Открыть Золотой век должен ребёнок

 
Заключение.


   «Перед Генрихом голубой цветок, то есть Матильда: она во сне хранит карбункул. Малютка, дитя Матильды и Генриха, стережет гроб; ей дано омолодить своего отца. «Это дитя — младенчество вселенной, Золотой век до всех веков и после них». Так пересказывает немецкий поэт Людвиг Тик концовку романа, недописанного его другом Новалисом.

  Золотой век должен открыть ребёнок. Или даже сам Золотой век –  это прежде всего ребёнок.

  Наверное, такая трактовка стала возможна только после Христа, который сказал: «Будьте как дети, ибо их есть Царствие Небесное!».

  Царствие небесное, от которого носит золотой ключ апостол Пётр. Но в это царство можно войти и на земле, - для этого достаточно быть ребёнком.

  Великий царь Пётр строил новую столицу России как новый город апостола Петра и надеялся встретить Золотой век. А вместо этого – взял и умер… Если бы он был – как ребёнок, - он бы увидел этот Золотой век! И Россия – вместе с ним.

  И вот в нашем Эскизе марионеток, - к которому мы возвращаемся,  - царь Пётр представлен как ребёнок, как мальчик 10 лет, каким он был, когда  только воссел на русский престол,  - вместе с братом и под опекунством сестры. Он как бы начинает заново. Золотой век может открыться только ребёнку.

  Два лица у этой марионетки, и вся она представлена как фигура бога Януса. Бог Янус – первый персонаж мифологии, который владел золотым ключом. Он открывал им эпохи. В марионетке Януса заключено старое лицо Ивана Грозного и детское – Петра Первого. Пётр ведь и считал себя преемником первого русского царя. Но здесь марионетка должна скинуть это старое лицо, и остаться – мальчиком десяти лет, - «прекрасным русским царевичем», - как писал Даниил Гранин.*

  А на длинном шесте превращается в прекрасного принца Амура нелепая фигурка Конька-Горбунка. И этот принц Амур – это любящее пушкинское сердце, - сердце ребёнка, - каковым поэт и являлся всю свою недолгую жизнь.
 
  Здесь расколдовываются истинные гении России, любившие её и отдавшие за неё жизни. Признав их такими, какими они открываются в этом Эскизе, - признав и полюбив, и поверив в них всей душой, - Россия обретёт свой Золотой век.

   Для этого нам надо стать – как дети. Оставив все свои взрослые установки.

   В кабинете Алексея Николаевича Толстого висели две гипсовые маски – Петра Великого и Пушкина. Толстой мечтал о Золотом веке…

   А в 1918, сто лет назад, когда произошла Революция и к власти пришли большевики, семья Калошиных решила разъехаться из Старого Дома. И перед тем, как разъехаться, решали, что делать с пушкинской рукописью «Конька-Горбунка».  Наверное, почти сразу её решили замуровать в старом подполе, - остатке боярских палат семнадцатого века. Да, - но перед этим – показать детям, - чтобы они знали!.. Наверное, это так же была идея А.Н. Толстого: водить каждого ребёнка из большого семейства Калошиных и показывать ему лично страницу с пушкинским автографом сказки. Показывать, и заклинать: «запомни!». Так всё и происходило. Водили торжественно по одному, каждому подносили к глазам пожелтевшую страницу и говорили одно слово: «запомни!».

  В сказке же Толстого первым идёт в подвал лихой озорник Буратино – деревянный мальчишка. За ним – пудель Артемон, куклы Пьеро и Мальвина, - и замыкает шествие старый папа Карло. Буратино, Пьеро и Мальвина – это дети. Объявленные марионетками, они навсегда останутся детьми, - в отличие от обычных детей, которые вырастут и станут взрослыми. Вечный мальчишка Буратино будет каждый раз открывать золотым ключиком черепахи Тортилы заветную дверцу за нарисованным очагом.

   И попадут они в Новый мир. Туда, где все дети ходят в школу, а у всех стариков есть баранья похлёбка. Туда, где все счастливы.

Далёко, далёко, за морем,
Стоит золотая стена,
В стене той – заветная дверца,
За дверцей – большая страна…

   Страна, обнесённая золотой стеной, - это Атлантида, - легендарная страна счастья.

   Сказка о Буратино – для детей. В то же время, на рукописи сказки Толстой написал «Новый роман для детей и взрослых».  Роман!  А ведь и «Метаморфозы» Апулея – роман, - хотя во времена Апулея ещё не было этого слова.  В романе главное – интрига. Главная интрига сказки «Приключения Буратино, или Золотой ключик» - борьба за этот самый ключик: в чьих руках он окажется – злых героев, или – добрых; кто первым сумеет войти в маленькую дверь за нарисованным камином?..  В сказке побеждает добро.

   В жизни до заветного клада, - если бы Толстой рассказал о нём, скорее всего, первым добрался бы Карабас-Барабас. И потому писатель ничего не сказал о тайне, которая была ему известна. Он только вдохновил скульптора Сарру Дмитриевну Лебедеву на создание группы из одиннадцати марионеток. Только по его указанию сделали снимок этих марионеток и вставили его в книгу о скульпторе, подготовленную искусствоведом Б.Н. Терновцом. Отправили послание в будущее. Какому-нибудь "любопытному изыскателю", - взрослому с детской душой...


  И здесь мы заканчиваем нашу книгу. Когда-то в зале старейшего московского театра, на спектакле «Конёк-Горбунок», детский голос из зала перебил выступавшего на сцене рассказчика. Рассказчик утверждал, что сказку «Конёк-Горбунко» написал Пётр Павлович Ершов. «Неправда! – крикнул ребёнок, - это Пушкин!».

   Прошло несколько десятилетий, и снова я говорю: «Конька-Горбунка» написал Пушкин! ». И меня поддерживают все, кого я указала в этой книге.




*"Вечера с Петром Великим".


Рецензии