Черный квадрат Казимира. Глава 13

                Глава 13.
Опять ночами Казимир маялся, задыхаясь в удушливых объятиях своих снов, опять просыпался в поту на смятых, скомканных простынях. А губы его, искусанные, потрескавшиеся, беззвучно шептали: «Полина! Полина!!». Ненадолго отступившая мука вернулась и накатила с удвоенной силой. Сотрудники на работе с тревогой спрашивали его: «Вы не заболели, Казимир Станиславович?». И он понимал, что да, болен, безнадежно, неизлечимо болен. Но где найти врача, способного облегчить его страдания, не знал.

Однажды в очередном изматывающем душу и тело сне из тайных закоулков его души выползла черная кобра и, расправив свой капюшон, пошевеливая тонким раздвоенным языком, зашептала:
- Мучаешься, терзаешь себя? С природой не поспоришшшь... Скоро похоть задушит тебя, и ты умрешь, как жалкий монах-отшельник. Тебе нужна женщина, Казимир, как воздух нужна…

Казимиру показалось, что скользкое прохладное тело гадины коснулось его руки и вздрогнул.
- Мне нужна не просто женщина, мне нужна Полина. А это невозможно, немыслимо! – Ответил он, отодвигаясь в сторону.
Но говорящая тварь не унималась, продолжая насмехаться, выплевывая ему в лицо презрительные слова.
- Трус, жалкий труссссс… Женщина, та или другая, все равно остается женщиной. Мелкий длинноносый уродец, ты не способен на поступок! Ты неспособен даже использовать свой ум – единственное свое преимущество. Вспомни о сублимации…

Кобра прошуршала чешуйчатым гибким телом по смятым простыням и исчезла. А в голове очнувшегося от сна Казимира продолжало звенеть, как случайно задетая хрустальная люстра, слово «сублимация». Он вскочил с постели и кинулся к ноутбуку. С трудом дождавшись, когда экран засияет нежным зеленоватым светом, набрал пригрезившийся термин в поисковике. Википедия охотно объяснила, что такое «сублимация»:
 «Защитный механизм психики, представляющий собой снятие внутреннего напряжения с помощью перенаправления энергии на достижение социально приемлемых целей».

Закрыв ноутбук, Казимир снова рухнул в постель, вдруг почувствовав озноб. В доме под утро становилось прохладно. В конце концов жуткая тварь, что по ночам подсматривает его сны, в чем-то права. Полина навсегда останется запретной, ни при каких обстоятельствах не реализуемой страстью. Но надо что-то делать, а то он вскоре сойдет с ума. Кроме Полины в мире существует огромное количество женщин, доступных женщин, на которых не распространяется табу.

Казимир воспрял духом, как неизлечимый больной, вдруг услышавший о новом способе лечения. Первым делом он внимательно посмотрел вокруг себя на работе. В фирме работало довольно много женщин, молодых и не очень, замужних и свободных, красивых и непривлекательных. Выбор был.

Проходя в кабинет шефа на утреннее совещание, Казимир не стесняясь заглянул в откровенное декольте секретарши Арины. Та ничуть не смутилась, наоборот, расправила плечи и призывно улыбнулась. Взгляд Казимира скользнул в манящую ложбинку между жемчужно-розовыми округлостями. Он прислушался к внутренним ощущениям, уловив слабые вибрации внизу живота. Но его болезненное зрение тут же отметило дряблость кожи этих самых округлостей, неприятные красноватые пятна, как от аллергии, и вибрации затухли, так и не вылившись в уместное в такой ситуации вожделение.

Во время обеденного перерыва Казимир заметил за соседним столиком Анастасию, сотрудницу из экономического отдела, женщину лет 35. Пару лет назад у них случился короткий и неожиданный даже не роман, а эротический эпизод. Анастасия только устроилась на работу в их фирму и ее специально пригласили на очередной корпоративный выезд за город, чтобы новенькая сотрудница познакомилась с сослуживцами, обвыклась, почувствовала себя членом команды. На турбазе, среди соснового леса, на берегу озера отдых начался со спортивных игр и катания на лодках, а потом плавно перешел в песни у костра и выпивку под ароматные шашлыки. Казимир подсел к заинтересовавшей его новой сотруднице и, развлекая девушку разговорами, незаметно подливал в ее стакан крепкий алкоголь. Под конец вечера так напоил Настеньку, что та еле держалась на ногах с непривычки. Как истинный джентльмен, Казимир волоком доставил ее в номер и уложил в постель. Пикантность заключалась в том, что это был его номер и его постель. Вспомнив это свое приключение, Казимир усмехнулся. Секс с совершенно пьяной бабой еще то удовольствие! С тех пор Анастасия всегда отводила взгляд в сторону, случайно сталкиваясь с Вольским в коридоре.

Она изменилась за эти два года, располнела, но элегантный костюм и тщательно выполненный макияж делали ее все еще привлекательной женщиной. Заметив взгляд Казимира, она посмотрела в его сторону и недовольно нахмурилась. «Чего тебе от меня надо?» - вопрошали ее глаза. В другой раз ее откровенное недовольство только бы раззадорило Казимира, и он снова вышел бы на охотничью тропу. Но изменившее ему в последнее время зрение, как под лупой, во всем привлекательном облике женщины выделило излишний объем бедер, их неровный контур под облегающей юбкой, явно свидетельствующий о целлюлите, волнистую линию талии, словно на нее надели парочку спасательных кругов. И настроение снова упало. Ему стало противно, и он отвернулся в сторону. Нет, на работе смотреть не на что!

Что же делать? Как решить проблему? Погрузившись в раздумья, Казимир медленно шел по улице, не замечая первой робкой зелени на деревьях, гомона воробьев в оживающих кустах. Город, как и природа вокруг, медленно просыпался после долгого зимнего сна. Вдруг на асфальте прямо под ногами Казимир прочел надпись, сделанную свежей краской: «Отдых 24 часа». Далее следовал номер мобильного телефона. Казимир остановился и, не обращая внимания на толкающих его со всех сторон прохожих, записал этот номер в свой телефон.

Он был готов заплатить любые деньги, поэтому телефонные переговоры длились не долго и закончились обещанием прислать по указанному адресу самую юную, самую нежную и хрупкую жрицу любви. Казимир стал ждать.

Никогда раньше не приходилось ему покупать любовь. Он был слишком умен, слишком хорошо знал женскую психологию, поэтому, потратив совсем немного времени на символические ухаживания, легко получал то, что хотел без всяких денег. Да и общение с проститутками считал ниже своего достоинства. Высшим пилотажем Казимир считал принудить красивую, глубоко порядочную женщину, а не какую-то шлюшку, добровольно упасть в его объятия. В этом был спортивный интерес, в этом был азарт. И чем неприступнее казалась женщина, тем острее интерес.

Но сейчас он чувствовал себя припертым к стенке. Ни сил, ни времени, ни желания искать подходящий объект для своих психологических экспериментов не было, так бушевала внутри него темная энергия, грозясь, как вулкан, выплеснуться однажды наружу раскаленной лавой и сжечь, уничтожить все вокруг.

На улице за забором остановилось такси, разукрашенное в желто-зеленые тона и с традиционными черными шашечками на боку. Из автомобиля вышла юная дева и танцующей легкой походкой направилась к хозяину дома. Казимир с замирающем сердцем смотрел на тонкую, хрупкую фигурку с длинными стройными ножками, с копной светлых волос, обрамляющей нежное личико. Гостья была, несомненно, красива: с тонкой талией, с изящными щиколотками, с длинными музыкальными пальчиками, с большими голубыми глазами. В груди Казимира что-то дрогнуло в предвкушении.

Девушка подошла совсем близко и улыбнулась ярко накрашенными сочными губами.  И от этой улыбки, похожей на улыбку проголодавшегося вампира, вся иллюзорная картинка рухнула. Казимир сразу заметил выглядывающую из-под короткого подола резинку чулок в вульгарную сеточку, и тонну косметики на лице, и хищный взгляд прожженной, циничной сучки. Его передернуло от отвращения.
- Вам сколько лет, мадам? – Неприязненно спросил он, нахмурившись. – Я заказывал самую юную девочку.

Гостья изумленно подняла нарисованные карандашом брови.
- Восемнадцать. Тебе паспорт показать, дядя? – и криво усмехнулась.
Жрица любви оценивающе смотрела на невзрачного хилого мужичка лет сорока с длинным, чуть приплюснутым носом. С такой внешностью он еще и выбирает?
- Восемнадцать – это слишком много! – Замотал головой Казимир, отчетливо понимая, что паспортный возраст здесь не при чем. У девицы были глаза прошедшей сквозь огонь и воду, повидавшей в своей жизни такого, на что нормальному человеку и смотреть не стоит. – Вы мне не подходите!

- Вот те раз, – засмеялась гостья низким, прокуренным смехом, - ты же меня первый раз видишь, дядя, а уже выводы делаешь. Не дрейфь, тебе понравится, вот увидишь. Я такое умею, что потом добавки попросишь! А меньше восемнадцати – это статья.
Она схватила его за пуговицу рубашки и, продолжая улыбаться кровавыми губами, заглянула в глаза. На дне души его колыхнулась мутная, вязкая тьма. Казимир отшатнулся от развязной девицы и с омерзением отодрал от себя ее цепкие пальцы.
- Уходите! Вы мне не подходите!
Лицо жрицы любви недовольно вытянулось.
- А деньги? Я, между прочим, за такси, чтобы меня доставили в эту глушь, кучу денег заплатила. Компенсировать бы надо, дядя.

Казимир, не споря, полез в карманы за деньгами. Он готов был еще и приплатить, лишь бы отвратительная девка оставила его в покое. Та, бросив быстрый взгляд на скомканные бумажки в руке странного клиента и заметив красноватую пятитысячную купюру, быстро выхватила всю пачку из его рук и, гордо выпрямив спину, торопливо направилась к калитке. Пока этот псих не спохватился, надо было смываться. Вот черт, где ж здесь такси взять в этой деревне? Неужели придется чапать в город на электричке?

Когда юная дева с лицом голодной вампирши скрылась из вида, Казимир облегченно вздохнул и устало потер лоб ладонью. Вокруг него были сотни, тысячи, десятки тысяч женщин, но ни в одной из них не было того, чем была наполнена его Полина – чистотой и свежестью, которые, как апрельскую капель, падающую с залитой солнцем крыши, хотелось ловить губами и пить, пить, наполняясь солнечным светом и энергией новой жизни. Обреченно ссутулив плечи, он поплелся в дом, закрыв за собой дверь на щеколду.

http://www.proza.ru/2018/09/21/1098


Рецензии