Против судьбы. Вот и все...

...- Да  какого же ты черта стоишь, в носу  копаешься?!  Вырубай защиту!

  - Да как  ее вырубишь? Код  только  начальство знает!

  - Один черт – не стой, сделай что-нибудь!

  - Да есть там один щиток, за стеклом, блокировку с замков  снять... Валерка за тяжелым побежал – стекло маленькое, ничем другим  не расколотишь.

   - Вашу дивизию... ! Охраннички! А если пожар или еще  что?!

   - Да не ори ты! Я, что ли, тут все  нагородил? Какого  черта  этот старик  тут  вообще делает? Вот кто его пустил  вообще сюда, а?!

   - Это начальника  дед, он  здесь  все  время  толкался. Кто  же  знал, что  его  за пульты  нелегкая  понесет? 

   - Ч-черт, его  же  вытащить  оттуда  надо! Как думаешь, живой, нет?

   - Да хрен же его знает, поди разгляди... ВАЛЕРА, девять тебе на двенадцать, тебя  где черти носят?! Быстро давай!

   Валера, рослый парень, косая сажень в плечах, не мешкая принялся за экран кнопки выключения защиты. Зачем  ее  спрятали  под  маленькое  прочное  стекло, разбить  которое  было  весьма  непросто, никто  толком  не  знал.  Видимо,  не  учитывали  такой  сценарий,  при  котором  она  вообще  могла  бы  понадобиться.  Но сейчас размышлять было некогда. Требовалось срочно отключить  сигнализацию, разблокировать  замки  на  массивной  входной  двери   и наконец   добраться  до   старика, чье  тело  сейчас  било  током  и  швыряло   туда-сюда  силовыми  полями  в  коридоре  переброски.

   Процесс  переброски  был  прерван. Что-то  где-то  весомо  ухнуло,  широченным   веером  шибанули  искры   из  причудливо опутанных проводами блоков, а  для  разнообразия  всю  картину  еще  и  заволокло  густым  облаком едкого  дыма.  Подсветка  местами  погасла,  треск  разрядов  неожиданно  стих,  оставив  после  себя  звон  в  ушах.  Тело  в  коридоре  переброски  перестало  швырять  из  стороны в сторону, и  оно, уже  более  ничем  не  удерживаемое, свалилось  с  помоста, словно  тряпочная кукла. Охранники  бросились  к  нему. Удивительно, но  человек  еще  дышал! Слабо, через  раз, но дышал... Парни переглянулись. Один, не  дожидаясь  команды,  убежал  за  аптечкой. Старший,  нащупывая  на  сонной  артерии  у  лежащего  пульс,  в  другой  руке  держал  мобильный, чтобы вызвать врачей.

   В комнату, запыхавшись, вбежал  Вячеслав, начальник  лаборатории. Увидев  скопление  людей, он устремился  к  ним, растолкал  всех  и  бережно  приподнял  седую голову старика:

   - Дед! Дед, ты слышишь меня?  Скажи что-нибудь, дед! Не уходи, слышишь? Не смей уходить! –  срывающимся голосом закричал он, -  Где аптечка?! Быстро сюда!

   - Вот она! - запыхавшийся охранник чуть ли не кубарем влетел в  лабораторию, на  ходу  раскрыл белый  с  красным  крестом  кейс. Укол  в  безвольную руку  был  сделан молниеносно, сторонний наблюдатель  не успел бы сосчитать и до пяти. Однако,  видимо, было  уже  слишком  поздно -  грудь  старика  еще  робко раз-другой  приподнялась, а  слабый  нитевидный  пульс  пропал.

   - Не-е-ет!!! – нечеловеческий вопль потряс стены, заставил отшатнуться сгрудившихся людей. Невозможно было сейчас узнать этого человека, в обычной обстановке всегда сдержанного  и  спокойного. Сейчас на коленях,  прижимая к себе  безвольно обмякшее тело, качаясь  и захлебываясь рыданиями, сидел  страдающий от невыносимой боли зверь. – Дед! Нет, не уходи, слышишь?! Прошу тебя!... Не  уходи-и-и...

   Люди  вокруг, придя  в  себя, обнимали его  за плечи, уговаривали встать и успокаивали,  как могли. Кто-то принес воды, кто-то салфетки. Тщетно – ничего вокруг не  видящие глаза, из  которых градом текли слезы, не  отрываясь, смотрели  на  морщинистое лицо, уже такое спокойное и отрешенное. Даже на появившихся врачей Вячеслав не отреагировал – все так же прижимал к себе любимого человека и  плакал, плакал, плакал.  Навзрыд, никого не стесняясь.

   Лишь  много позже, когда  эмоции  утихли, а врачи  увезли  тело в морг, он  немного пришел в себя. Однако  время от времени вскакивал  с  места, начинал кружить по комнате, ударяя себя кулаком в ладонь  и  опять  срываясь  на  крик:

   - Ну как же так, а?!  Дед, черт бы тебя  побрал, ну как тебя угораздило?!

   Он  повернулся к охранникам, которые  понемногу  наводили  порядок в помещении:

   - Парни, расскажите, как и что здесь все произошло?

   Старший  группы  откашлялся и  немного  смущенно начал:

   - Мы  на смену заступили как обычно, по графику. Обход  помещений,  пломбы  на оборудовании. Здесь никто и ничего не трогал,  просто от порога  просмотрели, все ли чисто.  Дед,  похоже, где-то  спрятался, раз  мы  его  не  увидели.  Во-о-от... Ну  и  все – пришли  в  караулку  и  сели за мониторы. Часа полтора все тихо было, потом  сирена  завыла. На экраны   смотрим,   а  он  возле  панелей  в  центральном зале! Мы    сюда  прибежали, смотрим:  арка на помосте  светится, вся в разрядах,  все ходуном  ходит.  И  он  к  ней подбирается, рюкзак  в  руках держит. И  его прямо  туда  затягивает...  Тут  грохот  вообще такой сделался,  даже уши  заложило, и трясти  стало  еще сильнее. А  мы  на  деда  смотрим. Как  его  в  той  воронке током  шибанет! Молния такая, будто дерево! И  начало  его  дергать  из  стороны  в  сторону.  Ну,   тут  уже Валера   подоспел,  стекло разбили  да  кнопку отключения защиты нажали. Пока  к  нему  добрались, пока за аптечкой...  времени-то немного прошло, быстро все делали, да вот... не успели. А  дальше вы в курсе.

   - Да, - глухо  откликнулся  Вячеслав, о чем-то напряженно размышляя  и  взволнованно меряя  шагами  комнату, - Дальше я в курсе...

  Тут его окликнули от одной из панелей управления.

   - Вячеслав Алексеевич, подойдите сюда, пожалуйста! Вы можете объяснить, что это значит?


   Взяв себя в руки и  немного  успокоившись, Вячеслав подошел к панелям, которые еще не были обесточены. На  табло светились стройными рядами цифры, заставившие его от изумления  раскрыть  рот. Тут же он нетерпеливо протянул руку:

   - У него было что-то с собой? Дайте сюда!


   - Вот. Только рюкзак. Мы даже внутрь не заглядывали – мало ли что там.


   Начальник лаборатории быстро развязал  горловину  потертого рюкзака  и  чуть ли не с головой зарылся в его недра. Выудив оттуда пачки бумаг, бегло их пролистал и, внезапно ослабев, опустился на пол там, где стоял.  Бумаги  ворохом посыпались из рук.  Вот это номер так номер!

   - Он, наверное, куда-то в прошлое собирался, да? Нет, понятно – человеку здесь уже терять нечего, решил первым испытать. Вот только что  это  за  дата  непонятная?

   - Непонятная,  говоришь? – усмехнулся  Вячеслав, -  А  ты  подумай! А  заодно  и  сюда посмотри! Да не  бойся,  почитай,  тут  ничего секретного!


  С этими словами он подал  охраннику несколько бумаг. Тот  с  опаской  взял, пробежал  глазами   и  с  изумлением   взглянул   на  начальство.
 
   - Незнакомое  что-то, да? Двоечник ты, с историей, похоже, не в ладах. Так вот, в  86  году прошлого  столетия  на  одной  из  атомных  электростанций  случилась катастрофа. Если интересно,  почитай, здесь  это  все  подробно расписано. И  не  только  о  самой  аварии, но  и  об  ее последствиях. Дед мой, видимо, решил ситуацию в корне подправить и  предотвратить беду  заранее. Видишь эти цифры? –  Вячеслав  на экране показал несколько столбцов. - Это время, а это место переброски. Судя  по  координатам  -  район  Ново - Полынска, и  дата  соответствует,  начало  апреля,  три  недели  до аварии. Видать, кого-то  со  станции  хотел  встретить и  предупредить об  опасности... И бумаги эти...  Вот  что  он так долго  собирал, а я-то, дурень! -  начальник  замолчал и резко  отвернулся,  вновь  пытаясь  сдержать  подступившие  слёзы.

   - Ничего себе, - охранник с уважением покрутил головой, - Это насколько дело доброе он затеял! А чего же не получилось у него?

   - Ну... тут  уж не знаю. Скорее  всего,  мощности у нашей аппаратуры не хватило – вон, повышибало  все  к  лешему... Мы  же небольшие объекты  отсылали,  на  них  мощности установки  вполне  хватало.  А полноценной  переброски  у нас  так и не было ни разу. Много непонятного, тут  разбираться надо... Эх, дед, дед...


    Вячеслав... Славик... Моя гордость и надежда... Гений, изобретатель, будущий отец и просто хороший человек. Сейчас уже ничего не изменить, прости меня...


    Охранник, заинтересовавшись, тем  временем  хоть  и  бегло, но  достаточно  внимательно  просматривал бумаги. Лист за листом, строка  за  строкой  ему  открывалась поистине страшная  и  беспощадная правда. Ему вдруг  вспомнились загадочные  названия,  которые он слышал от родителей в детстве, а потом тщетно пытался  отыскать их  на  картах.  И  эти  смерти родственников  в  столь  раннем  возрасте (мать называла болезнь «рак», и в детстве это было даже смешно -  рак, он же такой маленький,  разве он может убить человека?), и слабоумие отцовского брата.  То ли бабушки, то ли дедушки,  вроде  в  соседней республике они жили... надо  будет у родных поспрашивать, вдруг  еще помнят?


  Эти строчки, распечатанные и уложенные в папки, внезапно расставили некоторые вещи по своим местам. И новые знания наводили на множество интересных мыслей. И  появилось  много  новых  вопросов.

   Решив  на  досуге  детально  во  всем  разобраться, охранник сложил  бумаги обратно  и  крепко  прижал  к себе  внушительный  сверток. На недоуменный  взгляд  соседа  парень всего  лишь  подмигнул  напарнику  и негромко  сказал:


   - Дело, братишка, темное, разобраться надо. Видать, не зря  старого  в  лабораторию занесло. Почитаю, потом тебе дам, ага?  Начальник  в  курсе,  сам  разрешил.


  А  уж дома-то  он все от корки  до корки прочитает. Хотя...  А  ведь не только  же  за  ЭТИМ  можно  было  бы  в прошлое слетать!  Сколько  моментов  в истории можно  было  бы  скорректировать!  Воображение  тут же услужливо  подсунуло картинку: пистолет  сжат  в   твердой  руке  героя,  а   в  прицеле – перекошенное испугом  лицо  Гитлера...
               
                © Ахмедов М.С., 2011.


Рецензии
Спасибо, очень интересный сюжет!

Соня Ляцкая   19.08.2019 04:19     Заявить о нарушении
Спасибо! Приятно слышать такие слова))

Мурад Ахмедов   21.08.2019 12:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.