Глава 33. Дефолт 1998 года. Бизнес-леди

                ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.

               
Прошло несколько лет. В августе 1998 года, в России произошёл ДЕФОЛТ.

- Наталия Николаевна, беда! - голос главного бухгалтера фирмы, звучал в телефонной трубке так, словно она задохнулась от быстрого бега. – Рубль рухнул!...

- Как, рухнул?! – вскрикнула Наташа.

- Торги на бирже остановлены, курс не определён, все валютные операции сворачиваются...Кириленко выступает по телевизору. Говорит, что государство отказывается от своих обязательств по ГКО, а у нас все активы в облигациях...Я сейчас в "Альфа-банке"! Здесь прекратили выдавать кредиты! Что делать!?

- О, Господи. Приезжайте скорее в офис, я немедленно собираю срочное совещание, - сказала хозяйка фирмы, торопливо схватила пульт и включила телевизор. Премьер-министр, которого в стране все поголовно звали «Киндер-сюрпризом», продолжал своё выступление, никак не объясняя сложившуюся ситуацию в стране.

- Боже мой, что же теперь будет? – прошептала Наташа, не сводя взгляда с экрана телевизора. – Неужели всё, что с таким трудом создавалось в течение почти восьми лет, разрушится?


Первый, небольшой магазин женского нижнего белья, она купила в девяностом году на деньги отца - генерала КГБ Еремеева. Ни с бандитами, ни с работниками милиции - крышевавших её бизнес, у неё не было проблем. Хотя трахнуть молодую, красивую женщину хотели и бандиты, и менты. Но, узнав, чья Наташа дочь - решили не рисковать. Проблемы с КГБ, никому не были нужны.


И всё-таки, первые шаги начинающей бизнес-леди, были очень трудные. Не имеющая опыта руководящей работы, не имеющая так необходимых в бизнесе связей, она в начале организационного периода хлебнула трудностей по самые ноздри. Со временем, накопился опыт руководящей работы и главное, появились помощники и советчики в лице бизнесменов, и постепенно дела у неё пошли на лад. Наташа купила ещё один, уже более крупный магазин женской одежды, потом ещё один, и зарегистрировала свою фирму. И вот теперь, это событие в экономике страны, отбрасывает её к истокам. Хозяйка фирмы сидела в своём кабинете и с ужасом думала о своём ближайшем будущем, и будущем своей фирмы...


...Вся следующая неделя, прошла под знаком неведомого прежде, пугающего слова «дефолт». Это слово, не сходило с уст бизнесменов, повергая слабых в гибельный ступор и заставляя сильных крутиться с утроенной энергией. Кипела работа, и в фирме «Фемина». Первым делом, надо было заморозить все операции с валютой – в условиях, когда никто не знал реального курса рубля, любые операции с валютой могли обернуться серьёзными убытками. Другой головной болью, стали импортные товары, уже проплаченные долларами. Понятно, что реализовать их по прежним рублёвым ценам было нельзя, но и новых цен, никто, пока назвать не мог. Отпуск таких товаров приостановили. В кассе фирмы, появился дефицит денежных средств, и Наташа, со своим главным бухгалтером и коммерческим директором, целыми днями носились по Москве, пытаясь найти банк, который бы выдал фирме кредит, чтобы погасить задолженности, по оплате грузов. Каждый день просрочки платежей, накручивал на фирму большие штрафы. Но, все банки, так или иначе пострадавшие от дефолта, отказались предоставлять кредиты, и на горизонте фирмы, с красивым названием «Фемина», замаячил призрак банкротства...


... - Что делать? - обращаясь к собравшимся в кабинете главному бухгалтеру, коммерческому директору и юрисконсульту, спросила, хозяйка фирмы.

- Нужен кредит. Очень срочно. Сто пятьдесят тысяч долларов, - сказала главный бухгалтер.

- Не дают банкиры кредит. Я уже почти все банки Москвы и Московской области объездила.

- Может, кто-нибудь одолжит? - тихо сказала главбух фирмы.

- Кто одолжит, такую большую сумму? - вздохнула Наташа.

- Наталия Николаевна, у вас же столько поклонников.

- Эти поклонники, думают только о том, как затащить меня в койку и оттрахать, а помощи от них не дождёшься.

- Тогда, остаётся одно - готовить фирму к банкротству, - вздохнув, тихо сказала главный бухгалтер.

- Нет, только не это. Кредит...мне очень нужен кредит, - прошептала побелевшими губами Наташа.


Одним из тех немногих, кто сумел выйти целым и невредимым из урагана по имени «дефолт», был банк «Антей», в активах которого, не оказалось не единой облигации ГКО. Это обстоятельство, мгновенно вознесло банк к вершине рейтинга надёжности, а имя его владельца - Виктора Сергеевича Ермакова, в кругу банкиров и бизнесменов, стало таким же известным, как среди футболистов - имя Пеле. В этот банк, как за последней надеждой и отправилась Наташа.



- Виктор Сергеевич, к вам на приём просится хозяйка фирмы «Фемина», – войдя в кабинет олигарха, сказала секретарша. – Вы её примете?

"На сто процентов уверен, что эта дама пришла просить кредит. Видимо и её дефолт крепко по жопе ударил", - подумал Виктор, вздохнул и сказал: - "Хорошо, пусть зайдёт".

Просительницы кредита, для достижения своей цели входили в его кабинет в тщательно подобранной для подобного визита одежде: блузки, на которых пуговицы были расстёгнуты с таким расчётом, чтобы можно было увидеть их груди, джинсовые, очень короткие, плотно, даже слишком плотно облегающие бёдра, юбки. Туфли на высоком каблуке, подчёркивающие стройность и красоту ног. И эти женщины, в обмен на предоставления кредита, в открытую предлагали себя. Хотя, по большому счёту, Виктор их понимал и не осуждал, ведь все приходили просить кредит, и ради этого согласны были пойти на самые крайние меры. Дефолт, не только ниже плинтуса опустил доходы многих бизнес-леди, но и их моральные качества.
 
Секретарша вышла из кабинета. Проводив её взглядом, Виктор усмехнулся. Эта женщинам - тридцати пяти лет, его устраивала.

- Чего у тебя такая старая и не красивая секретарша? - спрашивали Виктора бизнесмены, приходящие в его кабинет. - Посмотри, какие у нас девочки работают секретаршами. Королевы красоты, с восхитительными фигурами.

- Я беру на работу профессионалов, а не девочек для секса. Меня, моя секретарша устраивает, - улыбаясь, говорил им Виктор. 

               


Наташа вошла в кабинет и подошла к столу, во главе которого, в кожаном кресле, с высокой спинкой, как на троне, сидел хозяин банка. Подняв голову, Виктор посмотрел на посетительницу. В кабинет вошла красивая, с великолепной фигурой блондинка. И, одета она была не в наряд шлюхи, а в костюм бизнес-леди: тёмного цвета, застёгнутый на все пуговицы пиджак, такого же цвета юбка и фиолетового цвета блузка. Именно такие женщины - с красивыми фигурами, с не очень большими, но и не с маленькими грудями и кругленькими попками, очень нравились Виктору. Цвет волос - не имел значения. В своём кабинете, и в своём доме - на Рублёвке, он трахал и блондинок, и брюнеток, и шатенок. Но, ни одна из них, не тронула его душу. Почти шесть лет прошло с тех пор, как бандиты убили его жену, а Виктор, до сих пор, не мог её забыть.


Поднявшись и выйдя из-за стола, Виктор подошёл к посетительнице, указал на стоящее в глубине кабинета кресло и сказал: - Присаживайтесь. Как вас зовут, прекрасная незнакомка?

"Боже, какой красивый мужчина", - посмотрев на банкира, подумала Наташа, а вслух сказала: - Меня зовут Наталия Николаевна Селиванова.

- А меня - Виктор Сергеевич Ермаков, - улыбнувшись, сказал банкир.

Наташа опустилась в кресло и слегка раздвинула ноги. Виктор присел в соседнее кресло и увидел, между раздвинутых ног женщины, чёрный треугольников трусиков. Наташа заменила этот взгляд - густо покраснела и торопливо сдвинула ноги.

- Наталия Николаевна, что привело вас, в мой кабинет? - спросил Виктор.

- Кредит. Мне очень нужен кредит. Я уже оббегала почти все банки, результаты плачевные, - тяжело вздохнув, ответила Наташа.

- Учитывая сегодняшнее положение в стране, бешеный рост инфляции и другие факторы, я тоже временно прекратил выдачу кредитов, - сказал Виктор.

- Виктор Сергеевич, помогите. Я у последней черты. Если моя фирма обанкротится, то не только я, но и десятки работников фирмы окажутся без средств к существованию. Я согласна...на всё, - тихо сказала Наташа.

- Неужели, на всё? - спросил Виктор.

Наташа вновь покраснела и опустила голову.

- Вы замужем? - спросил Виктор, тем самым, прервав затянувшуюся в разговоре, паузу.

- Я вдова, - подняв голову, тихо сказала Наташа. - Уже, почти два года.

- Ваш муж, тоже был бизнесменом?

- Нет, офицером. Он погиб, десятого ноября девяносто шестого года, во время взрыва на Котляковском кладбище.

- Да, знаю об этой трагедии. Ваш муж, был на войне?

- Был, в Афганистане и в Чеченской республике. Оттуда вернулся инвалидом.

"Вдове погибшего офицера, я просто обязан помочь", - подумал Виктор, а вслух спросил: - Какая сумма денег вам необходима, чтобы ваша фирма не обанкротилась?

- Сто пятьдесят тысяч долларов, - встрепенулась Наташа и с надеждой посмотрела на банкира. - Только на месяц - не больше. У меня товар на подходе.

- Я дам вам эти деньги, - после небольшого раздумья, сказал Виктор.

- Спасибо! – радостно вскрикнула Наташа. – Вы спасаете меня и мою фирму! А под какой процент я могу получить ссуду?

- Под нулевой.

- Вы хотите сказать, что дадите мне беспроцентный кредит? – погасив радостную улыбку, тихо спросила Наташа.

- Вы совершенно верно меня поняли, - сказал Виктор. - Сейчас я дам команду и вам выдадут кредит.

- Но, почему беспроцентный? – насторожилась Наташа. - Я знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках.

- Не такой уж он бесплатный - сыр из мышеловки, - усмехнулся Виктор. – За него тоже, надо заплатить в магазине.

Наташа вновь опустила голову, несколько секунд молча сидела, потом вздохнула, поднялась, тихо сказала: - "Да, надо заплатить. Виктор Сергеевич, кабинет закройте на ключ" и сняла пиджак. Блузки под пиджаком не было. Несколько секунд, женщина колебалась, словно боролась с собой, потом решительно расстегнула замок-молнию на юбке. Та, с тихим шорохом, упала к её ногам, и Наташа осталась только в красивых, кружевных, чёрного цвета, гипюровых трусиках и такого же цвета, бюстгальтере.

- Бюстгальтер и трусы...тоже снимать? - тихо, почти шёпотом, спросила женщина.

- Наталия Николаевна, зачем вы это делаете? - не сводя глаз, с её восхитительной фигуры, спросил Виктор.

- Я...отблагодарить.

- И часто вы так...благодарите?

- Первый раз, - покраснев, вновь тихо проговорила Наташа.

- Вы считаете меня подлецом?

- Нет, что вы! – вскрикнула Наташа. – Я считаю вас спасителем моей фирмы. Вы единственный, кто внял моей просьбе.

- Оденьтесь. Я сейчас позвоню начальнику отдела кредитования, чтобы он подготовил все необходимые документы и оформил вам кредит, как можно скорее, - с усилием отводя взгляд от её возбуждающей фигуры, сказал Виктор и, подняв трубку телефона, сказал: - Лев Борисович, нужно оформить кредит на сто пятьдесят тысяч долларов и выдать эти деньги хозяйке фирмы "Фемина". Да, я знаю, что мы прекратили выплаты кредитов, поэтому снимите деньги с моего личного счёта. Нет, вы не ослышались. Именно, с моего личного счёта. Договор пусть принесут в мой кабинет. Всё, разговор окончен.

- Господи, как стыдно, - прошептала Наташа, дрожащими руками, торопливо надела на себя юбку, блузку, пиджак, и медленно опустилась в кресло.
 
- Сейчас принесут договор, вы его подпишите и можете получать деньги, - подходя к креслу, в котором, с опущенной головой сидела Наташа, сказал Виктор.

- Виктор Сергеевич, у вас глаза...в них, как в море, можно утонуть, подняв голову, тихо сказала Наташа.

- Не мужские? - с улыбкой спросил Виктор.

- Почему - не мужские?

- Ну, принято считать, что настоящие мужские глаза должны быть стального цвета.

- Ерунда всё это. Настоящий мужчина определяется не по цвету глаз, а по поступкам. Обладатель серого, или, как вы говорите, стального цвета глаз, может оказаться трусом и подлецом, а обладатель карих или вот таких, как у вас, голубых глаз - добрым и благородным. Вы именно такой мужчина - добрый и благородный. Я знала одного мужчину, у которого были серые глаза. Он оказался подлецом. Виктор Сергеевич, я, пожалуй, пойду. Не хочу отбирать у вас ваше драгоценное время, да и мне надо появиться в офисе фирмы и обрадовать своих сотрудников. Ещё раз большое вам спасибо за вашу доброту. Вы - удивительный мужчина, - сказала Наташа, поднялась, и направилась к выходу из кабинета.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Рецензии