Катенька

            На парковой скамейке сидел старик... здорово я начала, правда? Ну, просто не знаю как рассказать эту удивительную историю и с чего начинать. Я вижу его ежедневно, начиная каждый день с утренних пробежек. Он сидит положив ногу на ногу, аккуратный, высокий, стройный, с седой густой шевелюрой,  сцепленные пальцы рук выдают с трудом сдерживаемую дрожь. Красавец!  Так он сидел и смотрел прямо перед собой, но взгляд  был устремлен куда то очень, очень далеко. Совершенно бесцветные глаза создавали впечатление, что он слеп. В них было столько детской чистоты, наивности и вопросов, сколько их бывает у пятилетнего ребенка или у этого 97 летнего старика. Он всегда сидел на этой скамье один. Всегда.

            Я поздоровалась и присела на край скамейки . Он улыбнулся, поздоровался в ответ, представился — Иван Андреевич.
            
               - Полина, представилась и я.

               - Катенька,  ласково произнес он.

             Я удивилась, но не возражала. Он вызывал во мне непонятный человеческий интерес. Мне жутко хотелось узнать о нем все, на что я не имела никакого права. Надеялась на случай. А он словно ждал  меня, чтобы начать свою странную исповедь.

              - У меня нет никого на белом свете, один я. Был дважды женат, дети были, внуки сестры. Работал когда то учителем, потом инженером,  учился и стал военным летчиком, полковник, генерал. Жил на Дальнем Востоке, в Крыму, в Сибири... Женщины были..разные...много...Друзья были, тоже много. Сейчас нет никого совсем один,  все никак не умру...  Плохо вижу и слышу, с памятью непорядок, ходить трудно... жить трудно... Имена всех забыл — жен, детей, женщин... Вот только одно имя и помню — Катенька. Бедная, милая Катенька. Мне было 20, ей 16. На колхозном сеновале я впервые узнал, что такое любовь. Но не знал, что с этим делать. А Катенька забеременела и родители ее увезли куда то, подальше от позора. А я любил ее и Катенька меня тоже любила. Как целовала меня неумело и трепетно, как дрожала от моих ласк, губки такие пухлые... и ручки такие нежные... Катенька...Катенька... глазки такие добрые, зеленые.

          Глаза старика наполнились густой влагой, сильнее прежнего задрожали сомкнутые пальцы рук, и сухие старческие губы все повторяли и повторяли отрывисто, с придыханием — Катенька, Катенька...

                Я смотрела на него и думала о странностях старческой памяти. Почему забывается нынешнее и так светло и свежо в памяти далекое прошлое. У всех ли так? Что я буду вспоминать, когда  придет время и отшибет мою память. Перед глазами всплыла картинка из  прошлого.   Я стою с тобой в  тесной телефонной будке и говорю по телефону с мамой,  а ты стоишь почти вплотную, долго и внимательно смотришь мне в глаза, следишь за движением моих губ, вдруг наклоняешься и прикасаешься губами к моему лицу... к глазам...к губам... и губы твои такие жаркие и в глазах столько ласки, а я начинаю задыхаться от нежности, тону в твоих глазах и  не понимаю, что происходит со мной и что с тобой...,и отвечаю на твои поцелуи... и...по-моему о чем то говорю с мамой...

                Твое ли имя буду я повторять, находясь в бреду уходящей жизни...


Рецензии
Не торопитесь в уходящее, Зина, - ещё много дел в настоящем!:)
Здравствуйте, дорогая!

Геннадий Рудягин   27.09.2018 18:18     Заявить о нарушении
Мне так нужны были Ваши слова.Спасибо, мой друг! Спасибо!

Зина Ермакова   27.09.2018 19:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.