Лит-игра. Новая Манана

Конкурс Копирайта -К2

АВТОР - ПЕРВЫЙ - Софья Шпедт http://www.proza.ru/avtor/spetsofi

Отклик на миниатюру "Нова Хава" http://www.proza.ru/2018/10/01/277


Манана слышала, как Бадри умылся, слышала, как переоделся, безошибочно угадывая по звукам каждое его движение; он осторожно прикрыл дверь в спальню и спустился по скрипучей лестнице вниз, в пекарню.

Манана не спала часов с двух ночи, бессонница мучила её давно, но она скрывала это, не хотела беспокоить мужа. По ночам она просто лежала с закрытыми глазами и думала о своей жизни.

Теперь, когда Бадри ушёл вниз печь лаваши, Манана смогла встать, не опасаясь расспросов, чего это ей не спится. Она как была, в длинной ночной сорочке, села к зеркалу, в котором отразилась трижды – одно лицо в фас и два в профиль. Взяла в руки расчёску, расплела ночную косу и стала расчёсывать свои длинные волнистые чёрные волосы. У Бадри уже года три как вся голова седая – думала она, - а у меня пока только несколько волосков. Манана слышала, как ругались, судя по голосам, две женщины, выясняя, кто из них в очереди за лавашами первый. Она не стала вставать и смотреть в окно. Каждый день одно и то же. Всё, за что брался Бадри, он делал прекрасно. Пёк ли лаваши, строил дома, выращивал виноград, любил женщин…

Манана знала обо всех его любовницах. Женщина всегда знает, если любимый муж изменяет ей. Просто некоторые женщины делают вид, что не знают, а некоторые даже не допускают в свою голову эти мысли, хотя где-то внутри, в самом сердце, у них поселяется боль и жжёт их, делая несчастными. Манана не признавала скандалов, ни о чём не спрашивала Бадри, когда он возвращался за полночь, не слышал её слов, а только улыбался самому себе в усы и напевал старинную грузинскую песню, а его глаза снова горели огнём, который когда-то пленил и её, Манану.

Тогда она еще любила его и потому ждала. Ждала, что он одумается, что перебесится и станет снова только её Бадри. Слышала, как соседки шепчутся за её спиной и от этого стыда, от этой боли она каждый раз как будто падала в бездонное ущелье, низвергалась в тёмную ледяную пропасть.

Тайный поклонник Мананы жил в двух кварталах от их дома, держал сырную лавку. Тариэл ждал Манану уже двадцать лет.

- Просто приди, – говорил он. – С детьми, с мамой, со всей семьёй если хочешь. Только будь моей.

Манана опускала голову и ничего не отвечала. Тариэл ждал. Тариэл говорил, что будет ждать её всегда, он дождётся, когда вырастут её дети, когда она разлюбит мужа, когда она, наконец, захочет спокойной жизни, он всегда будет тут. Тариэл рано овдовел, но больше не женился, говорил – я однолюб. Все думали, что он говорит о своей погибшей жене, и только Манана знала, что он говорит о ней.

Наступил день, когда Манана решилась уйти от Бадри. Она собрала чемодан, сложила в него свои вещи и вещи детей, задвинула чемодан под кровать и стала ждать мужа. Она решилась, она больше не могла терпеть эту пытку. В этот день Бадри вернулся раньше обычного. Вошёл в дом, как всегда прошёл на кухню, сел за стол. Она села напротив и взглянула в его лицо. Он посмотрел в её глаза и понял всё. Тогда он встал, подошёл к ней, опустился перед ней на колени и сказал только одну фразу:

- Прости. Это не повторится.

Манана осталась сидеть, закрыла лицо руками. Бадри положил голову к ней на колени.  Она убрала руки от лица, вздохнула.

- Хорошо, – сказала она и больше они к этому разговору не возвращались.

Бадри не сдержал слова, но Манана больше не нашла в себе сил, чтобы изменить жизнь, чтобы уйти от него. Она знала, Бадри больше не любит ее. Не стало тех нежных касаний, этих заверений в том, что он нуждается в ней, что он дорожит ею, она чувствовала себя лишь досадной помехой. Возможно он любил свои воспоминания о ней, свои лаваши, своё вино, своих женщин, своих друзей и разговоры с ними. Но не её, не Манану, которая родила ему пятерых детей, которая бесконечно ждала.

Но всё когда-нибудь заканчивается. Вначале закончилась её боль. Она ушла враз, как от вырванного зуба, вдруг стало легко. После ушли надежды. Манана больше ни на что не надеялась и ничего не ждала. Последними её покинули желания. Она не хотела, чтобы к ней прикасались, не хотела говорить, не хотела слушать, не хотела лавашей, которые пёк Бадри. Он всегда оставлял два лаваша для себя и Мананы. Она больше ничего не хотела.

Погрузившись в воспоминания, Манана не сразу заметила, что к шуму толпы за окном добавился еще один звук. Это была песня. Манана вышла из комнаты, прислушалась. Бадри пел старинную грузинскую песню, ту самую, которую она слышала каждый раз, когда он заводил новую любовницу.

Манана вернулась в комнату, вытащила из-под кровати старый чемодан и спокойно начала укладывать в него свои вещи.


© Copyright: Конкурс Копирайта -К2, 2018
Свидетельство о публикации №218092200079

Комментарии: http://www.proza.ru/comments.html?2018/09/22/79


Рецензии