Добрая сказка. Глава 20

Оставшуюся часть дня были тихими, печальными, задумчивыми, играть как-то не хотелось, как и веселиться. Пошли извиняться перед ящерицами, бегемотом, лягушкой и палочником. К счастью, родственники были не злопамятными, да и сами любили пошутить, хотя и не так зло. Легли спать рано и быстро уснули, а утром побрели в лабораторию. Я поплёлся на своё место, выгнул гибкую спину, потянулся сладко, поднял зелёную шерсть дыбом. Хозяин приблизился, выдернул одну волосинку, подул на неё. Отправилась шерстинка в полёт, зависла над котлом, начала медленно опускаться, пока не коснулась поверхности фиолетовой жидкости, тут же раздался взрыв, посыпались искры, повалил желтоватый дымок, заполнил лабораторию, так, что мы оба закашлялись, а как рассеялся, приблизился маг к волшебному чугунному сосуду, нагнулся над ним и вытащил… небольшого белого лемурчика с необычайно огромными глазами.


- Какой белянчик, - девочка всплеснула ручками, - можно его на ручки взять?


- Этот не опасен, главное, не вздумайте атаковать его, - посоветовал маг, - пострадаете жестоко.


- Медведю предупреждать будем или как всегда? – уточнил я.


- А здоровяк не умрёт? – кроха повернулась к хозяину.


- Этот, не должен, - отмахнулся маг, - а имя новичку будет «Хадифа» (отражение в смысле, защита).


- Разве у нас нет У-у-у-у? – поинтересовался я.


- Носорог является «пассивным» щитом, - кудесник нахмурился, - просто неуязвим, а этот не только защищает свою плоть, но и, одновременно, атакует. Чем больше сходных, но всё же разнообразных воинов, тем лучше и выше шансы победить.
И вот поспешили мы к остальным.


- Гляди ка, дальний родич, - хихикнула Авира, - да какой миленький, можно его погладить?


- Чего это у нас медведескорпион сегодня такой тихий, – уточнил я, - окончательно потерял вкус к битвам?


- Как можно драться с такой прелестью, – великан вздохнул, - просто лапы не поднимутся. А чего это ты спрашиваешь, никак подвох имеется?


- Как и всегда, - я фыркнул, - попробуй стукнуть, только не очень сильно, не хотим, чтобы пострадал.


Гигант закрыл глаза, покачал головой, помялся немного, но всё же чуточку шлёпнул лемура, миг и отлетел назад, покатился по полу, замер и затих, поднялся, покачиваясь.


- Ты как? – мы кинулись к могучему братику.


- Ж-жить буду, - промямлил силач, - однако, приложили меня неслабо, Шмурку не позавидуешь, мягко говоря.


- Значит, мне бояться нечего, - обезьянка взяла у девочки беленького и прижала к груди, чмокнула в лобик, - я ведь не атакую врагов, а прячусь от них, чаще всего.


- Полагаю, нам стоит пойти на тренировочную площадку и как следует исследовать способности лемурчика, - предложил Барака, - чтобы потом понять, как его эффективнее использовать в схватке с недругом.


- Только очень – очень осторожно, - я облизнулся, - а то защищать хозяина будет просто – напросто некому, сами себя и прикончим.


И мы побежали играть во двор, благо, всё замок уже подготовил, как и прежде. Для начала, призвали У-у-у-у, он-то точно мог ничего не бояться. Привязали лемура к мишени, Мышка уселась верхом на неуязвимого, воспользовалась удочкой с вкусняшкой. Гигант понёс вперёд, как и обычно, затормозить не успел, девочка взмыла в воздух буквально в последний момент. Удар и великан отправился в полёт. Хорошо жилище создало над собой энергетический купол, живой снаряд ударился в него и рухнул вниз, проделал в плитах двора изрядное отверстие, выбрался, встряхнулся, нахмурился, пытаясь понять, что произошло, но почти сразу и успокоился. Хорошо, иногда, иметь короткую память!


- Ух, ты, - малышка захлопала в ладошки, - это здорово – здорово – здорово!!! Кто следующий?


Мы как-то замялись, засмущались, кому охота испробовать на собственной шкурке личное могущество, даже зная, что Кадур вылечит или воскресит? Лучше пусть кто-нибудь другой рискует.


- А давайте лягушку принесём и палочника? – предложил я.


- От Шэхуда толка никакого, - не согласился Барака, - он ведь и так, без крайней необходимости, не двигается. Разницы принципиальной не приметим. Да и у Цфар Деа вряд ли новые конечности появятся, разве сработают её чары как антимагические, станет кем-то другим.


- Так это и есть самое интересное! – малышка сама побежала за поскакушкой.


Мы, правда, во избежание недоразумений, объяснили сестричке, что с ней может сделаться. Лягушка подумала и махнула лапкой, поняла, всё одно не отцепимся. Примерилась, выстрелила языком в лемура, шлёп, и язык и конечности её стали… человеческими!!!


- Ух, ты – ух, ты – ух, ты, - обрадовалась кроха, - я же говорила, что должно выйти здорово!!!


- Да, неожиданный результат, - я шлёпнул Кадура, и жертва эксперимента стала прежней и привычной.


- Это ещё что, - я подкинул мячик, - давай проверим исполнителя желаний!


Не успел никто остановить, как я бросил волшебный артефакт, который стукнулся о тело Хадифа, миг и стал кубиком, у которого выросли четыре лошадиные ноги, голова того же животного и хвост.


- И что это такое? – растерялся я.


- Вероятно, наш братец исполнил собственное желание, - предположила Авири, - обрёл конечности. Спасибо, Мяукатор, лишил нас единственного, кто мог подстраховать от неудач!


- Есть одна идея, - ёжик фыркнул, - коли беленький тех, кого атакует, наказывает, не наградит ли добряка, что его обласкает, извинится? Кадур, попробуй поцеловать лемура.


Лошадкообразный сразу заскучал, но, понимая, что долг важнее личного счастья послушно приблизился к мишени, и принялся облизывать пушистика. Не прошло и несколько мгновений, как вернул себе прежний облик.


Мида предпочла выстрелить в испытуемого увеличивающим лучом и мигом превратилась в гигантиху, раза в три больше, чем прославленная птица Рух, закрыла собой небо. Хорошо, способности не лишилась, смогла саму себя обратно уменьшить. Получилось как-то не смешно. Пицуц взорвался рядом с белым пушистиком, изрядно напугав бедняжку, сам убежал, вопя от ужаса, тело его разнесло на мелкие кусочки, тут же восстановился. По крайней мере, красиво выглядело. Мышка даже просила повторить, но броненосец решительно отказался.


- Если взрываться я люблю, это суть моя, то второй раз так пугаться не хочу, - заявил ворчун, - чуть сердце не остановилось. Дурные шутки, мягко говоря. Хочешь, сама попробуй, коли смелая, а я всё!!!


Шакуф погладил лемурчика хоботом по голове, не забыв, заранее, превратиться в материальное существо. Ожидаемое преображение в призрака слонику не повредило нисколько. Он лишь убедился, что не утратил способности материализовываться обратно и сразу успокоился.


- Давайте жребий бросим что ли, - кроха облизала губы, - никому не обидно будет.


- А у нас нет каких-нибудь, не столь опасных забав? – уточнил Худ, - не знаю, покатаем лемура на тележке, сыграем в дочки – матери, спустимся в действующий вулкан…


- Но ведь тогда получится, что пострадавшие братики и сестрички мучились напрасно, - не сдавалась Мышка, - обидятся на нас. Справедливость требуется, чтобы разделили страдания и посмеялись над результатом.


- Не опасаешься, что обидимся МЫ и на тебя? – хмыкнул я, - я, например, вот совсем не жажду задохнуться, от собственного газа, мягко говоря.


- Ох, всё одно не избежать, лучше быстрее отмучиться, - Барака подбежал к беленькому миляге, уколол иголками, ударил молнией, отлетел в сторону, встряхнулся.


- Ты как, живой? – мы кинулись к самоотверженному повелителю электричества.


- Моё тело из особо плоти, - колючий поморщился, - не действуют молнии, больнее от уколов, но это пройдёт.


Я стукнул Кадура и исцелил Бараку.


- Действительно, не очень весело, - малышка расстроилась, - скорее, стыдно. Давайте в дочки матери играть. Я первой стану укачивать лемурчика.


- С какой это стати, – возмутилась Авири, - чем я хуже, скажи на милость? Так же хочу заботиться об очаровашке!


- Вот здесь, как раз, и пригодится жребий, - я хитро прищурился, - а Мида пока слетает на кухню за угощением для братика, тем более, печка к ней хорошо относится, Барака подготовит тележку для катания, запряжёт в неё Медведю, Худ натаскает соломы для кроватки,


Пицуц выберет подходящие игрушки в комнате Мышки.


- А ты чем займёшься? – насторожился пёсик.


- Присмотрю за нашими красотками, чтобы не передрались за «младенца», - улыбнулся я, - побуду современным Соломоном.


- Но ведь есть и иной вариант, - колючка хихикнул, - пусть одним ребёнком станет Хадифа, а вторым Мяукатор. Он ведь такой же пушистый и милый.


- А что, я согласен, - я перевернулся на спинку и замахал лапками, - чур, только не пеленать слишком туго, а то обижусь и оцарапаю обеих!


- Да-да, - Авири захлопала в ладоши, - но, поскольку я младше, требую себе лемурчика.


- Я тоже хочу-у-у-у, - захныкала малышка.


- Хорошие девочки не плачут, не спорят, и не отбирают игрушки у младших сестёр, - напомнил я, - а ты ведь из таких, не так ли?


- Дя-я-я-я, - протянула Мышка, вытирая слёзы, - ну, иди сюда, дитятко.


Тон мне не понравился совершенно, но идти на попятную уже поздновато. Кроха взяла плащик свой и запеленала меня так туго, что едва мог дышать.


- Вот, посмотрите какая симпатичная мордашка, - малышка показала меня остальным.


- Ослабь чуть-чуть, пока не задохнулся! – прохрипел я.


- Не капризничай, мама лучше знает, как надо, - заявила мучительница, - сейчас буду кормить тебя из бутылочки.


Я обрадовался, но совершенно напрасно, посуда оказалась совершенно пустой!


- А где молоко? – возмутился я.


- Обойдёшься, - отрезала кроха, - объешься ещё, а потом отравишь бедненькую мамочку. И вообще, мы играем или объедаемся?


- Х-х-х, - прохрипела вдруг Авири.


- Что такое? – мы повернулись к ней, но невидимка ничего не могла объяснить, повалилась на землю, как парализованная.


- Проклятье, она слишком сильно перепеленала лемура, – догадался Барака, - быстрее, освободите его, пока жива!


- Я передумала, пусть лучше тигер станет моим сыночком! – воскликнула обезьянка сразу, как смогла открыть рот.


- Нет уж, - девочка прижала меня к груди, - оставь беленького себе, я к Мяукатору привязалась, искренне полюбила, не смогу без него жить.


Хадифа, тем временем, подошел к Кадуру, толкнул его, догнал, снова отправил в полёт. Мягко намекая, что является личностью полноценной, самостоятельной и вправе выбирать, как развлекаться. Меня освободили и присоединились к пушистику. Важно было только толкать к нему волшебный артефакт осторожно, опасаясь ответного «удара». Дальше попробовали перепрыгивать друг через друга, тоже приятная и безопасная игра. Лемур, не смотря на малые размеры, оказался довольно быстрым и ловким, и прыгал высоко. Наконец, повалились на землю, хохоча. Никогда так не веселились. Я даже заподозрил, не была ли это обратная сторона могущества нашего самого младшенького, возвращать радость друзьям? Враги точно не стали делать ему добра, в отличие от своих, а мы гарантированно полюбим, не напрягаясь излишне из-за опасности пострадать. У каждого свои недостатки, что называется. Мида вспомнила, что принесла для малыша корзинку с вкусняшками, оставшуюся забытой, попробовали его кормить, благо, беленький с удовольствием жевал фрукты, овощи и корешки, причём, с жадностью, которую никак нельзя было ожидать от столь небольшого создания, у меня появился соперник! Наши девочки и самочки только и успевали восхищённо ахать и охать, любуясь, как «дитятко» кушает, ласково гладили его по головке и целовали нежно.


- Давайте я его покатаю на спине, - предложил Медведю, - уверен, должно понравиться.


- Лучше всех и в тележке, - возразила малышка.


Мы забрались с удовольствием, и гигант побежал по кругу, раз за разом, весело подрыкивая. Хадифа радостно попискивал, он ведь в первый раз так развлекался, в отличие от нас. Не забыли и про возможность плавать по озеру, как в лодочке. Хадифа заробел, забрался к крохе на ручки и решительно не хотел с них слезать, да никто и не уговаривал особо. Впрочем, беленький скоро успокоился, убедившись, что ему ничего не угрожает, начал играть с волосиками девочки. Умеет, мелкий, вызвать умиление у окружающих, уверен, и без отражающей способности сумел себя защитить от всех опасностей на свете. Отбирал у меня звание всеобщего любимчика! И ведь не отомстишь, при всём желании, первый и пострадаешь. Придётся, терпеть.
Мы бы так и до вечера играли, но тучки на небе собрались, солнышко спряталось, начал накрапывать дождик, я, как существо, воды не любящее, первым сбежал, а дальше случилось то, чего никто не ожидал, Барака, не успевший спрятаться, начал превращаться в свою водную ипостась и никто не мог тронуть, опасаясь получить удар электричества. К счастью, у нас имелся слоник, полетел к товарищу, обратил в призрака. Уже вдвоём нагнали нас. Все поспешили на кухню обсушиться и поесть, как следует. И представляете, лемурчик, который уже и до того скушал изрядно, снова запросил угощение и попробуй отказать, неизвестно, чем кончится для нас. Как говорится, не буди лихо, пока спит тихо, даже если оно маленькое, беленькое и пушистенькое с огромными глазищами и ушками. Скорей всего, наш бедняжечка израсходовал много магической энергии на игрища девочки и теперь восстанавливал её самым простым и надёжным способом. Мы все так делаем, к счастью, не являемся вампирами, живущими за чужой счёт.


Вечером, для малыша соорудили маленькую постельку, поместили у кровати Мышки. Девочка ночью несколько раз просыпалась, вставала, проверяла, как там лемурчик, будто к настоящему младенцу. Я даже завидовал чуточку, за мной никто так не ухаживал. Может, появится монстрик, всех окружающих превращающий в маленьких деток? Надо будет дать совет хозяину добрый, идею интересную подкинуть, глядишь, и отблагодарит славного Мяукатора. Неизвестно, сколько ещё необычных, могущественных и волшебных монстриков надумает создать?


Рецензии
Несомненно, и белый лемурчик с необычайно огромными глазами тоже очень нужен.
Но уже столько братиков и сестричек! Куда их столько?... ?))
С улыбкой,

Валентина Лысич   06.06.2019 17:49     Заявить о нарушении
Спасибо:-))рад вам:-)))))В финале ясно будет:-)))))Поверьте, пригодятся все:-)))с уважением:-))))

Александр Михельман   06.06.2019 17:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.