Пушкин и Полетика Идалия, часть 1

Слева – О. Кипренский. Портрет А. С. Пушкина, 1827. Справа – П. Соколов. Портрет И. Г. Полетики, 1820-е гг.
 
Содержание:
1. Часть 1. Пушкин и Полетика Идалия.
2. Часть 2. Идалия Полетика не дочь и не красавица.
3. Часть 3. Тайны портрета Идалии Полетики.
4. Часть 4. Письма Идалии Полетики.
5. Часть 5. Строгановы и А.С.Пушкин.


В жизни Идалии повезло больше других: она  родилась скорее всего в 1809 году*  от отца графа Григория Строганова и матери - португальской графини Жюли д'Эга, урожденной д’Альмейда графиней фон Оейнгаузен* (самая распространённая версия её биографии).
*)Даты её рождения до сих пор указываются неточно, в промежутке между 1807 и 1811 годами.
Когда она подросла, то, к её великому сожалению, оказалось, что рождена она была вне брака и поэтому считалась незаконнорожденной,  и фамилию получила (непонятно чью)  - д’ Обертей.
А по существующим в 19 веке законам, это значительно усложняло её положение для того, чтобы быть полноправным членом светского общества. Даже после смерти первой жены графа Строганова и венчании его с матерью (?) Идалии, её не удочерили и она навсегда осталась «воспитанницей». В семье её положение было намеренно униженным, отца она должна была звать «господин граф», а мать «мадам».
Конечно, это не было редким случаем в аристократической среде. Незаконнорожденным (предполагаемым) сыном императрицы Екатерины 2-ой был генерал Инзов Иван Никитович (1768-1845) хорошо известный читающей публике по биографии А.С.Пушкина, как его начальник,  покровитель и добровольный опекун в годы кишиневской ссылки.
Также незаконнорожденной в свое время была и мать Натальи Гончаровой, Наталья Ивановна, в девичестве Загряжская. Но это не помешало ей стать фрейлиной императрицы, затем даже стать её успешной соперницей  в любви к  кавалергардскому штаб - ротмистру Алексею Охотникову.  Правда закончилось это тем, что Охотникова убили*, а для Н.И. император Александр устроил поспешный, но, на тот момент, очень выгодный брак с Николаем Афанасьевичем Гончаровым. Было много и других аналогичных примеров.
*)Месть императорский семьи Романовых.
Но что касается Идалии то, в отношении её - в семье графа А.Г. Строганова был установлен какой-то особый режим неблагоприятствования, в котором она росла … Нет, её кормили и богато одевали, вывозили в свет, но…
Нет, здесь что-то не так. При таком высоком, в российской аристократической иерархии,  положении графа Строганова Г.А., и всей фамилии Строгановых,  и его богатстве не решить вопрос, касательно  своей дочери…
Или не хотеть, или все-таки не мочь в силу каких-то внешних причин, т.к. решить внутренние вопросы было в его силах. Да уж, хорошо пошалил молодой барон Григорий Строганов, находясь на дипломатической службе в Европах. Даже попал в поэму Джорджа Байрона «Дон Жуан»… в качестве великого ходока на женской ниве…
   По отзывам современников, в молодости Г. А. Строганов был знаменитый красавец и имел огромный успех у женщин. Строганов «пользовался такою известностью  на любовном фронте, что даже стал героем поэмы Байрона «Дон - Жуан». В поэме мать  хвастает перед сыном своею добродетелью и говорит, что «ее не соблазнил   даже и  граф Строганов».
    В строфе CXLIX первой песни "Дон Жуана" донья Джулия, доказывая свою верность ревнивому мужу и перечисляя своих поклонников, вменяет себе в особую заслугу, что она устояла против обольщения графа Строганова и "заставила его напрасно страдать":
Идалия считалась незаконнорожденной дочерью этого любвеобильного барона Григория Александровича Строганова. В бытность послом в Испании, барон Григорий Строганов влюбился в графиню Жулиану д’Эга (da Ega) — жену португальского графа, посланника в Мадриде.
После скандала в 1811 году влюбленная пара отбыла в Россию. А перед этим она успела побывать и любовницей французского генерала Жюно, назначенного Наполеоном Бонапартом генерал – губернатором Португалии, после её завоевания французскими войсками.
Юлию Петровну — так стали звать немецко-португальскую графиню в России, после принятия православия — некоторые считали авантюристкой, а В.А.Жуковский и другие даже предполагали, что она могла быть шпионкой. Это не помешало ей со временем  стать статс-дамой* и непреклонной хранительницей нравов. Но при этом путь  незаконнорожденной дочери в высший свет был значительно затруднен. Она считалась только воспитанницей Строгановых.   
*) СТАТС-ДАМА СТАТС-ДА;МА, статс-дамы, жен. (голланд. staatsdame) (дорев.). Высшее придворное звание женщины из привилегированного сословия, состоящей в свите царствующей особы.
Всё это, несомненно, негативно повлияло  на формирование  характера Идалии, озлобив её, а строгое воспитание приучило её к скрытности и расчетливости.
В дальнейшем, особенно после замужества, Идалия так умело  позиционировала в обществе, что заслужила славу опытной и почти неуловимой  интриганки и её побаивались. В высшем свете у неё было весьма заслуженное прозвище «Мадам Интрига».
Что о ней, как правило, знает читающая публика и что нужно знать, чтобы понять почему о ней пишут исследователи жизни и творчества А.С.Пушкина. Почему её имя находится в ряду персон, связанных с именем А.С.Пушкина?
1. Она была представительницей богатой, знатной и влиятельной фамилии Строгановых, хотя и незаконнорожденой дочерью графа  Григория Александровича Строганова.
2. Строганов Г.А.* был двоюродным дядей Натали Гончаровой, в замужестве Пушкиной. После смерти А.С.Пушкина он был назначен опекуном Н. Н. Пушкиной и ее детей (1837—1846).
3. Она была троюродной сестрой жены Пушкина - Наталии.
4. Была одной из активных фигур в стане светских врагов и гонителей А. С. Пушкина.
Идалии Полетике отводят весьма неблаговидную и роковую роль в знаменитой интриге, финалом которой стала дуэль А. С. Пушкина и Ж. Дантеса на Чёрной речке. Более того, есть мнение, что именно она стала автором этой интриги, приведшей к трагическому финалу.

5. Несмотря на её и европейское и петербургское воспитание, и принадлежность к высокопоставленному, аристократическому семейству Строгановых, она с раздражением переносила появление в Петербурге своей сестры, Натали Пушкиной – Гончаровой и её успехи в обществе.
Она считала, что её троюродная сестра Наталья Гончарова, менее родовитая, бедная, провинциальная барышня, незаслуженно было допущена в блистала в высший свет Петербурга, куда ей, Идалии, вход, бывало, был закрыт. Она даже дом "своего отца и матери посещает на менее законном положении, чем ее дальние родственники". Она лишь воспитанница. Тут есть от чего "заболеть" ненавистью.
6. Поначалу,  отношения Идалии с сестрой и поэтом были дружескими, но потом внезапно Идалия стала демонстрировать на людях свою открытую неприязнь к нему, называя его «стихоплетом». С какого-то времени Полетика просто возненавидела Пушкина и…начала интриговать против него и его близких.
7. Несмотря на родственную связь с Натальей Гончаровой и с её сестрами, её настоящие отношения ко всем  сестрам  были двусмысленны и неискренни. (См. письма Идалии, часть 4)

8. Как бы то ни было, она действительно устроила свидание жены поэта с Дантесом. Идалия пригласила приятельницу к себе в гости, а сама уехала под каким-то предлогом. В гостиной Гончарову встретил Дантес, тут же приступивший к пылкому объяснению и произвел попытки соблазнения Натальи.

9. Во всех публикациях, посвященных  дуэли, имя Идалии Полетики упоминается в числе причастных к трагической развязке любовного треугольника Пушкин – Гончарова – Дантес.
10. По мнению некоторых исследователей, Идалия лично принимала участие в составлении клеветнического анонимного письма о принятии Пушкина в орден рогоносцев, послужившего поводом для дуэли. Дальнейший исход событий всем известен.
11. Между тем именно Г.А.Строганов, её papa, «отличавшийся отличным знанием всех правил аристократической чести», «объявил Дантесу решительно, что за оскорбительное письмо непременно должно драться». Это не помешало ему потом  «неотлучно» находиться в квартире раненого Пушкина, несмотря на то, что сын Григория Александровича предупреждал отца не ездить туда, так как увидел там «такие разбойничьи лица и такую сволочь».
12. Влиятельное семейство Строгановых было сильно  взволнованно. Слишком близко оказалось оно к трагедии. «Я больна от страха», — пишет Дантесу Полетика. И мечется по Петербургу обер-шенк двора, граф Г.А.Строганов. Собирает слухи. Автор пресловутых анонимных писем так и не найден. Не шутка ли это его дочери? Не ее ли кавалергарды приложили к пасквилю руку?
13. Жена графа Строганова Юлия Петровна неотлучно дежурит у постели тяжело раненного Пушкина не сочувствия ради, а как пишут исследователи, для сокрытия… причастности «семейства» к гибели поэта.
14. После смерти Пушкина граф Строганов  взял на себя расходы по похоронам и возглавил Опеку над детьми и имуществом Пушкина; и совсем трогательная деталь — при разборе библиотеки поэта Строганов  захватил себе на память экземпляр «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева с надписью-автографом Пушкина.
15. Таким образом вся семья Строгановых принадлежала к «партии» противников Пушкина, а глава семьи - граф Г.А.Строганов благословил Ж.Дантеса на дуэль с Пушкиным.
16. После роковой дуэли только чета Строгановых (отец и мать) и Полетика посещали дом Дантес-Геккернов (перед дуэлью - тоже)*.
17. После смерти поэта Полетика перенаправила свой гнев на его жену, особенно после того, как, спустя 7 лет, ее бывший любовник П.П. Ланской женился на Наталье Пушкиной-Гончаровой, приняв на себя заботы о ней и ее «выводке», как презрительно называла  детей Пушкиных  Идалия.
18. Все последующие годы Полетика поддерживала тесную связь с супругами Дантес-Геккерен. Постоянная переписка, редкие встречи в Европе. Полетика прожила долгую жизнь, иссушенную ненавистью.
Мелочно радовалась, когда о Пушкине мало вспоминали, негодовала, когда в Одессе в 1888 году открыли памятник поэта. Биограф Пушкина П. Бартенев записал по этому поводу: "Ее оскорбляет воздвигаемая в Одессе статуя Пушкина, она намерена поехать и плюнуть на нее".
19. В своей ненависти "королева интриги" Идалия дошла до полного абсурда: угрожала приехать на могилу Пушкина и плюнуть на его памятник! Она, как некую святыню, хранила браслет, подаренный ей перед отъездом д Антесом, обещая никогда не снимать его с руки, как самое драгоценное воспоминание, и яростно уничтожала в своем сердце все то, что когда то тонкими нитями связывало ее с "поэтической кузиной Натали" и их семьей: трогательные подарки к рождеству и именинам, открытки, записки: Ненависть постепенно иссушала ее душу, она не могла найти себе места от непонятной тоски, в 1837 - 39 годах путешествовала по Италии и Франции, переезжая с места на место.
20. Виделась и с д Антесом, и оживленно переписывалась с ним до самой смерти своей. Пережила всех в своей семье: детей, мужа. Младшая дочь ее, Лизанька, та самая, спасшая когда - то Наталью Николаевну (во время свидания с д Антесом), умерла 24 лет от роду, в самом расцвете красоты и молодости на руках матери.
21. Ей же, «грешному ангелу", "демону искусителю" (отзывы современников) уготована была одинокая, безрадостная старость: Она высоко держала голову, была все так же умна, язвительна, весела, иногда болтала при встречах с кузиной - генеральшей Ланской о ничего не значащих пустяках, делая вид, что прошлого между ними нет. Но оно существовало, это черное прошлое, оно то и накрыло холодным и тяжким черным облаком жизнь Идалии Полетики д Обертей, незаконнорожденной дочери графа Строганова.

Замужество Идалии
В 1826 году, когда Григорий Строганов, после смерти жены, узаконит свои отношения с  португальской графиней Жюли д'Эга, никаких особых изменений в жизни Идалии не произойдет: ее положение в родном доме прежнее — воспитанница. Иначе нельзя. И вместо теплых "papa" и "maman" она все так же называет родителей «господин граф» и «мадам». Ее права в обществе узаконит только собственный брак.
Замужество её в 1829 году было необходимым и долгожданным  избавлением от статуса незаконнорожденной и поэтому поспешным. Но оно, как и другие события жизни Идалии, тоже остается закрытым для понимания иследователей. Её выбор - 29-летний Александр Михайлович Полетика, сын богатого помещика, действительного статского советника, бывшего секретаря императрицы Марии Фёдоровны, жены императора Павла 1.
А.М.Полетика служил в гвардии, в кавалергардском полку,  и по этим качествам подходил Идалии, т.к. относился к петербургской аристократии.
Непонятно то, что Полетика был женат с 1823 года на Надежде Николаевне Масловой (1804—1874) и был счастлив в браке*. Однако этот брак накануне женитьбы на Идалии д’Обертей  был расторгнут при загадочных обстоятельствах на «основании недействительности». Похоже, что и в этом случае, как и во многих других семейство Строгановых с успехом применило свой административный ресурс…и другие способности. И впечатление  такое, что они вместе с Идалией точно знали какой ей муж необходим, так как любой другой нормальный мужчина не смог бы выдержать проживания с такой женой и короткого времени.
*) После женитьбы на Идалии Александр Полетика сохранил добрые отношения с бывшей женой Надеждой и часто бывал у неё в гостях.
То, что кавалергард Полетика по характеру был мягковат - это спасало их с Идалией брак, а на службе получило оценку сослуживцев, прозвавших его «божьей коровкой», и мешало его продвижению по служебной лестнице.
О других женихах Идалии ничего не известно…, а любовников в последствии  у неё было было много.
Она вышла замуж не по любви. Так было "принято"! В её положении было не выбора. Её устраивало, что Муж человек военный, с утра пропадающий в Казармах Кавалергардского конного полка, а вечерами - за столами с зеленым сукном. Сам он отлично знал, что сердце супруги занято, кем угодно, но только не им! Но он и не претендовал на главную роль. А насмешливый свет наречет его образцом глупости и покорности.
Неизвестно также каким приданным обеспечили её господин граф и мадам графиня Строгановы, но похоже, что благополучие семьи базировалось в основном на состоянии А.М.Полетики.
Идалия, вместе с, произошедшей в 1830 году, эпидемией холеры очень способствовала сильному расстройству состояния А.М.Полетики, вплоть до того, что они постепенно разорялись и к концу жизни серьёзно обеднели. Она  никогда ни в чем себе не отказывала, принимая активное участие в светской жизни петербургского общества, а это было очень дорогое удовольствие.
Но, по-видимому, он искренне любил свою эксцентричную, неистовую Идалию. А Идалия любила... кавалергардов. Предметы ее бурных страстей меняются постоянно. Здесь ей равных нет. Но даже при таком спокойном супруге чувствует она себя далеко не спокойно — пребывает в вечном страхе за свою репутацию. И это понятно. При малейшем скандале влиятельное семейство может изменить отношение к ней. Исчезнет дочь могущественного графа. Останется жена полковника... Впрочем, до этого еще далеко, потому что сначала он был штаб-ротмистром.
Начало 1830-х ее супруг проведет в Польском походе. Для него это будет очень нелегкий период. В России свирепствует холера. Имение разорено. Дойдет до того, что А.М. Полетика станет «живиться за счет Шереметева» и променяет свою походную кровать на постоянные завтраки. В 1833-м болезнь унесет их первенца, трехлетнюю Юленьку. В 1835-м родится Александр. Маленькой Лизе в том же 1835-м исполнится три...
А Идалия, пережив печальные события, вновь увлечена: на очереди Ланской, более успешный на воинской службе гвардейский офицер, приближенный к императору. Тот самый, который потом женится на вдове Пушкина, сменит, как шутили в обществе, «политику на поэзию».
Между тем к мужу Полетики, в блистательный Кавалергардский полк Ее Величества, уже зачислен Жорж Дантес. И не заметить молодого француза невозможно…
Пушкин  и Идалия
Пушкин скорее всего познакомился с Идалией после женитьбы на Наталье Гончаровой. Они вместе появились в Петербурге в 1831 году осенью, тогда же и они начали знакомиться со своими родственниками Строгановыми и другими людьми высшего света.
Идалия в то время уже  два года как была  замужем за гвардейским штаб - ротмистром А.М. Полетикой, при котором она вела довольно независимую от него жизнь, и она имела дочь Юлию 1830 года рождения. Идалия была очень популярна в кавалергардском полку, где служил её муж и в других светских местах скопления мужчин.
Популярность её была особого рода и это не было большим секретом ни для кого. Пушкин тоже, конечно же, узнал об этом. При этом его жена Наталья была очень скромная, хотя и необыкновенно красивая, но неиспорченная молодая женщина, и он хотел, чтобы она оставалась такой.
Они были почти одного возраста, родственники, одного круга, но: слишком разными они были. Злоязычная, остроумная, яркая, любившая быть в центре внимания, Идалия, и - тихая, молчаливо - сдержанная, не сказавшая ни о ком дурного слова - Натали!
По-началу, Пушкиным были в радость новизна  родственных отношений между сестрами  Идалией и Наталией, со временем и Пушкин и его жена Наталия почувствовали двусмысленность и неискренность отношений к себе Идалии. И также, Пушкин, как опытный, в отношениях  с женщинами, мужчина, понимал риски близких отношений с Идалией  и её офицерским кругом для жены, Наталии. Поэтому, когда представился случай он не смог, с учетом достаточно полной картины, формально отреагировать на предоставленную случаем  возможность выяснить отношения. Так, по просьбе Идалии, он сделал ей прекрасный стихотворный комплимент в её альбоме, но всё его значение было намеренно им испорчено, приписанной внизу датой: «1 апреля». Это вызвало сильное возмущение Идалии и с тех пор она затаила злобу в отношениях к обоим Пушкиным. Биографами приводятся и другие факты, которые могли  испортить родственные отношения.
Кроме того, существует версия, предложенная еще 2013 году автором, пишущем об А.С. Пушкине на прозе ру - Владимиром Блекловым.
В расследовании, проведенном В.Блекловым предлагается вариант, который, как кажется, наиболее обоснованно показывает причину, по которой И.Полетика на всю жизнь возненавидела Пушкина.
Так, Идалия продолжая бывать в гостях у Пушкиных, улучив момент, проникла в его кабинет, а шпионить ей было не привыкать, где на столе смогла изучить черновой, но законченный вариант повести Пушкина «Пиковая дама». В бумагах она нашла ссылку на то, что прообразом совсем не положительной героини повести,  княжны Полины, стала как раз она, Идалия.
«Не возгордилась Идалия Полетика тайной КАЛЕНДАРНОЙ ПЕРЛЮСТРАЦИЕЙ в кабинете Пушкина, - с ещё совершенно не зашифрованными поэтом, порой, краткими пояснениями к каждой ГЛАВЕ и к Заключению «Пиковой дамы»! – так как увидела, в ней, себя. Другими словами, увидела в сделанной ею КАЛЕНДАРНОЙ ПЕРЛЮСТРАЦИИ себя - не только «княжной Полиной»! Княжной Полиной, отбивающей, у «бедной воспитанницы Лизавете Ивановне»*, князя Томского**, но и женитьбу князя Томского - на своей персоне! Вспомните краткую, лаконичную, но ёмкую, последнюю строку Заключения пушкинской повести: «Томский произведён в ротмистры (Пояснение В.Б. - с поручика!) и ЖЕНИТСЯ*** на княжне Полине (Пояснение В.Б. – на выделенном слове ЖЕНИТСЯ я скоро остановлюсь.»).
***
20 лет жизни до замужества она чувствовала себя неполноценной, оскорбленной и … обиженной,  на весь мир, в котором так жестоко обходились с ней, в жилах которой текла графская кровь, с той и другой стороны. Целью её жизни было наверстать упущенное, отомстить всем, кто будет на её пути…, кто будет мешать добиваться её «высоких» целей…
В этом своем стремлении она будет не одинока… Например, среди её единомышленников (подельников) окажутся барон Жорж Дантес с дружком и по совместительству отцом, тоже бароном, Луи Геккерном.
А одной из первых её жертв стала её троюродная сестра – красавица Натали Пушкина – Гончарова и чуть позже её провинциальные и бедные, засидевшиеся в невестах, сестры.
Идалия и П.П.Ланской

Ланской был интереснее и представительнее Полетики, на хорошем счету в полку и у императора. Перед ним, в 1836 году, пожалованным чином полковника, открывалось блестящее будущее. Но что сделано, то сделано, и мадам Полетика, смирившись с настоящим, наслаждалась тем, что держала в руках синицу, не ловя в небе журавля! Жалованье Ланского таяло в нежных коготках Идалии, она капризно морщила нос при виде недостаточно пышного букета, недорогой шляпки, отложенной прогулки в наемном экипаже, или скромной квартиры для тайных свиданий! Ей нужен был блеск во всем, она словно мстила Судьбе за свое происхождение, которого стыдилась, не явно, втайне: Она жаждала всегда и во всем первенства, соперницы, даже и неявные, ее ужасали, пренебрежения собою она не прощала!
И когда увидела, что Ланской начал к ней охладевать - как умная женщина она поняла это очень быстро!, и что взоры его обращены : к ее кузине Натали Пушкиной, к которой он и подойти то боялся, так как она для него была супругой Поэта и матерью четверых детей! - то в её голове созрел коварный план, преследующий сразу несколько целей: отомстить пресловутому поэтишке, поставить на место Натали, смешав ее имя с грязью, не только в глазах ревнивца - мужа, но и.. молчаливо - преданного поклонника!

И самая последняя цель: вернуть к своим ногам ускользаюшего кавалергарда, к тому времени - полковника и флигель – адьютанта, заставя его немного ревновать. Для этой цели она избрала другого кавалергарда - Д Антеса, тоже увивающегося у ног прекрасной Натали. Она кокетничала с Жоржем, приглашала его на вечеринки и пикники, принимала ответные приглашения на приемы в голландском посольстве, сумела влезть не только в душу белокурого шалопая - гвардейца, но и его приемного отца, барона Геккерна. Она писала Жоржу письма, называя их "дружескими посланиями", но на самом деле они были гранью, за которой мог начаться роман.
Но Ланской совсем не ревновал, а Дантес, к ее удивлению, все больше волочился за Натали, да вздыхал, умоляя приятельницу, как - нибудь помочь и устроить ему свидание с прекрасной "поэтшей".
Это все было крайне удивительно для Идалии! Она привыкла к совсем иному поведению мужчин. Дело задуманное, как маленькая дамская месть, должная послужить ко благу Идалии, всё больше запутывалось!


Строгановы (См. часть 5)
Для семьи ГА Строганова сестры Гончаровы в первую очередь были обедневшие и гораздо менее знатные дворяне - родственники и похоже, что в рамках семьи их отношение  проявлялось, как назойливое покровительство… Поэтому даже и самая, так сказать мелкая и неполноправная  представительница семьи, воспитанница - Идалия  не могла это не знать и не проявлять каким-то образом в отношениях. Тем более её раздражал успех в обществе Натали Гончаровой, полученный  благодаря необыкновенной красоте, на которую обратил внимание сам император Николай 1,
Натали, сама того не ведая и не желая, отняла у нее все: Пушкина-Гончарова, несмотря на свою провинциальность, сразу прослыла первой красавицей Петербурга, быстро научилась вести себя в гостиных и на балах, при этом не растеряв своей недоступности и загадочности. Полетика стала болезненно реагировать на то, что родственники могут себе позволить в отношениях между собой и копить негативные эмоции.
У  Идалии с детства была особо ранимая психика…, в связи с её подчеркнуто-униженным положением незаконнорожденной. Живя бы она в семье попроще, где-нибудь в провинции многих неприятных ощущений можно было бы избежать… Так например, было с её теткой, также незаконнорожденной Наталией Ивановной Загряжской  - будущей матерью Натали Гончаровой, двоюродной сестрой её отца.
Воспитательница и мачеха Натальи Ивановны, конечно в силу своей доброты и человечности, Загряжская,  все сделала для того, чтобы облегчить существование девочки, росшей без материи, и в ущерб своим детям наделив её одинаковыми со всеми правами наследства.
Двор также впоследствии отнесся к её незаконорождению без предрассудков и она стала фрейлиной императрицы, у которой, впрочем, вскоре отбила возлюбленного …, а император поспешно выдал её замуж за страдавшего по ней Гончарова.
Конечно, было в ней что-то такое…, что привлекало к ней мужчин и она умело этим пользовалась и даже манипулировала многими. Так один подпоручик из полка её мужа бросился в драку с полковником за то. Что тот нелицеприятно высказался об Идалии.

Чтобы скрыть свой роман с Дантесом, который мог стоить им обоим слишком дорого, Полетика заставила его волочиться за Пушкиной, надеясь именно на ее неприступность.
Вечно беременная Мадонна, к тому же столь опекаемая бешено ревнивым мужем, – прикрытие идеальное. Ни ревновать к Пушкиной, ни переживать из-за возможной ее связи с Дантесом Идалия не собиралась, этого просто не могло быть.
Но случилось именно то, чего быть не могло. Весь сезон Дантес успешно волочился за беременной красавицей, хотя делать это сложно, та редко появлялась в свете, а закончилось все простой влюбленностью француза! А уж когда он провел лето практически на даче на Каменном острове, ухаживая для отвода глаз еще и за сестрой Натали Екатериной Пушкиной, его тлеющая страсть переросла в пожар.
Дантес мог обмануть кого угодно, даже Геккерна, но не Идалию. Любящая женщина видит сердцем, а оно куда прозорливее глаз. Сердце подсказало, что Жорж не просто увлекает Натали в танце, он сам увлекается рядом с ней в немыслимые дали. Это было уже опасно.

Но только ли сложный характер Идалии, сформировавшийся под грузом обстоятельств и её неумеренная амбициозность были причиной ненависти к А.С.Пушкину, перенесенной и на его жену и её сестер. Тут уже неважно, что было первично:  зависть к колоссальному успеху Натали при императорском дворе или поведение Пушкина, которое её взбесило.
Всё же важным фактором является принадлежность Идалии к семье баронов Строгановых,  имевших безусловно выдающуюся историю рода и заслуженно гордившихся ею. (См. часть 5)
АэС

31.10.2018 г.


Рецензии
У ней было прозвище "отставная"...
Почему? В этом разгадка будущей одесситки. Об этом был спор пушкинистики после 1954 года. Всё дело в датах...
Мне ещё писать о ней, о большем промолчу.
Вам удач.

Владимир Конюков   29.11.2018 19:40     Заявить о нарушении