Легенда о любви Глава 4 Неразрешенная загадка

С тобой я на Кавказ взбираюсь

И в жерло Этны нисхожу,

В шумящие моря пускаюсь

И в тишине пустынь брожу.

Исполненный благоговенья,

По необъятностям творенья

Я на крылах твоих парю

И в океане Звезд купаюсь,

Брегов и дна нигде не зрю...

И так, фантазия, посланница Небес, со мной!

Когда ко мне с улыбкой входишь,

Ты всякую печаль отводишь

И в душу сладкий льешь покой.

( А.Х. Востоков 1805 )



Глава 4  Неразрешенная загадка


     Пока молодые выясняли свои отношения, князья Куракины,  Афанасий Федорович с супругой благополучно добрались до имения Снеговых. Посыльные Ивашка с Варварой вовремя приметили карету, доложили и состоялся радостный прием гостей.

Петр Ильич и Анна Григорьевна после сцен, которые им устроила любимая дочь, чувствовали особую радость от встречи с давними приятелями и дай Бог, с будущими родственниками.

С дороги гости проголодались, да и хозяевам тоже пора было подкрепится, все отправились обедать. По русскому обычаю, стол был накрыт старинным серебром, ломился изобилием закусок, явств и бутылок с вином. Шла тихая беседа. Сначала говорили о погоде, о видах на урожай, о старых знакомых, о последних новостях из столицы, а после второго тоста заговорили, наконец, о будущем своих детей. И всё в этой беседе шло складно да ладно...

Хозяин, граф Петр Ильич, поднял свой бокал:

- Я предлагаю тост за молодых!

Все засмеялись, радостно чокнулись, и беседа еще более оживилась. Анна Григорьевна сидела рядом с княгиней Куракиной, они раскраснелись и ощущали особое расположение друг к другу. Апполинария Тихоновна выпила вина, улыбнулась графине Снеговой, расслабленно подумала:
- Ведь мы с Анной  подруги, и мужья наши всегда были друзьями, как хорошо будет, когда наш Мишенька женится на Ирине. Даст Бог, и наследники пойдут. Господи, как я хочу дождаться внуков! Теперь я понимаю, о чем мне толковал Афанасий Васильевич, супруг мой всегда о будущем думает!

Анна Григорьевна тоже вспоминала, как они, наблюдая за беспечными забавами своих детей, часто подшучивали, что вот мол, вырастут они и поженятся. Но вот дочь выросла и такие сложности возникли, о которых она себе и представить не могла. Графиня была согласна с мужем, что причиной вольнодумства Ирины было увлечение французскими романами.

- Ах, даже думать об этом больше не буду. Все равно вышло так, как мы хотели. И Слава тебе, Господи! Для моей Ирины - сын князя Куракина – самая лучшая партия, она и сама скоро это поймет.
Апполинария Тихоновна вздохнула и посмотрела на мужа, который, кажется, сиял от счастья в обществе старого друга. Они с Афанасием Федоровичем уже изрядно выпили, разгорячились. Петр Ильич громко смеялся, шутил, вспоминал военные подвиги боевого товарища в турецких походах, подбадривал его и все шло к традиционным братаньям и прочим мужским развлечениям:

- Надеюсь в этот раз не будет стрельбы на спор из пистолетов? - шепнула  Анна Григорьевна:

- Боюсь, что все будет, как обычно и нас заставят еще присутствовать при сем развлечении, - засмеялась в ответ Апполинария Тихоновна.

Но тут она вспомнила француженку Мими, увлечение своего сына…Эмилия Лероль была гувернанткой в доме князей Оболенских. И Михаил связался с ней, влюбился совершенно и даже собирался бежать с этой Мими куда-то в Голландию. Это было ужасно. Материнским инстинктом почуяв, что с сыном творится неладное, Апполинария Тихоновна, потихоньку от мужа, устроила слежку, подкупила компаньонку в доме Оболенских, тоже француженку, и та охотно и подробно рассказала о планах
влюбленного мятежника. Мужу она ничего не сказала, потому что Афанасий Федорович мог наломать дров, а Михаил тоже был горяч, не послушался бы прямых запретов отца из упрямства, сбежал бы с этой Мими на чужбину и сгинул бы там среди супостатов! Что пережила мать, не передать словами! Даже вспомнить страшно. Апполинария Тихоновна говорила с сыном, но ничего не могло остановить Михаила, и ей пришлось пообещать наложить на себя руки, если он не одумается и осуществит задуманное…

И вот теперь все позади, сын беседует с невестой, счастливые родители обсуждают устройство семейного очага молодых. Идиллия!

- Боже мой, не могу поверить своему счастью. Как отлегло-то от сердца! Вот хорошо им, мужчинам, ни о чем они не переживают, вояки.

Графиня увидела, что Петр Ильич и Афанасий Федорович встали из за стола.

- Нет, кажется, они, точно, пойдут стрелять из пистолетов, - шепнула она Апполинарии Тихоновне, - А мне потом головные боли от грохота выстрелов и хохота моего дорогого супруга, ты же знаешь, он смеется громче пушечных раскатов!
Но графиня лукавила и никакие стрельбы уже не могли испортить ей настроение. Хозяйка указала взглядом на бокал, и расторопный слуга Тихон сразу все понял, налил вина ей и княгине Куракиной.

- Давайте, голубушка, выпьем за наших детей, пусть они будут счастливы! Они сейчас вдвоем, пусть поговорят, узнают друг друга получше.

- Скоро они поженятся, - с надеждой в голосе подхватила Апполинария Тихоновна, - Пусть у них все сложится по-хорошему!

Они чокнулись и выпили это вино, как чудесный нектар, настолько приятно было каждой из них ожидание перемен в судьбе своих детей. Эти сладкие мечты перебил громовой голос графа:
- Дамы, мы с моим другом Афанасием Васильевичем идем стрелять, надеюсь, вы с нами?!

- Тысяча чертей, - воскликнул Куракин, - Петр Ильич, клянусь Богом, сегодня я тебя, брат, обставлю!

Апполинария Тихоновна всплеснула руками:

- Князь, прекратите ругаться и не клянитесь Богом, умоляю вас!

Анна Григорьевна тоже запротестовала:

- Мы можем хотя бы сегодня, в такой день, обойтись без ваших дурацких забав? Подумайте о детях, судьба их решается, а вам бы только палить из пистолетов…

     Если в доме раздавались раскаты голоса графа, звон бокалов, довольный смех Куракина, возгласы дам, то в парке, где прогуливались наши молодые, господствовали совсем иные звуки...

Там, под сенью крон деревьев слышалось журчание бегущих струй воды, шелест листьев, стрекот стрекоз… Они располагали к искреннему и доверительному разговору. Но Ирина Петровна все еще кипела от сознания собственной правоты и усилий над собой. Она была уверена, что после того, как она твердо высказала Михаилу, что  его не любит, все будет ясно:

- Вы видите, я честна перед вами. Теперь вы знаете, что надеяться на взаимопонимание вам не стоит…

Михаил выслушал Ирину Петровну, не перебивая и не возражая ни одному слову. Потом он остановился, посмотрел ей в глаза и произнес:
- Ирина Петровна! Я вам так благодарен, вы даже себе не представляете, как! Спасибо за откровенность. Поверьте, я вас очень понимаю. Позвольте мне тоже рассказать о себе. Дело в том, что я люблю другую женщину, свою Эмилию и не смогу никогда забыть ее и буду любить всегда!

Ирина Петровна не ожидала такого поворота, она с удивлением смотрела на Куракина, а  он продолжил:

- Я хотел жениться на Мими, но она бедная француженка, без рода и состояния, маменька совершенно меня не понимает и даже грозила наложить на себя руки... Я не смог переступить через такое. Теперь я обещал родителям жениться на вас...Но я предлагаю вам свою дружбу, давайте исполним волю наших родителей. Обещаю, я не притронусь к вам, вы не должны бояться. От вас мне нужны только ваша поддержка и ваше понимание, поверьте!

Ирине Петровне показалось, что она увидела в глазах Михаила слезы, так он был искренен. Это поразило ее и растрогало. Она вязла его за руку и сказала:
- Я понимаю вас!  Все эти династические браки, когда люди живут не с теми, кого любят, а кого им назначат или потому, что так велит долг, ужасны!

- Да, я совершенно согласен с вами, надо любить и только любить!

Князь Куракин не верил себе, наконец-то он нашел понимание и где? Там, где меньше всего ожидал. Он заговорил с воодушевлением:

- Ирина Петровна, я так счастлив оттого, что нашел настоящего друга. Я шел и думал, что мне предстоит говорить с вами о вещах для меня не совсем приятных, а оказалось, вы понимаете меня.

В аллее послышались торопливые шаги и голос Варвары:

- Ирина Петровна! Ваша маменька просит вас и вашего жениха, - она посмотрела на князя Куракина, покраснела и смешалась, -  Они просят вас в дом!

- Варвара, передай, что скоро будем. Мы с Михаилом Афанасьевичем гуляем в парке, беседуем, дышим свежим воздухом.
 Ирина Петровна, взяла князя под руку, и они направились в сторону пруда:

- Михаил Афанасьевич, пойдемте скорее, а то они затащат нас за стол.

- Пойдемте, Ирина Петровна, в вашем имении замечательный парк!

- Да, старинный, некоторым деревьям уже более ста лет и пруд есть.

Так они шли в тени развесистых крон и каждый думал о своем… Вдруг князь что-то вспомнил и произнес:

- Ирина Петровна, а после свадьбы вам придется жить в нашем имении! Вы знаете об этом?

Ирина остановилась:

- Господи! Да я об этом даже не думала.
- Вам понравится у нас, вы же бывали в Светлых Полянах, правда давно.

- Михаил Афанасьевич, вы позволите ездить к маменьке,  когда мне захочется?

- Да, конечно, Ирина Петровна, я даже буду сопровождать вас. Ну, знаете, чтобы никто ничего не подумал…

Продолжение следует. Глава 5 http://www.proza.ru/2018/11/26/1863


Рецензии
Ира, признаться, начиная читать, думала, что будет легковесное чтиво, трафаретный сюжет. Но, к счастью, я ошиблась в своих предположениях. Читается легко и главное - с интересом. Роман построен в старых добрых традициях, слегка сентиментален, но в меру. У вас хорошая фантазия. Небольшое замечание к эпиграфу. Вторая строка:
"И в жерло Энты нисхожу" - скорее всего, должно быть ЭТНЫ (знаменитый вулкан Этна)
И второе: я увидела вас среди моих читателей. Если захотите, то прочитайте вначале повесть "Если можешь, прости". Она разбита на главы и собрана в сборник с тем же названием. Вам бы тоже надо собрать ваши повести в сборники, чтобы читатели не блуждали в поисках. С уважением,

Элла Лякишева   26.08.2019 16:12     Заявить о нарушении
Очень ценю Ваше мнение, особенно значимы для меня слова -
"Роман построен в старых добрых традициях".
Большое спасибо!

Ира Берестова   26.08.2019 19:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.