Что такое метаметафора и метакод

Что такое метаметафора и метакод

Кто ты – свет отраженный ликом
или лик отраженный светом
Гаснет радуга костенея
виснет мост становясь настилом
Конь распался в ХОМУТ и ОМУТ –
лезет в лезвие злая бездна
Ястреб действует как лекало –
он выкраивает все небо
я выкраиваю все время –
как Мальтийский крест
я расчерчен…
Обезьяна поймала бездну
и тогда, истекая светом
плод обрушился на миледи
но миледи милеет мигом.
Дервенеет весь сразу разум
обмороженный мозг мертвеет
сердце сыплется во все звезды
обмирает граница в сердце

Метаметафора отличается от метафоры как метага-лактика от галактики. Она возникла в поэзии XX века под влиянием двух грандиозных открытий: Теории относи-тельности и квантовой физики. Теория относительности Альберта Эйнштейна открыла вселенную, где время и про-странство могут сжиматься и расширяться, где один миг может растянуться в тысячелетия, а тысячелетия станут мигом. "Для бога один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день", — эти евангельские слова стали научной истиной.

Небо — это глубина взгляда.
Взгляд — это глубина неба.
Человек — это изнанка неба.
Небо — это изнанка человека...

Мир метаметафоры реален больше, чем метафорический земной, ибо он космичен и вечен. У поэзии, как у Януса, два лица. Одно, как у Пушкина, обращено к земле. Другое, как у Хлебникова, устремлено к небу. Впрочем и земля — небо, и небо — земля. Смотря откуда взгляд.
Метаметафора смотрит со всех сторон. "Я вышел к себе через — навстречу от и ушел "под", воздвигая "над"", — написал автор в 1959, г., не подозревая, что выходит в пространство, где его уже ждет Велимир Хлебников.
Само слово "Метаметафора" я предложил в 1983 г. "Метаметафора — метафора в квадрате" — таково было его первое объяснение.
Позднее я сравнил физику с метафизикой и даже вспомнил термины Даниила Андреева "метареальность", "метаистория". Вот в каком обрамлении возникло новое слово.
На протяжении многих лет к автору обращались с просьбой дать четкие определения введенных им понятий: метаметафора, инсайдаут (выворачивание) и метакод. Сейчас он счел возможным это осуществить.
Многие говорили, что нельзя всю новую поэзию обозначить одним словом, все поэты такие разные. Конечно, нельзя. Но ведь и символисты не символисты, и футуристы не футуристы, и концептуалисты не концептуалисты. Все же дитя без имени не то чтобы нерожденное, а скорей, некрещеное.
Последняя треть XX века в русской поэзии проходит под знаком двух направлений: концептуализм и метаметафора. Концептуализм стремится уйти от поэзии и делает это весьма успешно. Метаметафора как коллапсирующая звезда вся устремлена к себе, к поэзии, к бесконечной сердцевине миров.
Успенский собор в Кремле — спокойная государственная метафора. Метаметафора — Покровский собор Василия Блаженного на Красной площади. Он приводил в ужас Уэллса и восхищал Мантисса.

16 определений метаметафоры.

1. Метаметафора — это новая метафизическая реальность, открывшаяся человеку после появления СТО (Специальная Теория Относительности) и ОТО (Общая Теория Относительности).
2. Метаметафора — это метафора, которая позволяет человеку увидеть мир, каким его видел и видит Бог в первый момент творения.
3. Метаметафора — это образ мира, который открылся бы человеку, если бы он мчался со скоростью света или стал светом.
4. Метаметафора — это ответ на вопрос Альберта Эйнштейна, как выглядел бы мир на фото, если бы глаз летел со скоростью луча.
5. Метаметафора — это душевное состояние человека, позволяющее ему видеть мир в бесконечной проекции. Это ощущение, видение и чувствование жизни вечной здесь и сейчас.
6. Метаметафора — это проекция практически бесконечного пространства-времени внутрь эвклидовой геометрии.
7. Метаметафора — это зрение ангелов.
8. Метаметафора — это проекция трехмерного зрения в четырехмерный континуум пространства-времени.
9. Метаметафора — это модель мира, возникающая при выворачивании (инсайдауте).
Выворачивание — это:
— вовнутрение внешнего мира во всей его полноте и одновременное распространение внутреннего во внешнее до полного воплощения;
— воплощение мира в тело и развоплощение тела в мир с обретением иного внутренне-внешнего и одновременно внешне-внутреннего пространства.
— вбирание всего времени в один бесконечно длящийся миг, с полным слиянием прошлого, будущего и настоящего в новую временную реальность настоящебудущепрошлого.
10. Метаметафора — это звуко-зрительная и зрительно-звуковая модель человекомира и мирочеловека, воплощенная в языке.
11. Метаметафора — это грамматика вселенского кода (метакода), совпадающая с грамматикой генетического кода и семантикой современной космологии.
12 Метаметафора — это обретение человеком новой метафизической реальности, чья семантика частично обозначена в Специальной Теории Относительности Альберта Эйнштейна, а также в принципе неопределенности Вернера Гейзенберга и принципе дополнительности Нильса Бора.
13. Метаметафора — это воплощенный в поэзии сильный антропный принцип, согласно которому вселенная обретает свою реальность и свои свойства только благодаря наблюдателю (человеку).
Например, наш глаз выбирает волновой вариант света, благодаря которому мир реален и видим. Если бы глаз выбрал корпускулярный вариант, вселенная (в том числе и глаз) стали бы невидимы и нереальны.
14. Метаметафора — это голографическии образ мира, когда все мироздание становится субъективным, воплощенным, интимноличным.
15. Метаметафора — это евхаристический образ мира, обретение человеком своего вселенского тела, это реально переживаемое бессмертие здесь и сейчас.
16. Метаметафора — это новый образ человеке вселенной, который существенно отличается от модели Коперника и Джордано Бруно.
У Коперника центр — Солнце, периферия — планеты, Земля и уж совсем песчинка песчинок — человек на земле. При метаметафорическом выворачивании Земля, планеты. Солнце и вся вселенная охватываются изнутри человеком, становятся его нутром и человек обретает равновселенский статус. Нас не должно смущать, что при этом "меньшее" — человек — охватывает собой "большее" — вселенную" — поскольку при выворачивании именно это и происходит. А "внутреннее" и "внешнее" становятся такими же относительными понятиями, как "верх" и "низ" в невесомости.

7 аспектов пространства-времени метаметафоры.

1. Согласно СТО нет абсолютного пространства и времени.
В зависимости от приближения к скорости света:
тело сокращается в размерах до минимальных значений;
в то же время масса его становится бесконечной, т.е. по Флоренскому, тело становится всей вселенной, платоновским эйдосом, обретает свою всемирность;
этот процесс по Флоренскому выглядит, как выворачивание, тело исчезает, превращаясь в ноль, и одновременно обретает бесконечную массу, становится всей вселенной.

2. Я пережил свое выворачивание до знакомства с "Обратной перспективой" Флоренского, поэтому мне не-трудно было понять, что человеку не надо мчаться со скоростью света, чтобы обрести свою эйдосность.
В СТО описано, что происходит с миром при световых скоростях, а человек эту реальность космоса хранит в своей душе. Внутреннее, духовное, лично-телесное полностью совпало с внешним, космическим, вселенско-объектным.

3. В моей поэзии эта высшая реальность присутствует постоянно и повсеместно. Возьмем высказывание из "Инсайдаута":

Человек — это изнанка неба.
Небо — это изнанка человека.

Человек (меньше чем вселенная) обретает при выворачивании эйдосность, массу вселенной, и все небо становится его нутром.

Небо сжимается до нуля: вечная жизнь — это миг любви.

Время опространствливается:

Конь — это зверь пространства.
Пространство — это развернутый конь.

4. Выворачивание для человека это еще и духовное обретение полярного пола.
Экстраполируя на СТО, применим такую модель. тело мужчина — масса женщина, и наоборот, тело женщина - масса мужчина. В момент слияния мужского и женского они теряют свои тела друг в друге, образуя двуединое свое женско-мужское тело — космос. Это тело практически вечно и неподвержено разрушению. Соткано оно из гравитационных, нейтринных или лептонных волн, или из какой-либо другой субстанции — это не имеет принципиального значения.
О космическом андрогине Адам-Кадмоне говорится в Каббале.
Пропасть между полами — это пропасть между жизнью и смертью.
Любовь и бессмертие — явления одного плана.

5. Раз нет единого времени и пространства, не существует и абсолютной одновременности. Это создает хаос, о котором справедливо сказано:
"Был этот свет великой тьмой окутан.
"Да будет Свет," — и вот явился Ньютон.
Но сатана не долго ждал реванша,
Пришел Эйнштейн и стало все как раньше”.

6. Утраченное с открытием СТО единство было восстановлено в ОТО. Выяснилось, что масса искривляет луч света и соответственно наше пространство-время в зависимости от плотности массы так или иначе искривлено.
Математическая модель конуса мировых событии, предложенного каббалистом и математиком Германом Минковским означала, что нет отдельного пространства и отдельного времени. Есть лишь пространство-время. В четырехмерном пространстве-времени каждое событие растягивается в линию мировых событий, где прошлое, будущее настоящее существуют, образно говоря, "одновременно", хотя правильнее сказать, одновременноместно или местоодновременно.
Мир превращается в четырехмерную комнату, где прошлое-будущее-настоящее присутствуют как стены-пол-потолок.

7. Художественное пространство-время было таким всегда. От Гомера и Библии до Джойса и Пруста или Набокова.

Выворачивание и смерть, или сценарий полета к черной дыре.

В нашей вселенной существуют объекты, где тяготение столь велико, что лучи света огибают их и не могут вырваться во вселенную. Это черные дыры.
Существует четкий космологический сценарий подлета к черной дыре. Это можно сделать лишь приближаясь к скорости света.
Объект сначала расплющится почти до полного исчезновения, а масса его разрастется до бесконечности.
Перед ним как невидимая черная стена возникнет горизонт мировых событий, в который он будет лететь вечно.
Однако, если мысленно вывернуться и взглянуть на себя, подлетающего вечно к черной дыре, изнутри дыры из-за горизонта мировых событий, ты увидишь себя благополучно влетевшего за 29 минут в черную дыру размером с 3 наших солнца.
Далее для влетевшего в черную дыру начнутся чудеса времени. Прошлое и будущее поменяются местами. Старик увидит себя – младенца. Время опространствится (это уже сложнее) и далее последует влет в сингулярность.
Сингулярность (странность) — это растущая до бесконечности кривизна, а проще говоря — выворачивание.
Все эти стадии блестяще описаны в Мистериях инициации у различных народов:
мистерии двойников (внешний и внутренний наблюдатель);
граница между тем и этим миром (горизонт мировых событий);
дупло, колодец, трещина в горе, а иногда и просто стена;
мистерия старик-младенец (китайский Паньгу);
мнимая смерть, когда умерший жив.
Модель подлета к черной дыре у Льва Толстого в "Смерти Ивана Ильича":
поезд в туннеле;
выворачивание — поезд, оказывается, едет в другую сторону;
Иван Ильич чувствует, что его запихивают в черную дыру угольного мешка;
свет в конце туннеля;
мистерия двойников: Иван Ильич умирает, Иван Ильич выходит к свету.
"Смерть кончена", — подумал Иван Ильич.
Лев Толстой — величайший визионер начала XX века.

Ипостаси человекомира-мирочеловека. Некоторые выводы.

1. Метаметафора и Метакод отменяют абсолют внутреннего и внешнего, а значит, субъекта и объекта.
Из этого следует, что принцип дополнительности Бора — это описание реальности изнутри-снаружи.
Следовательно, несмотря на обретение всемирного тела, личность и человек сохраняют свое дискретное личное земное Я. В этом вся хитрость и тонкость. Выворачивание это двойничество без раздвоения. Иван Ильич воскресший и Иван Ильич умирающий — одно лицо.
2. Это, возможно, ключ к Троице. Иисус умирающий и распятый и Иисус воскресающий в славе существует одновременно. Третья ипостась, объединяющая их (Дух), обретается вечным выворачиванием. Сингулярность — роды вселенной.
3. Все события, происходящие на земле мгновенно и временно, имеют свою вечную протяженность на линии мировых событий в четырехмерном пространстве-времени.
Религии, мистерии и искусство постоянно воссоздают на земле всемирную протяженность мимолетных явлений. Храм и алтарь — вот земная модель светового конуса мировых событий. Вторая модель — это двухтелесный храм Ромео-Джульетта или Гамлет-Офелия. Церковь — невеста Христова. Христос — жених. Архиерея облачают со словами: “Облекох тя яко жениха и яко невесту украсив тя». Христос говорит о себе апостолам: “Могут ли печалиться сыны чертога брачного если с ними жених».
Такова мистерия "Песни песней".

Метакод и язык мироздания. 20 аспектов.

1. Метакод — это единый код мироздания, связующий в единое целое органический и неорганический миры в просторечии именуемые "живое" и "неживое".
2. Метакод органического мира открыт — это код генетический.
3. Метакод неорганического мира — это законы Ньютона, Эйнштейна, Нильса Бора и Вернера Гейзенберга.
4. Метакод общий для "живого" и "неживого" это сфера мысли и духа: религия и поэзия.
Сюда входят три мистериальных обряда.
Мистерия мнимой смерти, мистерия близнецов, мистерия смены пола.
5. Метакод в творчестве сегодня — это метаметафора (во времена предшествующие, до 1960 года — это была метафора).
6. Метакод имеет свою письменность и порождает свой праязык.
Письменность метакода — это звездное небо, читаемое лишь при соединении с глазом, сердцем и мозгом. Без наблюдателя звездного неба не существует даже в виде кишащего звездами хаоса.
Буквы метакода — это фазы луны, созвездия и планеты, а также отдельные знаковые звезды.
7. Метакод при расшифровке порождает звездный язык. Небо, перекодированное в речь, — это мифология, религия и поэзия.
8. Поэзия — это язык ангелов и богов, свойственный человеку в момент вдохновения.
9. Вдохновение — это внезапное восстановление в себе утраченной половины метакода, именуемой мироздание.
10. При восстановлении метакода образуется двуединое существо — человекомир или мирочеловек, именуемый в Каббале Адам-Кадмон.
11. Адам-Кадмон, Человекомир, Homo Cosmicus имеет двуединое тело, вернее, две проекции своего Я. Одно индивидуальное, личное, земное, смертное, но имеющее статут вечности в мироздании на линии мировых событий. Другое — вечное, бесконечное, бессмертное, со- стоящее из всей вселенной. Оба тела голографически едины, их связывает третья зримая и незримая ипостась Духа, которая зрительно выявляет себя как свет, а незримо, как энергия. Эта ипостась ощущается как Любовь.
12. Homo Cosmicus на земле имеет два тела, мужское и женское. Они объединены любовью. Таким образом, можно говорить о трителесном составе мирочеловека-че-ловекомира: мужское-женское-вселенское. Дух-Любовь или свет-энергия являются четвертой, как бы нетелесной, ипостасью Homo Cosmicus.
13. Четыре ипостаси мирочеловека неслиянны, нераздельны, едины и отражены в небе, как четыре фазы одной луны: женская — половина луны прибывающей, мужская — половина луны убывающей, месяц — поздний человек мнимоумирающий, исчезающий из поля зрения на три дня (задвигаемый во гроб). Таким образом, мнимая смерть в мужском облике есть начало воскресения в женском облике прибывающего месяца, а затем беременеющей луны. Ранний месяц именуется Адамово Ребро. Из него творится Луна-Ева. Половина луны в 15 дней — символ Евы и Богородицы, беременеющей Христом до полной луны. Затем убывание Луны выглядит как роды Христа, который в виде умирающего месяца исчезнет на три дня из поля зрения, чтобы на третий день воскреснуть Адамовым Ребром или Новым Адамом.
14. Для расшифровки и чтения метакода было бы достаточно четырех букв, четырех фаз луны. Но также как четыре буквы генетического кода порождают весь организм, так Луна порождает в течении месяца 28 основных букв алфавита, выраженного в округлых строчных буквах, где "О" — полнолуние.
Забавно отметить, что если отбросить изобретенную Карамзиным букву "ё", а также непроизносимые "ъ", "ь" и "ы" не стоящее в начале слов русского языка, мы получаем лунный алфавит из 28 букв.
15. Вторым, не строчным, а прописным алфавитом являются 28 иероглифов, которые в Древнем Китае означали пребывание Луны в той или иной части того или иного созвездия.
Это хорошо различимо в русском прописном алфавите. Например, А есть ни что иное, как созвездие Тельца.
16. Кроме основных 28 букв существует множество других. Почему, например, древнееврейский алфавит в отличие от древнекитайского содержит 22 буквы?
Круг зодиака можно разбить на любое количество секторов. Древнекитайская разбивка на 28 не единственная. Зодиак Древнего Египта состоит из 14-ти частей Озириса. А зодиак Древнего Израиля из 12-ти колен. Однако был и другой тайный зодиак, следы которого видны в родословной Иисуса Христа в Евангелии от Матфея. Там названо 42 имени праотцев от Авраама до Иисуса, и отмечено, что от Авраама до Давида 14 родов (Древнеегипетский зодиак) и от Давида до переселения в Вавилон 14 родов и от переселения из Вавилона до рождения Христа 14 родов. 14х3 = 42, что ближе к алфавитам глаголицы и кириллицы.
Праотцы по правилам метакода сияют на небе в виде созвездий, но кроме созвездий Зодиака, есть еще и Скрижаль Моисея — незаходящие звезды. 22 буквы древнееврейского алфавита — это части созвездий незаходящих. Отсюда и форма древнееврейских букв, повторяющих в разных положениях очертания ковшей Большой и Малой Медведицы.
Если 14 частей Озириса — это видимая часть Зодиака, то нетрудно понять, что вторая временно невидимая часть — это тоже 14 частей. 14+14=28 — восстановленный зодиак Древнего Китая. "Зодиак" в данном случае не астрономический, а условный термин. Поскольку сектор неба и в течение одной ночи, и лунного месяца, и того или иного года (они были разные в разные времена у разных народов) можно разделить на 28 частей.
Не следует слишком вдаваться в конкретику, чтобы не утопить истину в океане фактов. Важна суть дела. Алфавит воссоздается из имени Божьего (тетраграмон). Четырехбуквенное имя Яхве из четырех фаз луны и из очертаний созвездий в момент пребывания в них луны. Кроме того — есть чисто звездный вечный алфавит созвездий незаходящих — скрижаль Моисея (древнееврейские буквы из очертаний движения ковшей двух Медведиц).
17. Таким образом, звуки азбуки — это есть не что иное, как небо в горле. Небо, создаваемое дыханием.
Звездное небо умещается в голосовых связках и воссоздается дыханием.
18. Человеческая речь — это новое небо.
19. Бог творит мир голосом. Бога никто не видит. Адам, Авраам, Моисей, пророки слышат голос (логос), по- тому так пошло выглядят киновоплощения Библии. Это книга для Голоса. Отсюда ветхозаветный запрет на изображение Господа и даже его Творений.
20. Метакод не следует путать с архетипами Юнга или с архетипическими сюжетами Проппа, поскольку сами по себе сюжеты не имеют значения. Метакод состоит из мистериальных сюжетов, не имеющих ничего общего с традиционной немецкой философией, где дух и материя, душа и тело разделены.
С точки зрения метакода материя духовна и дух материален, душа телесна и тело одухотворено.

Метакод состоит из мистериальных сюжетов:

1. Мистерия мнимой смерти (воскрешение и воскресение).
2. Мистерия перехода пола (обретение космической андрогинности).
3. Мистерия превращений: мертвое оживает, безобразное прекрасно, тьма — свет.
4. Мистерия близнецов ("12-я ночь" Шекспира).
Все четыре сюжета в равной мере присущи культуре и в научном, и в художественном, и в религиозном познании.
Цель науки — просвещение, цель искусства — освящение мирочеловека-человекомира, глаз и глас.
Особая роль поэзии в том, что она ближе всего к изначальному, к голосу. Все остальные виды познания ближе к логосу, к слову. Слово может существовать и без голоса. Голос всегда порождает слово, неотделимое от дыхания, жизни.
Многие считают, что глаз важнее чем глас. Но ослепший Гомер все равно Гомер. Гомер без голоса, без дыхания уже не поэт.
Пифагор ошибался. Математика дальше от изначального, чем поэзия. Математическая гармония размера и ритма интересна лишь внутри гениальной строки или гениальной мелодии. Музыка и поэзия не передают, а воссоздают или даже создают космическую гармонию.
Космическая гармония, она же золотое сечение и ряд других гармонических соответствий возникает в тех случаях, когда космос, сколь бы велик он ни был, становится соразмерен человеку. Как бы ни был велик античный храм, он соразмерен с человеческим зрением и вбираем человеческим глазом.
Бесконечность лишь в том случае бесконечна, когда ее видит глаз. Вопреки тезису Козьмы Пруткова, искусство не только пытается объять необъятное, но и обнимает его. Законченность и завершенность возникают там, где присутствует бесконечность в полном объеме (замкнутые множества Кантора). Все остальное — обрубки или мертвые глыбы. У голоса гораздо больше возможностей, чем у зрения. Звук в поэзии почти не зависит от материальной среды, ему не нужны музыкальные инструменты, гранит и мрамор, сцена, холсты и краски.
Поэтому Бог начинает творение мира именно голосом. Ничего нет, звучит только голос: "Да будет свет".
Свет, а с ним и зрение, возникают из голоса. Голос творит вселенную, именуя ее.
Не соглашусь с Лосевым, что изначально Имя. Изначально дыхание, оно же дых-дух и оно же голос. Дух над бездной — это дыхание и в нем еще неозвученный голос Бога. Голос гол, наг, невинен. Ему нечего стыдиться. Голос гол и потому эротичен. Потом, при сотворении мира он оденется светом, славой, облачится в галактики. Глас вопиющего в пустыне...
Прости меня, Эйнштейн.
Эйнштейн преподнес человечеству великолепный подарок, когда извлек нас из бесконечной пустующей бездны, именуемой абсолютное пространство и абсолютное время. Выяснилось, что этого страшилища просто не существует.
Однако, поняло ли человечество, что такое отсутствие во вселенной абсолютной одновременности? Думаю, что нет. Ведь это означает, что и вселенной в обычном понимании этого слова тоже не существует. Множество наблюдателей с часиками, коих Эйнштейн расставил на воображаемых платформах в ожидании воображаемого поезда из света, мчащегося со скоростью света, это ведь своего рода новый небесный Иерусалим, заселенный новыми ангелами-наблюдателями с часами. Такие же наблюдатели- ангелочки сидят на световом луче в том самом поезде, что мчится мимо воображаемой небесной станции.
Небесный Иерусалим Эйнштейна в отличие от Небесного града св. Иоанна Богослова всегда в движении, даже время и пространство там подвержено изменениям. Время замедляется аж до нуля, по мере возрастания скорости. Пространство сжимается, а масса становится бесконечной.
Хотя это и воображаемый небесный город, он обладает статутом физической реальности, а с физикой не поспоришь. Так рванет, что костей не соберешь.
Однако, какое это отношение имеет к нашей человеческой жизни? Эти скорости, замедление времени, нулевые и бесконечные массы. Все это реальности для частиц, мчащихся либо в космосе, либо в ядерном ускорителе. Мы даже не видим, как они сквозь нас пролетают.
Верно, не видим, как не видим свои гены или даже клетки своего тела, постоянно отмирающие и обновляющиеся. Но ведь тело наше еще и из этих частиц состоит. И что есть человек, как не сгусток космического света, притормозивший в космосе?
В конце концов все о чем я пишу, может и не имеет прямого отношения к физике и космологии, но, спасибо тебе, Эйнштейн, реалии твоей космологии позволили мне найти новый язык для воплощения в слове новых метафизических реальностей по имени метакод и Метаметафора.


Рецензии