Мудрость No. 2 How are you? - Как твои дела?

Однажды, в ожидании своей запаздывающей знакомой, я  прохаживалась по улице.  На скамейке  сидели двое- пожилой господин и собака. Я остановилась напротив, любуясь этим зрелищем.  Правда, сказать  сидели,  это не то слово, они просто наслаждались обществом друг-друга. Человек  поглаживал собачку под шейкой, а собака, глядя на меня,  улыбалась во весь рот, от удовольствия. Я поприветствовала их,  как принято здесь.
Знаете,  как принято, в англоязычных странах,  приветствовать друг-друга?  «How are you»  (хау-ай-ю),  так  звучит  известная фраза,  одна из первых, обычно  запоминаемых иммигрантами.  Она просто  подразумевает  приветствие, в виде ,  «как ты »?  Какие  вежливые люди, думают те,  кто  впервые попадает в англоязычные страны, где  это приветствие  можно услышать везде: в магазинах, банках,   офисах, транспорте,  просто на улице от незнакомых людей.   В ответ обычно  говоришь:  Thanks you  и добавляешь эту же  фразу «How are you»? Таким образом ритуал соблюдён, все довольны.  Никто и не подумает на такое приветствие  отвечать  пространно, тем более делиться своими  проблемами. Наверно в каждой культуре народов есть подобные приветствия. 
Потом мы разговорились и  этот господин рассказал мне одну  историю.  Я даже не знаю к чему она больше относится,  к  этому приветствию или к собаке. В общем я вам её расскажу, а вы сами решайте, как вам больше понравится.
- Когда-то  эта улица была застроена  частными одноэтажными домами, где все  знали друг-друга от мала до велика. Но вот появились  фирмы, скупающие  частные дома и возводящие на их месте эти высотки.  Таким образом мой дом , который я не захотел продать, оказался  между  таких  «высоток» , я пожилой человек, мне хочется на земле жить.
- В этих домах селилось много иммигрантов из разных стран, где  соседи  часто не знают не   имени друг-друга,  ни   языка.  Каждое  утро и  вечер я выходил посидеть на скамеечке у своего дома, все проходящие мимо  приветствовали меня, это первая фраза, которую  усваивают иммигранты и звучит она у них очень своеобразно, –«хаваю».    Не успевал  я  открыть рот, как они уже исчезали в  своих подъездах, на этом  же и заканчивалось наше   общение.  Но что  иногда не получается у людей, иногда отлично  получается у собак.   И вот что произошло  дальше.
Однажды  утром  я возвращался из  магазина и  с тоской думал, как  провести этот длинный день в одиночестве.  Навстречу мне   устало брёл молодой пёс.  Видно было скитался он  не первый день, неухоженный, с остатком болтающейся на шее верёвки, к тому же   он сильно прихрамывал на  переднюю ногу. Он был такой жалкий и одинокий.  Моё воображение тут же нарисовало    такой диалог.  Если бы  мы могли понять друг-друга, я бы спросил:
- Извини, пёс, может  хоть  у тебя есть время поговорить со мной?
- Есть ли у меня время,- сам себе отвечаю за пса, - ты что слепой? Не видишь, что я бездомный?  Да у меня куча времени, мой хозяин   бросил меня, когда  переселялся отсюда.  Я видите-ли не вписываюсь  теперь  в его новое жильё.  Ему даже лень было освободить меня от этой верёвки. Я,  сколько  мог достать,   её отгрыз, а этот кусок остался и  вечно цепляется за всякие кусты.  Ох, тяжела  такая жизнь.,- закончил я, думая и о себе о об этой  собачке.
- Зато ты теперь свободен,-  мвсленно продолжаю я,-    и главное ты не нуждаешься в общении и разговорах, а люди без этого жить не могут. 
- Ха, - отвечает  пёс, - не нуждаемся, а как нам питаться? Не видишь, что ли, теперь машины- чистильщики    улицу метут,  сухой корки не найдёшь после них.  Как же нам без людей прожить, в дом то никто не пустит.  А ведь была когда-то своя миска, своя будка  и я был хозяин в своём дворе.  К тому же всё таки не  бездомным  считался, какой- никакой хозяин у меня был. 
- Прав ты , милый,- подумал я,- ведь нам, людям, Бог повелел заботиться о  всех тварях, а мы  друг- о друге перестали заботиться.  Раньше то так не было.
- Ну да, -  продолжил пёс,- каждый спешит себе всю собственность присвоить.  Вот  там, на соседней улице,  волкодава выгуливают, такой  он весь из  себя, пижон,  как набросился на меня.  Зашёл  я, видите ли,  на его территорию,  цапнул меня за ногу так, что  думал  отгрызёт.  А хозяин его даже не подумал обо мне, просто отозвал его да и пошёл домой.   Да,  хорошо иметь хозяина,  ну хоть какого-нибудь.
- Настоящий Хозяин у нас один,- отвечаю   я ему ,-  тот кто тебя сотворил и меня, да вот мы Его  указ не выполняем, оттого и беда. Как я могу  тебе о Нём рассказать, если языка твоего не знаю, так и люди сейчас живут, не понимая дру-друга.
- Конечно мне ты о Нём рассказать не можешь, но покормить меня  ты же можешь.  Я свободен от моего хозяина, но не от голода. А  из твоего пакета такой запах доносится, что просто сводит меня с ума.

Мы как-раз поравнялись  друг с другом и  из его  рта закапала слюна, когда я подошёл ближе и мне показалось, что он говорит:. 
- Может  он добрый, наверно ему  хорошо  живётся,  из пакета у него  так вкусно пахнет, как же ему сказать, что я три дня  не имел  во  рту ни крошки.
А я действительно нёс в пакете колбасу.   В это время мимо проходилодин из жильцов «высотки». Он приостановился, бросил своё « хаваю» и не  зная, что сказать ещё, пошёл  дальше.  А пёс посмотрев ему вслед и  проворчал:
-И этот такой же злой,  как мой хозяин, он всегда говорил это слово, бросая мне какой-нибудь огрызок, -Ну и «хаваешь»  ты, не напасёшься на тебя.  Неужели и этот злой злой,- думал пёс,- одни слова у них,   не выпрошу я у него ничего. Но   у  меня уже судорожно   сводит  желудок,  это уж слишком.
Пёс глухо  застонал  от одиночества,  тоски и  голода.
Видя, что пёс не отстаёт, я присел на скамейку, поглядел  на этого  бедолагу, а в голове моей  пронеслись слова  из Библии:
* « Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан.»
- Всё верно, Господи,- подумал я, - и мы не исполняем этого, потому и подвергаемся  всем тяжким карам.
Очнулся я от размышлений оттого, что  мне   послышалось  глухое «хав-вай» и я машинально  оглянулся на звук.  Пёс  сидел , глядя на меня и  опять,  в слабом рычании,  я услышал  чуть слышное  « хав-вай». 
- Ох, милый,-встрепенулся я , -и ты наш язык выучил, да у тебя даже лучше получается. Мне кажется люди  уже ничего другого говорить не могут, для них  «хаваю»  это всё, что они  знают.  Потом  они бегут к своим   телевизорам, интернетам, ай-падам, закрывают друг от друга  уши наушниками, где уж им кого услышать.
Так , наконец, заговорил я с псом,-  Вот и ты вижу несчастный.  Смотри- ка  ещё  ошейник  болтается ты или потерялся или тебя выгнали? Многие сейчас,  переезжая,  бросают вашего брата. Дай я тебе его сниму,- я протянул руку к собачке,  но она испуганно отскочила, наверно  была уже научена на горьком опыте, от людей лучше держаться подальше.
- Ох, как истинно сказано  в Божьем слове:
**  «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне..»
- Истинно от человека всё мучится и  животные и природа.  Ох, грехи наши тяжкие.
Пёс подполз ко мне видно собрал  всю свою храбрость и..,  лизнул мою руку..
- Ох, милый, видно сильно  ты изголодался, - сказал я,- ну ладно,  давай   тогда с тобой перекусим.
Я присел на скамейку, открыл пакет, достал кусок колбасы и   положил  на   трвку. Видно запах так ударил  псу в нос, что потекла слюна  и он, забыв осторожность,  схватил   кусок и  жадно  вцепился в него. Проглотив,  опять уставилась на меня. Я бросил ему ещё кусочек и тот  быстро  исчез в его  желудке.
- Э,  нет, дорогой, так дело не пойдёт, ты всю мою колбасу  съешь. Знаешь что, я вижу у тебя  нет хозяина, пошли- ка со мной, я один и ты один, вдвоём веселее будет.
Пёс  видно даже растерялся, смотрит  на меня и  не понимает, что я говорю. Потом  поднялся, я   ласково подбадривая, махнул рукой:
- Ну что ты пошли, чего ты боишься? Вот смотри, - я достал ещё кусочек колбасы,  откусил, и ему дал. И он пошёл,  не сводя с меня глаз.
Забрал  я  пса  домой, отмыл его,  подстриг, а потом  и к ветеринару  отвёл, на ноге  у него  была большая рана. Там рану хорошо почистили, положили мазь,  забинтовали  и велели  через три дня опять прийти.  В еде  пёсик   оказался неприхотливым, ел всё, видно голод научил.  Утром и вечером  я выпускал его во двор  за надобностью, благо двор у меня был. Через три недели нога у него зажила, он  поправился, шерсть у него заблестела   и  превратился он  в хорошего,   ухоженнего  пса. Оказалось даже, что  он  был  от какого-то  породистого родства,   быстро  учился всяким разным  штукам.  Я так и назва его « Хаваю» теперь мне совсем не было скучно.  Мы стали друзьями,  вскоре он научился находить вещи, которые я не помнил, где  клал, для него это были забавы, а мне было приятно. что кто-то обо мне заботится. 
 И вот однажды  утром вышел я со своим »Хаваю» и уселся на свою лавочкую.   В нём уже  невозможно было узнать того измождённого , грязного пса, это  был игривый, полный сил молодой пёс.   Я  сидел на лавочке и броал  ему мяч,  он хватает  его  на лету и нёс  мне. И вот тут началось. У всех нашлось время, чтобы  отстановиться,   с удовольствием глядя на наши игры, а там  ещё другие подходят.   И удивительно, каждый  пытается  заговорить, хоть и на ломаном ещё  английском, но общение завязывается.  И все    непременно  спрашивают  его имя. А  когда я говорю « Хаваю», они  качают головой и показывая пальцем на себя, говорят ,- I good, good А затем, показывая  пальцем  на собаку, говорят, - Name, name?  Я похлопывая  своего пёсика, говорю.- His name Хаваю.   Они потом долго смеются этому странному имени. А дети, многие уже   хорошо говорили на английском,  ничему не удивляясь, а начинают  долгие расспросы.  Я сначала  расскажу  им, как мы проводим  день,  что « Хаваю»  умеет, как  утром приносит мне  тапочки, а в обед  почту, которую почтальон теперь  оставляет на дорожке.  Дети так и прилипают  к нам.    Только и слышно ,- А что он ещё умеет, а можно мы с Хаваю  поиграем в мяч?  А затем  скажу, что Бог велит нам заботится обо всём земном творении, ведь Человек есть глава всего на земле.  И здесь начинаются расспросы, как да почему.  Теперь от них отбоя нет, да и лакомства собачке перепадает  от них немало. И вдруг  я начал  от некоторыхз слышать уже не на ходу брошенное « ха-ва-ю», а,- Good morning, mister Brayn?   И даже спрашивают,-  How are you filling  или  How do you do,  Sir?  Прогресс в языке и не только, прогресс и в общении.

- Вот так,  этот бездомный пёс,  своей  любовью  расположил   сердца людей. А если бы он мог говорить, научил бы  людей уважать друг –друга и любить Своего единого Хозяина. 
- Все мы от одной Любви сотворены,- умилялся старик, глядя на  собачку,- глянь, как эта  животинка   ласку любит и сама  ещё большей любовью отвечает. А уж  меня, старика, этот  пёсик  любит  без памяти, понимает  каждое моё слово, наверно  и он знает, что сказано в Божьем слове:

- « Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам.» Евр.10:24

- « Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других.» Фил 2:3

Вскоре подошла моя знакомая и мы  расстались. Но я много полезного извлекла для себя из этого рассказа. Не знаю правда от чего больше: от умной собачки, от  слова " ха-ва-ю" или ещё от чего-то. Надеюсь вы, Читатель, сами разберётесь. 

*    Притчи 21:13
**   Римл.  8:22


Рецензии
Отлично! Рейтинг!
http://www.proza.ru/2009/11/03/1417

А ещё - "хаваю" на уличном жаргоне означает "кушаю".

Марк Олдворчун   03.02.2019 18:30     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.