Все истины банальны

Все истины банальны.

Две тысячи лет назад один человек сказал — «Не убий». Над ним смеялись.
«Это что, шутка такая, — говорили люди на рынке, — это что, КВН в город приехал? Вы слышали? Пришёл тут один — «Не убий» — говорит.
- То есть как это — «Не убий»?
- А, вот так! «Не убий» и всё.
- Ага. А, бабу гулящую? Или вот, раба ленивого. Ты ему и раз, и другой, палкой; тоже прикажешь — «Не убий»? А, вот ещё, например, приходит к тебе сосед с мечом и хочет взять твою жену, угнать твой скот, а ты ему так строго: «Не убий, мол, сосед!» А сосед такой: «А и то, правда, чего это я?» Извиняется, стало быть, и уходит? Так, что ли? — хохотали добрые сограждане»
И правда , смешно. Хотя, нынче, от этих слов мы уже, вроде-бы, не смеёмся. За две тысячи лет попривыкли наверное, а может и правда терпимее стали. Да и то верно: мало ли какой юродивый чего на улице скажет. Ну, не бить же его за это, в конце-концов. Мы ж не дикари какие. Мы — цивилизованные люди, мы научились слушать друг-друга. Ну, или в крайнем случае улыбаться, если не хочется слышать то, что нам не хочется слышать. Может, таким образом, за две тысячи лет мы всё-таки сделали шажочек в ту сторону куда Он нас звал? Малюсенький? Ну, что ж поделать, не всё сразу.
Ведь это действительно трудно: раз так, и — «Не убий».
Или вот ещё: когда друг твой оказывается фашист. Нет, хороший такой, милый человек, семьянин, но — бытовой фашист. Думает, как фашист, говорит, как фашист, а так, ничего — детей любит. Нет, тех, что в чёрной форме, с шмайсерами, в касках с рожками, он тоже ненавидит. Это обязательно. Ведь про это и в телевизоре говорят. Ещё говорят есть инородцы, иноверцы и главное враги, что не дают стране жить. Вот они, это да, а сам-то он — ни-ни. Обижается даже. Какой же он фашист? У него и формы такой нету... И что, дружбу теперь с ним тоже?
В общем сплошной — «Не убий».
Или, вот ещё: вдруг, все вокруг начали говорить, что Белое это Чёрное. А ты-то помнишь, что это не так. Вот, буквально вчера ещё было не так. Да, всегда было не так! Чёрное это Чёрное, а Белое это Белое. А тебе говорят: Забудь. Так надо. Тебе что, трудно? Белое, Чёрное, какая тебе разница? Кивни, да и делов-то! Это поначалу трудно, потом попривыкнешь.
А ещё ты помнишь, что врать нельзя. То есть — совсем! Вот это тяжело. Так же как — «Не убий». А тут тебе говорят — так это ж не враньё! Это ж он, отец наш родной, «Во имя Его, и во благо твоё», старается. Да. Точно-точно! Это ж он только врагам и только по телеку! Это ж не взаправду! А, им можно. Ну и нам, чтоб не переживали по недомыслию. В общем так: Ему, в телевизоре, можно. Если в телевизоре, то это не враньё, а военное лукавство!
И, вот тут сразу появляется оно... круговая порука. Что может быть гаже? Повязать всех дерьмом, вперемешку с кровью. Чем гуще, тем лучше. Глядишь, меньше вопросов задавать будут.
Такая вот банальщина. Такое вот — «Не убий».


Рецензии