Этот день

«Был бы человек, а статья найдётся».
              Стихи посвящаются жертвам никогда непрекращающихся политических репрессий.
               

 ЭТОТ ДЕНЬ

Этот день – аресты, поезда.
Окна сплошь в решётках у теплушек.
Этот день остался навсегда
В памяти; но глуше память, глуше.

Этот день – в один конец билет.
А конец такой до жути близкий.
Этот день – длиною в десять лет,
Да ещё без права переписки.

Этот день пробрался вновь, проник;
Не в церквах, по зонам теплил свечи.
Этот день напоминал про них,
Кто меж нами, да навек далече.

Этот день – допросы по ночам.
Этот день – этапы, трибуналы.
Памятники ставим палачам,
Обживаем зоны, тюрьмы, нары.

Этот день не делся никуда,
Нас убил, растлил и изувечил.
В память жертв, жертв многих – на года! -
В этот день в сердцах и теплим свечи.

К слову: Эти стихи в память и о моём отце, прошедшем через сталинские лагеря, сначала безвинно осуждённому по уголовной статье (не особо разбирались в послевоенные годы следователи, кто и в чём виноват, не хватало рабочих рук на великих сталинских стройках, нечего было в грудь себя бить, мол, воевал), а при окончании лагерного срока, по навету, по 58-й статье осуждённому, поскольку был молод и вполне мог ещё добывать столь нужное стране колымское золото.
(Недоброжелательно отзывался об одном из руководителей партии и правительства)
…В 1956-м году реабилитирован; дело по обвинению по статье 58-1 У.К..РСФСР за контрреволюционную деятельность прекращено «ЗА ОТСУТСТВИЕМ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

Когда так называемая "тройка" пересматривала" дело отца по 58-й статье У.К. так оперы начали с ухмылочками спрашивать отца, что, мол, Семён, говорят ты в Бога уверовал?
Уверовал - отвечает отец.
А они, мол, приедешь домой к матери - поди жива ещё, ждёт? - жива - отвечает.
" Так ты и дома веровать будешь? Смотри, здесь оставим, не выпустим.
Будешь веровать?

"Буду, не выпускайте"...

" Ну, езжай, веруй.А то мамочка заждалась..."

Так психологически ломали человека, до последней минуты.


День памяти жертв политических репрессий был установлен правозащитным движением в СССР. Он был впервые отмечен 30 октября 1974 г. как «День политзаключенного» по инициативе узников мордовских и пермских лагерей – он был отмечен совместной голодовкой и зажиганием свечей в память о безвинно погибших.

С тех пор ежегодно 30 октября проходили голодовки политзаключённых, а с 1987 г. в атмосфере начавшейся "перестройки" стали устраиваться демонстрации в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и других городах. 30 октября 1989 г. в Москве около трех тысяч человек со свечами в руках образовали "живую цепь" вокруг здания КГБ. Оттуда они отправились на Пушкинскую площадь для проведения митинга, но были разогнаны ОМОНом.

18 октября 1991 г. было принято Постановление Верховного Совета РСФСР № 1763/1-I "Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий", которое официально признало 30 октября днем памяти. (Два года спустя захватившие власть потомки и преемники красных палачей расстреляют ВС из танков, назвав «красно-коричневой угрозой демократии».) Тем не менее в этот день в РФ стали устраивать траурные акции и памятные мероприятия (митинги, возложения венков и цветов к памятникам репрессированным), богослужения в местах расстрелов. По индивидуальным инициативам учителей в некоторых школах в этот день проводятся "уроки памяти", на которые приглашаются свидетели этих трагических событий из числа пострадавших от политических репрессий. Однако всё это организуется общественностью, не государственной властью.

В Москве траурный митинг ежегодно проходит у Соловецкого камня – гранитного валуна, который привезли с Соловецких островов, где был Соловецкий лагерь особого назначения, и символически установили 30 октября 1990 года на Лубянской площади перед зданием карательной машины ВЧК– ОГПУ–НКВД–МГБ–КГБ (в 2002 г. митинг был запрещен мэрией столицы).

Высшие власти РФ также иногда выступают в этот день с заявлениями, осуждающими репрессии, при этом самих преступников не называют (их имена и памятники всё еще господствуют в нашей топонимике), а чаще всего сводят преступления к "сталинским чисткам" и связывают их с 1937-м годом. Однако нисколько не меньшими были жертвы большевицкого режима, начиная уже с первых его лет в ходе революции, ленинского декрета о "Красном терроре" 1918 г. (его дату более уместно отмечать как день памяти), гражданской войны (точнее: оккупации России антирусской богоборческой властью), "коллективизации" и "безбожной пятилетки". Правильнее было бы называть это Днем памяти жертв коммунизма и также отмечать День Русского холокоста, хотя бы косвенно напоминая этим о национальности главных революционеров и чекистов. (Да и в послесталинские времена репресиированных за "антисоветизм", чтение запрещенной литературы, самиздат, подпольные богослужения, даже за размножение Евангелия – было множество.)

Еще одним из лукавых приемов наследников коммунистической власти является занижение числа жертв, в том числе ссылками на фальшивые документы и фальсифицированные цифры статистики, в которой фигурирует сильно заниженное число репрессированных. Например, советский доктор исторических наук В.Н.Земсков в работе "О масштабах политических репрессий в СССР" утверждает:

«В конце 1953 года в МВД СССР была подготовлена ещё одна справка. В ней на основе статистической отчетности 1-го спецотдела МВД СССР называлось число осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года – 4 060 306 человек (5 января 1954 г. на имя Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева было послано письмо за подписью С.Н.Круглова с содержанием этой информации)».

Однако, как можно видеть, эти цифры не включают в себя около 15 миллионов убитых в годы "гражданской войны", около 10 миллионов жертв раскулачивания и искусственного голода как средства "коллективизации". Кроме того, "число осужденных за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления " не включает в себя расстрелянных без суда и следствия, репрессированных как "лишенцы", члены семей "врагов народа", ссыльные и депортированные по национальному признаку спецпереселенцы, а также осужденных по неполитическим статьям за преступления экономические, служебные, нарушения общественного порядка или бытовые (слово "жид", анекдоты), общение с иностранцами, и другие подобные преступления, которые объявлялись преступлениями только при данном антинародном режиме. В том числе за незаконную торговлю хлебом во время голода, бегство из охваченных голодом территорий (нарушения паспортного режима), сбор колосков, опоздание на работу, восхваление западного уровня жизни и т.п.

При подготовке Верховным Советом РФ закона о реабилитации репрессированных в 1991 г. МВД дало справку о числе репрессированных по классовым и политическим мотивам – 50 114 267 человек (расстрелянные, отправленные в лагеря, раскулаченные, сосланные и т.д.). И в эту цифру еще не включены жертвы красного террора, гражданской войны, искусственного голода, внесудебных расстрелов при подавлении восстаний ("Посев". 2000. № 11. С. 7.).


Более уместен подсчет жертв репрессий на основе демографической статистики. Даже такой нынешний воспеватель "Мудрого Народного Вождя Сталина", как О.А. Платонов, будучи специалистом по статистике и сотрудником ЦСУ в своей книге в 1990 г. писал: «По нашему подсчету, общее число лиц, умерших не своей смертью от массовых репрессий, голода, эпидемий, войн, составило за 1918–1953 годы более 87 миллионов человек... Погибла не просто часть населения, а лучшая его часть... А всего, если сплюсовать число лиц, умерших не своей смертью, покинувших родину, а также число детей, которые могли бы родиться у этих людей, то общий людской ущерб страны составит 156 миллионов человек» (Платонов О.А. Воспоминания о народном хозяйстве. М., 1990. С. 97-98.).

Согласно подсчету профессора-эмигранта И.А. Курганова (также на основе советской демографической статистики): с 1917 по 1959 годы страна потеряла 110 миллионов человек (в эту цифру входят и потери от падения рождаемости), в том числе 66 миллионов в невоенное время "социалистических преобразований" (Курганов И.А. Три цифры // Посев. Франкфурт-на Майне, 1977. № 12).

И даже если бы большевики для построения своего утопического коммунистического "рая на земле" убили не десятки миллионов наших соотечественников, а всего лишь несколько миллионов, которые насчитал В.Н.Земсков, – неужели потомки могли бы жить со спокойной совестью в "светлом будущем" на столь кровавом фундаменте?

Впрочем, многие "красные патриоты", даже называющие себя "православными" (см. их сайт "Русская народная линия") это охотно демонстрируют, восхваляя "советские достижения" и даже призывая причислить Сталина к лику святых... Для этого всего лишь нужно не иметь человеческой совести.

В заключение отметим, что и в нынешней РФ в заключение брошены сотни политзаключенных на основании уголовной ст. 282 УК и законов об "экстремизме". К "экстремистам" и "разжигателям ненависти" относят самых разных активных людей, в том числе обличителей преступных чиновников, искателей правды в "национальном вопросе" и тем более в еврейском. Десятки блогеров и просто ставящих одобрительные знаки в соцсетях осуждают за "антисемитизм". А памятники экстремистам-террористам и разрушителям России украшают наши города, и те неравнодушные люди, которые пытаются их свалить, тоже получают сроки лишения свободы за "вандализм"...


Рецензии