Казаки - пластуны часть 10

Находились писатели и журналисты, которые в русском воине искали виновного во всех неудачах в этой войне. Досталось всем: кавалерии, пехоте, артиллерии, флоту. Но больше всех грязи досталось казакам, составлявших большинство русской конницы в Маньчжурской армии. Но дело не столько в казаках, сколько в ситуации, сложившейся на театре военных действий. Действия русской, да и японской кавалерии, только «болтавшейся между ног своей пехоты» (17), оказались ниже всякой критики. Причины неудач нашей кавалерии специалисты видят в неумении русского командования её использовать, в слабой боевой подготовке, в сложном рельефе местности, в колоссально возросшем огневом потенциале пехоты. Здесь также уместно говорить и о новом этапе системного кризиса кавалерии как рода войск. Впоследствии ПМВ показала, что кавалерия как род войск устарела, и наступила эра автоматического оружия. Итак, подводя итог надо ещё раз подчеркнуть, что не в русском пехотинце или казаке было дело – они доказали свои доблесть и мужество на поле боя, а в той государственной системе, которая привела их к позору поражения. 23 августа 1905 г. был подписан Портсмутский мирный договор. Военное поражение России ускорило революционный кризис, разразившейся в январе 1905 г. буржуазной революцией, и приведший великую империю к краху в 1917 г. Нам, потомкам славных героев, надлежит чтить и приумножать их славные дела. Однако мы не удосужились в полной мере увековечить память героев в названиях улиц, площадей и населённых пунктов Кубани. Принимая во внимание опыт пластунов в русско-японской войне, Кавалерийский устав 1912 г. стал требовать, чтобы каждый кавалерист «был готов драться с винтовкой в руках так же, как пехотинец». В 1902 г. было издано пособие для частей Русской армии: «Тактика пластунского боя. Конспект тактики массовых армий». Все это пригодилось в ПМВ, где со всей остротой проявилась необходимость увеличения количества специальных пехотных казачьих частей.

Отметим, что штатные подразделения для проведения операций разведывательного и диверсионного характера, к началу ПМВ имелись только в составе Русской армии. Показателен был отбор в командный состав пластунских казачьих частей. В основном это были выходцы из казаков, окончившие военные училища и имеющие многолетний боевой опыт, но к началу ПМВ армейское командование стало специально готовить офицеров-дворян для службы в этих специальных войсках. Они стали востребованы в условиях нового времени и их стали использовать в сложных военных операциях. Пластунов обучали современным методам ведения боевых действий. Одним из таких офицеров-дворян был есаул Н.Н. Готовский, служивший в 11-м Пластунском батальоне ККВ на Кавказском фронте ПМВ. Были подготовлены и многие другие «столичные» офицеры для пластунских частей. ПМВ была последней для кубанских казаков, когда Войско формировало свои части по установившимся традициям и представляло собой мощную военную, социально-экономическую структуру Российской империи. ККВ при всеобщей мобилизации выставило весь свой личный состав, все 3 очереди, льготных казаков и казаков не призывного возраста. В общей сложности 37 полков и других частей, общей численностью свыше 100 тыс. чел. В начале мобилизации атаман ККВ М.П. Бабыч дал напутствие казакам: «Обращаюсь к Вам господа офицеры, молодые казаки! Вспомните ваших славных предков, сложивших головы за Веру, Царя и Русь Святую под Севастополем и на Шипке, и докажите, что Вы достойные потомки... Считаю необходимым напомнить: мирных жителей не обижать, чужого не присваивать. Требую твердо помнить заветы нашего непобедимого Суворова, - «С бабами и стариками не воевать, а при столкновении с врагом всемерно его уничтожать…». Фронтовые генералы высоко ценили уникальные возможности пластунов и грамотно их использовали.

Так, во время Брусиловского прорыва в авангарде русских войск были сосредоточены 22 пластунских батальона. Всего на фронтах: германском, румынском и турецком - воевало 22 кубанских, 2 терских, 6 донских пластунских батальонов, а также несколько отдельных дивизионов и сотен (всего более 20 тыс. стрелков и разведчиков). С началом ПМВ на фронт направились 18 пластунских батальонов, к апрелю следующего года их было уже 22, сведённых в шесть бригад численностью более 20 тыс. чел. Первоклассные стрелки воевали на Юго-Западном и Кавказском фронтах. К тому времени кубанские пластуны потеряли около 3 тыс. убитыми и пропавшими без вести, не считая гораздо большего числа раненных. Из Кубанской обл. на Юго-Западный фронт были направлены для пополнения пластунских батальонов еще 3 тыс. казаков. Кубанцы принимали участие в военных операциях в Польше, Восточной Пруссии. Не случайно только в августе 1914 г. по всем кубанским частям было представлено к наградам более 500 казаков. В основном они получили Георгиевские кресты. На Австро-Германском фронте пластунам пришлось встретиться с врагом в непривычной для них обстановке - на равнине. Но и здесь они творили чудеса храбрости. Высшее начальство всегда поручало им самые ответственные участки, зная, что свою боевую работу они исполнят блестяще. Однажды на Буковине ген. Келлер в разговоре с одним из командиров пластунского батальона заявил: - Знаете, нет храбрее пластунов. Они дерутся как львы. Я от них в восхищении. Я постараюсь не быть скупым на награды. Они все их достойны. Высоко ценил боевую работу пластунов и командующий армией ген. Лечицкий. Бывший начальник Кубанской обл. и наказной атаман ККВ ген. Бабыч, получая неоднократно благодарность за своих героев казаков от начальников, в распоряжении которых они действовали, в свою очередь благодарил отцов и матерей-казачек за их храбрых сынов, защищающих на фронте Отечество.

Для России военные действия наиболее успешно проходили на Кавказском фронте, где накануне ПМВ кубанские казаки несли службу в Закавказье, на границе с Турцией. Поэтому неудивительно, что с вступлением в войну Турции (19 октября 1914 г.) большая часть Кавказской армии состояла из кубанских казаков. Особенно прославились на Кавказском фронте казаки-пластуны. Это особый род войск (аналог современного спецназа), особые казачьи пехотные части. Они славились исключительной выносливостью, могли двигаться пешком почти без привалов и без дорог, и в таких маршах нередко опережали конницу. Отличались и боевым мастерством, меткостью в стрельбе. Но предпочитали действовать холодным оружием, причём молча - без криков, без выстрелов, с ледяным спокойствием, что всегда производило на врага ошеломляющее впечатление. Из-за своих маршей и переползаний внешний вид имели крайне обтрепанный, но это считалось особым шиком, это было привилегией пластунов - выглядеть оборванцами. Сохранили они и остатки духа запорожской вольницы, командир тут был настоящим "батькой", а важные вопросы решали в кругу. Кстати, одним из пластунских батальонов бригады командовал наследник иранского престола Амманула Мирза - и считал это за честь. В полночь на 20 октября, Закаспийская казачья бригада из г. Маку в Персии выступила к границе Турции (в 20 верстах). С рассветом в бой были брошены две с половиной сотни 1-го Кавказского полка. Только к вечеру спешенными сотнями турки были сбиты. Для взятия крепости Баязет было сосредоточено 16 батальонов, 41 конная сотня и 58 орудий. Но на третий день войны выяснилось, что турки оставили Баязет и отошли к югу, за хребет Ала-Даг. Части 3-й Кубанской пластунской бригады после отмобилизования были переброшены частично на осаждённый турками Батум, частью на Ардаган.

Туда же в конце ноября прибыли 13, 14 и 16-й пластунские батальоны (командиры: войсковые старшины Марченок, Гейман, и Захаров). В состав этого отряда в то же время влились 3-й Екатеринодарский полк войскового старшины Фесько, ополченская дружина, две Кавказские гренадерские батареи капитанов Арвантаки и Толмачева и сотня из Батумской бригады пограничной стражи. Главным недостатком указанных частей являлся большой некомплект офицеров и всё же войска орудийным и ружейным огнём достойно противостояли наступлению десяти турецких батальонов и положили две тысячи убитых и раненых (все замерзли) только за один день боя за г. Ардаган. Едва отряд под общей командой ген. Гениха разместился в Ардагане и окрестных турецких сёлах, как было получено донесение, что турки, взяв Артвин, двигаются на Яланусчанский перевал (40 верст) к Ардагану. 2 декабря 14-й пластунский батальон сразу занял этот перевал. 13-й батальон занял северный перевал, на пути в Лазистан; пластуны 16-го батальона были пододвинуты в с. Кинзотоман. Глубокие снега и 20-30 градусные морозы не позволили туркам совершить обходы 14-го батальона и он, удерживал перевал в течение 10 дней, отражая атаки 3-4 турецких батальонов. Уже 4 декабря завязалась первая перестрелка и появились раненые и убитые с обеих сторон, но пластуны держались стойко, отбивая турок одним метким ружейным огнем. С появлением двух пушек, стрельбой которых руководил лично капитан Толмачев, положение пластунов несколько облегчилось. Стали готовиться даже к наступлению, чтобы сбить турок с перевалов вниз, где на несколько верст они были бы под огнём кубанцев. Но в связи с тем, что северный перевал был уже занят неприятелем 14-му батальону было приказано отступить в Ардаган, чтобы не быть от него отрезанным. В небольшом городе из камня и глины, где наполовину население было турецким, пластуны стали готовиться к бою. Артиллерия заняла закрытые позиции в городе.

16 декабря по дороге из Ольты показался передовой отряд противника. Две сотни 14-го батальона под командой есаула И. Яценко открыли огонь. Турки рассыпались и залегли. Было видно, как понесли раненых по турецкому способу - на спине. Так начался и завязался бой, разгоревшийся по всей линии обороны и наступления. Три батальона противника, прикрываясь рядом холмов, по долине совершали обход в тыл Ардагана. Несмотря на глубокий снег и большой мороз, турки необычайно грамотно, разведочными ротами и взводами совершали фланговый марш, последовательно выставляя заслоны на холмах в сторону города. Артиллерия пластунов перенесла огонь на обходящие неприятельские колонны. Позже выяснилось, что против кубанцев, с полным знанием дела, действовали хорошо обученные части 8-й дивизии из Константинополя, которой командовал немецкий генерал, раненный в живот в этом бою. Турки установили на Ольтинском шоссе 2 горных орудия и очень быстро, нащупав пластунскую батарею, открыли по ней огонь. Бой разгорался и, командир одной из сотен 16-го батальона есаул А.И. Селютин, решил сбить выставленный против него заслон штыками. Подняв сотню, он повёл её в атаку, но сразу был сражён двумя пулями в живот и в грудь. Турки несли огромные потери, а у пластунов к вечеру появилась уверенность, что Ардаган останется за ними. Горящий город на следующий день пришлось все же ненадолго оставить (трое суток), а вернувшись пластуны насчитали более 2 тыс. погибших и замерзших турок. Выручила, подошедшая из резерва (Тифлис) Отдельная Сибирская казачья бригада ген. Калитина, героя ещё Скобелевских времен. Утром конной атакой Сибирские казаки взяли Ардаган, разгромив полностью турецкую дивизию. Её остатки отошли в Турцию. От девяти турецких батальонов, кроме 800 пленных, ничего больше не осталось. В этой конной атаке особенно отличился 1-й Сибирский имени Атамана Ермака Тимофеевича казачий полк, под командованием полковника Раддаца.

Этим полком перед войною 1914 г. командовал полковник П.Н. Краснов (будущий Донской атаман), вложивший всю душу в этот полк. Бои за Ардаган имели огромное воздействие на моральный дух турок. А пластуны, совместно с частями Приморского отряда ген. Ляхова (тоже пластуны), уже через месяц очистили от турок долину р. Чорох и отбросили их за границу. До конца войны противник на этом направлении не предпринимал никаких активных действий (из воспоминаний участника боёв А.А. Геймана (18). Оборона г. Сарыкамыша в 1915 г. стала одной из самых выдающихся побед Русской армии, сражавшейся против отборных войск Османской империи. Герою этого сражения, командиру 1-й Кубанской пластунской бригады, «батьке», ген. И.Е. Гулыге, посвятил песню старший урядник 5-го Кубанского пластунского батальона Пётр Засоба.

Генерал Гулыга бравый,
Из кубанских удальцов,
Как на пир, на бой кровавый
Поведет нас пластунов
Гей вы, Царские орлята,
Не забудьте, что в бою
С неприятелем, ребята,
Надо помнить мать свою,
Мать свою, Кубань родную,
Царя-батюшку, народ,
Также славу боевую,
Что к победам нас ведет.
Так поддержим же, ребята,
Славу старую свою:
Полетим на супостата
Мы в турецкую страну.

КРАТКАЯ СПРАВКА - Гулыга Иван Емельянович (1857-1934) - генерал-лейтенант (1917), казак ст-цы Незамаевской Павловского района. В 1877 г. окончил казачье Ставропольское юнкерское училище и Николаевскую академию Генштаба (1899), в 1879-1987 гг. был в отставке, затем служил младшим офицером Ставропольского казачьего юнкерского училища, командовал ротой, с 1899 г. старший адъютант штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии. В 1904-1905 гг. старший адъютант штаба Приамурского ВО. В русско-японскую войну - начальник штаба Уссурийского отряда, командир Хунгунского пехотного полка, а с 1906 по 1912 гг. - командир 15- го Восточно - Сибирского стрелкового полка. С 1912 г. - атаман Кавказского отдела ККВ. 30 июля 1914 г. назначен начальником 2-й Кубанской льготной пластунской бригады. С 3 февраля 1915 г. начальник 1-й Кубанской первоочередной пластунской бригады, с 1 октября 1917 г. генерал-лейтенант Гулыга становится командиром начавшегося формироваться Кубанско-Терского пластунского корпуса. Организатор борьбы против большевиков на Кубани, с 17 января - 14 февраля 1918 г. - Командующий Кубанской армией. Затем в резерве чинов ККВ и Донской армии. С мая 1919 г. командовал 8-й Донской казачьей дивизией 3-го Донского корпуса Донской армии, в феврале 1920 г. назначен командиром Пластунского корпуса Кубанской армии. С 25 марта 1920 г. в резерве офицеров Генштаба при штабе Донского корпуса. После установления Советской власти на Кубани эмигрировал в Югославии. Там написал книгу «Воспоминания пластуна». На сентябрь 1930 г. член Общества офицеров Генштаба. Умер 2 июня 1934 г. в Белой Церкви (Югославия).

В приказе атамана по ККВ за рубежом № 13 от 15 июля 1934 г. говорилось: - «Он был истым казаком, знал казака и любил его всей душою. И умирая, оставил последний труд – свои Воспоминания Кубанскому войску». Район г. Сарыкамыш был зоной боевых действий в 1829, 1855 и 1877 гг. После русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Сарыкамыш стал частью Российской империи. Развиваясь быстрыми темпами, он превратился в небольшой современный город с интересной архитектурой по проектам русских зодчих. К декабрю 1914 г. Сарыкамыш находился рядом с линией фронта Кавказской армии, успешно противостоящей войскам 3-й турецкой армии. Выдающийся русский военный историк и теоретик, генерал от инфантерии А. Зайончковский писал о начале Сарыкамышской операции: «...в Эрзерум прибыл Энвер-паша, воспитанник Германской военной академии, и решил устроить у Сарыкамыша шлиффенские «Канны». Этому решению очень содействовало выдвинутое вперёд положение почти 2/3 русских сил между Сарыкамышем и Кепри-Кеем, наличие путей в обход правого фланга этой группы, выводящих к железной дороге Сарыкамыш - Карс, отсутствие у русских армейского резерва. У турецкой армии появилась возможность попытаться обойти главные русские силы с их правого фланга и ударить в тыл, перерезав железную дорогу Сарыкамыш - Карс...». Вот краткое описание дальнейших военных действий из научных материалов А.М. Зайончковского. Операция началась 22 декабря стремительным ударом крупных сил турок по Ольтинскому отряду Русской армии. 23 декабря Ольты были заняты передовыми турецкими частями. 24 декабря в штаб Сарыкамышского отряда из Тифлиса прибыли ген. Мышлаевский -помощник главнокомандующего Кавказским фронтом и начштаба Кавказского фронта ген. Н.Н. Юденич - достойный приемник Суворовской школы. 25 декабря обходящие колонны турок быстро продвигались вперёд и заняли Пеняк и Ардаган. 26 декабря одна из подошедших турецких дивизий атаковала г. Сарыкамыш.

Продолжение следует в части   11                http://proza.ru/2018/12/25/1998


Рецензии
Я узнал про пластунов,когда стал коллекционировать............ножи!
Автору спасибо.

Евгений Полуэктов   29.10.2018 07:32     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.