Rip current. Мир, которого нет. 23

- А если он тебя не встретит?
Я оторвалась от созерцания новых колготок и воззрилась на Милку с недоумением.
- Как это не встретит? Почему?
- Не почему. Ты неправильно формулируешь условие задачи.
Милка отводит руку с вязанием в сторону и оценивающе прищуривается. Она всё-таки вяжет мне чёрную шапочку, которую я, по её плану, должна буду носить у моря, чтобы помнить, что нужно включать мозги. Я было посопротивлялась, но быстро сдалась. Тем более шапочка получалась красивой, Милка вплетала в неё мелкие синие бусинки, и они мерцали из глубины узора, словно растаявшие снежинки.
Бусинки сначала были белые, но Милка, подумав, распустила вязку и взялась переделывать.
- Белые – это для нашего зимнего климата, – решила она. - Имитация снега. А у тебя уже есть беленькая шапочка, которая создаёт образ Снегурочки. Нельзя повторяться.  И зимы там нет. Поэтому этой шапочкой надо совпасть с местными условиями. Так что у нас будут не снежинки, а дождинки.
- Дождинки серые, - попробовала я поспорить.
- Да, - сказала Милка, - но в них твоя синяя куртка отражается.
И вопрос был решён.
- Ну, и как надо формулировать, по-твоему? – интересуюсь я.
- Формулировать  надо так: а что я буду делать, если меня не встретят.
Милка подцепила крючком бусинку и кивнула в мою сторону в ожидании ответа.
Я долго насупленно молчу. Такой вариант в мою голову не приходил, приходится напрячь воображение и представить подробности этой печальной картины: вот я выхожу из вагона в своей беленькой шапочке - и никто меня не встречает, никто не бежит навстречу. Я стою и жду. Вокруг меня редеет толпа, перрон пустеет, и наконец, я остаюсь одна.
- Я подожду, - говорю я неуверенно. – Он может задержался, постою на перроне.
- Замёрзнешь, - говорит Милка.
- Найду автомат на вокзале, позвоню ему домой.
- А он не ответит, - безжалостно прогнозирует Милка.
- Ну, значит, в дороге. Выпью кофе, книжку буду читать, мороженое есть…
- И до какого времени ты будешь есть мороженое?
- Адрес у меня есть. Поеду в город, найду его дом.
- А квартира заперта, - радостно сообщает Милка.
- К соседям постучусь, узнаю, где он работает и пойду туда.
- А там уже закрыто на ночь!
- Буду ногами стучать и орать на весь город, - сердито сказала я. – Ты вообще, чего от меня хочешь?
- Проверяю твою решительность и стрессоустойчивость, - сказала Милка, цепляя бусинку.
- Ну, проверила? Устраивает тебя? Или ты думала, я пойду бросаться под поезд?
- Чёрт тебя знает, - резонно заметила Милка. – С самолёта же ты собралась прыгать…
- Да… - сказала я, качая головой, -  как вспомню эту идиотскую историю…
- А знаешь, я была уверена, что он не придёт, исчезнет со сцены, - оживлённо говорит Милка. - Мы тогда с тобой прилетели, заказали разговор со Светой, а ты такая грустная сидишь, а я думаю: ну и хорошо. Быстрее всё забудется. И вдруг Света через два дня звонит и объявляет: был ваш прекрасный красивый мальчик. Очень обрадовался адресу и весь расцвёл. И у меня такое двойственное чувство сразу: с одной стороны, я за тебя рада, что парень никакой не вертопрах, а с другой стороны думаю, ну всё, начинается замотовка номер два… Но я всё равно быстрей к тебе бежать, так хотелось на твоё лицо посмотреть… Бегу, а сама думаю: всё-таки удобно в двадцатом веке жить! Вот перепутали два влюблённых идиота адрес. Казалось бы – катастрофа, да? Слёзы, истерика… Однако же, в течение суток этот адрес доставлен прямо в нужные руки. Фантастика.
- Ага, - киваю я, - а моя бабушка жила при угольных утюгах. Она первый электрический утюг в Москве увидела у подружки. Так удивилась…
- Что утюги! - Милка даже вязание бросает. - У Кости в вычислительном центре сотрудник стажируется в Америке. Он рассказывал про телефоны будущего. Их можно будет носить в карманах, представляешь?
- Маленькие такие? - удивилась я.
- Да, карманные.  И можно с улицы кому-то позвонить. Или на улицу. Вот, например, не встретил тебя князь, а ты телефон достаёшь, кнопочку нажимаешь: «Алё, где тебя черти носят!»
- А какая там связь? Радио? Это радиотелефоны?
- Без понятия, - говорит Милка. - Может, и радио. – Но представляешь, как удобно? Едешь в поезде, набираешь номер и говоришь: мы проезжаем станцию Мартышкино. Не забудь встретить…
- Да, фантастика, - я качаю головой - Только если такие телефоны и будут, то разве что у военных и в правительстве. А простым людям такая роскошь будет недоступна.
- Ну, помечтать-то можно…
- Ага, - говорю я, - только ты забыла про наших мам. Они из таких телефонов сутками не вылезали бы. И попробуй не ответь…
- Ой, да, - Милка делает большие глаза. – Точно! Житья не будет…
- Так что лучше, как есть, - говорю я оптимистично. – Ушла и ушла, уехала и уехала…
- Тогда нужно так, - обстоятельно планирует Милка. - Родителям эти телефоны не продавать. А вот влюблённым… - глаза у неё становятся мечтательными, - влюблённым нужно продавать без очереди.
- По справке, - подаю я ценную идею. – Приносишь бумагу, а там написано: удостоверяю, что гражданка СССР Камилла Бабичева влюблена.
- В гражданина СССР Константина Звягина! – кричит Милка.
- С 28 июля 1990 года, окончательно и бесповоротно, - добавляю я. – Печать и подпись.
- И подпись, - Милка вдохновенно подскакивает в кресле, - подпись: Господь Бог!
Мы обе дружно хохочем на всю комнату, Милка – утыкаясь носом в мою будущую шапку для прогулок у моря.
- И всё-таки… говорит она тихо, отсмеявшись… - всё-таки… разве бы ты отказалась от такой возможности: прямо сейчас – вот сейчас - узнать, где твой князь, с кем он, что делает…
- Да… - тихо киваю я. – Конечно, я хотела бы узнать, где он прямо сейчас, что делает, о чём думает… И что там вокруг него…
- А пока мы можем только догадываться, - говорит Милка. – И единственное, что мы знаем точно – это то, что сейчас у него тоже вечер…

продолжение - http://www.proza.ru/2018/09/25/1167


Рецензии