Шипгер Пётр

                Ш  И  П  Г  Е  Р        П  Ё  Т  Р.
 

Вот  уже  второй  раз  совершает  Пётр  I  поездку  к  Белому  морю, торопится  к  торжественному  спуску  своего  корабля – 24 – х  пушечного  фрегата  «Апостол  Павел», не  забывая  про  пиры  и  увеселения. Сподвижник  царя – Франц  Лефорт  не  зря  отмечает, что  новое  путешествие  на  север  предпринимается  также  и  «ради  удовольствия». Пиры  следуют  один  за  другим: Пётр  гостит  на  борту  английского  «купца», где  хозяева  не  жалеют  «ни  пороха, ни  ликёров», гуляет  на  именинах  Стрешнёва  и  на  празднике  у  воеводы  Апраксина, Голицына, Гордона, увлекается  игрой  в  кегли. Даже  краткость  своих  посланий  в  Москву  Пётр  витиевато  оправдывает  якобы  тем, что  бог  вина  Бахус  «своими  листьями  заслоняет  очи  хотящим  пространно  писати.»
Но  вот  наступает  долгожданный  день – 20  мая  1694  года, медленно  соскользнув  с  полозьев  верфи  «Апостол  Павел»  качается  на  воде  в  испытательной  канавке, напротив – Моисеева  острова, где  в  государевой  светлице  гостит  царь. Радостные  возгласы  раздаются  на  берегу. «Виват  новому  кораблю!» - кричат  в  свите  Петра. Из  24 – х  пушек, что  привезли  из  Москвы, гремит  праздничный  салют.

«Что, други  мои, - обращается  царь  одновременно  к  П. Гордону, Ф. Лефорту  и  Б. Голицыну, - сиё  событие  долженствует  отмеченным  быти!» Тут  же  вспоминает  о  ещё  одном  корабле, заказанном  в  Голландии, и, повернувшись  к  шаутбенахту  П. Гордону, с  улыбкой  наставляет: «Надобно  поторопить  голанца  Николааса  Витсена  с  отправкой  заказанного  судна, да  и  пусть  выберет  для  него  капитана  повеселее, понимающего  толк  в  выпивке  и  доброй  шутке!»

Был  в  эти  минуты  Пётр  весел  и  радостен, ведь  скоро  в  его  флотилии  окажется  три  корабля: яхта  и  два  фрегата.

Вот  «Апостол  Павел»  на  рейде, и  Пётр  старается  не  пропустить  ни  дня, ни  ночи  пребывания  там. Он  знакомится  с  корабельной  службой, проводит  артиллерийские  стрельбы, делая  почти  по  сто  выстрелов  регулярно.

Летом  1694  года  в  Архангельск  нагрянуло  сорок  купеческих  кораблей  из  Голландии  и  Англии. В  эти  оживлённые  торговые  дни  царь  переодевается  в  одежду  голландского  матроса, смешивается  с  толпой, стремится  побывать  везде: и  на  рынке, и  на  бирже, и  на  верфи. Ему  очень  хочется  познать  ещё  больше: и  особенностей  кораблестроения, и  тонкостей  мореходства.
Однажды, голландский  капитан  Н. Вильемсон  Мут  не  мог  скрыть  своего  удивления, когда  Пётр  напросился  к  нему  пройти  на  практике  корабельную  службу, начиная  от  юнги  до  простого  матроса. Сначала  шутки  ради  он  подавал  капитану  спички  и  вино, а  затем  уже  всерьёз  выполнял  самую  тяжёлую  судовую  работу: натягивал  паруса, взбирался  на  снасти, тянул  канаты.

Здесь, на  севере, строил  Пётр  новые  планы, задумывал  посылку  нескольких  кораблей  в  Балтийское  море  для  торговли, поездки  в  Казань  и  Астрахань, открытие  торга  с  Персией, поход  по  Волге  на  новых  судах.
Построенный  в  Голландии  корабль  пришёл  21  июля. Это  был  прекрасный  44 – х  пушечный  фрегат, носивший  название  «Santa  Profeetie»  («Святое  пророчество»). Специально  отобранный  экипаж, для которого  не  жалели  жалования, вызвал  истинный  восторг  у  Петра, но  ещё  больше  поразили  его  внутренние  помещения  судна – удобные  спальные  каюты, украшенные  коврами  и  шёлком, с  подволоками, разрисованными  птицами  и  цветами, стенами, обшитыми  дорогой  кожей, живописно  расписанные  корма  и  носовая  часть, кают – компания, уставленная  лучшим  сервизом, с добрым  запасом  рейнвейна  и  французского  вина. Витсен  прислал  даже  обезьян  и  болонок, явно  переусердствовал.
Пётр  уговорил  опытного  моряка  Я. Флама (Фламинга), привёдшего  корабль, остаться  на  нём  в  качестве  штурмана  и  управлять  им, капитаном  назначил  Лефорта, а  лейтенантом  Голицына. Сам  себя  провозгласил  шкипером – шипгером.

Купеческие  корабли  возвращались  на  родину, и  Пётр  решил  проводить  их  до  океана. 10  августа  во  главе  своей  небольшой  флотилии   царь  вышел  в  море, конвоируя  гостей, сопроводил  их  до  Св. Носа, крайней  точки  на  Белом  море  и  повернул  назад. На  мачте  петровского  флагмана – «Святого  пророчества»  впервые  гордо  реял  русский  трёхцветный  флаг, похожий  на  голландский в  другом  сочетании, а  шипгер  Пётр  стоял  на  палубе, вглядываясь  вдаль, представляя  уже  свои  корабли  на  Балтике, направлявшиеся  торговать  со  всей  Европой.

Примечания: Шипгер  -  шкипер;
                Николаас  Витсен  -  голландский  предприниматель, друг  Петра  I;
                Т. Стрешнёв  - воспитатель  царя, его  доверенное  лицо;
                Шаутбенахт  -  контр –адмирал.

 27  сентября  2018  г.                Вячеслав  Прытков.

 


Рецензии
Единственный такой был царь, настолько ни на кого не похожий! Спасибо, Вячеслав! Р.Р.

Роман Рассветов   25.08.2019 22:52     Заявить о нарушении