Из рассказа Бронзовый груз 200

На утро, после известной «Бронзовой ночи», когда под защитой полиции «Бронзового солдата» с «боем» перенесли из центра города на воинское кладбище , «он» появился на площади рынка. С опущенной головой, уперев взгляд перед собой, в плаще-палатке, гимнастерке с орденами и медалями, галифе и сапогах, в правой руке каска, левая сжата в кулак, за спиной автомат. Точь-в-точь - весь «бронзовый» с головы до ног. Застыл неподвижно, не дыша, не моргая. Вокруг «него» сразу же собрались прохожие. В этот ранний час все торопились в детские сады, в школы, на работу, по магазинам... К «солдату» подходили поближе, пытались прикоснуться, даже заговорить... Девочка погладила ладошкой, ручка стала бронзовой. «Так он же дышит!», «Живой!?», «К трубе приковался, что за ним...», «Забронзовел, и выставился! Вон, краска стекла. И ведро валяется.» - замечали из толпы. Вполголоса обсуждали события минувшей ночи, бежали по делам, но приходили все новые и новые. К «бронзовым» ногам лег первый цветок, потом еще и еще. Головы стоящих вокруг обнажились. Люди крестились. Кто-то заплакал...


Полиция, пожарные, скорая приехали сразу за телевизионщиками, которым тут же запретили снимать. Вдруг оборвалась сотовая связь, замолкшие мобильники только салютовали слепящими вспышками. Народ после ночных событий разгонять не стали, окружили «солдата» пестрой лентой и плотным кольцом спецназа с щитами. Проезжую часть перегородил водомет. Все скрыли от глаз черным пластиковым шатром, завизжала «болгарка» и «его», застывшего в бронзе, пронесли на покрытых носилках в карету скорой помощи. «Груз 200», - выдохнул кто-то. Люди молча расходились от торчащего из земли обрезка трубы с алеющими гвоздиками. На весеннем ветру затрепетали зажженные огоньки свечей...


Где он взял форму, каску, автомат, награды... Все там же, на раскопках развалин. Краску из реставрационной мастерской. Блестящие надписи, вензеля на обложках стираются. Попав на руки, краска мгновенно засыхала, покрывая бронзой его пальцы. Теперь всего и навсегда.


Разлетевшиеся по сети фотоснимки и видеоклипы с места события определили как фотошоп и флешмоб. Но каждый год 27 апреля в куске трубы на площади с утра алеют гвоздики. За две недели до Дня Победы.


Константин Таллинский
Таллинн,
27 апреля 2007 года.


Рецензии