствовать от скуки научилась, – ещё более удивлённо посмотрел на неё Гоев. – Ты правильно подметила, что система которая нас породила, обязательно вернётся! Дай только время!
- А ты знаешь Пётр, чем отличается пчелинный улей от осинного гнезда. Пчёлы без устали приумножают свои запасы, а осы без устали делят. Пчёлы думают о завтрашнем дне, а осы только о том как бы себя прокормить. Одни природой обречены на процветание, другие на гибель.                - Ты, я смотрю, себя от нас отделить решила? – сощурил он глаза.             - Не выйдет! Если погибать будем, так вместе!
- Я буду только рада, если мы исчезнем из этой жизни, а с нами и система исчезнет!
- Хватит болтать, – грубо оборвал её тот. – Я не затем пришёл, чтобы выслушивать твои бредни. Пока твоя племяница из ванной не вышла, вспомни, в начале лета они были на озере, что она тебе об этом рассказывала?
- Сказки рассказывала, – ответила та. – Фантазировала!
- Про какого старика с собакой она говорила, – напомнил ей Гоев.
- А-а, – вспомнила Белова. – Говорила, был старец с огромной чёрной собакой. Указал им место где лежит Синий камень.
- Значит он всё-таки жив, – задумался Гоев.                - Не правы вы были Юрий Владимирович, не правы! Надо было тогда всеми силами его искать! Ну ничего! – встрепенулся он от задумчивости. – Раз он там, значит найду. Много у меня к нему вопросов накопилось, много!
В банном халате, убирая в полотенце волосы, в комнату вошла Лена.
Гоев в последние годы всегда поражался её сходству с матерью. Вот и сейчас он весь напрягся увидев перед собой образ Марии.
- Ой, Пётр Иванович, извините за такой вид, я только что с дороги, из экспедиции.
- Не стоит извинений, – взяв себя в руки, отмахнулся тот.  – Это ты дома, а я в гостях!
- Сейчас быстро на стол накрою, - засуетилась Лена. - Вы у нас такой редкий гость!
- Не стоит, - вновь махнул рукой Гоев, – я ненадолго. Только узнать как здоровье Ирины Михайловны, а заодно по поводу Леонида с тобой поговорить.
- Опять что-нибудь натворил, – насторожилась Лена.
- Он не ведает что творит, – с досадой промолвил полковник. – Как же ты ему разрешила увильнуть от поездки в экспедицию?
- Он сказал что с вами всё согласованно, – в растерянности ответила та. – Поверьте, от него всеравно там было бы мало толку.
- Зато здесь он время с таким толком провёл! - горько взохнул Гоев, – что теперь не знаю, как выкрутиться!
- В долги влез? – поинтересовалась Лена.
- И ещё в каки-е, – выдохнул тот. – Я хотел с тобой посоветоваться, поговорить насчёт него. Не сможешь завтра ко мне на работу приехать, заодно увидишь где я работаю!?                - Не надо ей видеть где ты работаешь, не сможет она, – резко вмешалась в разговор Белова. – Девочка только что с дороги, ей отдохнуть нужно, она около меня будет сидеть!
Гоев недоумённо посмотрел на Белову, перевёл растерянный взгляд на Лену.
Та, не понимая беспокойства Беловой, но чувствуя, что что-то не так, попыталась разрядить обстановку.                – Ирина Михайловна очень плохо себя чувствует. Пётр Иванович, сами понимаете в таком возрасте с давлением шутить опасно.
- То-то я смотрю Ира не в себе, – холодно посмотрел он на Белову.
- Если нужно, - продолжала Лена, – я завтра к вам обязательно приеду, поговорим.                - Вот и ладно, - удовлетворённо кивнул Гоев. - Навестил, поеду домой. А ты иди, ложись, - с давлением в голосе посоветовал он Беловой. - Раз совсем расхворалась!
 Белова не двинулась с места, ожидая когда он первым встанет и выйдет из квартиры. Гоев, в свою очередь ждал когда она последует его совету.
Вновь наступила напряжённая пауза.
Видя несвойственные им отношения, Лена заволновалась, переводя взгляд с одной на другого.
- Ирина Михайловна, кроме того, что серьёзно больна, - первым нарушив молчание, ухмыльнулся Гоев. – Переживает за то, что я буду разговаривать с тобой не только по поводу Леонида, но и по поводу Андрея Турова.
Это, как он и предполагал, ввело обеих женщин в шок.
- Она, - кивнул он на Белову, – случайно не рассказала тебе об Андрее Турове, об его судьбе?
- Не смей! – задыхаясь от негодования, прошептала Белова.
- Это почему же? – наигранно удивлённо посмотрел на неё он. – Почему Лена не должна знать, – Гоев сделал паузу наслаждаясь паникой соратницы, – что её товарищу присвоено звание Героя России!
Белова, готовая броситься на него с кулаками, обмякла.
- Мне сегодня Шалаев Николай Павлович об этом уже рассказал, -  подтвердила его слова Лена. – Вы что-то ещё знаете об Андрее?
Ирина Михайловна, Пётр Иванович, не молчите!                - Я был руководителем операции и многое знаю! – не сводя глаз с Беловой, продолжал Гоев. – Жду тебя у себя, – перевёл он взгляд на Лену, поднялся со своего места и устремился к выходу. Через мгновение за ним захлопнулась дверь.
В это время Белова схватилась за сердце и стала задыхаться. Лена бросилась к ней.
- Спокойно, Ирина Михайловна, спокойно, – доставая нитроглецирин, успокаивала её она. – Не волнуйтесь вы так! Я знаю, что Андрей якобы пропал безвести. Он мне ничего нового не расскажет!
- Не вздумай к нему пойти, – шептала Белова. – Это нелюди! Они ни перед чем не остановятся.
Ей стало от лекарства лучше, она немного успокоилась.
- Возьми из шкафа ключик и открой мою шкатулку, – попросила она Лену.
Та послушно выполнила просьбу.
- Это всё что осталось твоему Андрею на память о его родителях, - доставая трясущимися руками из шкатулки фотографии, промолвила Белова. – Ты когда-то спрашивала меня, кто на этих фотографиях? На них маленький Андрей и его родители!
- Откуда они у вас, – удивлённо рассматривая лица на фотографиях, спросила Лена.
- Настало время всё тебе рассказать, девочка моя, – снова заволновалась та. – Андрей....                Приступ оборвал её на полуслове. Белова побелела и потеряла сознание. Лена бросилась к телефону вызывать скорую помощь.   
Прибывший через некоторое время фельдшер, констатировал инсульт. В бессознательном состоянии, её на носилках погрузили в реанимобиль. Лена хотела ехать с ними в больницу, но её отговорили это делать, посоветовав посетить больную только на следующий день.

Выйдя из машины и пожелав водителю удачной рыбалки, Андрей перешёл через дорогу и направился к Переславскому автовокзалу. Конечная остановка знаменитой «кукушки» была именно там.
На скамейке, возле ларька, сидел вконец опустившийся пьяница. Не смотря на жаркую погоду, он был в рваной телогрейке и таких же рваных кирзовых сапогах.
- Ба, Шершень!? – узнал его Андрей. – Жив курилка!                - Ты кто, братишка, не узнаю!? – поднял тот на него колючие, выцветшие глаза. – Может вместе на Потьме срок тянули? Напомни!?
- Не тянули мы с тобой ничего, просто я тебя со своего детства помню! – улыбнулся Андрей.
- Возьми шкалик, обмоем встречу, - с надеждой посмотрел на него Шершень.
- У меня денег нет! – улыбнулся Туров. – Да и не стал бы я с тобой пить. Кукушка во сколько должна быть? – поинтересовался он.
- Матаня, как всегда, в шесть будет. Только тебя без денег Клавка в вагон не пустит, – потеряв к нему всякий интерес, ответил тот.
- А сколько теперь билет стоит? – спросил Андрей.
- Я не справочная, - огрызнулся Шершень. – Это смотря куда? До Купанского сорок копеек.
- Да-а! – почесал затылок Андрей. – Точно не пустит! А на крыше ехать неудобно как-то.
- Ты, я гляжу из наших детдомовских, и без ксивы, - начал загибать пальцы Шершень. – Давай ларёк тряханём, она без звука тебе выручку отдаст. А я на стрёме постою!
- Тобой трясти будем!? – засмеялся Андрей. – Тебе к стенке прислонить, точно ларёк затрясёт!
- Баклан! – сплюнув потухшую папиросину, пренебрежительно бросил Шершень.
- А ты последние мозги пропил, блатной! – махнул на него рукой Андрей и пошёл по шпалам вдоль озера.
Кузнечики и древесная саранча, стрекотали вокруг, на разные голоса. Пахло разогретым гудроном и полынью. Вдоль узкоколейки буйно цвели красные васильки. С цветка на цветок перелетали шмели и бабочки. На глади озера были видны лодки с рыбаками.
Андрей полной грудью вдыхал, знакомый с детства, воздух. В душе кипело ликование, от обретённой им, полной свободы.
Пройдя по линии минут тридцать он подошёл к деревне «Веськово». Навстречу, завидя на дороге путника, с пронзительным гуденим неслась кукушка. Отойдя в сторону, Андрей проводил взглядом два полупустых вагончика с написанным на них названием «ВЕКСА».
Пройдя деревню и Ботик Петра, он завернул на Гремячий ключ и вдоволь напился родниковой воды.
- Интересно, найду поляну или нет? - думал он идя дальше по узкоколейке. - Стоит землянка и идолы как прежде или за эти годы их всётаки нашли? Наверняка там жил, а может быть и живёт, старик с собакой. Тот самый, образ которого мы видели на камне с Леной. Таинственный и добрый старик. Нам с Васькой не мешал жить как хозяевам? Обязательно приду на камень. Интересно, появятся видения или нет?
Его мысли оборвал гудок кукушки. Андрей спрятался в кустах, дожидаясь поезда. Неторопливо переваливаясь с бока на бок, по расшатанным рельсам полз тепловозик с двумя знакомыми вогончиками. Пропустив состав, Андрей в два прыжка догнал матаню и мгновенно забрался на крышу. Боясь проломить ржавый вагон, он старался как можно осторожнее двигаться.
- И не стыдно мужику по крышам сигать, - закричала открыв заднюю дверь, кондуктор Клавка. – Слезай, мать твою так, крышу проломишь!
Андрей тут же повиновался.
- Ловкий какой, красивый мужик, а хернёй маешься! – пристыдила она его. – Как ребёнок!
- Кошелёк я Клавдия потерял, а Шершень говорит ты без денег не повезёшь!
- Нашёл кого слушать, алкаша саного! – возмутилась та. – Вагон пустой, чего не довезти.
- Спасибо хозяйка! Я в самое ближайшее время деньги за проезд отдам! – пообещал Андрей.
- Ты чей же будешь, если знаешь всех? – поинтересовалась та.
- С того берега детдомовский. Помните в монастыре детдом был?
- Как же не помнить? Сама детдомовская, двадцать пятый выпуск! 
- А я тридцатый! – обрадованно ответил он.
- Салажата значит! Как твоя фамилия? – поинтересовалась у него Клавдия.
- Туров Андрей!
Кондукторша сморщила лоб, стараясь вспомнить.
- Не помню, вы слишком маленькие были когда мы выпускались. Иван Васильевич умер! – после некоторой паузы сообщила она горестно вздохнув. – Все кто здесь остался, его хоронили. Многие, кому сообщили приехали на похороны. Народу было, тьма!
- Я слышал! – кивнул Андрей. – Говорят, из-за того что закрыли детдом, у него сердце не выдержало.
- Любили мы его, как отца. Хоть и строгий был, а родной! – вслипнула Клавдия.
- Я на озере наверно задержусь на несколько дней. Сходим на клардбище, покажешь где похоронен? – попросил её Андрей.                – Мне три дня откатать и выходной, а потом опять работа. Ты имей ввиду, если что. Найдёшь меня на матане.                - Извини Клавдия, сейчас мне выходить надо! – узнав знакомый поворот, заторопился он.                - Здесь остановки нет! – предупредила его женщина.                - Не привыкать на ходу прыгать! – улыбнулся Туров, отрыл дверь и выскочил из вагона.
- До встречи ловкач! – крикнула вслед кондукторша. – Обязательно к Ивану Васильевичу на могилку свожу!
Дождавшись когда поезд скроется из вида, Туров огляделся и пошёл в лес по едва заметной тропинке. Их с Василием метки, давно уже стёрло временем. Доверившись интуиции Андрей шёл по сосновому лесу. Запах смолы, перебивал все другие запахи. За столько лет даже лес изменился. Там, где он помнил был ручей, остался небольшой овраг. И сами сосны стали на двадцать лет взрослее. Идя по мху, Андрей понимал что раньше это было болото. Постепенно надежда на то, что он найдёт поляну, стала угасать. Блуждая по лесу, его преследовало чувство, что за ним кто-то пристально наблюдает.
- Эй, кто-нибудь?! – крикнул Андрей в лес. – Отзовись!                Вдруг из сосновой чащи вышла огромная чёрная собака. Туров узнал бы её из тысячи собак. Именно она вышла тогда на поляну, напугав ребят. Именно она была тем видением, которое они видели с Леной.
Пёс неспеша развернулся и пошёл в лес. Андрей последовал за ним.
Через некоторое время они вышли на поляну со стоящими посередине тремя идолами. Землянка также была на месте.
- Разрешите войти? – спросив на всякий случай, заглянул в неё Туров.
В землянке никого не было. Всё лежало на своих местах так, как они с Василием оставили двадцать лет назад. Под потолком висел туесок с продуктами. На столе лежал нож, который он сделал из рессоры.
Удивлённый Андрей снял с потолка туесок, открыл. Под газетой «Правда» за тысяча девятьсот семьдесят второй год лежали их припасы приготовленные для побега в Крым. Продукты были свежие. Чай, соль, сахар, две банки тушёнки, несколько луковиц. Даже хлеб невероятным образом остался мягким.
- Я так понимаю, меня здесь ждали! – сам себе промолвил Андрей. В глаза бросился заголовок фельетона написанный в газете. «Доживёт ли Советский Союз до тысяча девятьсот восемьдесят пятого года?» Пробежав глазами разгромную статью в адрес американского аналитика, Туров ухмыльнулся, и отломив кусок хлеба вышел из землянки угостить собаку.
Пёс исчез также, как и появился. Голодный Андрей стал молча жевать хлеб. Осторожно подошёл к идолам. Любопытство пересиливало страх. Он взглянул на центральную фигуру, ту, которая оживала. Для чего-то положил перед ней немного хлеба. Отошёл и стал любоваться величием изваяний.
Старец, ведомый собакой, появился внезапно. То ли из тени леса, то ли из лучей заходящего солнца. Он был одет в длинную до пят льняную рубаху с широкими рукавами.                На шее, вместо креста, на шнурке висел кожанный мешочек. Опускающиеся на плечи седые волосы придерживал на лбу обруч из бересты. На ногах лапти. Невидящий взгляд ещё более подчёркивал прямую, независимую осанку. Старец молча направился к идолам.
- Хвала тебе Сварог, - поклонился он стоящему слева идолу. - Что неустанно во имя детей своих вращаешь колесо Вселенной.                - Хвала тебе Велес, - поклонился он правому. – Что бережёшь любую тварь земную.
- Хвала тебе Роде, что в лике твоём, Триглав весь! – поклонился он центральному идолу.
Андрей с внутренним трепетом наблюдал за ним боясь произнести хотя бы слово.
- Что ищешь отрок?! – повернул невидящий взгляд в сторону Андрея старец.
- Здравствуй деда! – наивно по детски, поздоровался Туров. – Я к тебе пришёл. Мне Ленина мама, Мария, сказала тебя найти.   
- Ну раз ты нас нашёл Андрей, покорми старика. Да и Тризор не откажется, - кивнул он в сторону собаки.
- Да, но-о… - расстерялся Туров. – Сейчас деда, я быстро! – вспомнил он про продукты.                Андрей стремглав бросился в землянку, взял со стола нож, спички, котелок. Сбежал к склону, где раньше текла тонкая родниковая струйка. Родничёк продолжал струиться также как и двадцать лет назад. Набрав в котелок воды, быстро срезал рогульки, перекладину, смастерил кострище. Подвесив котелок, быстро развёл под ним огонь.
- Сейчас деда, я быстро! – чистя луковицу, повторил Туров.
Старец присел на поваленную сосну и казалось с улыбкой наблюдал за его действиями. Собака легла возле ног хозяина.
- Не ахти что, не ахти как, но будет вполне съедобно и даже вкусно, - пообещал ему Андрей. - Мы в походах часто так готовим. Разделавшись с луковицей, он принялся чистить картошку, бросая, чтобы не мусорить, очистки в огонь.
- Огонь, сын мой, дар Ярилы и негоже в него мусор кидать, – промолвил старец. - Огонь без человека может обойтись, человек без огня не обойдётся.
Андрей, как нашкодивший школьник, убрал от костра руки, лезвием ножа, выковырнул из огня очистки.                - Данное землёй, нужно отдавать земле, данное Ярилой, Яриле! – продолжал старик. – Чти огонь отрок! Он до последнего мгновения будет с тобой.
- Как же ты все эти годы дедушка один живёшь? – нарушил паузу Туров. – Нас с Васькой, можно сказать приютил в детстве, а на глаза ни разу не показался. Мы бы тебя одного не оставили. Постоянно к тебе приезжали. Да чего там говорить, - открывая банку тушёнки разошёлся Туров. - дом бы выстроили!
- Мой дом в вашей памяти, - тихо ответил старец. – Под родным небом, со мной всегда дух предков наших. Как же я могу быть один, когда они со мной. Одинокий тот, кто не чувствует над собой родного неба, под которым родился.
- А я не так слышал, наоборот, про родную землю, – сидя возле костра на корточках, взглянул на него Андрей.
- Именно под родным небом человеку всегда спокойнее. Под родным небом ему даже смерть не страшна, – тяжело вздохнул старик.            
- До смерти нам ещё далеко-о! – бодро ответил Туров. - Давай дедуль к столу, ужин готов, - снимая с костра котелок позвал его он.               
Старец легко поднялся с дерева, взял за холку собаку и проследовал в землянку. 
- Ничего, что я так запросто, - засмущался Андрей, накладывая в алюминевые тарелки своё варево. – Мне вообще кажется, что ты сейчас исчезнешь, а я проснусь. За последнее время столько всего произошло, что сном кажется.
- Тебе легко сейчас, радостно. Отдыхай и пусть тебе ничего не кажется. Лучше накладывай себе побольше. Нам с Тризором много не надо, - ощупывая в поисках тарелки стол, промолвил старик.
Андрей осторожно подложил ему под руку ложку и хлеб.
Старец взял хлеб, накрошил в тарелку и поставил перед собакой. Та аккуратно стала вылизывать тушёнку.
- Ты бы сам поел, а ей я в котелке оставил, - растроился Андрей.
- За меня не беспокойся, я сыт если вы сыты.  Лучше сам отрок ешь, тебе сила нужна. Ты мне поведуй, что тебе в яви сном показалось? – поинтересовался старец.
- Да это я так, к слову, - взяв в руку ложку, ответил Андрей. – На самом деле всё реальней реального. Выяснилось, что один полковник, начальник одной лаборатории в Москве, смерти моей очень хочет. Ждёт, не дождётся, когда я погибну. Всё что мог, для этого делал. Но, думаю, врят-ли теперь дождётся! Быстрее сам на тот свет отправится. Тем более, ему это напророчили. От судьбы не уйдёшь.                - Это ты верно подметил, кивнул старик. – От судьбы не уйдёшь, её не обманешь!
- А я один раз её обманул! - продолжал Андрей, - И если это не сон, то я не знаю что это? И поделиться не с кем, расскажешь, за сумасшедшего примут. Представляешь деда, меня в океане русалки спасли. Это они меня в Керченский пролив доставили. Я абсолютно в этом уверен. А их Филлипок привёл. Он бы сам меня так далеко и быстро не дотащил!
- Представляю! – утвердительно кивнул старец. – А я то всё думал куда берегини уплыли? Вон они где, в тёплые моря подались.               
- Вы это серьёзно!? – в растерянности перейдя на вы, спросил его Андрей.
- Твоё дело, слышать или не слышать, что я молвлю, - ответил тот.                – Многое люди слышат, да не многое разумеют, - грусно вздохнул старец. – Берегини, как рыбы и ужики колокольного звона боятся. Не мил он им. Потому и ушли из наших мест, туда, где нет этого звона.               
- Зато там надводные и подводные флота почти всех стран мира, - в свою очередь ухмыльнулся Андрей. – Как они их ещё только не переловили?
- Ты не забывай про еду отрок, ешь, голоден ты, - вновь напомнил ему старец.                Андрей, как послушный ребёнок принялся за еду.                - Дух нельзя поймать как птицу, - продолжал тот, - его можно или осязать духом своим, или не осязать. Благодаря богу моему, Роду всемогущему, дух спускается на землю с небес и обретает разнообразную плоть. И чем крепче плоть, тем сильнее дух. А люди, сначала его осязают, потом душой принимают, и головой осознают.      
- Значит русалки, то есть берегини, это духи? – вопросительно посмотрел на него Андрей.                – Дух, а не духи, – промолвил старец. – Они плод твоего воображения.                – А, ну да, дух! – кивнул Туров, отодвинув пустую тарелку. - Духами мы афганцев называли. Так по вашему дух есть не только в людях, но и во всём материальном мире. В деревьях, травах, цветах…
- И в камне, и в злате! – дополнил старец. – В них дух вечен, как на небесах.
- Так вот почему человечество с такой страстью беспрерывно ищет золото и алмазы, - сделал для себя открытие Андрей. – Стремится приумножить дух!
- Мысли твои близки к истине! – кивнул старик. – Но суетного мусора в них хоть отбавляй. Молод ты ещё, ох как молод. Ответь мне отрок? – повернулся он в его сторону. - Что тебе ещё сном показалось?                - Вы, – кивнул на него Андрей. – Мы с Леной видели вас в лунном свете у Синего камня. А ещё мы видели мираж воинов выходящих из озера. Правда всё быстро исчезло, но мы точно вас видели. Один и тот же сон, двоим сразу, не снится. Это наверно был дух, как вы говорите, плод нашего воображения.
- Помнишь дорогу к Синь-камню? – неожиданно спросил старец. – Найдёшь его?
- Конечно помню, на берегу лежит, - удивился его вопросу Андрей.
- Вот и славно, там меня найдёшь! – промолвил тот, поднимаясь с лавки. Собака тотчас последовала его примеру.                – А сейчас спи, – поднял он руку в сторону Андрея. - Отдохни от земной жизни.
Туров мгновенно рухнул на лавку и забылся глубоким сном.
               
Два джипа с московскими номерами на полной скорости влетели в тихий, вечерний Переславль. Остановившись на площадке автовокзала, из них вылезло несколько шишловских братков. Все в одинаковых малиновых пиджаках и чёрных брюках. Золотые цепи толщиной с палец, блестели на накаченных шеях. 
- Слышь, синяк! – пнул один из них, ногой, спящего на скамейке Шершня. – Давно здесь чалишся? Вот эту рожу случайно не видел?
Он сунул ему под нос фотографию Андрея. 
- Может и видел, а может и нет, - взглянув на фотографию, равнодушно ответил Шершень.     – Чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
- Ты чего падла бакланишь, - занёс над его лицом растопыренную ладонь бандит. – С тобой синюга люди по человечески разговаривают.
- Да оставь ты его, не трать время. Он себя-то не помнит! – вмешался другой бандит.
- Себя-то я помню, а вот вас не припоминаю, - окинув колючим взглядом присутствующих, ответил Шершень. – А вдруг вы менты переодетые.   
- Не-е, в натуре, вы слыхали чё он гонит, - растерянно взглянул на братков собеседник Шершня. – Фильтруй базар, ветошь социальная! Я тебя за такой базар просто замочу!
- Обоссышь что-ли? – ухмыльнулся Шершень.
- Успокойся Балда, успокойся! – отстранил рассверепевшего бандита, третий браток, со следами интеллекта на лице. – Разве не видишь, наш человек, бывалый. У тебя сколько ходок за плечами, горемыка? – участливо спросил он Шершня.
- Шесть! – гордо подняв голову ответил тот. – Две по сто сорок четвёртой, остальные по двести шестой.                - Баклан значит, ну ничего, всёравно наш человек, - похлопал тот его по плечу. – Ну так что, видел ты этого пассажира, или нет?
- Видел! – кивнул Шершень. - Два часа назад здесь был. Пошёл по узкоколейке в сторону Веськово. Я сразу понял, что мутный фраер. Братки, - заискивающе посмотрел он на бандитов, - дайте опохмелиться, трясёт всего. Я тут все укромные места знаю, могу показать где он может заныкаться.
- Нет базара братуха, и опохмелим и денег дадим, погнали, прыгай в машину!
- Ты чего Юрист, обнюхался что-ли, куда я его посажу, он мне все сидения уделает!? – возмутился водитель.
- Если мы его поймаем, тебе Иннокентий Никодимыч новую купит, а если облажаемся, он и эту заберёт, - спокойно ответил Юрист. - Не  пуржи Шура, садись за баранку, погнали!
Машины вырулили с автовокзала, повернули с трассы, и помчались мимо Горицкого монастыря в сторону Веськово.
- Господи спаси и сохрани, – перекрестился при виде храмов Юрист. – Не дай сгинуть в рассвете сил.
Остальные братки последовали его примеру.
- Тёмный, налей болезному, а то загнётся раньше времени, будем потом кататься как шары по биллиарду, - глядя на трясущегося Шершня, приказал Юрист одному из братков.
- На, пей баклан, от сердца отрываю, свою кровную тройной очистки, – наливая стакан, бубнил Тёмный.
Шершень жадным взглядом следил за его действиями. Обхватил стакан двумя руками, давясь, выпил содержимое.
- Знатная водка, даже занюхивать не надо, - повеселел он. – Давно такую не пил!
- Чего-о, да ты кроме самогона чего-нибудь пил? – не выдержал Балда. – Показывай куда ехать!
- Тормозни в деревне, я у пацанов узнаю, может он здесь? – обратился Шершень к водителю.
Тот вопросительно взглянул на Юриста.                - Шурик, раз тебя просят, останови машину, выпусти человека, - приказал тот. – Тёмный, за ним!
Шершень в сопровождении бандита подошёл к троим мужикам распивающим у забора бутылку портвейна. Поговорил, выпил предложенные полстакана.
- Клиент на кукушку подсел, – вернувшись доложил он. – Зуб даю, на Купанское пошёл.
- Зубы побереги, гандон штопаный, - опять не выдержал Балда. – Им что, - кивнул он на пьяниц, - светит, кого мы ищем?                - Потухни! – резко оборвал его Юрист. – В деревне всех видят, в деревне всё знают. Это тебе не Москва. Здесь мы как на ладони. Поехали в Купанское, - приказал он водителю.
Машины караваном помчались по дороге вдоль озера.
- Красота-то какая, – глядя на плёс, заметил Юрист. – Надо будет земли прикупить, дом поставить, баньку у самого берега срубить.
Слышь, браток, - обратился он к Шершню, - у тебя на примете старушки-хохотушки нет, которая завтра помирать собралась?
Шершень, распустив слюни, спал беспробудным сном.
- Балда, высади горемыку, от него теперь мало толка, - брезгливо глядя на пьяного, приказал Юрист. – Самое главное мы уже знаем, клиент где-то рядом. Теперь сами найдём, не иголка!
Бандит, не задумываясь открыл дверь машины и на полном ходу вытолкнул Шершня на дорогу. Ломая кости и разбивая голову об асфальт, тот кубарем покатился в овраг, где текла еле заметная речушка.                То ли от боли, то ли от удара, мгновенно протрезвев, Шершень истекая кровью, лежал и удивлённо смотрел на вечернее небо. С каждым мгновением оно становилось всё светлее и светлее. Вот уже подобное солнечному свету, нестерпимо слепило ему глаза.
Шершень почувствовал, как оно стало наваливаться на него всем своим огромным пространством, вдавливая в землю. Он никогда не думал что это родное небо, под которым родился и вырос, может быть таким тяжёлым.

   Рассекая сумерки светом галогеновых фар, джипы бандитов подъехали к ресторану с милым названием «Лесная сказка».
Деревянный сруб ресторанчика, скрывался от трассы и посторонних глаз, в гуще елового леса. Маленький прудик, находящийся прямо напротив кемпингов, ещё больше подчёркивал тишину этого местечка.                Выйдя из машин, вся группа направилась в зал.                Несмотря на столь поздний час, в полумраке зала сидело немало посетителей, в основном женского пола. Под звуки «Голубого блюза», несколько пар, топтались на одном месте. 
 Стараясь не привлекать к себе внимания, бандиты расселись за широкий стол, находящийся в отдалении от импровизированной сцены. Юрист прямиком направился в кабинет администратора. 
- Господа! – бросился к нему на встречу заведующий, - ждёмс, ждёмс! Иннокентий Никодимович звонил, просил устроить! Кемпинг освободили, баньку истопили, девочки в зале.   
- Девочки подождут, - резко оборвал его Юрист, - соедини с шефом.
Администратор бросился к телефону и принялся торопливо набирать межгород.
- Тихо у вас тут, и лягушки в пруду квакают, - сев кресло, заметил бандит. – То-то шеф работой не доволен, отката совсем нет!
- Это вам не Москва, с её гостями, - в свою очередь заметил заведующий. - К нам гости редко заглядывают, а своих мы уже протрясли. Худо-бедно, поллимончика насобирали. Прошу, - протянул он трубку Юристу.
Тот взял трубку и стал ждать соединения.
- Аллё, Никодимыч, - оживился Юрист, - мы в «Сказке»… Нет, не поймали… Утром возобновим… Да куда он денется, раз здесь… Точно установили, где-то в лесу между Весковым и Купанским… Поймаем, зуб даю!.. Хорошо уберём, это проще, отправим рыбам на обед. Как говориться – концы в воду… С мобильного не звоню, потому что он в машине, а я, - он презрительно окинул взглядом управляющего, - у Сявы. 
Юрист ещё некоторое время внимательно слушал наставления шефа, попрощался и положил трубку.
- Главный интересовался, как себя Эльмира ведёт? – взглянул он на заведующего. – Никаких эксцесов?
- Всё согласно инструкции, находится в изолированном помещении, ни в чём не нуждается.
- Пойдём, покажешь, - поднялся тот из кресла, - посмотрим, что за вундеркинд.
- Лучше наверное через глазок, так опасно, - доставая ключи из ящика стола, посоветовал управляющий. – Она обладает феноменальными гипнотическими способностями. Прямой контакт может привести к непредсказуемым последствиям. Меня  категорически предупреждали!
- Интересно, а как же с ней тогда работать? – удивился Юрист. – Если она и тебя и меня легко может заморочить?
- У шефа для неё есть код, в случае необходимости он ей лично его даст.
- Ну тогда другое дело, пойдём, посмотрим через глазок!
Они вышли из ресторана, прошли к отдалённому кемпингу. На втором этаже здания, за стальной, обитой коричневым дерматином дверью, находилась уютная комнатка. Юрист на цыпочках подошёл к двери и заглянул в глазок. На широкой деревянной кровати спала обнажённая молодая женщина. Из-за ночной жары она скинула с себя даже лёгкое покрывало.
- Чего она там? – с подобострасной улыбкой кивнув на дверь, поинтересовался Сява.
- Спит, - закрыв глазок, ответил Юрист. – Пошли к братве, покормишь!   


Мария, после стольких лет превелигированного положения,
вновь почувствовала за собой неусыпное наблюдение надзирателя. Она уже отвыкла осозновать себя рыбкой в аквариуме. Противно когда видят всё, что бы ты не делала. Отвернувшись к окну она ждала прихода августа, ждала полуночи.
На этот раз лицо старца, подобно появлению изображения на телеэкране, отразилось на стекле окна.  Он взглянул ей в глаза и глубоко вздохнул.
- Эх, Мария, Мария! Ради земной жизни не чтишь закон Всевышнего. Пытаешься помешать проведению? Запомни, иллюзия то, что ты видишь, истина то, что ты понимаешь! Ты не проведение дочь моя. Ты ничтожная часть его!
- Я спасла Андрея, - гордо ответила та. - Я знаю что и Гоев, и Шишлов…
- Не торопи время, - оборвал её старец. – Оно и без тебя движется по кругу всё быстрее и быстрее. Наступит мгновение и разметёт оно дух наш, превратив Вселенную в точку! Время сильнее Бога!                - Забери меня отсюда, хотя бы дух мой забери! – взмолилась Мария. - Я тебя очень прошу! Не хочу больше так жить, устала я!
- Если хочешь жить ради детей и внуков своих, духом нетленным, то повремени со своей просьбой. Если хочешь раствориться в небесах во веки веков, воля твоя, тебе решать! – промолвил старец.
- Я хочу обнять и поцеловать дочь, хочу пожать руку Андрею. Я хочу гулять на их свадьбе, хочу няньчить внука. Я женщина! – негодовала Мария.
- Разве ты посредством своего дара не знаешь что всё это сбудется? – насторожился старец.
- Нет, не знаю! – отрицательно покачала головой Мария.                –  Наступило первое августа. Что впереди, мне неведомо!
-Впереди второе августа, день Перуна, громовий день, – ответил старец. – Впереди окончание одного пути и начало другого.                - Пойдём, дочь моя, я провожу тебя в быль стародавнюю. К печальнику земли Русской.
Мария прислонилась лбом к оконной раме и забылась крепким сном.

Плутая в темноте между вековыми деревьями, она вышла к высокому частоколу. Пройдя вдоль стены по склону горы, нашла узкие врата. Дверь была заперта.                Фантому Марии не составило труда войти туда незамеченной. Её взору открылся свежесрубленный скит.                Недалеко от церковенки поставленной во имя Святой Живоночальной Троицы, то тут, то там ютилось двенадцать хижин. Самая скромная келья, стояла на отшибе. Ещё одна у самых ворот. Густой лес окружал обитель со всех сторон. Вековые деревья стояли над самыми кельями, широко осеняя их своими вершинами. Даже около самой церкви везде были видны пни и колоды, между которыми на грядках росли разнообразные овощи для убогой трапезы отшельников.                У ворот, около костра обложенного речным камнем, на колоде сидели двое иноков и пекли репу.
- Во имя отца и сына и Святаго духа, аминь, – помолвил дьякон, подхватив рогулькой из углей репу.
- Нас Елисей, сам господь бог привёл к отцу Сергию, - обратился отец к сыну. - Хвала господу что не отринул он земляков своих. Не то сгинули бы мы с тобой сынок не дождавшись конца света. А он близок, ох близок!                - Тугары грабят и убивают так, как будто и не люди мы, а так, мошка противная. За сто пятьдесят лет и русичи в бессерменов оборатились. Зачем пахать когда можно украсть. Города пустуют, земли непаханные. Девок в полон угоняют. Близок конец, ох близок!
- Нас в пустыни не найдут. Здесь покойно на душе. Как на заимке под Ростовом, - поддержал беседу Елисей, доставая из костра свою репу.                – Ныне хоть и голодно, да животы свои сбережём, не сгинем. Будем уповать на Господа Бога и отца Сергия! – перекрестился он троекратно.
- Твоя правда сынок, – кивнул Онисим.                – Хоть я в Ростове и вельможа был, а не ведал с заутренней, что со мной к вечере станется. Князь казнит или баскак зарежет. Близок конец света, ох близок.                - Владычице моя Богородице, спаси мя, – перекрестился он троекратно.                - Сергий собрался в церковь на полунощницу, - кивнул Елисей в сторону кельи стоящей на отшибе.                Из неё вышел молодой плечистый инок, явно недюженной силы. Спокойный умиротворённый взгляд и уверенная походка подчёркивали крепость его духа. Никого не призывая и не окликая на молебен, он скрылся в дверях церквушки.                – Пошли и мы сынок просить спасения у Господа, – позвал Онисим сына, положив на колоду недоеденную репу.                – Близок конец света, ох близок!
Мария последовала за ними в церковь.                То что она увидела ни как не вязалось с её представлением о храме. Алтарь, на котором лежало отрытое святое писание освещался еле тлеющей лучиной. На стене висел вырезанный из дерева шестиконечный крест. По углам, освещённые маслянными фитильками, весели четыре иконы. Лик Христа, икона Живоначальной Троицы, каменная иконка Николы-угодника и подаренная метрополитом Всеросийским Феогностом в день благословения на освещение церкви, икона Божьей Матери.                В довольно тесное помещение собралось двенадцать пустынников. Все они, за исключением стоящего у алтаря Сергия, встали на колени.
Вначале богослужения Сергий прочитал двенадцатипсалмие, потом памятник с молитвами, святоотеческое поучение. Затем все двенадцать пустынников сделали сто поясных поклонов с Иисусовой молитвой и сто с молитвой к Богородице. На этом служба закончилась, но никто не расходился без благословения иеромонаха.
- Братья, – обратился Сергий к пустынникам. – Бог миловал нас что обитель наша стоит вдали от дорог и нет рядом ни только сёл, но и дворов. Чёрная смерть бродит по городам и весям. Ангел смерти никогда не губил вдруг столько людей с самого Ноева потопа. Слышу умерли два сына Великого Князя и сам Великий Князь Симеон Иванович. Умер святитель наш Митрополит Феогност. Да упокоит Господи их души на небесах, аминь.
Сергий повернулся к алтарю и прочитал молитву.
- Якута, – обратился он к невзрачному иноку.                – Повремени ходить в Радонеж. Нето накличешь беду на братьев своих.                - Идите братья с миром по своим делам. На всё воля Божья, - отпустил он иноков.                Не смотря на столь поздний час, выйдя из церквушки никто из пустынников не отправился спать. Каждый занялся своим делом. Один рубил и колол дрова, другой шил одежду и обувь, третий в ручных жерновах молол хлеб.
 Онисим и Елисей вернулись на свой пост воротам, подложили в костёр дров и принялись доедать печёную репу.                Неожиданно они оба услышали как к ограде частокола, ломая ветки подошёл какой-то крупный зверь. Принюхиваясь в щель между кольями, он начал тихонько рычать, подкапывая лапой ограду.
- Бес, бес, изыди сатана! – заголосил Онисим, а следом за ним и Елисей. – Отец Сергий, брат наш, праведник Божий, - звали они, - святым крестом и словом Божьим помоги изгнать нечистого!
- Пошто крик подняли, братию распугали, – поспешив к ним, покачал головой Сергий. – Или страх глаза застит? Не видите медведица за угощением пришла, репу учуяла. Дай мне окусок свой, коли не жаль, - обратился он к Онисиму.                Тот послушно отдал Сергию недоеденную репу.
- Комла, комла, – приоткрыв воротину позвал Сергий медведицу.               – Пошто по ночам бродишь, братьев моих пугаешь?
Медведица вприпрыжку подбежала к пустыннику. Он из рук скормил ей печёную репу, потрепал за ухом и со словами:                «Ступай, ступай, в лес, в лес». – закрыл перед ней ворота.
- Даже лютые свирепые звери тебе брат послушны, - с восхищением промолвил Онисим.
- Думаю, что дикие звери ныне стали свирепы от жестокости наших нравов; а любовь и добродетель могут эту свирепость преложить в кротость и покорность, - ответил Сергий. – Были времена все одушевлённые создания Божии видели в человеке светлый образ Божий, и самые лютые звери смиренно склоняли голову перед ним. Человек повиновался Богу, а все земные твари повиновались человеку, почитая в нём образ Божий. Согрешил человек – помрачился в нём образ Божий, и неразумные твари не стали уже узнавать его. Не послушался человек заповеди Божьей, перестали и ему повиноваться твари земные. Зловоние страстей заменило благоухание образа Божьего, и сам человек уподобился скотам несмысленным. И вот, грешный, бренный человек трепещет и страшится тех зверей, которые некогда были покорены под ноги его. Его непослушание Богу, - Сергий назидательно поднял палец к небу, – наказано непослушанием тварей земных ему самому! Крепите в себе дух небесный, своею дивною жизнью, своим неуклонным послушанием заповедям Божьим, своим святым смирением, при содействии благодати Божией, востановите в себе образ Божий, чтобы он просиял в вас с первобытной чистотой и светлостью. И узнают вас неразумныя твари и лютые звери – грозные враги грешного человечества, станут послушны вам, как кроткие агнцы.
- Истину глаголишь брат! – закивал Онисим. – Мне бы хоть толику твоего духа. Присядь с земляками, - пододвинул он колоду Сергию, -вразуми нас, как Господу Богу молиться, как избегать вреда душевного и от чёрной смерти уберечься? Ведь я ещё новоночальный инок, я должен во всём просить совета у тебя!
Елисей, - обратился он к сыну, – подкинь хвои в костёр, мошка одолела.
Елисей взял охапку лапника и бросил в огонь. Клубы дыма поднимаясь от костра стелились вокруг.
Мария подошла ближе, чтобы лучше видеть Сергия Радонежского.
- Ты Онисим, уже приучил себя ко всякому подвигу. Зачем вопрошаешь о том меня грешного. Мне остаётся только пожелать, чтобы Господь Сам вразумил тебя и привёл в совершенную меру возраста духовнаго. А чума сквозь дремучий лес до нас не доберётся. Не найдёт!
То, что произошло в следующее мгновение, привело в шок троих собеседников. Клубы дыма от сгораемого лапника, лёгким дуновением ночного ветерка, потекли в сторону Марии. Отблески пламени и дым сделали своё дело. Фантом женщины проявился, и она стала видна пустынникам.
- Пресвятая Владычица Богородица, Царица Небесная! – повскакали они с мест, а потом как подкошенные упали наземь. – Искупи грехи наши тяжкие, забери в царствие небесное, рабов твоих жалких.
Мария кинулась прочь, и в то же мгновение очнулась.
Образ старца на стекле исчез, как будто его там и не было. Зарождающийся рассвет раздвинул шторы горизонта.                Мария горесно вздохнула, легла в свою постель, и накрылась с головой одеялом.      
   
  А в это время ничего не подозревающий Фридман Илья Аронович, под пристальным взглядом невидимого им старца, занимался в своей лаборатории Велесовской находкой. Он пинцетом достал из ларца красный рубин и положил его под микроскоп. Включив подсветку и наведя резкость увидел фантастическое зрелище.                Сама природа испещрила камень микроскопическими линиями. Это были не трещины, образовавшиеся от природных катаклизмов. Это были световоды. Они пучками направлялись к руническому знаку, который служил судя по всему, генератором световых лучей. От рёбер рунического знака исходило еле заметное свечение. Фридман подсоединил к микроскопу фотоапарат и сделал несколько снимков. Достал камень, попробовал освещать его со всех сторон. Ни какого эфекта не последовало. Убрав драгоценность в ларец, он закрыл его в сейф и с радостным мечтательным взором лёг на кушетку.                С заветной мечтой, посредством знаний исчезнувших цивилизаций, открыть миру и людям смысл их бытия, самоотверженый учёный забылся крепким сном.   
Старец достал из сейфа камень. Положил его на ладонь и протянул на встречу первым лучам восходящего солнца. Люминисцирующий поток световых частиц, медленно стал подниматься от камня вверх, создавая причудливые изображения. Старец зажал камень в кулаке, свечение исчезло. Положил его на место и безмолвно растворился в воздухе.               

Август встретил Андрея, утренней жарой и цветущим разнотравьем. Выйдя из землянки он первым делом взглянул на идолов. Потемневшие от времени деревянные истуканы, казалось веками хранили покой этой чудесной поляны.
- Приветствую вас Боги! – громко поздоровался с ними Андрей. – Старца случаем не видели? Может, пока я спал, он сюда приходил на рассвете. Я его главное забыл спросить, что дальше-то делать? Ждать у моря погоды или к камню уходить? Если идти к камню, то меня быстро свяжут. Я там как на ладони.
Андрей подошёл к идолам и стал обрывать разросшуюся вокруг них траву.                - Вам хорошо, вас не ищут, а меня потеряли и свои и чужие.                Он собрал охапку травы и отнёс её к склону горы. Сбежал к родничку, умылся, и прополоскав рот, вдоволь напился.
- Ну что ж! – подумал он. – Святым духом сыт не будешь. Надо на озеро идти, как-то рыбы наловить, грибы собирать. Продукты бысто закончатся и тогда волей неволей придётся выходить. Просить пропитание у старца я не буду, стыдно. К тому же непростой старик, таинственный. Какая-то тайна окружает его. Как будто не из этого мира человек. Если сам не появится, обязательно найду его у Синего камня. Пока главное  мне нужно выдержать время, чтобы все немного успокоились. Да и самому во всём разобраться. Спешка никогда не давала положительных результатов. Будем жить Туров… и воевать!
Он вернулся в землянку, вымыл посуду, нашёл свои старые рыбацкие снасти и отправился на озеро.

    Подобно огромной стрекозе, рассекая винтами жаркий Таманский воздух, на поселковую площадь посёлка Ильич, сел военный вертолёт МИ-24. Не дожидаясь остановки лопастей из него выпрыгнули Востряков и Бадменов. В полевой чёрной форме бойцов спецподразделения, они прямиком направились на почту.
- Здравствуйте, есть кто живой, или всех жара сморила? – войдя в помещение поздоровался Востряков.
- Вам шо трэба? – испуганно выглядывая из окошечка, поитересовалась девушка.
- Заведущую этим заведением! – улыбнулся ей Востряков. - Надеюсь в течении месяца начальство не сменилось? – Меня Вячеславом кличут, это, - кивнул он на Бадменова. – Виктор!
А как зовут принцессу почты?
- Валентина! – томно опустив глаза, представилась та. – Ворвалися як скаженни, злякалы дюже мене.
- Ты извини нас Валечка, что так резко на голову свалились, – вновь доброжелательно улыбнулся Востряков. - Время не терпит.                Ты вот что скажи, был у тебя здесь вот этот парень? – Он показал фотографию Андрея. – Кому он звонил, как назвался?
- А вы хто таки будыте, чи пытать меня собралыся? – нахмурила черные брови девушка.
- Да кто же тебя пытать собирается? – растерянно посмотрел на неё Бадменов. – Мы друга потеряли, командира своего!
- Седьмого июля був он туточки, черешней угощался. Высокий такой, гарний хлопец. Скат-13 называлси. Потом дозвонився и за ним вертолёт прилетел. Но не таке как вин ваш. То був гражданский. - Ты Валюшка не прицесса, ты королевна. Ты не представляешь какую радостную весть нам сообщила! – обрадованно полез в окошечко обнимать её Вотряков.
- Стекло раздавишь оглашенный! – возмутилась Валентина.
- Он мне часы якись странные оставил, сказав что вэрнется за ними. Но чую, не вернется! Вы уж забыриты их, - протянула она радиомаяк Вострякову.
- Всё, сомнения отпадают, это Андрюха, его маяк! Но как он сюда попал, не представляю? – посмотрел Востряков на Бадменова.
- Вын еще телефон по которому он звоныв по межгороду. Сама гроши платыла, а квитанцию оставыла на якый-небудь случай, - протянула девушка квитанцию.
- Валя, ты не королевна, ты богиня почты, - обалдел Востряков.                -Держи Валюха сто баксов. Купи на все себе цветов от всего нашего отряда!
- Да вы шо сказылысь чи шо, ни в жизнь не возму! Для чёго воны мене!
- Валя, это приказ, приказы надо выполнять! – вмешался Бадменов. – Всё, прощай! – выдернул он сто долларов из руки Вострякова и сунул в окошечко. - Мы помчались искать командира!
Ребята, как по команде развернулись и бросились к машине.
Засвистели винты и через мгновение вертолёт скрылся из вида, оставив на площади грозящую им вслед, Валентину.
- Соедини с центром! – сидя на месте бортинженера, связался Востряков с пилотом. – Очень срочная информация!
- Диспетчерская, диспетчерская, борт 110, ответьте борту 110. – вошёл в эфир пилот.
- Борт 110, борт 110, вас слышу приём!
- Соедините с центром, очень срочная информация! – попросил пилот.
- Соединяю, ждите! – послышался ответ.                - Говори, сейчас будет связь, - сообщил пилот Вострякову.
- Центр, говорит Скат-18, центр, говорит Скат-18, центр, ответьте!
- Генерал Шалаев слушает! – послышалось в эфире.
- Палыч, это Востряков! – обрадованно ответил тот.
- Здоров Славка, как успехи, - нетерпеливо спросил генерал
- Нашли товарищ генерал! Точно он! И радиомаяк его, только без батареи. Кто-то бытарею вынул. Забрали его феэсбешники и отправили в Москву.
Есть телефон, записывайте. Два четыре два восемь, семь одиннадцать. Он по этому телефону свой позывной сообщил. Девушка на почте узнала его по фотографии. Он это Палыч, точно он! Только непонятно как Андрюха туда попал?
- Разберёмся ребята, во всём разберёмся! – ответил Шалаев. – Благодарю за службу, молодцы! Пулей домой!
- Есть, домой!

- Разрешите войти! – заглянул Шалаев в кабинет Прогонова.
- Входи Палыч, входи, давно тебя жду. Ну как, прояснилось что-нибудь, накопал компромат на ФСБ? - улыбнулся тот. – Давай чайку попьём!
- Не до чая сейчас Сергей Владимирович! Только что мои ребята нашли следы Турова на Таманском полуострове, а именно в посёлке «Ильич». Оттуда, вот по этому телефону, - Шалаев достал листок и положил перед Прогоновым, – он звонил в ФСБ. Номер я пробил. Координационный центр службы безопасности. Седьмого июля они  забрали его оттуда вертолётом и переправили в Москву. Сегодня уже первое августа, а мы ни сном, ни духом. Мало того, – продолжал он, выразительно взглянув на генерала, - через час, максимум два, ребята доставят нам радиомаяк Турова без питания. Питание кто-то вынул перед самой операцией. И я догадываюсь, кто!
- Не может быть? – нахмурился Прогонов. – Скорее всего недосмотрели!
- Я недавно беседовал с Раковым о ходе операции. Он мне рассказал, что лично отправлял своего друга на задание и всё трижды перепроверял, - отмахнулся Шалаев. – Кстати, капитан Раков готов подписаться под тем фактом, что в последний момент около обоудования крутился Гоев!
- Я так понимаю твои опасения полностью оправдались! – поднимая трубку телефона, взглянул на него Прогонов. – Не волнуйся ты так! Сейчас разберёмся!
- Если мы опоздали, и с Туровым что-то случилось, я Гоева сам, лично расстреляю! – пригрозил Шалаев.
- Ну-ну, разговорился мне тут! – строго посмотрел на него генерал.
- Никифор Сергеевич!  Здравия желаю! Прогонов говорит… Тут у меня информация есть, что вы нашего сотрудника у себя держите. Бойца спецподразделения «СКАТ» Турова Андрея Борисовича? Это как прикажите понимать?
- Приветствую тебя Сергей Владимирович! – послышалось в трубке. – Ты про которого Турова? Это про того, который выполнял задание по установке радиомаяка на «ОКЛАХОМУ».
- Именно про него! – удовлетворённо подтвердил Прогонов.
- Были у нас подозрения, - после некоторой паузы, ответил Королёв. - Насчёт того, как он так быстро в Россию попал. Но быстро разобрались. Сейчас, если не ошибаюсь, он в реабиллитационном центре, поправляет здоровье!
- А почему ваши службы мне сразу не доложили, что он жив и здоров, - возмутился Прогонов. - Мы тут его посмертно награждаем… Кстати! – пошёл он во-банк. - Лагунов и Карташов случаем не у вас.
- Нет! – понизив тон, ответил Королёв. - Лагунов и Карташов погибли. Туров свидетель. Прямо на его глазах, винтами засосало.
- Товарищ генерал армии! Не мне вас учить тому, что о спасении или гибели людей подведомственных непосредственно нашей организации, вы должны информировать меня незамедлительно! – сухо произнёс Прогонов.
- Сергей Владимирович! Вы же не делитесь с нами своими разработками по телепортации людей. А ведь мы одному делу служим! – в свою очередь упрекнул его Королёв.
- Это вы не по адресу, - ответил Прогонов. – Это вам к полковнику Гоеву надо. Кстати, чем он сейчас занимается?
- Отдыхает после командировки. А Туров находится на реабилитации в его лаборатории!
- Я требую товарищ генерал армии, чтобы вы своими полномочиями, до выяснения некоторых обстоятельств, посадили полковника Гоева под домашний арест, – резко заявил Прогонов.
- Хорошо генерал-полковник! Если у вас есть для этого весткие обстоятельства, я выполню вашу просьбу!
- Будут весткие обстоятельста, в течении нескольких часов будут! Я вам обещаю, – ответил Прогонов и положил трубку.
- Да-а, Палыч! – вглянув на того, покачал головой генерал. - Как у Крылова, лебедь, рак и щука! Этак мы далеко зайдём!
– Ты прав! Андрей был у них, а теперь у Гоева в лаборатории.             - Сядь, не прыгай, – остановил он вскочившего со стула Шалаева.               – Они его через пять минут выпустят, а через полчаса он будет здесь! А если нет, я в Кремль рапорт напишу. Но уверен Королёв всё понял!

Ни утреннее солнце, ни сияющее небо, ни радостно рассвистывающие воздух стрижи, ни что не волновало Гоева. Тягостное чувство опасности, занозой закравшееся в душу, не давало покоя воспалённому сознанию. Мысли, одна тяжелее другой, роились в голове. Он интуитивно чувствовал что приходит неизбежный конец его карьере, а может быть и жизни.
- Леонид, – сорвал он одеяло с сына. – Вставай, умывайся и отправляйся в университет.
Лёнчик поискал рукой одеяло и не найдя его, сел на диване.
- Достал ты меня со своим университетом, - сквозь зубы прошипел тот.                – Сколько сейчас времени, – неожиданно подхватился он.
- Уже девять, - холодно ответил Гоев, направляясь в свою комнату.
- Я же опаздываю на работу, - засуетился Лёнчик. – Бегу, бегу!
Пулей оделся и убежал в ванную комнату.
Удивлённый Гоев задержался в дверях, но в это время раздался звонок телефона.
- Гоев слушает, – резко ответил он в трубку.                – Здравствуйте Серафим Пантелеевич, - поздоровался он заискивающим тоном, услышав голос Калугина. – Слушаю вас внимательно!
Лёнчик вышел из ванной комнаты, нагло встал напротив отца, показывая пальцами чтобы тот дал денег.
- Турова я не могу освободить по той причине, что он вчера сам освободился! Сбежал из больницы, – не обращая внимания на манипуляции сына, продолжал он. – Понятия не имею, куда? Если бы знал, ещё вчера поймали и успокоили!.. - Так точно, – мгновенно посерьёзнел Гоев. - Но-о… А как же тогда выяснить каким образом он телепартировался, – растерянно промолвил полковник. – Понял! Есть ни куда не отлучаться из дома и ждать вашего звонка!.. У меня есть предположение что Туров уехал в Переславль-Залесский на Плещеево озеро. Его там точно видели. Честь имею, товарищ генерал.
Гоев положил трубку, рассеянно посмотрел на Лёнчика, достал деньги и сунул ему в руку. Тот холодно взглянул на поникшего отца и ушёл, а Гоев схватив трубку, набрал номер телефона Шишлова.
- Иннокентий, это я, как успехи, Турова не убрали, – зашептал скороговоркой Гоев .
- Здравствуй Пётр! Чего сам не свой, или от страха за свою шкуру понос прошиб, – ответил тот. – Нет! Не поймали ещё! Как сквозь землю провалился. Но раз он там, братва найдёт, это тебе не оперативные работники! Ты главное не дрейфь! Закройся и сиди дома.
- Я и сижу! Меня по приказу Королёва взяли под домашний арест, - продолжал Гоев. – Пока не пойму по какой причине. То ли из-за Эльмиры, то ли из-за Турова.
Он не успел договорить свою мысль, как на том конце провода положили трубку.
- Что, страшно Иннокентий? – вслух произнёс Гоев. – И мне страшно!

Выйдя с поляны по еле заметной тропинке в сторону озера, Андрей сделал для себя неожиданное открытие. Кузнечики и древесная саранча на Священной поляне не стрекочут. Сейчас он слышит сплошную какафонию их пения, а там на поляне стояла полнейшая тишина. Ни комаров, ни мух, ни шмелей. Цветы, деревья есть, а насекомых, тем более каких-либо зверей он не видел ни тогда, ни сейчас. Раньше они с Василием не придавали этому никакого значения. Теперь же у Андрея появилась ещё одна загадка.
 Перейдя узкоколейку он спустился к озеру. Около их песчанного пляжика стояла видавшая виды чёрная волга с московскими областными номерами. Рядом на брезенте в одних плавках загорал мужчина примерно одного возраста с Андреем. По тронутой сединой шевелюре и бороде в нём не трудно было узнать церковного служащего. Недалеко от берега, в камышах, на байдарке копошился с сачком ещё один монах.
- Здравия желаю! Не помешаю вашему отдыху. Хочу тоже рыбу тут половить? – обратился Андрей к отдыхающему.
Тот резко поднялся и пристально посмотрел на Андрея. Прямая осанка и спортивное телосложение говорили о том, что он не робкого десятка.
- Здравствуйте, буду только рад, – протянул он руку Андрею.                - Озеро не частная собственность, пока слава богу оно всем принадлежит, – густым баритоном ответил тот. – Только вот с рыбой туговато. Роман ловит, ловит, - кивнул он в сторону монаха.  – Да всё бестолку. Так, малявок одних.                Я вот вырвался со службы, думал ухи отведаю, да видно не судьба. Как говорится человек предполагает, а Господь располагает.
- Вы где служите если не секрет, - поинтересовался Андрей.                – Господу Богу я служу, иеромонах из Троице-Сергиевой Лавры, – неохотно ответил тот.               
- Он зря в камышы полез, - перевёл Андрей разговор в другое русло, видя что его вопрос не понравился собеседнику. - Да ещё с сачком. 
Туров с улыбкой сокрушённо покачал головой, давая понять всю несостоятельность этой затеи.
- В августе вся рыба у обрыва крутится. Вы его окрикните, мы с ним на байдарке с глубины окуней быстро надёргаем!
- Роман, – подойдя к воде, громогласно крикнул иеромонах. – Греби к берегу, хватит ерундой заниматься!
Андрей снял кросовки, закатал джинсы и тоже зашёл в воду.
- Красивое озеро, необычное, – прервал молчание монах. - Дух у него свой. Великий дух. Я на озере себя как-то по особенному чувствую. На душе свобода от простора и радость от света. А самое главное, легко здесь. Не зря же наши предки пять тысяч лет назад облюбовали это место.
- Мне вчера один старец сказал, что вода в озере дух имеет. И дух этот с небес, – вставил Андрей. – Я заметил, какое небо над озером, такое и озеро. Как зеркало.
- Мудрый старик! Знает что говорит. Вода она Бог! Так Иисус Христос сказал, - продолжал иеромонах. – Поэтому и существует обряд  православного крещения. А небо над озером всегда синее. Едешь по трассе, кругом дождь, а сюда приезжаешь, синева. И благодать с небес опускается.                Иеромонах простёр руки к небу и глубоко вдохнул.
Байдарка скользя по воде, выскочила на прибрежный песок. Из неё вылез совершенно мокрый, весь в тине, дьяк.
- Вот батюшка, взял одного линька, пяток плотвиц, два карандашика, - доставая со дна лодки рыбёшек, перечислял дьякон.
- А аккомулятор-то зачем в байдарку засунул, - удивился Андрей.
- Это достижение науки и техники, электроудочка, - доставая из лодки сачёк и маленький чёрный чемоданчик, ответил тот.
- Слышал я про это чёртово достижение. Не вода, а мёртвое царство после такой рыбалки, - нахмурился Туров. – Это тоже самое если там наверху, - он кивнул вверх на небо. – Кто-то влючит генератор и все мы будем без сознания дёргать руками и ногами в разные стороны!
- Грех рогатого при святом отце упоминать, – взвился дьякон.            - Отец Роман! – строго посмотрел на того иеромонах. – Ты же говорил что это самый гуманный вид рыбной ловли. Что её используют во время нереста, чтобы рыбу не травмировать?
- В анатации так и написано! – притих дьякон.
- Дельцы что хочешь напишут, лишь бы продать! – ухмыльнулся Андрей.
- Убери эту гадость в багажник машины, или уничтожь сию минуту, – приказал иеромонах.
- Слушаюсь батюшка, слушаюсь, – засуетился монах.
- Мы не познакомились. Тебя как зовут, – обратился иеромонах к Турову.
- Андрей!                - А отца как звали?                - Борисович, – засмущался Туров.
Военный, – поинтересовался у него монах.
- Военный, - кивнул Андрей. - Подразделение подводных бойцов.                - Не может быть, – встрепенулся иеромонах.                – Роман! – обратился он к копающемуся в багажнике монаху.                – Принеси моё снаряжение. У нас сведующий человек появился.
Роман достал из багажника мешок и положил на брезент.
- Распаковывай Андрей Борисович, будем учиться подводному плаванию.
Андрей развязал мешок и стал поочереди доставать из него водолазные принадлежности.
- Ласты, Спиро с обратными отбойниками. Класные ласты. Скоростные. В них легко плавать, - заметил Андрей. – Маска-аквонавт. Ну это любительская. Гидрокостюм, Спиро. Семёрка. Отлично. Водолазные ботинки. Тоже Спиро. – удивился Андрей. – У вас всё снаряжение итальянское. Дорогое очень. Даже перчатки есть. Хоть на полюсе ныряй.                - Так! – с сомнением стал копаться он в мешке. – Фу, напугался, думал нет пояса с баластом и трубки. Без них не нырнёшь!
- В мешке должен быть полный комплект, правда без акваланга, – ответил иеромонах. – И подводное ружьё должно быть!?
- Есть подводное ружьё! Наше, «Курск» самое надёжное, – доставая чехол восхищался Андрей. – Абсолютно новое. И острога щучья!
- Мне оно ни к чему, - отмахнулся иеромонах. – Я в живую тварь стрелять не могу!                - Что же вы с таким богатством без рыбы сидите, браконьерством занимаетесь, – с негодованием выдохнул Андрей. – Давайте я сплаваю на обрыв, рыбы настреляю. Всему монастырю хватит!
- Ты Андрей Борисович не загадывай. Одевай снаряжение, подстрели щуку и леща, уху славную сварим.                - Картошка, лук, приправа у нас есть, – воодушевлённо засуетился монах.
- Я мигом! Разжигайте костёр, ставьте воду, – принялся накачивать насосом ружьё Андрей.
- Роман, – обратился он к дьяку. – Сделай из своего сачка мешок для рыбы. Всё больше пользы будет.
Дьяк покосился на иеромонаха и пошёл выполнять поручение.
Проффесионально быстро Андрей надел костюм, ботинки, баласт, нацепил на лоб маску с трубкой, проверил даление воздуха в ружье. Иеромонах удовлетворённо наблюдал за происходящим.
- А не боишься в сетях запутаться, – поинтересовался он у Турова.
- Да какие тут сети, так паутина одна, - улыбнулся тот. – Это если морской трал или крючки на осетра, тогда опасно. А здесь сети за десять метров видно.                - Роман, как у тебя там с мешком, готово, – спросил того Андрей.                – Тогда отчаливаем. Подбрось меня до обрыва, чтобы пешком по мелководью не идти.
Уложив в байдарку мешочек и ласты они поплыли на глубину.
Монах любопытно наблюдал за ними до тех пор пока Андрей не упал на обрыве за борт и не скрылся в глубине.
Неожиданно, по следу волги, на которой к озеру приехали монахи, подъехали два джипа.                Из первой машины вылезли братки Шишлова, Балда и Юрист. Полупьяные, они развязно направились к иеромонаху.
- Здорово батёк, – поздоровался с ним Балда.                – Один что-ли кукуешь, а тёлки где? Вы тут кента нашего не встречали, в джинсовом костюме, во-о, вот этого? – показал он фотографию Андрея.                – Вчера нажрался падла и от стада отбился, теперь с ног сбились, найти не можем! Глядишь, неровён час, совсем одичает!
Юрист молча подошёл к брезенту и носком ботинка стал ворошить джинсы и кросовки, оставленные Андреем.
- Мы, божьи люди, с самого рассвета на берегу, - подойдя к нему и взяв в руки джинсы Турова, ответил монах.                – Местечко потаённое, сюда не всякий дорогу найдёт, - с трудом натягивая на себя штаны, продолжал он. – Вам на Славиче его искать надо. Там и сёстры, там и буфет!
- Чего-то ты совсем на попа не похож, – осоловело посмотрел на него Балда. - Борода как у попа, а видуха…                - О-о! Ты на Зизи-Топ похож, рок группа такая есть. Забой!                - Ну ладно, раз не видел, поедем на Славиче искать. Тем более говоришь там буфет есть и тёлки.                Юрист дождался когда байдарка причалит к берегу, посмотрел на Романа, заглянул байдарку.
- Благослови святой отец, - собрав руки в ладошки, вернулся он к иеромонаху.
- Момент неподходящий, к тому же надо иметь своего духовника, – ответил тот, но всёравно осветил бандита крестным знамением. – Во имя Отца и Сына и Святаго духа, проясни душу заблудшую!
- Юрист перекрестился, они вернулись к машинам, и поднимая пыль, помчались в обратном направлении.
               
- Илья Аронович, господи боже мой, – всплеснула руками Лена.
- Вы что, ночевали в лаборатории на кушетке? Как же вы на ней спали, тут даже Катенька не уместится?
- Елена Михайловна! Голубушка! Утро доброе, доброе утро! – запел он.  - Вы не представляете что нашли.                Фридман пританцовывая подбежал к сейфу, достал шкатулку, аккуратно вынул камень.
- Это не просто драгоценный камень рубин. Это не просто фетишь с руническими знаками, – заговорчески озирался он по сторонам. - Это аккумулятор! Или, если вам так угодно, и скорее всего это так, генератор!
- С чего вы решили что это генератор, насторожилась Лена.                - Я исследовал его под микроскопом, он весь испещрён проводниками. У меня есть друг, физик. Так вот, он однажды, за бутылочкой вина, обрисовывал мне схему получения кварков. В свободном виде, в природе они якобы не существуют. А в этом случае, смотрите!
Фридман положил камень под микроскоп, включил подсветку, настроил зеркало.    
- Смотрите, – уступил он место Лене.
- Велесова взглянула в микроскоп и увидела тонкие линии рассекающие камень вдоль и поперёк. Из граней рунической гравировки, отражаясь от противоположных сторон струился свет. Скорее не свет, а световая пыль. Она люминисцировала создавая изображения.                - Потрясающе, – выдохнула Лена. Я ничего в этом не понимаю, нужно проконсультироваться с физиками. Может быть они прояснят нам, что это такое?
- Что это такое, – задохнулся от восторга Фридман. – Это дух наш с вами Небесный! Вот что это такое!
Он достал камень, бережно уложил его в шкатулку и закрыл в сейф. Ключ от сейфа положил в ящик стола.
- Фантазёр вы Илья Аронович! Надо же такое придумать, дух Божий. Но я очень хотела бы чтобы ваши слова подтвердились. Представляете, если наука научится переливать не только кровь, но и дух. Тогда вы открыли элексир бессмертия!
- Молчим, молчим, – замахал руками Фридман. – Я иду умываться, завтракать, а после этого поговорим!
Он порылся в карманах, достал десятку, сунул её обратно в карман и выскочил за дверь.
Лена подошла к кушетке. Расстелила скомканное Фридманом покрывало. Хотела заняться работой, но в изнемождении села на кушетку.                Не прошло и минуты, распахнулась дверь и вбежала Белякова.                - Еленочке Михайловне, здрасьте! – сияя поздоровалась она. – А мне Василий звонил с корабля!
- С какого корабля, Катенька, – разомкнув веки, насторожилась Лена.
- С «Гангута»! Корабль такой есть! На Учинском водохранилище стоит.
- А, ну да, я в курсе! Как он там, не голодает, – поинтересовалась Лена. - Может быть ему надо чего?
- Он вам привет передавал и ждёт с нетерпением!                - У него есть для вас информация по поводу руководителя их операции, Гоева Петра Ивановича. Просил, как освободитесь чтобы обязательно к нему приехали и меня с собой взяли, - кокетливо склонив головку, улыбнулась она.
- Поедем Катенька, обязательно поедем!                - Сейчас Илья Аронович придёт, расскажет нам подробно свою версию о камне, я сделаю несколько звонков, и поедем!   
- А к Петру Ивановичу я не пойду! Пока не встречусь с Василием не пойду, - размышляя вслух, задумалась она.
- Пётр Иванович, это отец Лёнчика, – поинтересовалась Катерина.
- Он самый Катенька, он самый, – задумчиво подтвердила Лена.
- Что-то вы не в себе Елена Михайловна, – внимательно присмотревшись к ней, заметила Белякова. – Совсем измученная.
- Я всю ночь в больнице продежурила. Ирине Михайловне было очень плохо. Но сейчас лучше.
- Ох, - всплеснула руками Белякова. – Что же вы сразу не сказали?
- Я же тебе говорю, кризис уже миновал.               
В кабинет запыхавшись вошёл Лёнчик.
- Доброе утро, – взглянул он на часы. – Извините за опоздание!
- Лёгок на помине, – недовольно взглянув на него, съязвила Белякова. – Медведь наверно где-то сдох. Гоев на кафедре появился.
- Да вот узнал, что экспедиция у вас прошла удачно. Нашли уникальный камень и молчите!                - Лен! – взглянул он на неё. - Похвасталась бы находкой!
- Интересно, и от кого ты узнал, – удивлённо посмотрела на него Велесова.
- Да весь университет гудит! Фридман, семь двадцать танцует, – соврал Гоев.
- Илья Аронович, как ребёнок, – покачала головой Лена. – Находка правда, удивительная. Он мне сегодня смотрите что показал!
Велесова взяла из ящика стола ключ, открыла сейф, достала ларец.              Белякова и Лёнчик с любопытством подошли к ней.                Проделав все манипуляции с черепами ларца, Велесова аккуратно достала пластиковым пинцетом камень и положила его под микроскоп.
- Смотрите что мы нашли, – уступила она место Катерине. – Видишь тончайшие нити внутри камня? Это проводники. А рёбра гравировки рунического знака –экраны! Они преобразуют любой свет в материальные частицы, которые в свою очередь создают голограмму.
- Дай гляну, – небрежно отстранил Лёнчик Белякову.
- Ух ты, штуковина, – восхищённо выдохнул он. – И чего она может, – спросил он Велесову.
- Пока мы не знаем. У Ильи Ароновича есть предположения относительно всего этого, но больше похожие на фантастику, - ответила Лена, доставая из под микроскопа камень. – Сейчас он придёт, и мы покажем рубин физикам. Может быть они дадут вразумительный ответ.
- Дай подержать, такое раз в жизни случается, – попросил Гоев.
- На подержи, тоько на салфетке, – разрешила Велесова.
- Смотри не урони, со своим алкогольным синдромом, – съязвила Катерина.
- Лен, – разглядывая камень, начал Гоев. – Ставлю тебя в известность, что твой знакомый Андрей Туров до сего времени находился в Москве, в больнице моего отца.
- Что ты сказал, – резко повернулась к нему она.                И без того, её огромные глаза, от волнения раскрылись ещё шире.                – Кто тебе сказал, от кого ты это узнал!?
- Отец и сказал, -  равнодушно ответил Гоев.
- Катерина, мне надо срочно в больницу, - неожиданно заторопилась Лена. Меня ждёт полковник Гоев. Вы дождитесь Илью Ароновича, скажите что я вернусь часа через три, четыре.
Она схватила свою сумочку и выбежала задверь.
- Чего она сорвалась как сумасшедшая? Даже не захотела дослушать, – выражая удивление, пожал плечами Лёнчик. – Я же сказал что сейчас Турова в больнице нет. Сбежал он сегодня утром.
И отца в больнице нет, он дома сидит!                - До чего же ты дурак Гоев, - возмущённо посмотрела на него Катерина. – Сиди здесь, жди Фридмана, а я побегу верну Елену Михайловну.
- Я сегодня утром слышал, что он в Переславле-Залесском на Плещеевом озере, - крикнул ей вдогонку Лёнчик. – За ним там мафия охотится!                Оставшись наедине с камнем, он взял его двумя пальцами и восхищённо стал рассматривать в лучах августовского солнца. Красные блики рубина отражались в его зрачках, от чего Лёнчик стал похож на демона. От алчности его всего стало трясти.
Он суетливо достал из коробочки страз, переданный ему Шишловым, и сравнил с оригиналом. Подделка и камень, как две капли воды были похожи друг на друга. Только рубин был чуть-чуть кровавее страза.
Лёнчик трясущимися руками положил подделку в ларец, защёлкнул его, вставил шпильки с черепами обратно и повернул их на сто восемьдесят градусов по часовой стрелке. Рубин спрятал в коробку и засунул за пояс в плавки. Передумав, быстро вынул её обратно, взял рубин, и одним махом, проглотил. Прислушался к своему состоянию, не почувствовав никаких изменений, положил ларец в приготовленную заранее коробку из под обуви, убрал её в пакет и бросился прочь.
В дверях он столкнулся с Фридманом.
- Илья Аронович, здравствуйте, – слащаво поздоровался с ним Лёнчик.
- Здравствуйте Леонид Петрович! Вы куда мчитесь с рабочего места? А где Елена Михайловна?!
- Она взяла какой-то ларец и понесла в лабораторию к физикам, - не моргая соврал Лёнчик. – А мне сказала вас дожидаться.
- Неужели пять минут играют какую-нибудь роль! – возмутился добродушный Фридман. – Я ей сейчас выговорю всё что думаю по этому поводу.
- Они вышли из кабинета, Фридман запер дверь.
- Илья Аронович, я побежал, - стараясь улизнуть, заторопился Лёнчик. – У меня с отцом плохо! Предъинфарктное состояние!
- Бегите голубчик, бегите! Папа это святое, – отпустил его Фридман.

Когда человек очень торопится, загромождая себе  путь собственными ошибками, само время, стремится остановиться вместе с ним.
Как бы выразительно не жестикулировала Лена, машины мчались мимо неё, не замечая красивую девушку на шоссе. От досады закусив губу, она вновь и вновь пыталась остановить попутку. Наконец-то остановился видавший виды жигуль. За рулём сидел угрюмый пенсионер, готовый в любой момент дать по газам.
- На Ярославское шоссе! – попросила его Лена.
- Пятьсот, – не мигая, отчеканил тот.
- Вы в своём уме, – непроизвольно вырвалось у неё.
- Я то  в своём, а вы на шоссе поболее меня зарабатываете!
- Идиот! – в негодовании захлопнула она перед его носом дверь, но тут же открыла вновь.
- Хорошо! Поехали!
- Елена Михайловна! – успела в последний момент Катерина. – Гоев всё перепутал! Ни Андрея, ни его отца в больнице нет. Андрей сбежал на Плещеево озеро, а папаша дома сидит!
- Кто тебе сказал?
- Лёнчик сам и сказал, вы просто его недослушали!
- Почему он сбежал из больницы на Плещеево озеро, а не нашёл меня, или хотя бы не позвонил? – ничего не понимая, спросила  Лена.
- Не знаю? – растерялась Катерина. – Лёнчик сказал за ним мафия охотится!
- Господи, какая мафия! – испуганно посмотрела на неё Лена. – Так! Спокойно Велесова, спокойно! – успокаивала она себя.
- Катерина, вот визитка, - она достала из сумочки визитную карточку. – Срочно позвони Шалаеву Николаю Павловичу. Он тебя помнит. Скажешь, всё что тебе сказал Лёнчик. И про больницу и про мафию и про Плещеево озеро. А я поеду выясню всё у Петра Ивановича.
- На Лялин переулок пожалуйста, - обратилась она к шофёру.
Машина стремглав помчалась в центр города.

Подводный мир Плещеева озера разительно отличался от того морского подводного мира, который был хорошо знаком Андрею. Буро-зелёные водоросли поднимались сплошной стеной по обрыву. Андрей медленно плыл чуть ниже поверхности, заглядывая в редкие окна между зарослями. Ему казалось, что он подобно птице, парит в небе над землёй. На время забылось всё. Всё, что осталось там на воздухе, за гладью воды. Мелкие стайки серебристых плотвичек с тёмными спинками и красными плавниками пугливо уступали ему дорогу. Первая щука, которую он увидел, заметила его намного раньше. Андрей даже не успел повернуть ружьё в её сторону, как она молниеносно исчезла в глубине за обрывом. Он попробовал нырнуть за ней следом, но кроме песчанной пустыни и ракушечника ничего не обнаружил. Андрей понял что плыть вдоль травы быссмысленно. Рыба будет уходить раньше, чем он её увидит. Тогда он решил изменить тактику. Отплыв на глубину он набрал полные лёгкие воздуха, нырнул, и медленно, почти над самым дном, стал приближаться к зарослям. Довольно крупная щука, спрятавшись под травой, дожидалась своей добычи. Выстрел последовал незамедлительно. Острога вонзилась в хребет хищницы, и та, сделав мёртвую петлю, упала на дно. Подхватив рыбину, Андрей быстро поднялся на поверхность. Отдышавшись, он сорвал её с трезубца и спрятал в мешок. Щука, как-будто этого и ждала. Она стала метаться в сетке, пытаясь вырваться наружу. Вставив в ствол острогу, Андрей взвёл ружьё и поплыл дальше. Лещ оказался намного глупее щуки. Он мирно рылся в песке,  не замечая ничего вокруг себя. Выстрел, и похожий на луну золотистый красавец, оказался в сетке.
Охотничий азарт овладевал Андреем всё больше и больше. Но помня просьбу Феогноста подстрелить для ухи леща и щуку, он развернулся и поплыл к берегу. На мелководье, там где песчанное дно пестрело от солнечных зайчиков, он увидел греющегося на солнце язя. Жёлтые глаза серебристого красавца тревожно наблюдали за необычным подводным гостем. Андрей изменил направление, делая вид что проплывает мимо, но поравнявшись с рыбой, не целясь выстрелил, как это делают ковбои в американских фильмах. Язь заметался на поводке, стараясь сорваться с остроги. Туров не ожидал, что рыбина может быть такой сильной. Часто-часто работая ластами, он пулей подплыл к ней и подхватив острогу, поднял над водой.
Монахам было хорошо видно, идущего по мелководью Андрея с трепыхающейся на трезубце рыбиной. Они засуетились у котелка, разжигая костёр.
- Вот это рыба, вот это я понимаю, – принимая у Андрея сетку, восхищался иеромонах. – Роман! Бери нож, чисть скорее, сейчас вода в котелке закипит.
- Если хотите вкусную уху, то рыбу, лук и картофель нужно в холодную воду класть, и всё вместе варить, - посоветовал Андрей, снимая язя с остроги.
- Да рыба вся разварится, каша будет, - вмешался Роман.
- А ты туда пару помидоров порежь и не разварится. Если нет помидоров, можно ложку уксуса, или щавеля на лугу нарви. Главное чтобы кислота была, - пояснил Андрей.
- Роман, слышишь что тебе говорят!? Порежешь помидоры, - приказал монах.
- Я сейчас костюм скину, а то как рыба сварюсь, - продолжал Андрей. -  И всё сам сделаю!
- Пусть он этим занимается. У него такое послушание, - кивнул тот на Романа. – Ты лучше, раб Божий, вот что мне скажи? Почему тебя ищут?
- Кто, если не секрет, – насторожился Андрей, внимательно всматриваясь в голубые глаза иеромонаха.  – ФСБ или милиция?
- Вот даже как, – покачал головой тот.                – Да нет, те кто тебя ищет, на органы не похожи. Они больше на блатных смахивают. Хотя теперь все перемешались, - махнул он рукой.                - Ты мне так и не ответил, почему тебя ищут, – вновь задал свой вопрос иеромонах.
- Почему меня ищут, - задумался Андрей.                - Странно, - после некоторой паузы удивлённо пожал он плечами, продолжая стягивать с себя гидрокостюм. – Вы только поймите меня правильно, но я как-то не привык делиться своими проблемами со случайными знакомыми. Устав и специфика работы не позволяют. А вам, почему-то, даже хочется рассказать.                Он вновь внимательно посмотрел на Феогноста. - Хотя если расскажу, могу невольно и вас подставить.         
- Раз устав не позволяет, не рассказывай, – равнодушно ответил монах. – Одно мне ответь, вину за собой чувствуешь?
- Да какую вину, – в негодовании задохнулся Андрей. – На меня и на моего друга, один козёл охоту устроил, без предупреждения, или так сказать без объявления войны. Мы ни сном ни духом, а я сначала в океане, блин, остался акул кормить, а после через Лефортово в тринадцатую попал. Там наконец-то узнал, что к чему! Теперь маски сняты, можно и подраться, - зло ухмыльнулся он. – Нам воевать не привыкать! Посмотрим, кто кого!
- Верую, что победишь, – спокойно ответил батюшка. – Раз вины за собой не чувствуешь, значит за тобой правда!               
- Удивительный вы человек, – доброжелательно посмотрел на него Андрей. – Надежду в душу вселяете. Легко, ненавязчиво. Как у вас это так получается?
- В меня Господь надежду вселяет, а я её вам передаю. Служба у меня такая, - в свою очередь доброжелательно взглянул на него монах.
- Рыбку, картошку, лук, чеснок, морковку почистил, - прервав их разговор, подошёл с ведром Роман. – Сами варить будете, или мне доверите?
- Давай Роман я сам варить буду, своим способом. Без чеснока и морковки, - предложил Андрей. – Поверь мне, вам понравится.
Он взял у него ведро и подошёл к костру.
- А Переславские рыбаки из покона веков чеснок в уху кладут, – заметил иеромонах. – Ещё Екатерина Великая, посетив сей город, просила чеснок в уху не класть. Дюже потом воняет.                - Мне тоже кстати не нравится. Весь аромат ухи перебивает.                - Сейчас мы сварим так, как меня покойный Иван Васильевич учил, - укладывая рыбу в котелок, поделился с ними Андрей. – И навар и аромат будет, а главное, янтарная!
- Посмотрим, посмотрим, чем ты сегодня нас угостишь, - улыбнулся монах.                – Вот Роман, - обратился он к дьякону, раскладывающему на брезенте из сумки продукты. - Учись у раба Божьего Андрея самообладанию.                Видел какие ухари его потеряли и ищут. А он как ни в чём небывало, уху варит.                Молодец Андрей! Так держи! Суета, она всегда всё портит! И жизнь человеческую, а самое страшное, душу его.
- Прошу к столу батюшка, – позвал того Роман. –  Как говорится, отведайте чем бог послал.
- Тебе не бог послал, ты продукты с монастырского склада набрал. Не поминай имя Бога всуе, - назидательно заметил тот.   
- Так не ради же себя, ради общего дела стараюсь, - заныл дьяк.
- Вот и старайся, а я буду уху ждать.
- Андрей, - обратился иеромонах к Турову. – Пойдём к столу, или подождём?
- Так готово уже, - снимая котелок, заявил тот. – Давай батюшка, - кивнул ему Андрей. - Как говаривал Иван Васильевич: - сними аромат!
- Это как, – с готовностью подошёл к котелку тот.
- Вдыхайте аромат, пока от неё пар идёт.
Монах наклонился над котелком, и сначала осторожно, а потом всей грудью, вдохнул аромат ухи.
- Красота! Как дома побывал, как в детство вернулся, - улыбнулся иеромонах.                – Наша деревня на берегу реки стоит! Вот тебе куда надо, - взглянул он на Андрея. - Там щуки, так щуки, и раков много!
- Сгоняем, – согласно кивнул тот. - Какие наши годы!
Они подошли к импровизированному столу, собранному диаконом.
Андрей, шумовкой, аккуратно вытащил из котелка на блюдо рыбу, и разлил по мискам юшку.   
Прежде чем приступить к еде, иеромонах встал, повернулся в сторону востока, и скороговоркой прочитал  «Отче наш». Только после этого они принялись за трапезу.                Андрей, не зная как себя вести в подобных случаях, с любопытством наблюдал за их действиями.                - Ну как, отец Роман, одобряешь, - видя с камим аппетитом тот уплетает уху, поинтересовался иеромонах.                - Ляпота, – согласно закивал тот. – Но, как говорится, лучшая уха из петуха!
- Эх, братия, братия, – покачал головой иеромонах, - вам бы только пузо набить, да в тенёчке поспать.
Диакон съёжился, не зная что ответить.                - Спаси-господи Андрей за угощение, - продолжал тот. - Знатная уха! Покойный Иван Васильевич, царство ему небесное, был мастером своего дела! Он кто был, рыбак, или это твой дед?
- Иван Васильевич был директором детдома. Вон, на том берегу, в монастыре, - указал Андрей на противоположный берег, - наш детдом находился. Он там для нас и отец, и дед, и всё вместе был. Одним словом, настоящий, русский человек.
- Так ты в некотором роде, тоже монастырский, - улыбнулся в ответ тот. - В Святом месте обретался.
- Выходит так, - улыбнулся в свою очередь Туров. – Только я в Бога не верю. Нас этому не учили.
- В Бога нельзя научить верить. Он, или есть в душе, или его нет, - ответил монах. – Ты рано или поздно всеравно к нему придёшь. К своему Богу!
- Да как же это без Бога, - запричитал отец Роман. – Ты хоть крещёный или нет?
- Не помню, - ухмыльнулся Андрей. – Может быть и крещённый, а может нет. Спросить не у кого. Родители погибли. Да это в принципе ничего не меняет, - продолжал он. - Я россиянин, и это главное!
- Смелый ты, честный парень, – пристально посмотрел на него иеромонах. – Другой бы передо мной выкручиваться стал, а ты как есть, правду сказал!
- А вы в каком звании, – поинтересовался у него Андрей.
- Батюшка из Троице-Сергиевой Лавры, - ответил за него отец Роман. – Можно сказать святой человек!
- Дай мне брат Роман, хотя бы здесь, на природе, от своего сана отдохнуть, - промолвил иеромонах. – Перед её чистотой и величием, - кивнул он на зеркальную гладь озера, - как перед Богом, все равны!                Монах замолчал, внимая тишине этого укромного местечка. Безмолвие нарушал только крик чаек, делящих случайную добычу.                - Ты вот что Андрей, - нарушил он молчание. – Не пытай судьбу. Раз тебя ищут, то будут искать пока не найдут. Сколько их, ты не знаешь, и один с ними не справишься. Уходить тебе надо.
- Да я бы ушёл, только не пойму как сюда дошёл и ни кого не встретил, - заметил Туров. – По берегу мне не уйти. Это нам только кажется, что тут тишина и нет ни души. На самом деле, здесь на озере, мы все как на ладони.
- И что ты предлагаешь, – поинтересовался у него тот.
- Мне туда надо, - кивнул Андрей на противоположный берег, там где возвышалась Александрова гора. – К Синему камню.
- Бери байдарку, плыви, - предложил ему иеромонах. – За час управишься, я плавал.
- Да нет, на байдарке нельзя. Вычислят, – ответил Туров. – Я так поплыву!
- Не доплывёшь, – с сомнением покачал головой иеромонах. – Это от рефракции кажется, что до того берега близко. На самом деле шесть километров и на середине тебя будет течением крутить.
- Это я знаю, - кивнул Андрей. – Только другого выхода нет.
- Одевай снаряжение, бери ружьё, - кивнул монах на разложенный на траве гидрокостюм. – В нём ты как рыба в воде.
- Да что вы, – засмущался Туров. – Как я вам его потом отдам, вещи ведь дорогие!
- Мне они не нужны, – резко ответил тот, тоном не терпящим возражения. – Подводное плавание, а тем более подводная охота, это не моё! Душа к этому не лежит и Вера не позволяет! Так что, дают – бери, бьют – беги! Один раз предлагаю, другого не будет!
- Благодарю, – понимая что разговор исчерпан, поднялся Андрей, и стал одевать снаряжение. – Адрес ваш я теперь знаю. При случае верну!
- Рыбой отдашь, – подошёл к нему иеромонах. – Мы с тобой не раз ещё уху будем варить! Ну давай, раб Божий Андрей, как говориться, ни пуха ни пера! – протянул он ему руку.
- К чёрту, к чёрту, к чёрту, – ответил рукопожатием Туров, осёкся, опасливо посмотрел на отца Романа.                Тот, с недовольным видом, покачал головой.
- До встречи, отец Роман, – попрощался с ним Туров, и пошёл в воду. Тот молча помахал рукой.
- С Богом, – перекрестил его вслед иеромонах. – Смотри у меня, не пропади, ты нам рыбу обещал!
Андрей заткнул за пояс подводное ружьё, одел ласты, маску, трубку, и поплыл так, как плавают в море дельфины.



Вбежав в фойе гостиницы, Лёнчик, перепрыгивая через ступени, помчался в офис к Шишлову.
Тот сидел за своим столом, обложившись мобильными телефонами.
- Так привлеки всех, - раздражённо говорил он в трубку. – Ищи, мать вашу в дышло, сам же говорил не иголка!                - Всё, хорош в эфире светиться! – свернул он разговор, увидев вошедшего Гоева. – Жду!                – Принёс? – как можно равнодушнее взглянув на запыхавшегося Лёнчика, промолвил Шишлов.         
- Всё тут, как приказывали, – переведя дух, ответил тот.
Шишлов, взглядом, приказал охраннику удалиться.
- Присаживайся, - кивнул он на кресло, - выкладывай!
Лёнчик, исполненный важностью данного момента, подошёл к столу, сел в кресло и аккуратно, с таинственным видом, достал из коробки ларец.
- Прошу вас заметить… одна она, - кивнул он на золотую шкатулку, – дорогого стоит! Так что условия договора придётся пересмотреть!
- Камень где, – продолжая сохранять спокойствие, спросил Шишлов.
- Не всё сразу, не всё сразу, - проделывая манипуляции с черепами, важничал Лёнчик.
- Пожалуйста, – открыв крышку, достал он страз и положил перед Шишловым.
При виде драгоценности, глаза хозяина офиса восхищённо загорелись. Лихорадочно переводя взгляд с камня на ларец, с ларца на камень, он не смог справиться с волнением.
Звонок мобильного телефона, мгновенно привёл его в чувство.
- Слушаю, – коротко ответил он в трубку.
Не перебивая абонента, Шишлов периодически, выразительно, поднимал глаза то на Лёнчика, то на драгоценности.
- Ну что сынок, допрыгался, – положив трубку, ухмыльнулся тот.                – Вычислили тебя сразу. Фридман всех на ноги поднял. Как ты только сюда-то доехал?                Шишлов встал из-за стола, подошёл к окну.                - Тебе сказали подменить камень, а не тащить сюда это золото. Где подделка, где страз!? – резко обернувшись, заорал он.
- Его Ленка Велесова забрала, - мгновенно съёжившись, соврал Гоев-младший. – Помните вы говорили с отцом о Турове? Так вот, вы не знаете, а он из больницы сбежал! А Ленка его любит, я точно знаю! Она мне с самого детства постоянно о нём говорила. Подделку она свистнула, чтобы продать и на вырученные деньги, с любимым своим, за границу удрать! Фридман лох, он на меня не может подумать, мы с ним вместе из кабинета выходили.
- О-о как?! – удивлённо ухмыльнулся Шишлов. – А что, это имеет право быть!? Интересно, очень интересно!
- И от кого она узнала, что он сбежал из больницы, - пристально взглянул шеф на Лёнчика. – Не от тебя ли случайно?
- От меня, – виновато опустил тот голову. – Я ей ещё сказал, что её дружок в Переславле-Залесском. Поверьте, у меня другого выхода не было. Нужно было чем-то отвлечь её внимание, чтобы камень заменить, а во-вторых, как я и предполагал, она камень свистнула и с ним вместе сразу сорвалась из университета. Она мне говорила, что ей много денег надо!
- И куда она сорвалась? – насторожился Шишлов. – В Переславль?
-Нет, сначала к моему отцу, к нам домой поехала. Хотела в больницу, но я ей сказал, что он дома сидит!
- Пришить бы тебя надо, козёл, – холодно взглянул на него Шишлов. – Но ты, сам того не ведая, хорошую службу нам сослужил. И деньги, и машину, честно заработал.
Подошел к сейфу, открыл дверцу.
- Держи, вот тебе сто тысяч, - выложил он на стол десять пачек долларов. – Шишлов слов на ветер не бросает. А ключи от машины и доверенность, тебе пацаны передадут! Но если соврал, – сверкнул он глазами. - Убью!
- Не мешало бы добавить, - убирая доллары в коробку из под обуви, в которой принёс ларец, заметил Лёнчик. – Вещицы античные, больших денег стоят.
- Это как же Пётр Иванович такого урода смог взрастить, прости господи, - рухнул в кресло Шишлов. – Иди, иди от греха. Большие деньги, у тебя счётчик сожрал, радуйся, что хоть эти получил! Нет, стой!
- Кабан, – нажав кнопку селектора, позвал Шишлов одного из охранников. – Зайди ко мне. И Шмона пригласи!
Через мгновение в кабинете появились братки.
- Обыщите этого ухаря! Нет ли у него вот такой маленькой вещицы! Шишлов пальцами показал приблизительный размер камня.
- Всего обыщите, даже в жопе посмотрите!
Братки принялись обыскивать Лёнчика.
- Не доверяете Иннокентий Никодимович, а я к вам как к родному дяде всегда относился, - ныл обыскиваемый Лёнчик. – Давайте, давайте, унижайте невинного!
- Ничего нет, – закончив свою работу, заявил Шмон. – Паспорт, ключи от квартиры, пятнадцать рублей, зажигалка, пачка сигарет.
- Не обижайся Леонид, не обижайся, - миролюбиво промолвил
Шишлов. – Как говорится, доверяй, но проверяй!
- Кабан, отдай ему свою машину и выпиши доверенность!
- Только обязательно с правом продажи и снятия с учёта, – не забыл уточнить, застёгивающий джинсы, Лёнчик.                - Быстро оформляйте, – приказал бандитам Шишлов, кивнув на выход.
Те, поспешили выполнять поручение.
- Ты машину-то хотя бы умеешь водить, – поинтересовался он у Лёнчика.
- Обижаете, гражданин начальник. Николай, нас с Ленкой ещё в детстве научил.
- Тогда слушай меня Леонид внимательно, - продолжал Шишлов. - Я сейчас позвоню отцу, чтобы Велесову придержал. Поедешь домой и предложишь свои услуги. Повезёшь её, куда попросит. Попросит в Переславль, вези в Переславль, тем более там казино есть при ресторане в Лесной сказке, можешь потом поиграть. Лохов там много, быстро поднимешься. Но ты сам понимаешь, - пристально взглянул он на него, - для нас главное, чтобы Велесова с подделкой и своим другом, засветилась. Тогда поверь мне, я с тебя быстро все подозрения сниму.
- Понял Иннокентий Никодимович, понял, – закивал Лёнчик.                – Сделаю всё, как вы сказали!
- Ну-у, раз понял, вперёд сынок.
Дождавшись, когда за Лёнчиком закроется дверь, Шишлов взял в руки мобильный телефон и торопливо набрал номер.
- Товар у меня, - промолвил он в трубку, неизвестному абоненту. – В любую минуту готов вам его передать… Всё получилось даже лучше чем мы предполагали!.. При встрече объясню!
Положил трубку на стол, на мгновение задумался, но тут же взял городской телефон и набрал номер Гоева.

Звонок в дверь привёл полковника в смятение.
- У Леонида есть ключи, - лихорадочно думал он. – Из управления предварительно бы позвонили. Гордонова я предупредил…
Гоев на цыпочках подошёл к двери, посмотрел в глазок.
На лестничной площадке стояла Лена.
- Кто там, – переспросил полковник.
- Пётр Иванович, это Лена Велесова. Я узнала от Леонида что вы дома, мы вчера договаривались встретиться!
- Ты одна? – внимательно осматривая лестничную площадку, спросил Гоев.
- Одна, - удивлённо ответила та, – Леонид остался в университете.
Гоев отомкнул замок, слегка приоткрыл дверь, готовый в любую секунду её захлопнуть.
- Пётр Иванович, что с вами, - озираясь по сторонам, недоумённо спросила Лена. – Вы кого-то боитесь?
- Боюсь Леночка, боюсь! Смерти своей боюсь, - впуская её, прошептал тот.
- Господи, да что же это происходит, - с волнением в голосе промолвила та. – Ирина Михайловна при смерти, вы не в себе!                Леонид сказал, что Андрей был у вас в больнице и сбежал оттуда! Теперь за ним мафия охотится! Почему вы вчера скрыли от меня это!? Почему вы с Ириной Михайловной скрывали от меня, что квартира, в которой мы живём, принадлежала родителям Андрея Турова!?
Пётр Иванович, ответьте мне, что происходит?!
- Ты хочешь знать, что происходит? – трясущимися губами прошептал Гоев. – А вам не обязательно знать что происходит! Вам совсем не надо знать что происходит!                Стремясь уйти от разговора, полковник бросился сначала на кухню, потом кинулся в комнату, споткнулся о кресло, чертыхнувшись вернулся в прихожую.                - Ты знаешь, что я работаю с не совсем нормальными людьми, - остановился тот около неё. – Точнее сказать с необычными людьми!
- И по долгу службы, не имею права рассказывать вам, что происходило, и что происходит! И Ирина не имела права, что-либо говорить! Она подписку давала о неразглашении государственной тайны!
- В чём Андрей необычный человек, - внимательно посмотрела на него Лена. - Что с ним случилось, почему он попал именно в вашу больницу!
- А ничего с ним не случилось, - развёл руками Гоев. – Хотелось бы чтобы случилось, но убежал он из больницы в Переславль - Залесский, наверное где-нибудь на озере загорает.                – Вы говорите об Андрее, как о каком-то враге, хотя наверняка не знаете его! В чём причина?                - Причина в том, что вполне обычный человек, такой же как и ты, - кивнул он на неё, – которого, казалось бы не составляет труда убрать подальше с глаз, вдруг оказывается под покровительством потусторонних сил…
- Что вы имеете ввиду, - насторожилась Лена.
- Я имею ввиду, - уставился он на неё. – Я знаю, что только вам на озере у Синего камня являлся старец с собакой. И интересует меня только он и ни кто другой!
- Это вам Ирина Михайловна рассказала, - вопросительно посмотрела она на него. – Я знаю, это она, - сама себе ответила Лена. - Но вы должны понимать, что это скорее всего просто галлюцинация и Андрей здесь ни причём!
- Нет, дорогая моя, это не галлюцинация, - раздражённо ответил тот. – Это реальный человек. Я с этим стариком тридцать лет мечтаю встретиться и всё никак не встречусь, а вам он сам является, - снова засуетился Гоев.                – Мне бы очень хотелось с ним встретиться, я мечтаю с ним встретиться, - иступлёно повторял он. – Найди мне этого старика, - подойдя вплотную к Лене, с мольбой в голосе попросил он. - Я тебя очень прошу, я тебя умоляю, организуй мне с ним встречу!
- Вы знаете кто этот таинственный старик, - испуганно отстранившись от него, спросила Лена.
- Ты современная, образованная девушка, - продолжал тот. - И если я скажу тебе что это колдун, ты мне не поверишь! Но я уверен, что это колдун! Самый настоящий колдун!!! Ведун проклятый!!!
- Я сейчас же поеду в Переславль, постараюсь найти Андрея и старца возможно тоже! Если я увижу его, то передам вашу просьбу, - пытаясь как можно быстрее уйти из этой квартиры, пообещала Лена. – Только обещайте и вы мне, что расскажите всю историю, связанную с родителями Андрея?
- Найди его, я тебя очень прошу, - взмолился Гоев. – Всё расскажу!
Резко зазвонил телефон, заставив их обоих вздрогнуть.
- Слушаю, - поднял трубку полковник.
- Хорошо, - внимательно выслушав абонента, положил он трубку.
- Одной тебе ехать нельзя, Турова ещё кто-то ищет, - кивнул он на телефон. - Мафия, ни мафия, не знаю! Сейчас приедет Леонид, поедешь с ним!
- У меня есть с кем поехать, - холодно ответила Лена.
- Как же ты на неё похожа, - покачал головой Гоев. – Одно лицо!
- На кого? - не поняла его та.
- На женщину одну, находящуюся в моей больнице!
- И кто она?
- Тоже ведьма, настоящая ведьма!
- Спасибо Пётр Иванович, мне очень приятно за такое сравнение, - смутилась Лена. – Я лучше пойду!
Она повернулась к выходу, собираясь уходить, но в это время
распахнулась дверь, и на пороге появился Лёнчик.
- Не ждали, - с самодовольной улыбкой высокомерно произнёс он. – А я вот он, как и обещал, молодой и обеспеченный!
В одной руке, он держал пакет с коробкой из под обуви, в другой, крутил на пальце, ключи от машины.
- Ты же должен быть в университете, - вопросительно посмотрела на него Лена. – Уже сбежал!?
- Не фиг мне там делать, - небрежно бросил Лёнчик, проходя мимо них в свою комнату. – Я теперь так называемый новый русский, а новым русским университеты ни к чему. Сидите там сами, копайтесь в истории, она вам много даст! А мне день сегодняшний дал, им я и поживу, - вышел он из комнаты с большой сумкой на поясе.
- Поехали, прокачу, - вертя ключи на пальце, предложил он Лене.
- Или вы ещё не договорили, о твоём моремане?!
- В университете всё нормально? - пытаясь не затрагивать Андрея, подозрительно поинтересовалась та. – Ты там ничего не натворил?
- Это вы с Фридманом творите, а мы играем и выигрываем, - нагло улыбнулся тот. – Ты со своими цацками не дала мне времени поделиться с вами моей удачей! А она, вот она, - постучал он по сумке. – Как и обещал!
- Что у тебя там, покажи? - подбежал к нему Гоев. – Ты куда опять влез?
- Спокойно папа, спокойно, - отстранил его Ленчик. – Все вопросы к Иннокентию Никодимовичу! Он тебе всё объяснит!
- А-а, ну да, всё понятно, - закивал головой Гоев. – Идите ребята, идите! Лене нужно срочно ехать в Переславль. Советую тебе воспользоваться его предложением, - кивнул он ей на Лёнчика. – Когда он с тобой, мне спокойнее!
- Досвидания, - попрощалась с ним Лена и вышла из квартиры.
Следом за ней выскочил Лёнчик.

- Как тебе мой джип, - щёлкнув сигнализацией, поинтересовался у неё тот. – Хорошая машинка!
- Хорошая, хорошая, - садясь на переднее сидение, ответила та. – Поехали скорее!
- Куда прикажите, в Переславль, или лучше на юга рванём, - заведя машину, взглянул на неё тот. – А может сразу через Финляндию на запад!?                - Успокойся Гоев, - попросила она его. - Отвези меня сначала на Учинское водохранилище, а там будет видно, поедем мы с тобой в Переславль или нет! И прошу тебя, давай по дороге помолчим, я очень устала!
- Помолчим, так помолчим, - пожал тот плечами. - Как скажешь!?
- Только не понимаю я тебя, зачем он тебе сдался, - выезжая на Садовое кольцо, спросил её Лёнчик. – Раньше не встречались, всё спокойно было, встретились, у тебя одни проблемы! Нафига это всё!?
- Родной он мне, - закрыв глаза, ответила Лена. – Ты понимаешь, что такое родной!

- Разрешите, товарищ генерал-полковник, - войдя в кабинет, обратился к Прогонову радостный Шалаев.
- Входи Николай, входи, - пригласил его тот. – Судя по твоему настроению, Туров объявился?!
- Пока не объявился, но на свободе, - ответил тот.                - Я же тебе говорил, они не будут его держать, - улыбнулся Прогонов. – Зачем им с нами открыто конфликтовать, у них другие приёмы!
- Они его не успели выпустить, - продолжал радоваться Шалаев. – Он от них сам сбежал, и сбежал из Гоевской лаборатории, откуда практически невозможно сбежать!
- Молодец, твоя школа, - похвалил его тот. – И где он теперь?!
- Девчонка позвонила, их подруга, сказала, что он якобы отправился на Плещеево озеро, и по его следу идёт мафия!
- Мафия-то здесь причём, что за ерунда? - нахмурился Прогонов.               – Совсем распустились!? Что у тебя там генерал в подразделении творится!?
- Вот и я хочу разобраться, - немного остепенился Шалаев. – Судя по всему, это орудует некто Шишлов Иннокентий Никодимович, бывший соратник Гоева. Тоже, рыло в пушку, вот и зашевелился!                – Разрешите со своей группой выехать в Переславль и оценить обстановку на месте!
- Выехать… в Переславль… со своей группой, - медленно, с расстановкой повторил за ним Прогонов. – Чтобы на Плещеевом озере устроить разборку! Ты, Николай, в своём уме? Твои орлы не станут оценивать обстановку, они быстро с ними разберутся. Только с кем? С мафией или с ФСБ. Крови захотел!?
Прогонов встал, подошёл к окну.
- Если сегодня Туров сам не проявится, - подумав, продолжал он,                –  разрешаю взять тройку бойцов и завтра, я повторяю только завтра, найти его и привезти ко мне! Выясните, кто там орудует, но в конфликт не вступать!
- А если завтра придётся Андрея отбивать, что тогда? – нахмурился Шалаев.                - Меры физического воздействия к противнику применять только в экстренных случаях. И попрошу без трупов, это как-никак центр России.
- Понял товарищ генерал-полковник, разрешите идти, - ответил Шалаев.
- Иди, иди, завтра я с вами со всеми разберусь, вы мне за мои нервы ответите!

Привязанный к стальному пирсу «Гангут», казалось дремал в лучах полуденного солнца.
- Посиди в машине, подожди меня здесь, - приказала Лена Лёнчику, а сама спустилась по ржавым ступеням на пирс и подошла к трапу.              - Эй, на корабле, есть кто-нибудь, - позвала она.                Не дождавшись ответа поднялась на палубу, заглянула в открытую дверь кают-компании.
- Василий, Вась, ты где? - вновь позвала она.
- Здорово, чего расшумелась, воздух сотрясаешь, - глухим голосом поздоровался тот.
- Так ты не откликаешься, откуда я знаю, кто здесь? - обрадовалась та. – Здраствуй Василёк, здравствуй мой родной, - прижалась к нему Лена.
- Привет Вилк, ты это с кем приехала? - кивнул он в сторону машины.
- С Лёнчиком Гоевым, помнишь, вы с ним в казино вместе играли?
- Помню, - ответил тот. - Это случайно не сын полковника Гоева!?
- Он самый, - кивнула Лена.                – Зря ты его сюда привезла! Как говорится, яблоко от яблони не далеко падает, - нахмурился Василий.                – Вась, плевать мне на него, я за тобой приехала, поедем скорей!                - Куда? - не понял её тот.                – Ты здесь сидишь и не знаешь, что Андрей жив и сбежал из больницы. Сейчас он на Плещеевом озере и они говорят, - кивнула Лена в сторону машины. – Ему опасность грозит!
- Андрюха жив, - не поверил её словам Раков. – Наш, Андрюха живой!!!
- Вилка, ура-а!!!
- Ну бухгалтер, ну сука, теперь ты точно дождёшься, я тебя на чистую воду выведу, - пригрозил он.
- Этот полковник Гоев, Андрюху специально подставил, пытался любым способом его убрать! Не получилось! Зато у нас теперь получится, - мстительно сощурил он глаза.
- Я не могу понять, зачем он это делает, чем ему Андрей помешал, - растерянно промолвила Лена. – Час назад Пётр Иванович говорил, что мы ему не нужны, что его интересует только старец с собакой!
- Его почему-то всё интересует, что касается нас, - ответил Василий. – Ну ничего, время покажет, разберёмся!
- Этот сынок не из той же компании, - глядя сквозь иллюминатор на берег, спросил он у неё. – Вы случаем хвост за собой не привели!?
- Я теперь боюсь что-либо говорить Вась, - ответила та. – Я не знаю!
- Ну ничего, бог с ним! Как скажет Палыч, это роли не меняет, - ухмыльнулся Раков. – Оно даже и к лучшему, будем знать кто они, и сколько их!
- Вась, я боюсь за вас, - всхлипнула Лена. – Их много, а мы одни!            - Зато как сказал Пересвет: « С нами небо и Бог!» - улыбнулся в ответ тот. - Иди к машине, я сейчас сумку соберу, закрою корабль и догоню. Сынку ничего не говори, довезёт до озера, мы его прогоним.
Василий скрылся в трюме, а Лена, сойдя на берег, пошла в машину.

   Чем дальше отплывал Андрей от левого берега, на котором оставил монахов, тем всё дальше и дальше отдалялся правый. Проплыв примерно полтора часа он остановился, завис на поверхности, огляделся. Где-то вдалеке у города, в устье реки Трубеж, жужжала моторная лодка. Под водой шум её двигателя был намного отчётливее, чем на поверхности. Убедившись, что она не собирается плыть в его сторону, он глубоко вдохнул и нырнул на глубину.
С каждым мгновением серая вода становилась всё холоднее и холоднее. Маску вдавило в лицо, заложило уши.
Зажав через резину указательными пальцами ноздри, Андрей продулся, и быстро работая ластами, устремился глубже.
Белая, похожая на мыло слизь, во взвешенном состоянии колыхалась над илистым дном. Солнце еле-еле пробивалось сквозь двадцатиметровую толщу воды, отчего вокруг стояли сумерки.
Проплыв над белой взвесью метров десять, Андрей увидел что дно обрывается зияющей чёрной трещиной. Подплыв к краю, стал всматриваться в черноту. Серебристый поток ряпушки, той самой знаменитой царской селёдки, испуганно потянулся от него в сторону. Андрею показалось, будто на краю обрыва что-то шевельнулось. Он подплыл ближе и увидел огромную чёрную щуку.
Таких щук ему не приходилось видеть никогда. От старости она вся была покрыта костяными острыми наростами. Тонкие пиявки извивались вдоль всего тела, создавая иллюзию, что рыба покрыта мхом.
Андрей выдернул из-за пояса ружьё, хотел взвести, но, немного подумав, заткнул его обратно за пояс.                Разглядывая в упор безобразную голову рыбины, он вдруг сообразил, что она слепая. Белая плёнка на глазах, красноречиво говорило об этом. На левой жабре виднелось медное клеймо. На зелёной, замшелой поверхности клейма нельзя было ничего различить. Андрей осторожно дотронулся на прощание до головы щуки и устремился на поверхность.         
От недостатка кислорода грудь сдавливало всё сильнее и сильнее. Ориентируясь на белое пятнышко солнца, он, чтобы не думать о желаемом воздухе, мысленно запел первую пришедшую на ум песню:
- Вы слыхали как поют дрозды, нет, не те дрозды не полевые…
Вырвавшись на поверхность, из последних сил выплюнул из трубки воду и набрал полные лёгкие воздуха.
- Ну ты дурак Туров, - отдышавшись подумал он. – Правильно говорит Палыч: - «Не лезь в воду, не зная глубины».   - Ладно, ничего, зато какую щуку видел. Встречусь с ребятами, расскажу, не поверят!
Андрей полежал ещё немного на поверхности и поплыл к своей цели.

  Стараясь привлечь к себе внимание, Лёнчик не смотря на сплошную полосу, обгонял несущиеся по трассе машины. Тем, которые мешали ему мчаться, нетерпеливо сигналил и моргал фарами.
Обгоняя автобус с правой стороны, еле-еле справился с рулевым управлением.                - Если ты на тот свет торопишься, - с иронией в голосе заметил Василий, - то пожалуйста, без нас! Нам ещё на этом свете много вопросов решить надо!
- Машина новая, мощная, класс! - с деловым видом ответил Лёнчик. – Как утюг, дорогу держит! Это вам не советская зажигалка, это «Ниссан - Патрол».
- Леонид, тебе сказали потише ехать, не торопись, - попросила его Лена. – До Переславля совсем немного осталось.
- Пожалел бы попутчиков, - кивнув на мчащуюся за ними серую девятку, улыбнулся Раков. – Люди совсем с ног сбились.
- Не понял? - взглянул через зеркало заднего вида на ребят Лёнчик. – Ты о ком!?
- Гони, гони, проехали, - махнул рукой Василий. – Или приехали!
С регионального поста ГАИ, указывая жезлом на их машину, вышел милиционер.
- Старший сержант Никишин, - козырнул он вышедшему из машины Лёнчику. - Ваши документы!
- В чём дело командир? - протягивая ему доверенность, техпаспорт и права, надменно поинтересовался тот. – Только время у людей отнимаешь?
- Я на службе и выполняю свои обязанности, - невозмутимо ответил тот. – Оружие, наркотики есть?
- Спросил бы чего полегче, - ухмыльнулся Гоев. - Даже если и были, так я тебе и ответил!
- Откройте багажник, - попросил его сержант.
- У тебя чего, есть санкция прокурора на обыск, - взбеленился тот, но багажник всё равно открыл.
Сержант оглядел салон, потрогал сумку Ракова, после чего пригласил Гоева на пост.                - Ну и борзой, - провожая взглядом Лёнчика, покачал головой Василий. – Как ты только Лен с ним столько лет общаешься?
- Надеюсь сегодня последний день моего общения с этим семейством, - ответила ему та. – Глаза бы мои их не видели!
- Обрати внимание, видишь серая девятка прошла, - кивнул Раков на проезжающую мимо машину. – Это, можно сказать, с нами приехали, там пять человек! Сколько уже здесь Андрея ищут, неизвестно, надо будет выяснить?!
Лена тревожно проводила взглядом машину, с надеждой посмотрела на Ракова.
- Не переживай Вилк, всё будет нормально, - улыбнулся тот. – Главное, вида не подавай!                - Козёл, - садясь в машину, выдохнул Лёнчик. – Техосмотра видишь ли нет, огнетушитель ему подавай! Что я, пожарная машина что ли!?
- Что, - скрывая улыбку, поинтересовался Василий, – права отобрали?
- Стольник содрал, да ещё издевается, квитанцию суёт, - возмущался Гоев. - Ну ничего, я его фамилию запомнил, он отработался!
- Слушай, заткнись, поехали скорее, - резко оборвала его Лена.                – Поехали, я не против. Куда теперь?                – Через город проедем я тебе покажу где нужно будет повернуть!
Лёнчик в ответ хотел огрызнуться, но увидев невозмутимое лицо Ракова, завёл машину и помчался в город.                – Почему ты на наше место не хочешь сразу поехать, - проезжая знак указывающий поворот на Ботик Петра-1, поинтересовался у Лены Василий. – Мне кажется он там?                - Я, Вась, интуитивно чувствую где он должен быть, - прошептала ему та. - Я точно знаю, он на Синем камне.
- На камне, так на камне, - пожал плечами тот. – Только, как мне помнится, местность там слишком открытая, укрыться негде.
- Приедем, увидим, - продолжала шептать она. – Если его там нет, пойдём пешком на наше место, чтобы за собой никого не привести.
Проезжая город, ребята с интересом смотрели на почти не изменившийся за эти годы, Переславль.                - Видишь знак на Городище, поворачивай налево, - указала Лена. – А дальше всё время по прямой!
Машина повернула, и через некоторое время их взору отрылась величественная панорамма Плещеева озера.
- Не хилая лужица, скажу я вам, - удивился Лёнчик. – Чего ты меня раньше сюда не привозила?!
- Здесь казино нет, чего тебе тут делать, - ответила Лена.
- Заблуждаешься, - надменно ответил тот. – Казино как раз есть, мы его перед постом проехали!
- Вот и отлично, высади нас, а сам езжай куда хочешь!                - Ну зачем ты так, Лен, - вступился за Гоева Василий. – Товарищ тоже археолог, ему наверняка хочется на Александрову гору сходить, Синий камень увидеть? Зачем нам пешком ходить, далековато?
- Да на здоровье, - с полуслова поняла его Лена. – Только Леонид мне сам сказал, что с университетом и археологией он теперь завязал!
- На Синий камень взглянуть не мешало бы, - заметил польщённый словами Ракова, Лёнчик. – Ты мне в своё время о нём все уши прожужжала!
- Где он тут валяется, куда ехать, - вопросительно взглянул он на неё.
- Встань вон там, у подножия горы, - указав на Александрову гору, попросил Василий. – А ещё лучше если ты заедешь за неё! Там более пологий склон, легче подниматься!
- Нет проблем, - свернув на просёлок, ответил тот. – Хотите, ща на гору заеду!
- Не смей, - вскрикнула Лена, видя что тот на самом деле собирается это сделать.
- Не боись! Я что дурак сцепление жечь, - расплылся в улыбке, довольный её реакцией Лёнчик. – Хотя машина класс, где хочешь пройдёт!
Проехав по лощине примерно метров триста, джип остановился под склоном горы. Лена, со вздохом облегчения вышла из него, и не дожидаясь Василия поспешила на вершину. Тот, забрал свою сумку, и жестом пригласив Лёнчика следовать за ним, устремился следом.
- Ну как, Андрея нигде не видно? – догнав Лену на самой вершине горы, поинтересовался Василий.
- Отсюда разве разглядишь, - всматриваясь вдаль, вздохнула та – Но я уверена что он на озере!
- Сейчас посмотрим!
Василий достал из сумки бинокль, настроил резкость и стал внимательно рассматривать поверхность воды.
- Дай гляну, - подошёл запыхавшийся Лёнчик. – Тот берег видно?
- Видно, всё видно, - задумчиво ответил Василий. – Лодки с рыбаками вижу за обрывом… девушек купающихся у пляжа… вон машина стоит с туристами…
- Я их и так вижу, - пожал плечами Гоев. – Дай гляну, девки голые?
- Голые, голые, - ответив кивнул тот, - В купальниках.
Василий замер в одном положении, всматриваясь вдаль.                - Я права? – с затаённой надеждой в голосе спросила его Лена. – Ты его видишь?!
- Так господа хорошие, всё, время не терпит, - в ответ заторопился Василий. – Скоро вечер, а мы не устроены на ночлег!
- Лен, – обратился он к той. – Покажи Леониду Синий камень и пускай уезжает в Москву или в казино, а я, схожу в Городище и попробую договориться с какой-нибудь старушкой о ночлеге. Бабули здесь милосердные, пустят!
- Мне в село придти? – спросила та.
- Где ты меня там будешь искать? – убирая бинокль в сумку, ответил тот. – Я сам за тобой приду к Синему камню!
- Может быть мне с ней посидеть до твоего прихода? – предложил Гоев. – Чего она одна там будет делать, мужики пристанут!
- Ты за меня не бойся Гоев, не пристанут, - отстранилась от него Лена. – Там, кроме тучи комаров, никто не пристанет!
- О-о, тогда нет, - мгновенно передумал тот. – Мне там делать нечего. Ненавижу комаров.
- Вилка, покажи Леониду Синий камень, - спокойно повторил Василий. – У нас времени нет!
- Гоев, пошли, - спохватившись позвала она его. – Видишь, у берега деревце стоит, нам туда!
- Я пешкодралом так далеко не пойду, поехали на машине, - заявил тот.
- Отлично, - обрадовался Раков. – И меня до дороги подкините!
Они спустились к джипу, сели в машину и поехали обратно.
Высадив Василия на дороге, Лёнчик с Леной поехали к камню.

- Стоять, стоять, - повторял про себя Раков, приближаясь к серой девятке. – Вы меня обязательно дождётесь, вы любопытные!
Он оглянулся назад, убедился, что джип свернул к берегу. Покопался в сумке, достал единственную гранату с нервно-паралитическим газом, которую припас после одного из спецзаданий, так, на всякий случай. И сейчас этот случай ему представился. Василий отвернул защитный колпачок, зажал гранату в руке.                – Извините, закурить не найдётся? – заглянув в открытое окно, спросил он у одного из братков сидевших на переднем сидении.
- Не понял, - оглянулся тот на попутчиков, вынув руку из-за пояса.             – Чего тебе?
- Закурить говорю, не дадите? – повторил свою просьбу Василий.
- На-а! – достав пачку, недоумённо  протянул тот ему сигарету.
Делая вид что собирается прикурить, Василий поднял руку и бросил гранату в открытое окно.
Раздался хлопок, сизый дым повалил из окна машины.
Бандиты, рванувшись в конвульсиях, застыли на месте.
- Только бы сердешных из вас никого не было, иначе беда, - с озабоченным видом оглянулся по сторонам Раков.                Распахнул дверь машины, дал ей немного проветриться.
- Двигайся браток, - протолкнул он водителя назад между сидениями. Сел за руль и на максимальной скорости помчался вдоль озера в сторону леса.
Петляя между деревьями по еле заметной колее, оставленной лесовозом, Василий минут двадцать увозил бандитов как можно дальше в чащу.
Видя, что те стали потихоньку приходить в себя, остановился, вытащил из машины, по очереди раздел каждого догола, уложив одежду, обувь и оружие в багажник.
- Я где… нас куда? – не понимая происходящего, озирался по сторонам один из братков. – А-а, это ты… урою!!!
- Спать, - коротким ударом по шее, уложил его Василий, – поздно уже!
Сел в девятку и помчался назад к озеру.

  - Не дави цветы, - нарушила молчание Лена. – Встань у ручья.
Лёнчик послушно остановил машину.
- Ну и где он? – глядя сквозь стекло, поинтересовался тот. – Чего-то не видно вашего камня?
- Там, под самым берегом, в землю врос, - кивнув в сторону озера, грусно промолвила Лена. Вышла из джипа, сняла босоножки, зашла в воду и побрела по мелководью всматриваясь вдаль.
- Дура замороченная, - в сердцах бросил ей вслед Лёнчик. – Достали!
Он приложил руку к животу, прислушиваясь к своему состоянию, расстегнул молнию на поясной сумке, достал оттуда пачку долларов, полюбовался, убрал обратно.                Вышел из машины, и зевнув, пошёл по тропинке туда, куда указала ему Велесова.
- Дальтоники хреновы? – увидев камень, вслух произнёс он.                – Синий, синий… валун какой-то темно-серый.
Лёнчик запрыгнул на фетиш и стал внимательно рассматривать нацарапанные на нём надписи.                - Здесь был Фома, - прочитал он одну из надписей. – Саша плюс Света равняется любовь, - ухмыльнулся он другому опусу, оставленному туристами.
- Прав отец, думать надо о светлом будущем, а не о тёмном прошлом!
Лёнчик потрогал ладонью камень, убедился что он тёплый, сел.
Взглянул на приближающееся к горизонту солнце.
Неожиданно, прилив неведомой ему энергии, разлился по всему телу, создавая чувство радости и убеждённости в своих мыслях. Лёнчик вдруг ясно осознал, что всё что он совершил, шито белыми нитками. Без сомнения Шишлов в самое ближайшее время раскроет обман и пришлёт за ним бригаду, которая разорвёт его на части, но рубин достанет. И Ленка со своими друзьями беззащитна перед преступившей черту закона, силой. Их, и его, как нежелательного свидетеля, могут убрать в любую минуту.
Лёнчик ясно осознал для себя, что пути к отступлению у него нет, а значит надо продолжать наступление. И чем быстрее он будет это делать, тем больше шансов запутать следы и скрыться навсегда от роковой зависимости. Для этого нужна огромная сумма денег, которую в данный момент он может достать только в казино. И Лёнчик понял, что это он сделает, легко и просто.                - От Ленки, и от машины, нужно скорее избавляться, - шёпотом произнёс он, – с ними меня везде достанут.                Встал с камня, торопливо вернулся к джипу и помчался в город.
Лена, услышав шум двигателя, удивлённо проводила взглядом удаляющуюся машину. Вернулась на берег, взяла в руки босоножки и босиком пошла камню.
Ступив на фетиш, она  почувствовала умиротворение. Всё показалось не таким срочным, не таким напряжённым. Волнение за Андрея, сменилось полной уверенностью в скорой с ним встрече.                Только теперь Лена заметила душный зной летнего вечера. Неугомонные кузнечики стрекотали на разные голоса. Чайки кружились над прибрежным камышом. Состояние мира и покоя овладело ею.
Лена присела на камень, погладила рукой его шершавую поверхность.
- Ты меня слышишь? Ты кто, наша память, или наш душа!? Ответь мне!
- Синь-камень он, - послышался за её спиной голос Андрея.                - Кладовая духа нашего небесного!                Лена встрепенулась, резко обернулась в сторону озера.
Перед ней, в гидрокостюме, с подводным ружьем, с нанизанной на остроге крупной щукой в одной  руке, и ластами в другой, выходил из камышей Андрей.   
- Туров, мы с ног сбились тебя искать, а ты тут развлекаешься, рыбу ловишь, - задохнувшись от радостного негодования, промолвила она. – У тебя совесть есть? 
- Да я чего, я ничего, с того берега к камню плыл, а это так случайно, - быстро положив на траву рыбу, ласты и ружьё, виновато улыбнулся Андрей. – Привет Вилк!
Лена бросилась к нему, обняла за голову и прижала её к себе.
- Ещё вчера я думала, что больше никогда тебя не увижу! Ты себе представить не можешь как страшно осознавать, что больше никогда ни увидишь и ни услышишь того, без которого не можешь жить!?
Слёзы ручьями полились по щекам, освобождая сознание от навалившихся на неё за последние дни, страхов.
- Я теперь тебя одного никуда не отпущу!
- Леночка, Вилк, ну ты чего? – растерянно гладил её по голове Андрей. – Да ни фига со мной ничего не может случиться. Я теперь точно знаю, уверен! Успокойся, родная моя, всё, всё позади, успокойся! К тому же у меня для тебя такая новость есть, закачаешься! – взяв за плечи, заглянул он ей в лицо. - Боюсь даже говорить! Знаешь кто помог мне сюда убежать и напророчила встречу с тобой? Твоя мама! Она жива, здорова и такая же как ты, одно лицо! Гоев её у себя в лаборатории держит.                – Как, мама?!! Моя мама!? Ты что?!! Андрей ты не ошибаешься?!! – опешила та.                – Да я сам своим глазам не поверил, когда её увидел. Думал это ты, настолько вы похожи!                Лена хотела что-то сказать, но вновь безудержный поток слёз не дал ей этого сделать.                – Я так и знал, - сам чуть не плача, прижал её к себе Туров. – Сейчас озеро из берегов выйдет. Глупая, радоваться надо, что мама нашлась, мы её из больницы вызволим. Лен, всё, всё, сейчас не время, - увидев остановившуюся напротив девятку, насторожился он. – Давай-ка присядем за холм подальше от посторонних глаз.
Лена, продолжая всхлипывать, быстро подчинилась.
Из машины вышел Василий и побежал к ним.
- Ра-ак!? – вырвался удивлённый возглас Турова. – И на машине!?
- На ней за нами следили из самой Москвы, она за нами ехала, - выглянув из-за холма, узнала Лена серую девятку. – Неужели Василий её угнал? В ней же пять человек было?
- Вас сюда вели? – ещё более удивлённо посмотрел на неё Туров. – От кого вы узнали, что я здесь?                - Гоев сказал, - ответила та. – Он послал меня сюда найти тебя и старца с собакой.                – Вот как? Он всё знает? Даже про старца с собакой?                - Андрей, мы невольно являемся участниками каких-то паранормальных явлений, которые лаборатория изучала. Гоев страшно напуган этой взаимосвязью. Из-за этого у тебя все неприятности.                – Если бы! – нахмурился Туров. – Ты многое не знаешь, сейчас не время всё это обсуждать. Очень плохо, что ты сюда приехала!                - А ты хотел чтобы мы тебя здесь одного бросили? – в свою очередь нахмурилась Лена. – Плохо же ты обо мне думаешь?                - Извини Вилка, я не о том, - заторопился Андрей, быстро снимая гидрокостюм. – Теперь надо быть впереди ситуации. Иначе они с нами со всеми, быстро разберутся, и глазом не успеем моргнуть!
- Фу-у! – выдохнул подбежавший Василий. – Здорово, командир! Мы, грешным делом тебя похоронили, а ты вот он, словно только что из океана.
- Здорово, Васёк! – ударил кулаком в подставленную ладонь, Туров. – Я и сам не верил, что выживу. Но как видишь, мне в этот раз больше повезло, чем Лагуне и Карташу. Ребята погибли на моих глазах, их в турбины засосало!
- Да я в курсе, Палыч сообщил, - ответил Раков. – Вилк, что с тобой вся зарёванная, - тревожно посмотрел он на Лену.                – Андрей мою маму нашёл! Она все эти годы у Гоева в лаборатории находилась, - ответила Лена. – Теперь я поняла, кого он сегодня утром имел ввиду… Маму!                – Ну дела! – покачал головой Раков. – Тёмные дела, из далека начало берут! Давайте ребят, в машине всё обсудим. Отсюда мотать надо, иначе нам дорогу перекроют. Судя по всему, настроены они против нас серьёзно.
- Ты чего натворил, ты куда хозяев машины дел? – настороженно спросила Велесова.
- Да ничего не натворил, они тут недалеко, комаров кормят, - махнув рукой, ответил тот.               
- Рыб или комаров? – переспросил Андрей.
- Командир, обижаешь! – удивлённо посмотрел на него Василий.               – Никакого превышения самообороны, всё в рамках закона.
- Тогда, бери костюм, я всё остальное, и побежали, - собрав в охапку вещи, заторопился Андрей. – Лену спрячем, а там видно будет!
Ребята, стремглав, побежали к машине.
- Ты случайно никакой одежды с собой не захватил? – подбежав к машине, поинтересовался тот у Василия, – а то в таком виде как-то неудобно! Моя на том берегу осталась!                - Вилк, тебе Туров как больше нравится, в плавках или в костюме? - открывая багажник, взглянул на неё улыбающийся, Раков. – В плавках он вроде представительней.
- На тебя посмотришь, как будто ничего не происходит, - в волнении покачала головой Лена. – Мне бы сейчас твою выдержку! Ребят, я вас очень прошу, давайте сейчас сразу же уедем в Москву! – с надеждой взглянула она на них. – В Москве хоть милиция на каждом шагу! Надо заявление написать!
- Чего тут у тебя? – оставив её слова без ответа, полез в багажник Андрей. – О-о, костюм! Да у тебя тут целый гардероб, даже ботинки есть! А говоришь, всё в рамках закона? Это капитан Раков, грабёж в чистом виде! Ба-а, вот это арсенал! – приподняв брезент, удивлённо покачал головой Туров. – Даже гранатомёт прихватили!
Он достал автомат, снял магазин, проверил наличие патронов.
Положив оружие в багажник, выбрал чёрную униформу одного из бандитов, оделся.
- В Москву, Лен, мы попозже поедем, - взяв в руки пистолет и передёрнув затвор, продолжал он. – В Москве тяжелее разобраться, где свои, где чужие. Здесь виднее, здесь просторнее.
Андрей засунул пистолет за пояс, достал автомат, передал его Василию. Переложил гранатомёт на заднее сидение машины, засунул в боковые карманы жилета по гранате, сложил подводное снаряжение и захлопнул багажник.
- Поехали! – садясь  за руль, скомандовал он.
Лена беспрекословно села на заднее сидение, Василий рядом.
- Через город не поедем, рисковать не будем, - решил Туров. – Там точно могли уже всё перекрыть. Отвезём Лену в землянку, через Купанское.
Он развернул машину и они помчались вдоль озера.
- Навороченная машинка, даже мобильный телефон есть, - подняв с панели трубку, удивлённо покачал головой Туров. – Надо будет с собой захватить.
- Без аккумулятора он работать не будет, - заметил Раков. – Два часа поработает и сдохнет.                – А нам больше и не надо. Пару звонков примем, Палычу звякнем и выбросим.
- Дай я попробую позвонить в Москву, узнаю как Ирина Михайловна? – протянула руку Лена.                – Ты в курсе, что они с полковником заодно? -  передовая трубку, взглянул на неё Андрей. – Благодаря им мы без родителей остались! – В курсе, Андрей, в курсе! Я также в курсе того, что она по большому счёту была только орудием в их руках, просто винтиком в системе, а сейчас умирает в больнице.                Лена хотела набрать номер, но в это время на лесной дороге им навстречу попалась компания голых бандитов. Отмахиваясь от комаров ветками, они, увидев знакомую машину, бросились врассыпную по кустам.   
- Это ещё что за нудисты? – удивилась она. – Господи, кого только не встретишь!                - Это твои, Вась? – мельком взглянув на Ракова, поинтересовался Туров. - Ну ты их и напугал, сразу стали  умнее!
- Они не стали умнее, - перебила его Лена. – Они знают, что мы нашли у них в багажнике. Поэтому и разбежались!
- Это хорошо, - вмешался в разговор Василий, - теперь подумают, стоит с нами связываться, или не стоит. Андрей, сейчас будет поворот на Вёксу, в устье, давай туда! Машину у реки бросим и пешком через десять минут будем на месте. Пешком надёжнее!
- Давай, - согласился с ним Туров, повернул на просеку в лес, и через некоторое время остановился в тупике.
Ребята стали доставать из машины оружие и вещи, а Лена набрала номер телефона больницы, через некоторое время ей ответили.               
– Добрый вечер. Не могли бы вы мне сказать, как состояние здоровья у Беловой Ирины Михайловны? Она к вам вчера поступила в реанимацию с инсультом?                На том конце провода наступило замешательство.
- Аллё, а вы ей кем приходитесь? – послышалось в ответ.
- Я её племянница.                – Мы вам искренне сочувствуем, врачи делали всё, что могли, но два часа назад Белова Ирина Михайловна скончалась. Сообщите родственникам, что тело можно забрать в любой день с восьми до восемнадцати.                – У неё кроме меня никого нет, - растерянно промолвила та.                – Тогда мы вам, гражданка, искренне сочувствуем. Не затягивайте с похоронами, до свидания, - послышалось на том конце провода, и связь прервалась.               
- Лен, хорош думать, уходим, - подошёл к ней Василий. – Темнеет уже.
- Ирина Михайловна умерла, - отрешённо промолвила та. – Сердце не выдержало. Так и не успела ничего рассказать мне о родителях Андрея.
- Тура! – окликнул Раков Андрея, – иди сюда!
- Чего? – забросив за плечо сумку с оружием, подошёл тот.
- Тётка умерла, - кивнул Василий на Лену. – Хотела Ленке рассказать о твоих родителях, да не успела.
- Зато мне Гоев успел немного рассказать о наших с тобой отцах.                – О наших отцах? – удивлённо поднял брови Василий. – Так чего ты молчишь!?                - А я не молчу, просто не время сейчас рассказывать, уходить надо. Лен! – обратился он к той. – Тётку не вернёшь, а маму твою надо выручать. Уходим ребят!
- Да-да, - встрепенулась та. – Пошли ребята.                Андрей хотел выдернуть из машины спутниковую связь, но в это время раздался звонок.
- Слушаю, - ответил Туров.
- Аллё, - послышался в трубке голос Шишлова. – Почему так долго молчите, я что, должен повторять, чтобы каждые двадцать минут держали меня в курсе событий? Где Кабан, дай трубку Кабану.
- Кабан со своим стадом по лесу шастает, жёлуди собирает, господин начальник, - ответил Андрей. – А мы тут сидим думаем, устроить на них охоту, или пускай себе живут, жир нагуливают.
- Аллё, я не понял, ты чего там гонишь, вы что, нажрались все? Кто это?
- Вы не представились, и я не знаю, с кем разговариваю, поэтому не буду называть своего имени, - ответил Андрей. – Одно знаю, - резко сменил он тон, - если ты свою братву не успокоишь, тогда мы их успокоим!                - А-а, теперь я по- онял, - послышался распевный голос Шишлова.     – Ну-ну, дерзай моряк. Только смотри, если хотя бы с одним моих людей что-то случится, я тебя сам, своими руками порву, понял!!!
- Понял начальник, понял, конец связи, - ответил Андрей, выключил телефон и выдернул его из панели.
Василий, закинув за спину гранатомёт, снял антенну, забрал от машины ключи, и вся троица направилась к реке.

Шишлов некоторое время задумчиво смотрел на телефон, потом набрал номер Юриста. Приятный голос диспетчера сообщил, что абонент временно недоступен. Сплюнув от досады он встал, закрыл на ключ изнутри дверь своего кабинета. Снял со стены картину, за которой оказалась дверца сейфа, открыл сейф. Достал оттуда пистолет, проверил обойму, спрятал пистолет в карман. Взляд его остановился на шкатулке. Он достал шкатулку, проделал все манипуляции, открыл. Красный страз, тускло блестел в электрическом свете.
- Интересно, для чего он им нужен? – подумал Шишлов. – Для коллекции?… Слишком дорогое удовольствие! Если столько платят, значит эта вещь представляет неизмеримо большую ценность. Это точно не для украшения! Наверно талисман! Интересно от чего он охраняет?…
Мысли Иннокентия Никодимовича прервал стук в дверь.
Шишлов торопливо убрал шкатулку в стол, закрыл сейф, повесил картину на прежнее место. Подошёл, открыл дверь.
- К вам гости, - доложил охранник. - Один представился как Калугин Серафим Пантелеевич, и с ним ещё двое!
- Проси, проси, - засуетился Шишлов, - давно жду!
Прибрав на столе, он поправил галстук, одёрнул пиджак и поспешил навстречу гостям.
- Какие люди, и без охраны, - расплылся он в улыбке перед Калугиным. – Проходите, присаживайтесь.
В кабинет вошёл генерал в гражданской одежде, и с ним два пожилых еврея в выразительных шапочках.                - Язык прикуси, - оборвал его шеф внешней разведки, дав понять, что ему не до шуток. – Показывай товар!
Шишлов бросился к столу, достал шкатулку, с таинственным видом вынул страз.
- Положите сюда пожалуйста, - попросил один из гостей, предварительно постелив на журнальный столик платок.
Другой достал из футляра увеличительное стекло и стал рассматривать стекляшку.
- Это не он, это наша копия, страз, - через мгновение заявил тот.                – Вас обманули! 
- Надо же! – хлопнул себя по ляжке Шишлов. – Я как чувствовал, что этот урод, что-нибудь вытворит. Сам себе могилу вырыл!
- Язык прикуси, - уже гневно повторил Калугин, - где оригинал!?
- Оригинал, я так понимаю здесь недалеко, в Переславле-Залесском, - ответил Шишлов. – Прошу меня извинить, сделка немного затягивается.
- Тебе что, нельзя доверять?.. Я итак здесь свечусь, не хватало мне уродов всяких! – резко ответил Калугин. – Сколько времени понадобится на завершение операции?
- Думаю, к утру всё будет на месте, - отчеканил Шишлов. – Я вам буду звонить.
- Смотрите Иннокентий Никодимович, если эта вещь вновь исчезнет, мало вам не покажется!
- Эта вещь в руках дикаря может принести ни мало неприятностей, - заметил один из гостей. – Тем более если она оказалась в том месте, где ей нежелательно находиться. Как правило, случай является причиной всех успехов и неприятностей. Но будем надеяться на лучшее!                - Ты слышал? – угрожающе понизив голос, промолвил генерал. – Утром чтобы камень был у меня!                Не прощаясь, Калугин с гостями, вышел из кабинета.

  Приехав в ресторан, изрядно проголодавшийся Лёнчик заказал множество всевозможных блюд, бутылку коньяка, и не спеша, предавался трапезе. «Сказка» постепенно оживала. Негромко звучала медленная музыка, в казино около рулетки собирались игроки.
Безошибочно вычислив, подгулявшего богатого клиента, явно голубоватый официант, вновь подошёл к столику.
- Желаете что-нибудь ещё? – прогнулся он перед ним. – Может быть спутницу на вечер?
- Тебя как зовут? – поинтересовался у того Лёнчик.                – Сергей, - ответил официант.                Желать в вашем меню, Сэр-гей, больше нечего, а вот девочек давай!
- Обратите внимание на соседний столик, Жанна и Кристина, рекомендую.
- Сколько? – откинулся на спинку стула Гоев.
- Соточка, всего лишь соточка, - как можно ближе наклонился к нему официант.
Лёнчик порылся в кармане, достал сто долларов, сунул их официанту.
- Мужчина, какой мужчина, - вильнув задницей, взвизгнул тот, и устремился к соседнему столику.                – Девочки, вон тот господин желает пригласить вас за свой столик. Быстро, я сказал быстренько, встали и пошли. Наш клиент, он мне вместо ста рублей, за вас кошёлок противных, сто баксов дал. Быстренько, быстренько, встали и пошли.
Проститутки манерно, не спеша, стали поправилять помадой губы, искоса изучая клиента, после чего пересели за столик Лёнчика.               
- Что будем пить? – поинтересовался у них тот. – Шампанское, водку, может быть, портвейна хотите? Кстати, кто из вас кто?
- Я Жанна, она Кристина, - ответила одна из дам. – Шампанское пусть рыночные пьют, они брагу любят. А нам, к вашему коньяку, желательно «мартини».
Лёнчик сделал знак официанту, заказал бутылку.
- У вас девочки хороший, а главное дорогой вкус, это обнадёживает. Имя моё вам не к чему, зовите просто, как меня среди наших называют – Лорд. Как тут с игрой, богатые клиенты наведываются?
- Всякие бывают, и богатые и не очень, - ответила Жанна.                – Выигрывают?                – Скольких помню, только один выиграл, остальным не повезло.
- Нам сегодня повезёт, даю слово московского гостя, - наливая принесённый «мартини», пообещал Лёнчик. – Главное будьте со мной.
- Может быть, сначала развлечёмся? Мы девочки заводные, доставим удовольствие, а потом, Лордик, пойдёшь играть, - предложила Кристина.
- Боишься потерять клиента, - ухмыльнулся тот. – Успеем, всё успеем. Давайте выпьем, и поговорим по-трезвому.
Проститутки взяли свои фужеры и залпом выпили содержимое.
- Вообще-то московские путы «мартини» с соком пьют, а так, это дурной тон, - заметил Лёнчик. – Но это ваше личное дело.
- Давай попробуем, - пододвинула ему свой фужер Кристина.                – Наливай.
Лёнчик наполнил фужеры, взял свой.
- За то, что бы сегодня подфартило, и мне и вам, - предложил он тост, и выпил залпом.
- Ты прав, так вкуснее, - заметила Жанна. – А во что будем играть?
- В рулетку, девоньки, в неё родимые. Пошли, покажу как надо!
Сер-гей, - окликнул он официанта. – Следи за столом, мы в зал.
Лёнчик нетвёрдой походкой, в сопровождении дам, проследовал в игорный зал.
У него не вызывало сомнений, в том, что успех обеспечен. Какое-то внутреннее  наитие давало полную уверенность в правоте всех своих мыслей и действий. Алкоголь усилил чувство превосходства над окружающими. Лёнчик упивался своим состоянием.
Разменяв несколько сотен на жетоны, он поделил их поровну между своими спутницами и включился в игру.
Крупье, предложил ставки, играющие стали выставляться, Лёнчик с ухмылкой поставил всё на «ЗЕРРО».
Выпало «ЗЕРРО».
Аккуратно собрав все жетоны, в том числе и проигранные проститутками, он всю сумму, по внутреннему наитию, поставил на красное. Выпало красное.
Объявив выигрыш, крупье с безучастным видом пододвинул все фишки Лёнчику.
- Делаем ставки господа, - продолжил он.
- Давай Лорд, давай, покажи им класс! – зашептала на ухо Лёнчику Кристина. – Твой день!
- Помолчи, подстава, ты мне уже денег должна, всю ночь отрабатывать будешь!
- Отработаю Лордик, отработаю!
Все фишки, Лёнчик поставил вновь на «ЗЕРРО».
- У господина в случае проигрыша, есть средства ответить, - поинтересовался крупье.
Лёнчик поманил его пальцем, расстегнул сумку, и тут же её закрыл.
- Ставки сделаны господа! – объявил крупье и включил рулетку.
Шарик довольно долго метался по кругу, перепрыгивая из одной ячейки в другую, пока не успокоился на «ЗЕРРО».
- Извините господа, у нас технический перерыв, - заявил крупье, после чего, устремился к управляющему.
- Я не понял? – складывая фишки в пакет, заявил Лёнчик. – Нас обломали на самом интересном месте! Жаннель, кликни Сэр-гея!
Проститутка ушла в другой зал, через мгновение вприпрыжку прибежал официант.
- Чем могу служить? – переминаясь с ноги на ногу, вертел он задницей.
- Выпить принеси, а то скучно тут у вас!
- Какой мужчина, какой мужчина, - взвизгнул халдей и устремился выполнять заказ.
К столу, с двумя фужерами вина, вальяжно подошла Жанна.
- За успех, - протянула она фужер Лёнчику.
- За успех говоришь, - сощурил тот глаза. – Кристиночка, прими за успех!
Проститутки в нерешительности переглянулись, не зная, что делать.
- Пей сука, я сказал! – сквозь зубы, прошипел Лёнчик.
- Я не просила, пусть сама пьёт, - откровенно занервничала Кристина. – Дай лучше прикурить!
Она достала из пачки сигарету потянулась к Леониду.
- Или пей всё сама, и садись к нам, - щёлкнув зажигалкой, предложил тот Жанне, - или вали отсюда!
Проститутка беспрекословно удалилась.
- Ну а ты как? Тоже клофелинщица? – взглянул он на Кристину.
- Я с ней только вчера познакомилась, залётная какая-то, с дальнобойщиками приехала, плечевая одним словом.
- Не похожа на плечевую, шарма много!
- Господа! – появился у стола крупье, - есть желающие продолжить игру.
К столу подошли несколько представительных мужчин.
- Кажется нас хотят развести, - ухмыльнулся Лёнчик. – Настал твой, Кристи, черёд, отыгрываться. Поставишь на чёрное.
- Ты профи, я с тебя балдею, - шёпотом, ответила та.
- Делаем ставки господа, - объявил крупье.
Наступила пауза, все присутствующие ждали от Лёнчика действий.
Неожиданно появился, слегка припозднившийся официант.
- Ваш коньяк, - прогнулся он перед Гоевым.
- Как раз кстати, - поднялся тот из-за стола, и встал рядом с Кристиной.
Играющие сделали ставки. Выпало чёрное!
- Я, я, я! – подпрыгнула на стуле Кристина, - я выиграла!
Крупье равнодушно сдвинул к ней фишки.
Видя, что Лёнчик не собирается вступать в игру, двое из присутствующих вышли из-за стола.
- Вступай последней, и всё на «зерро», - шепнул он Кристине.
- Господин играет? - подозрительно посмотрел крупье на Леонида.
- Да, конечно! – сел тот за стол.
- Делаем ставки господа!
Лёнчик поставил на чёрное, двое играющих поступили так же. Проститутка поставила, как было сказано.
Убытки казино составили очень крупную сумму.
Лёнчик с Кристиной потребовали расчёт.
В сопровождении охраны появился управляющий.
- Поздравляю вас господа, прошу пройти в мой кабинет я выпишу вам чек.
- Мы играли на наличные, наличными и отдайте! – заявил Гоев.
- Нет проблем, нет проблем, - засуетился тот. – Придётся немного подождать.
- Сколько ждать? – задал вопрос Лёнчик.
- Не более часа!
- Надеюсь нам дадут спокойно удалиться, без эксесов?
- Служба безопасности всегда на вашей стороне, - заявил управляющий. – За определённое вознаграждение вас могут сопроводить до самого дома.
- Хотелось бы верить, - ухмыльнулся Гоев.
- Отдыхайте, а мы уладим через час все ваши вопросы, - поклонился управляющий и побежал в свой кабинет.

- Иннокентий Никодимович! У нас ЧП, - тараторил управляющий в трубку. - Клиент, невероятным образом, несколько раз снял весь банк. Проигрыш около миллиона.
- Час от часу не легче! – ответил Шишлов. - Ты куда смотрел, Сява? Вас чему учили? Чем теперь отдавать будешь, жопой?!
- Это какой-то нонсенс! Не клиент, колдун какой-то ясновидящий. Всё предугадывает. Клофелинщицу отшил, Кристину купил. 
- Поговори мне ещё, - оборвал его Шишлов. – Личность установили?
- Клиент не обязан представляться. Девкам, назвался Лордом. Предлагали выписать чек, отказался. Машина «Ниссан- Патрол» с московскими номерами.
- Ниссан говоришь, - воскликнул Шишлов. – Я, кажется, знаю вашего клиента. Без меня вы там, чувствую, не разберётесь!                Так, собирай деньги, дай ему аванс, смотри, не спугни! Ждите, скоро будем всей бригадой и со всей суммой!
Спрятавшись за тонированные стёкла собственного лимузина, Шишлов в сопровождении нескольких машин охраны, мчался в Переславль- Залесский. Кейс с деньгами лежал на коленях. Давно уже Иннокентий Никодимович, не чувствовал так опасность, как чувствовал он её теперь.
Московская иллюминация проспектов, осталась позади, впереди тянулась ночная трасса.
- Дай трубу, - приказал он охраннику.
Тот освободил провод, протянул телефон.
Шишлов набрал номер.
- Не спишь Пётр, и правильно делаешь! Еду в Переславль, на нём у нас все пути сходятся. Твой сынок, переступил грань дозволенного. Думаю теперь точно допрыгался. Пусть пеняет сам на себя. 
Не выслушав абонента, тут же выключил телефон.

Слушая короткие гудки, Гоев старший, какое-то время машинально смотрел в одну точку, потом с отрешённым видом подошёл к шкафу. Открыл, достал парадный мундир, который уже забыл когда надевал в последний раз, протёр ордена и медали на кителе, стал не спеша одеваться. Одевшись, покопался в кармане, нашёл ключ от письменного стола. Из ящика вынул табельный пистолет, зарядил обойму. Поставив пистолет на предохранитель, засунул его в карман брюк. Вызвал по телефону бессменного Николая.
Ждать пришлось не долго. К подъезду подкатила чёрная волга, Гоев попросил у шофёра ключи от машины. Тот, ни сколько не удивившись, беспрекословно ему их отдал.
Полковник сел за руль и помчался в Переславль.

Джип бандитов стоял на обочине дороги, ведущей в сторону Купанского. 
- Смеркается уже, - нарушил молчание, развалившийся на водительском сидении, Шурик. – Наверняка он затаился в лесу, ждёт когда ночь наступит.
- Может и затаился, а может уже в Москве шастает, - ответил Юрист. – Хотя нет, в Веськово он проходил, его видели, а в Купанском не появлялся. Дороги все перекрыты. Значит, точно где-то здесь прячется. Дождёмся темноты, дай бог догадается, костёр разожжёт, вторые сутки голодает.
- Тёмный, - обратился к тому, сидевший рядом с ним Балда.                – Хорош в одно рыло ханку жрать. Баклану наливал, а я чо, лысый?
- Ну не кудрявый же, - налив в стакан водку, посмотрел тот на бритую голову бандита. – На-а, прими на душу.
- Ты что-то имеешь против кудрявых? – повернулся к ним Юрист, отличающийся от всех своей кудрявой шевелюрой. – Не время пацаны пить, вся ночь впереди.
- Прости мне Господи, грехи мои тяжкие, - глядя на стакан, прошептал Балда и выпил его залпом.
Юрист, проследив за его действиями, передёрнулся от отвращения и отвернулся.
- Меня бы если так обложили, - после некоторой паузы, осевшим голосом произнёс Балда, - я заныкался недели на две, и носа не показывал.
- Ты бы точно заныкался прихватив с собой целого барана и два ящика водки,  а этот сбежал оттуда, откуда даже муха вылететь не может, - ответил Юрист. – Покруче «Белой Лебеди». Крутой пацан, с ним надо держать ухо востро.                Услышав название Владимирской тюрьмы, бандиты многозначительно переглянулись между собой.                - Он на шоссе выйдет, - после некоторой паузы, продолжал Юрист. - Он обязательно нарисуется, потому что никакой вины за собой не чувствует.
- Двое, через дорогу к озеру крадутся, - доложил Шурик. – Тащат чего-то?
- Вижу, давай быстро к ним, - засуетился Юрист.
Джип сорвался с места и через мгновение был около двоих неизвестных.
- Здорово мужики, - через окно поздоровался с ними водитель.                – Куда путь держим?
- Здорово, коль не шутишь, - поставив мешок на обочину, доброжелательно ответил один из них. – Траву для кроликов рвём.
Дружный хохот потряс всех присутствующих в машине бандитов.
- Ну, аборигены, ну народ! – поняв кто перед ним, рассмеялся Юрист . – Ты чего пургу гонишь, - глаза бандита, и без того холодные, стали ещё зловещее, - это ты можешь своим ментам втирать… Траву кроликам. А мы тебя по людски спрашиваем, чего в мешке? 
- Да выпарки идём ставить, рыбки взять, - поняв, с кем имеют дело
ответили мужики. – Веслевские мы!
- Так бы сразу и сказали, а то траву кроликам рвём… Парня в джинсовом костюме, лет тридцати пяти, не встречали?
- Не-е, никто не попадался, темно уже!
- Сам вижу, что темно, - задумчиво произнёс Юрист. – Рыбу-то ещё не всю в озере выловили?
- Да есть маленько, но не так как раньше, - ответил один из них.
- Если на берегу встретите парня, мы тут стоим, дайте знать, не обижу! – попросил Юрист. – Денег дам!
- Встреним, скажем, чего не сказать, - закивали мужики. – Ну мы повалили?               
- Валите, валите, - кивнул им тот. – Как там говорится, ни пуха, ни чешуи, или нет… Ни пера, ни хвоста, тьфу ты, - сплюнул он, - всё перепутал!
- Перо им в хвост, - нашёлся Тёмный. – Петухи гамбургские!
И вновь дружный хохот потряс всех присутствующих в машине бандитов.
Джип развернулся и поехал на прежнее место наблюдения.             Рыбаки не реагируя на оскорбления, молча спустились с дороги и скрылись в лесу.                Навстречу им по извилистой тропинке шли Андрей, Василий и Лена.
- Вы бы обошли стороной, здесь на дорогу не выходили, - поравнявшись с ними посоветовал один из рыбаков. – Там, на джипе, блатота какого-то парня ищет, пристанут ещё.
- И много их? – поинтересовался Андрей.
- Четверо, двое здоровые, а двое не очень, - ответил рыбак.
- Ну тогда бог с ними, если что отмахнёмся, - улыбнулся Туров.                – Спасибо мужики что предупредили…  Да-а! – заметил он им в след, - Рыба на обрыве держится, сети по обрыву ставьте, она вся там, я днём под водой плавал, видел.
Кивнув друг другу в знак благодарности, каждый продолжил свой путь.
- Прятаться не будем, пойдём напролом, пусть боятся, - решил вслух Андрей. – Лен, ты здесь подожди, а мы с Василием шуганём их.
- Ребят, давайте обойдём опасность стороной, - попросила та.
- Раз командир сказал, приказы надо выполнять, - улыбнулся Раков.  – Если обходить по лесу, то я в темноте не найду тропу на нашу поляну, - объяснил Андрей Лене, - а на дороге есть ориентир, старая сосна. Вась, - обратился он к Ракову, - по отработанной схеме будем брать!
- Командир, не надо! Ты меня прикрой если что, а я с этой штукой, - Василий кивнул на гранатомёт, - навстречу к ним выйду. Посмотришь, как рванут! 
- Только не вздумай стрелять, шуму наделаешь на всю округу.
- Уверен на все сто, что стрелять не придётся, пошли.
Василий с Андреем вышли к дороге. Невдалеке, с включёнными габаритами, стояла машина бандитов. Туров с автоматом залёг на обочине, а Раков с гранатомётом на плече вышел на шоссе и направился к джипу.

- О-о, точно, наш клиент. Юрист ты как в воду смотрел, он на дорогу вышел! – засуетился Шурик.
Включив дальний свет, машина рванулась к Василию.
- Чего это у него в руках, не пойму? - всматриваясь вперёд, поинтересовался у спутников Юрист. – Дубина какая-то!
Василий остановился, вскинул гранатомёт на плечо.
- Поворачивай, мать твою, у него РПГ, сейчас выстрелит! - заорал Тёмный.
Машина, визжа шинами, накренясь на один бок, стала резко разворачиваться, съехала в кювет, поднимая пыль вновь выскочила на дорогу, и на огромной скорости помчалась в обратном направлении.
- Не успел падла выстрелить, вовремя мы сорвались, иначе бы писец, - со страхом вглядываясь в заднее стекло, бубнил Балда. – Разметало бы всех, мама не горюй.
- Откуда у него гранатомёт? – вытирая со лба пот, посмотрел на водителя Юрист. – У него даже ножа не должно быть? Это не он!
- Он, не он, а целился в нас, - ответил тот. – Кто же ещё?
Раздался звонок мобильного телефона.
- Слушаю, Иннокентий Никодимович, - ответил Юрист.                – Вы где шоркаетесь, связи нет! – послышался голос шефа. – Разобрались?                – У нас проблемы, клиент вооружён!
- Проблемы не только у вас, - послышалось в трубке. –  У всех проблемы. Я так понимаю, оружие им от Кабана досталось. Мы выехали, помощь будет через час. Пасите их, где оставили, чтобы даже мышь не выскользнула. В «сказку», носа не показывать! Всё!
- Тормози! – приказал юрист водителю. – Разворачивай!
- Куда разворачивать, - засуетился Балда. – Мне жить охота!
- Утухни, падла, только со слабыми можешь разбираться! – вмешался Тёмный. – Сказано делать, надо делать, на то мы и бригада.
- Молодец, - похвалил его Юрист. – Стоим здесь, здесь есть связь, ждём помощь!

Почувствовав естественную нужду, Лёнчик уединился в туалете.
Охранник, следуя приказу, не спускать с клиента глаз, осторожно проследовал за ним.
Закрывшись в кабинке, Гоев размотал всю туалетную бумагу, разложил её на полу, оправился.
Наблюдая за происходящим в щель между полом и кабиной, охранник зажал нос, покрутил пальцем у виска, и ретировался.
- Что клиент? – поинтересовался у него Сява.
- Там, - кивнул тот в сторону туалета, - говном стены мажет.
- Чего мажет? – не понял управляющий. – Ну-ка, дыхни!
- Чего дышать, зайдите, сами убедитесь.
- Некогда мне здесь светиться.  У богатых свои причуды, пусть мажет!
Охранник равнодушно пожал плечами, проводив взглядом управляющего.
Из туалета, как ни в чём не бывало, вышел Лёнчик и направился к столику, где его ждала Кристина.
- Наливай, ты у нас теперь тоже богатая! – сел он за стол.
- Чего ты так долго, я уже успела соскучиться, - заигрывала она. – Извини за нескромный вопрос, моя доля, сколько?
- А сколько бы ты хотела? - откинулся в кресле Гоев.
- Чем больше, тем лучше, - ответила та.
- Деньги, деньги, - покачал головой Лёнчик. – Их много не бывает.
Один поэт сказал: « Чем больше денег, меньше чувств…». Верно, подметил. Своё, ты Кристиночка, получишь!
Гоев достал из кармана камень, завёрнутый в носовой платок, и не разворачивая, стал в задумчивости вертеть его в руках...

































    


Рецензии