Черный квадрат Казимира. Глава 17

                Глава 17.
Казимир быстро оценил свою новую знакомую. Эта милая куколка относилась к разряду «маленькая принцесса» в его личной классификации. Такие искренне верят в то, что в женских романах пишут истинную правду и ждут своего принца. Этим наивным дурочкам легко заморочить голову романтической болтовней и растопить сердце влюбленным взглядом. Они верят всему, что им говорят и готовы идти на край света, стоит только поманить иллюзией возвышенной любви до смертного часа.

Но жизненный опыт подсказывал, что с такими крошками нельзя перегибать палку с проявлениями нежности и ласки. Любой намек на наглость заставляет их, как улиток, прятаться в свою раковину. Но Казимир знал один беспроигрышный способ преодоления их осторожности. Подсадить такую маленькую принцессу на крючок жалости – и можешь делать с ней все, что хочешь!

Поэтому он начал осаду очень осторожно, демонстрируя свои изысканные манеры и светское воспитание. Поцелуй такой дурочке ручку, слегка задержав ее тонкие пальчики в своей ладони, загляни в глаза восхищенным взглядом, и она непременно почувствует корону на своей головке и шлейф длинного платья за спиной. А дальше поддерживай огонь в костре иллюзий букетами цветов, милыми, ни к чему не обязывающими подарками, балуй ее сладостями и не жалей времени на романтическую ерунду.

Узнав о том, что у Маши есть сын восьми лет, Казимир мысленно поморщился. Какой еще сын? Зачем нам сын? Сын мог только помешать. К счастью, мальчишка проводил лето у бабушки за городом. Значит на осуществление плана у него не больше полутора месяцев до начала учебного года. Следовало торопиться.

Чтобы коктейль из романтических бредней и откровенного вранья был максимально крепким, Казимир добавил в него нотку жалости, рассказав слезливую историю о своей «несчастной семейной жизни». По версии Казимира, жена, которую он искренне любил, бросила его, коварно изменив с его близким другом. А он, глубоко оскорбленный, но любящий, не стал опускаться до мести, а великодушно дал развод, разом потеряв любимую женщину и верного друга. Он безумно страдал, чуть не покончил жизнь самоубийством, но удержался ради дочери.

История с дочерью получилась пронзительно трогательной. Казимир даже мысленно аплодировал себе за виртуозную актерскую игру. С повлажневшим взглядом он вещал растроганной Маше, как тоскует по девочке, его единственной кровиночке, как она сниться долгими одинокими ночами, как мерещиться ему в тишине ее звонкий детский смех. Но коварная мать не разрешает ему видеться с девочкой, пытается порвать невидимую, связывающую их нить кровного родства, угрожая увезти ребенка в другой город, если он будет пытаться увидеть ее. Смена школы, потеря друзей для ребенка – это такой стресс! Но ради благополучия дочери он готов пожертвовать собой. А вообще - то он очень, очень любит детей. А о сыне так вообще мечтал всю жизнь.

Заметив тень сострадания в глазах Марии, Казимир удовлетворенно вздохнул: второй этап пройден успешно. Теперь она будет его жалеть, не как убогого, а совсем чуть-чуть. И эта легкая жалость, как пикантная приправа, будет только усиливать вкус любовного блюда, которое он готовит тщательно и терпеливо.


Маша возвращалась домой с работы, когда на лестничной площадке ей встретился Потапов. Она с удивлением отметила идеально отутюженную белую рубашку и новые джинсы, ладно сидящие на спортивной, тренированной фигуре старого друга.
- Привет, Маш! – Проговорил он, загораживая ей проход, и с места в карьер добавил, - а давай в кино сходим. Говорят, хороший фильм идет, шпионский боевик. Тебе же всегда нравились шпионские истории.

Смерив его надменным взглядом, Маша покачала головой и усмехнулась:
- Вы что, сговорились с Зоей Степановной? Отстань от меня, Потапов! Не пойду я с тобой в кино, даже не проси.
Она обошла его, как надоедливое препятствие, и стала открывать дверь своей квартиры.
- Со мной не пойдешь, а с ним пойдешь, с этим долгоносиком?

Маша замерла в дверном проеме будто ее ударили в спину, медленно обернулась и ледяным голосом предупредила:
- Еще раз назовешь его долгоносиком, я с тобой разговаривать перестану. И вообще, Потапов, замолчи, пока я еще считаю тебя другом.
- Маша, именно потому, что я твой друг, я и прошу тебя не связываться с этим типом! – Если бы она не была так зла, то непременно заметила бы и горящий взгляд Мишки и нотки отчаяния, прозвучавшие в голосе. – Неужели ты не видишь, что он… мутный какой-то!

- Мутный?! – Она перестала сдерживать возмущение и перешла в атаку, шаг за шагом оттесняя Мишку к ступеням лестницы. – Да он замечательный! Он умный, образованный, интеллигентный, в отличие от тебя. И завтра я с ним не в какое-то кино на дурацкий боевик, а в филармонию на концерт классической музыки пойду! Ты сам хоть раз был в филармонии? А у него, между прочим, дед был известным советским писателем. Про Казимира Вольского слышал когда-нибудь? По его романам фильмы снимали, по пьесам спектакли ставили, дачу как знаменитости в Комарово дали. Дед его с самой Ахматовой дружил, и она к нему в гости ходила. А ты, Потапов, со своим боксом последнюю книжку десять лет назад в руках держал, и то это был школьный учебник.

Мишка от неожиданности совсем растерялся и под напором разъяренной подруги детства отступал и отступал к лестнице. Вдруг его нога соскользнула с верхней ступеньки, и он чуть не свалился с лестницы, еле удержался, схватившись за перила.
- Ты чего, Маш?..
- Отвали от меня, Потапов! Не вмешивайся в мою личную жизнь, а то я назло тебе завтра же замуж за него выйду.
- Дура ты, Машка! Ну, кто назло замуж выходит? Мало глупостей в своей жизни натворила? Еще одну надо!.. Да выходи ты за кого хочешь, только потом не жалуйся!

Обида и злость, рухнувшая надежда и мрачные предчувствия обрушились на него с такой силой, что сдавило горло и последнюю фразу он выкрикнул ей в лицо хрипло и сдавленно. И зачем она только вернулась в родительский дом, зачем снова появилась в его жизни? Как теперь справиться со всем этим? Ведь влипнет дурочка в историю, как ее уберечь?! Как остановить от очередной глупости?! Мишка резко выдохнул, повернулся к ней спиной и побежал вниз по лестнице, прыгая через ступеньку, точно пытался убежать от собственных чувств.

Маша фыркнула и с гордо выпрямленной спиной вернулась в свою квартиру. Ее вовсе не пугала черная трещина, прочертившая старую дружбу
http://www.proza.ru/2018/09/22/443


Рецензии