В ночь на Старый Новый Год...

                - Старый Новый или Новый Старый...? Без пол-литры не разберешься,- вещал Филипп - бывалый-разудалый лаборант биофизической лаборатории научно-производственного объединения «Виерул», опрокидывая очередную порцию водки...

                Филипп - было не именем, а фамилией. Филиппы В Молдавии встречалась нередко. Решив поначалу , что это имя, я стал называть его именно так. Филя и не возражал... Сквозь мощные окуляры очков его добрые озорные глаза, казалось, всегда посмеивались... Юморист был ещё тот...

                - На Старый Новый Год  красное вино полезно заливать небольшим количеством водки,- то ли шутя, то ли всерьёз , поучал седовласый красноносый профи , видавший виды в работе с коварной радиоактивностью...

                - Вот Петров, Сидоров и Мунтяну не пили, не курили и, вот, уже на Дойне!,- так называлось знаменитое кишиневское кладбище...

                - А все потому, что после работы с радиоактивностью не пили ни Каберне, ни Кагора, ни Мерло...Короче, презирали любое красное...

                - Вот Негру де Пуркарь-Чёрное Пуркарское! Ег пьёт бочками сама английская королева! Мне директор совхоз-завода Пуркары сам рассказывал..!

                Фамилии горе-ученых, не пивших красное после экспериментов и давно почивших в бозе, менялись от случая к случаю... Однако, английская королева присутствовала неизменно и всенепременно...

                В биофизической лаборатории мы остались одни...  Алик Земшман, ставший руководителем совсем недавно, разрешил мне поработать с радиоактивными изотопами только в присутствии опытного аксакала...

                - И только в нерабочее время ! ,- строго наставлял он

                - Вот, пройдёшь медосмотр для допуска работы с радиоактивностью, бесплатно повкалываешь на нас, эдак, с месячишко...
,- Алик глубоко задумался, прикидывая, что можно ещё поиметь

                - И только после этого, да ещё , когда убедишь такого же ненормального как ты сам, согласиться проводить эксперименты задарма, - милости прошу, работай..,- Алик снова нахмурился...

                - Пускаю тебя, сам понимаешь, из чистой благотворительности и, конечно, по дурости. Прикинь... Какое имеет отношение московский аспирант к кишинёвской научной лаборатории?  Прознает кто, - неприятностей не оберёшься...,- снова засомневался он...

                - Ведь я и наш генеральный - Аба Яковлевич Гохберг- оба евреи... Да и твой нос к арийскому отношения не имеет... Вот подумают, что мы здесь сионистский заговор готовим, да ещё с радиоактивностью...! Фэрштейн? - Алик никак не мог понять причины внезапного прилива благотворительности...

                - Просто, первый раз встречаю человека, которому все это по-настоящему интересно. И эксперимент ты задумал классный...! Но, вряд ли- вряд ли, получится, хоть что-то... В науке давно уже ничего быстрого не происходит..

                С медосмотром сразу напоролся на неприятность. Не предупредив о последствиях,  в глаза закапали атропин - расширитель зрачка...

                Пройдя с десяток кабинетов и не ожидая никаких подвохов, я, наконец, вышел на свежий воздух. Там царствовала редкая для Молдавии погода. Видимо в небесной канцелярии решили пожалеть ребятишек, долго изнывавших от мягких бесснежных зим и запустили шикарный снегопад. Все вокруг стало белым-бело... Переливаясь на солнце, ослепительно искрился снег, морозец пощипывал щеки, создавая радостную бесшабашную атмосферу....

                - Оххх!!! .. Что это?!,- глаза буквально захлопнулись от страшной нестерпимой рези. Пришлось немедленно закрыть ладонями.... Вспомнив эскулапов недобрым словом, я мигом заскочил обратно в больницу...

                - Можем дать бюллетень на три дня,- равнодушно и буднично ответила врач, закопавшись в каких-то документах и не переставая строчить чернильной ручкой, издававшей противный скрип...

                - Как бы мы исследовали Ваше глазное дно без атропина? Ну, закапали чуть больше, ну, концентрация приличная - мы же не экономили. Какие могут быть претензии?.. От этого, молодой человек, ещё никто не умирал,- обрадовала меня усталая женщина с потухшим взглядом...

                - Мне же срочно  на поезд. Дома в Тирасполе ждут. Как же туда добраться, когда глаза света белого не выносят?

                - Господи!,- возмутилась врач,- все такие беспомощные! Вы же, сейчас, закрывали  глаза ладонями? Вот так и идите, посматривая сквозь щелочки между пальцами... Что , здесь, непонятного?

                - Ах, у Вас ещё и портфель?! Тогда, смотрите сквозь одну ладонь, да одним глазком. Подсмотрел дорожку на несколько шагов вперед, и пошёл- пошёл... Небось образование высшее? Чему Вас только учат? Здесь и автобус ходит... Правда, далековато до него будет... Но, ведь, молодой же! Давай-давай, двигай милый... И без тебя работы по горло...

                После пары дней с наглухо задернутыми плотными шторами, я вновь смог  глядеть на белый свет... Оказалось , ничего, вполне сносно...

                - Кушай, ешь, тебе говорят, совсем  исхудал! Не кормят Вас в Москве. Только и название, что столица.,- через несколько дней приговаривала Валя, наиглавнейший повар, устроенная в лаборатории биофизики на должность рабочей очень высокого разряда...

                - Увидал это сокровище на республиканском конкурсе кулинаров . Она там первое место заняла! Вот и переманил,- хвастался  Алик, видя с каким удовольствием я поглощаю удивительно вкусные блюда... Даже обычная манная каша в ее исполнении была восхитительной...


                - За вредность мы получаем молоко, сливочное масло и прочие свежайшие творога прямо из нашего подведомственного совхоза... Мясными продуктами  тоже не обижают - по смешным ценам продают..,- гордился Земшман...

                -  Вот Валюша и отрывается по полной... Сегодня, между прочим, у нас на обед вареники со сметаной...- Алик гордо оглядел не очень большую трапезную - уютную комнатенку в самом центре лабораторного корпуса. Трижды в день- на завтрак , обед и ужин, там собиралась вся дружная лаборатория, которую он возглавил в свои неполные тридцать ...

                Несмотря на отчаянные попытки скрыть своё истинное нутро за властными манерами и стальным взглядом, такого романтика в науке и обычной жизни мне встретить больше не пришлось ни разу...

                Оказалось, что ещё  за пару деньков до моего появления в лаборатории, Филипп сильно проштрафился, «запачкав» халат в радиоактивном растворе. Не заметив увлажнённого рукава, он закинул спецодежду под диван и благополучно забыл о ее существовании...

                - Немедленно покинуть пределы лаборатории! ,- Панику вызвали показания датчиков,  очумевших от высокого уровня радиации. Источник максимальных показателей оказался прямо на рукаве злосчастного халата...

                Тут несчастному Филиппу, как Ипполит Матвеевичу из Тринадцати стульев,  припомнили все - и винотерапию, и походы по девочкам и опоздания по понедельникам, и скабрезные шуточки...

                Оставаясь в лаборатории накануне Старого Нового Года со мною, он, в известном смысле, старался  искупить вину перед родным коллективом...

                - Эммануил! Не трясись ты так! Не бойся,- подсмеивался он, глядя с какой опаской я посматриваю в сторону свинцового термоса с радиоактивными изотопами фосфора...

                - Защитные очки, халат, перчатки, бахилы защищают от отрицательных частиц полностью. Главное, не запачкайся как я в прошлый раз и не вынеси радиоактивную мокротень либо пыль за пределы рабочей зоны...

                Эксперименты с  лизиметром - прибором для изучения корневой системы растений, придуманным мною накануне, удались на славу...

                - Получить такой успех с первого раза? Да ты редкий везунчик! Скоро учиться к тебе записываться будем,- восторженно подпрыгивал Филя, рассматривая радиографические отпечатки растений...

                За это время и он научил меня очень многому. Как пользоваться миниатюрным шприцем для инъекций изотопов, как делать эффектные снимки их распределения  по различным органам растений, как анализировать сложные химические соединения, куда включался радиоактивный фосфор -   важнейший компонент энергетики всех живых организмов...

                Ночь Старого Нового Года, часто прерываемая глухим стуком гранённых стаканов и пламенными речами Филиппа о пользе винотерапии, закончилась полным триумфом науки...

                Полученные данные были потрясающими.  Затратив добрых сорок минут на тщательное отмывание рук слабым раствором соляной кислоты и прочее  очищение от остатков радиоактивности , мы, наконец, получили «Добро» от комплекта строгих датчиков, запиравшего солидную дверь тамбура, и смогли выйти наружу...

                Там царствовала настоящая зима... Подкручивая слабой поземкой, она бодрила и заряжала бесконечными Надеждами... Глубоко вдохнув, я черпанул добрый ком снега, вылепил снежок и ловко попал по стволу дерева, темневшему метрах в двадцати...

                - Здорово!,- восхищенно промолвил Филя.- Эмануил, а сколько тебе лет?

                - Уже двадцать два с половиной !

                - А мне ещё только пятьдесят пять ! ,- тоже на одиннадцать делится ! Наверное, поэтому, нам общаться комфортно? Как думаешь..?

                В ту памятную ночь все дороги занесло полностью. Глубоко дыша, мы медленно продвигались вверх по небольшой улице, в конце которой светились окна ближайшей многоэтажки...

                Транспорта не было и в помине, а нам, все равно, было весело и легко. Рассвет Старого Нового  или , какая разница, Нового Старого семьдесят восьмого года, словно нехотя, выплывал навстречу из синеватых волшебных предутренних сумерек...

                Далеко впереди за горизонтом маячила бесконечная счастливая Жизнь, наполненная удивительным Светом...
               


Рецензии