Осень в Париже

Стояло дивное октябрьское утро. В лучах восходящего солнца золотилась мошка. Над элегантно свисающими, желтыми кронами светилось небо.  Снимая без стыда шикарные наряды, Осень медленно роняла их на синие, сырые тротуары. Как капризная парижанка, она  не знала во что себя одеть. Фантазиям ее не было конца. Одежды и капризы менялись бесконечно, да, так, что шла кругом голова.
 Что-что, а головы морочить она умела многим.
 Тем утром он вышел посидеть на террасе кафе на бульваре Шарли.
 Мимо пронеслась девушка на велосипеде. Случайно из заднего кармана ее джинсов выпал IPhone.
 Оглянувшись, он про себя отметил: «Славная штучка. А какие формы. Встречаются же еще такие».
 Подняв телефон, он закричал ей вслед: « Мадемуазель, вернитесь. Вы обронили».
 Но она растворилась вдалеке прозрачным миражем.
 Через пару дней IPhone позвонил. Он взял трубку и спросил: «Се ту?»
- Это я, мсье.
- Вам нужен телефон?
- Он мне ни к чему.
- Тогда зачем я Вам?
- Просто поговорить с Вами.
- Вот так просто?
- Не совсем просто, но если хотите, мы могли бы встретиться завтра в кафе.
  Вспомнив ее пленительные формы, подумал: «Почему бы и нет?»
  Много дней спустя, осенним утром двое элегантно одетых парижан сидели на террасе кафе и вели непринужденный разговор.
- Близится осень. В этом году она хороша, как никогда, и загадочна. Взять хотя бы это утро. В нем все на грани между осенью и летом. Все стало прозрачным.
- Я бы даже сказал: «Призрачным».
- Вот именно призрачным. Вам доводилось когда-либо встречаться с призраками?
- И не раз.
- Говорят, их становиться все больше.
- Я бы не сказал, что призраков в Париже стало больше, чем было прежде, но они становятся все заметнее.
- Чем это объяснить?
- Говорят, что так на них влияет осень.
- Надо же. Никогда бы не подумала.
- Представьте себе, да. Кстати, обратите внимание на нашу соседку.
  Рядом сидела элегантно одетая дама с собачкой и пила кофе.
- А с ней что? Дама, как дама. Что она тоже призрачна? И собачка?
- Нет, они вполне реальны, но ни о них речь. Как Вы полагаете, призраки – это эфемерные создания, которым ничего не нужно? Вовсе нет.  Я знал двоих. Весьма меркантильные оказались особы.  Познакомился с ними в Биарице, где они останавливались в «Мэрриот». С ними было о чем поговорить. Один из них виртуозно играл на рояле. По вечерам оба играли в казино, где собирался весь бомонд. И вот однажды, случилось нечто.
- И что же?
- В последний вечер они сняли большой куш и растворились, прихватив с собою все сборы в казино. Их больше никто не видел.
- Жулики, не более того. С чего Вы взяли, что это были призраки?
- С того, что их исчезновения никто не заметил. А там было две тысячи персон.
- Что с того? Гипноз – не более.
- Я не поддаюсь гипнозу.
- Тогда чем это объяснить?
- Не объяснить. Просто осень, а осенью возможно все.
- Звучит очень убедительно, в особенности, когда у некоей мадемуазель оказывается на счету целое состояние после ограбления казино. Тоже виновата осень?
 Мимо них пробегает официант с возгласами: «Мадам, Мадам, где Вы? Вернитесь, я все исправлю».
- Вот видите, нет ни мадам, ни собачки. Они исчезли.
- А с ними что случилось?
- Ничего. Просто даме в кофе попала сонная муха. Вот она и сбежала. Неудивительно. Я и сам последнее время ощущаю себя сонной мухой.
- Да, Жорж, прежде Вы были много живее.
- И в Вас, мадам, нет прежнего огня. А помните…?
- Помню, Вы ногу мне чуть не отдавили.
- Неужели?
- Вы с дамами всегда были, как слон в посудной лавке. Единственное, что Вас спасало - Ваша виртуозная игра. Здесь я была не в силах устоять.
- На чем же мы играли?
- На рояле. Кстати, это Вы тогда сыграли?
- Где?
- В Биариц.
- Да, только я не грабил казино, а лишь выступил с благотворительным концертом.
- Был аншлаг?
- Как всегда.
- Что произошло после концерта?
- Мы ушли, не попрощавшись.
- Прихватив с собой все сборы?
- Все было не так на самом деле.
- А как все было? Расскажите.
- Я потрясающе играл в тот вечер, да так, что все забыли о рулетке.
- Надо же…  И директор казино тоже?
- Видимо да, но скорее наряд Ирэн его смутил. На ней почти ничего не было - одно лишь шелковое платье от Fortuny. Оно едва скрывало ее формы. Об этом тогда писали все газеты.
- И о том, что Ваша спутница исчезла с миллионом евро. Полиция подала на нее в розыск, а Вас арестовали, как соучастника.
- Но из-за отсутствия улик меня выпустили.
- Ее, кстати, так и не нашли. Куда она могла деться?
- Кто знает? Она всегда была несколько странной.  Любила ездить на велосипеде, встречалась с незнакомыми людьми, появлялась неожиданно на публике и исчезала. Ей нравилось жить не своей, чужой жизнью, а может в этом ее жизнь?
- Как Вам пришло в голову связаться с этой профурсеткой?
- При чем здесь голова?
- Ах, да, простите. Вы – музыкант, Вам нужна Муза, и Вам ничто не чуждо.
- Нам было, что сказать друг другу, и осень с нею становилась весной.
- Вы ее любили?
  Он промолчал. Она больше ни о чем не спрашивала и ушла не прощаясь.
 Близилась осень. Шел дождь. С крон падали мокрые листья на синие, сырые тротуары. Он посмотрел ей вслед, но она растворилась в серебре тумана.

 George Sitenson
 Октябрь 2018г.


Рецензии