Черный квадрат Казимира. Глава 15

                Глава 15.
Маша сидела на работе и лениво перебирала анкеты очередных «кандидатов». Энтузиазм ее несколько поубавился за последние две недели. В голову лезли невеселые мысли, потому что закон диалектики никак не желал срабатывать. Количество глупых, скучных и откровенно наглых представителей мужского пола на сайтах знакомств все еще не переходило в качество хотя бы в виде одного-единственного, но достойного «кандидата».

Взгляд Маши скользнул по незапоминающейся физиономии, запечатленной на фотографии в очередной анкете. Она уже собиралась перейти к следующей записи, как внизу экрана выскочило сообщение:
«Доброго времени суток, Мария! Скажите, какой чай вы предпочитаете?»

Чай? Какой еще чай? При чем здесь чай? Подумала она и ответила вопросом на вопрос, быстро пробежав легкими пальчиками по клавиатуре:
«Что вы имеете в виду?»
«Я имею в виду чай, который большинство человечества используют как тонизирующий напиток. Так какой чай вы, голубушка, предпочитаете: черный, зеленый, красный, белый?»

Ее собеседник использовал неожиданное слово «голубушка», обращаясь к Маше. И от этого слова повеяло уютной стариной с запахом пыльных книжных переплетов. Удивительное слово, думала Маша, нет в нем ни откровенной лести, ни нахального заигрывания, ни казенной официальности. Но она сразу почувствовала себя юной, прелестной барышней из благородного семейства, к которой с нежностью и искренним восхищением обращается скромный кавалер.
«А разве бывает белый чай?» - Не сдавалась Маша, продолжая отбиваться вопросами.
«Цвет чая зависит от степени ферментации чайных листьев. Из ваших вопросов я делаю заключение, что вам, голубушка, еще не приходилось пробовать этот благородный напиток».

«Вы правы. Черный и зеленый чай пробовала, а красный и белый нет».
«Не будет ли с моей стороны слишком большой дерзостью пригласить вас, Мария, в очень милое чайное заведение в центре города и угостить вас, например, таким дивным напитком как пуэр? Это чай очень высокой ферментации. А технология его приготовления пришла к нам из древнего царства Шу. Прежде чем попасть на стол, листья чая сушат, вялят и ферментируют. Процесс ферментации по древней технологии занимает от 20 лет и более, а элитные сорта, коллекционные, могут храниться до 300 лет! Такой чай называют шен пуэр. К сожалению, в эпоху высоких скоростей не у многих хватает терпения столько лет тратить на дозревание чая. Существует более быстрый способ ферментации, занимающий гораздо меньше времени. Такой чай, приготовленный по новой технологии, называется шу пуэр. Его цвет более яркий и насыщенный, но вкус, увы, не столь изысканный».

«Это вы в Википедии вычитали?»- решила повредничать Маша.
«О, голубушка, никакая Википедия не может передать вкус и аромат любимого напитка китайских императоров! Шен пуэр 300-летней выдержки не гарантирую, а хороший качественный ши пуэр мы с вами попробуем, только соглашайтесь. Хозяин чайной мой старый друг. Он привозит чай из Китая и знает сотню способов его приготовления».

Палец Маши застыл над клавиатурой. Ответить отказом или согласиться? Хм, на кофе приглашали, на бокал вина тоже, в рестораны и кафе водили. А вот на чашку напитка из древнего царства Ши ее никто еще не приглашал. Маша усмехнулась. Похоже, этот «кандидат» с заурядной внешностью не глуп, русским языком владеет хорошо, может заинтересовать собеседника. Да, он ее заинтересовал! Даже если и на этот раз она вытащила пустышку, то по крайней мере обогатиться новыми знаниями о чаях.

«Хорошо, я согласна».
Лишь обменявшись номерами телефонов Маша посмотрела, как зовут ее нового знакомого. Казимир… Имя тоже было необычным, как и манера вести беседу. Ну что ж, посмотрим, что он за фрукт!


Казимир, застыв в тревожном ожидании над экраном ноутбука, не сдержал ликующего возгласа, когда девушка прислала свой телефон:
- Есть!!
Он вскочил из-за стола и забегал по комнате. Нервное возбуждение переполняло его, не давало спокойно сидеть на месте. Когда час назад он, без всякой надежды листая сайты знакомств, вдруг увидел ЕЁ, в сердце его дрогнула и зазвенела неведомая струна. С фотографии на него смотрела Полина!.. Нет, он не сошел с ума, и это не были зрительные галлюцинации, но незнакомая девушка по имени Мария была невероятно похожа на его дочь. Та же тонкая, гибкая фигурка с изящными руками и ногами, с румяной от солнца кожей, те же ярко голубые глаза, та же очаровательная улыбка и волосы, светлые золотистые волосы с невероятным, редчайшим розовым оттенком, будто солнце, погладив ее по голове, растворилось в волосах.

Судя по анкете, девушке было 28 лет, но за счет хрупкости фигуры, короткой стрижки и по-детски невинной улыбки, выглядела она совсем юной. Сердце Казимира затрепетало в предвкушении. Эта, именно эта девушка могла стать его спасением! Он это чувствовал.


Они встретились через два дня, и новый знакомый проводил Машу в маленький ресторанчик, вернее чайную, украшенную снаружи китайскими фонариками. Очередной «кандидат» оказался внешне самым обыкновенным, даже скорее непривлекательным, но одет был в элегантный костюм с галстуком. Маша сразу обратила внимание на щегольские замшевые ботинки и дорогие часы на правом запястье. И вообще от этого невзрачного мужчины исходило ощущение солидности и уверенности в себе, что нивелировало непривлекательность лица.

Казимир был чрезвычайно вежлив и предупредителен, проводив ее за столик в небольшом уютном помещении, оформленном в китайском стиле. Прямо возле столика среди декоративных растений журчал маленький фонтанчик, наполняя атмосферу чайной уютом и негой, словно они собрались пить чай в тенистом саду теплым вечером. По стенам заведения змеились чешуйчатые драконьи тела, сверкая пурпуром и золотом, и висели картины с видами гор и водопадов, сделанные в традиционном стиле на шёлке.
- Давайте сначала поедим, - предложил Казимир, усаживаясь за стол, - пуэр не принято пить на пустой желудок. Тем более, что китайская кухня очень вкусна и полезна.
- Хорошо, - согласилась Маша, - надеюсь  в отношении китайской кухни вы тоже меня просветите.

Пока ожидали заказ, пока симпатичная официантка в национальной одежде расставляла перед гостями блюда на прямоугольных и квадратных тарелках, новый знакомый рассказывал Маше много интересного. Он вел себя как экскурсовод, фокусируя внимание не на слушательнице, а на предмете разговора. Эрудированный, образованный, любезный, ненавязчивый. У девушки сложилось впечатление, что он привел ее сюда не ради своего любопытства, а чтобы познакомить ее с китайскими традициями, доставить ей, Маше, удовольствие. И это было приятно.

Казимир научил Машу есть китайскими палочками. Правда далось это с трудом. Привычные к ложкам и вилкам пальцы, никак не хотели удерживать деревянные, покрытые иероглифами палочки. Маша хохотала, ее спутник добродушно улыбался, в пятый раз вкладывая в ее ладошку между непослушными пальчиками приспособления для еды, и терпеливо приговаривал:
- У вас все получится, голубушка, обязательно получится.

И Маше стало легко и просто с этим незнакомым человеком. Когда принесли все для чая, с интересом слушала и наблюдала за действиями Казимира. А тот решил собственноручно приготовить напиток.
- Сначала чай нужно промыть, - рассказывал Казимир, отламывая кусочек от прессованной чайной лепешки и насыпая чай в керамическую чашечку- гайвань. – Засыпаем чай в гайвань и заливаем его холодной водой минут на пять.
- Я думала, что китайцы заваривают чай в чайниках, - заметила Маша, с любопытством наблюдая за ловкими руками своего собеседника.
- Можно и в чайнике, особенно когда за столом собираются несколько человек. Но в чае, приготовленном с помощью гайвани есть особое очарование. После холодной воды, которая смывает всю пыль и грязь с чайных листьев, заливаем горячей, но не кипящей водой. И сразу сливаем.
- Опять сливаем? – удивилась Маша, провожая взглядом темную, насыщенного цвета жидкость, выливаемую из гайвани.
- Да. Вот теперь чайный лист у нас совершенно чистый и уже начал отдавать свой волшебный аромат.

Слитым первым настоем Казимир аккуратно омыл маленькие пиалки для чая, пока чайные листочки набухали, расправлялись под крышкой в гайвани. Он не просто заваривал чай, он священнодействовал, ворожил, мысленно произнося заклинания, превращая обычный напиток в колдовской зелье.
- Теперь заливаем наш чай горячей водой и ждем секунд пять и можно пить чай.
Казимир разлил отвар по пиалам и придвинул посудину к девушке.
- Чувствуете, какой аромат?
Маша втянула носом пар, пытаясь разобраться в запахах.
- Попробуйте, Мария, голубушка. Какие нотки вы ощущаете в этом необыкновенном напитке?

Маша попробовала и нахмурила лоб.
- Странный вкус… Древесной корой пахнет или опилками…
- Точно, - кивнул Казимир, пригубив пиалу, - а еще старым пыльным чердаком и чуть-чуть сухофруктами. Некоторые утверждают, что у пуэра вкус сырой земли. Хотел бы я посмотреть, где и когда эти знатоки пробовали сырую землю!
- Действительно старым чердаком, – засмеялась Маша, вдруг осознав, что новый знакомый ей нравится. В нем странным образом сочетались солидность и жизненный опыт с юмором и вкусом к жизни. С ним было легко и весело.

Вечер завершился прогулкой на катере по рекам и каналам Петербурга, что только добавило хорошего настроения девушке. Спутник Маши, склонившись к ее уху, перебивая экскурсовода, увлеченно рассказывал о проплывавших мимо дворцах и музеях, мостах и набережных, памятниках и соборах. Объем его знаний поражал. И очертания родного, привычного с детства города приобретали необычные черты, будто ты смотришь через увеличительное стекло и глазам твоим вдруг открываются удивительные, прекрасные, неповторимые детали, которые раньше от тебя ускользали. Ощущение легкости и непринужденности всю прогулку сопровождали ее, как свежий ветерок с Невы.

Уже в самом конце прогулки, когда катер делал разворот, приближаясь к месту швартовки у Эрмитажа, оставляя сзади по левому борту стрелку Васильевского острова с терракотовыми свечами Ростральных колонн и сахарно-белым фронтоном Биржи, Казимир внимательно посмотрел на свою восторженную спутницу и сказал: «Посмотрите вокруг, Мария! Все это творения Росси, Растрелли, Трезини, Монферрана, Кваренги, Тома де Томона… Даже их имена, как музыка! Этот город обладает необыкновенной магией. Он околдовывает, завораживает, пропитывая нас своей красотой. Вот и в ваших глазах, Машенька, навеки поселилась синева Невской волны». Маша ничего ему не ответила, но почувствовала себя не просто красивой женщиной, но волшебницей, колдуньей. И душа ее, как белокрылая чайка, воспарила над речной стихией. А потом ее новый знакомый вызвал такси и отвез Машу домой.

Машина притормозила возле подъезда и галантный кавалер, распахнув дверцу перед дамой, помог ей выйти из такси, довел до дверей подъезда, возле которого, как всегда, сидели местные великовозрастные сплетницы (делать им больше нечего?!). Бросив на девушку восхищенный взгляд и прошептав так, чтобы никто кроме них не услышал: «Вы взяли мое сердце в плен, прекрасная Мария, умоляю, будьте с ним осторожны, оно очень хрупкое и его легко разбить», склонился в поклоне и поцеловал ей ручку. Рты у наблюдающих за всем этим бабулек раскрылись от удивления, а Маша смущенно зарделась от неожиданности и горячего прикосновения его губ. Казимир вежливо попрощался, спросив разрешения позвонить в ближайшие дни, и уехал на такси.

Свидетелем последней сцены стал Михаил, возвращавшийся с прогулки с собакой. Он увязался за Машей и вместе с ней вошел в лифт.
- Это что за перец с длинным носом тебя провожал? – Едва оправившись от удивления и добавив ехидности в голос, спросил Потапов.

Маша надменно вздернула нос и фыркнула:
- Сам ты перец, Потапов. И тебя не касается кто и когда меня провожает!
- Ей богу, Машка, не могла найти себе по симпатичнее что ли? Где ты откопала этого жука – долгоносика?
- Он не долгоносик! - Рассердилась Маша. – А будешь совать свой нос в чужие дела, у тебя он тоже станет длинным.

Лифт остановился на ее этаже и она, бесцеремонно отодвинув друга детства в сторону, протиснулась к двери.
- В мужчине красота не главное, да будет тебе известно, - назидательно произнесла Маша, смерив Михаила презрительным взглядом.
- А что главное? – Спросил он, но ответ не услышал, потому что двери лифта с громким скрежетом закрылись и пришлось нажимать на кнопку следующего этажа. Под ногами крутился Чарли, пытаясь заглянуть в глаза хозяина, чтобы понять, почему у него так резко испортилось настроение? Ведь прогулка была такой замечательной.

http://www.proza.ru/2018/09/21/1118


Рецензии