Спаситель

Из книги Как найти женщину своей мечты и что потом с этой стервой делать? ©

Спаситель.
 
Женское коварство не имеет границ. Особенно коварство бывшей. Той, которая строила в отношении тебя планы. Ждала, когда ты предложишь руку и сердце. И которая осталась ни с чем. Одна в ипотечной квартире.
- Прощальный ужин, - предложила Люда, - посидим у меня, выпьем немного вина, я приготовлю люля-кебаб. Я уже и баранину купила.
- Может, не надо? - возразил Валя. - Мы же и так уже всё обговорили. Зачем нам ещё это прощальное свидание?
- Да не бойся, - сказала Люда, - не буду я к тебе приставать. Просто для меня важно, чтобы мы расстались с тобой без скандалов. Как два взрослых и приличных человека. Немного посидим. Полчаса. Не больше. Мне надо закрыть свой гештальт. С тобой.
Валентин подумал. Вспомнил Людкин люля-кебаб и согласился. Почему бы и не помочь закрыть ей ее гештальт? Да тем более под баранину.
К назначенному сроку Валя приехал на такси. На дворе стоял жуткий мороз. И вся улица была покрыта сизым туманом. То ли от выхлопных газов, то ли от этого самого мороза.
Валя выпрыгнул из тёплой машины и быстро нырнул в не менее тёплый подъезд. Код на замке он помнил наизусть.
Поднялся на лифте на пятый этаж. Постоял перед знакомой дверью. Позвонил.
Людмила встретила Валю в обычной одежде. Средней длины юбка. Синяя кофточка. Никакого намёка на флирт.
Поздоровалась сухо. Пригласила на кухню.
Сели. Валя открыл вино. Налил себе и Люде.
Чокнулись. Выпили.
- Ты ешь, - предложила Люба, - я, пока готовила, нахваталась кусков.
И подвинула к Вале тарелку с двумя дымящимися колбасками.
- Надеюсь, не отравлено, - пошутил Валя, беря в руки вилку и нож.
- Я хоть и фармацевт, но уголовный кодекс чту, - усмехнулась Люда, - кушай, пока не остыло.
Люля, и правда, был великолепен. Сочный, в меру прожаренный. С восхитительным соусом, который Люда подала в отдельной тарелочке.
Сама она склевала несколько кусочков изумительного кушанья, запив их красным вином.
Вино, между прочим, тоже было неплохим.
Валентин с удовольствием поел. Запивая баранину терпким вином.
Люда всё это время молчала, вертя в руках то вилку, то бокал.
- Спасибо, - сказал Валентин, закончив прощальный ужин, - готовишь ты превосходно. Тут вот ничего плохого не скажешь. А сегодня просто превзошла сама себя. Давненько я такого люля-кебаба не ел.
- На здоровье, - откликнулась Люда, пристально глядя на Валентина.
От этого её взгляда ему стало неуютно и захотелось домой.
- Я в туалет, - сказал он, вставая, - а потом и чай можем попить.
- А туалет не работает, - усмехнулась Люда, продолжая всё так же сверлить Валентина глазами, - и это… чай в прощальный ужин не входит. Всё. Прощай, мой мальчик, прощай, мой миленький.
Валентин пожал плечами. Вышел в коридор. По дороге дёрнул туалетную дверь. Она была закрыта.
В прихожей накинул на себя куртку. Сунул ноги в ботинки.
Вышел на лестничную площадку.
Люда осталась стоять в дверном проёме, облокотившись о косяк. На лице её блуждала ухмылка. Нехорошая такая ухмылка.
- Спасибо за угощение, - сказал Валя, - и прости, если что. Ты хорошая.
- У меня над дверью камера, - сообщила Люда, - если насрёшь под дверью, я на тебя административку повешу.
И захлопнула дверь.
Валентин опешил от такого заявления. Посмотрел вверх. Над дверью действительно висела маленькая камера. И мигала красным огоньком.
Валя помахал камере рукой. Вызвал лифт. И когда тот пришёл, шагнул в кабину. Лифт был просторный. Как его называют - грузовой. С зеркалом на стене и линолеумом на полу.
Валя нажал на кнопку первого этажа. Двери с шумом закрылись. Кабина дёрнулась и плавно поехала вниз.
У Вали в животе что-то заурчало. И стало как-то некомфортно.
И тут он понял.
Люда что-то подмешала в люля-кебаб, который он стрескал с огромным удовольствием. Или в вино подмешала. Хотя нет. Вино она разливала и себе и ему из одной бутылки. А вот мясные колбаски уже лежали на тарелках. Заранее.
Работала Люда в аптеке. И уж наверняка знала, что и как отразится на Валином желудке. Который постепенно просыпался от сытого ужина. Просыпался и урчал, требуя избавиться от баранины и красного вина.
Валя выскочил из подъезда. Мороз стал ещё сильнее. Или ему это показалось после тёплой Людкиной квартиры?
Захотелось в туалет. По-большому. Пока ещё не так сильно. Но Валя уже не сомневался. Скоро припрёт. Людка была отличным фармацевтом. У неё даже грамоты какие-то были с работы.
Так. До дома минут двадцать на такси. Плюс время на ожидание этого самого такси. Не вариант.
Рядом никаких ресторанов или баров с вожделенным туалетом. Спальный район. Серые многоэтажки с дворами, забитыми автомобилями и детскими площадками.
И мороз. Сильный такой февральский мороз. Когда даже австрийская куртка не спасает. Не говоря уж про ботиночки на рыбьем меху.
И Валентин рванулся обратно. В спасительный подъезд.
Знакомый лифт гостеприимно открыл свои двери. Валентин запрыгнул внутрь. Нажал на кнопку последнего этажа. И замер у задней стенки, держась за живот.
Прошло несколько томительных секунд. Двери начали медленно съезжаться…
- Подождите, - в уже почти закрывшуюся дверь просунулась вначале рука, а потом и хозяйка руки - девушка в длинной шубке и вязаной шапочке.
Шубка и шапочка были розового цвета.
Двери обиженно раскрылись. Пропустили внутрь лифта розовое создание и, подумав, захлопнулись.
- Мне последний этаж, - девица глянула на горевшую кнопку 15 этажа и улыбнулась, - и вам тоже. Вы наш новый сосед?
Валентин пробурчал что-то неразборчивое в ответ. Лифт дёрнулся и поехал вверх. Медленно поехал. Раскачиваясь и скрипя.
- Вы скажите своим строителям, чтобы в семь утра не шумели, - никак не унималась девица, - ну хотя бы в восемь пусть начинают сверлить. А то я не высыпаюсь совсем.
- Какие строители? - Валентин постарался выпрямиться и наконец-то посмотрел на свою собеседницу.
Она была примерно его возраста. Чёрные волосы выбивались из-под шапочки. Довольно симпатичное лицо.
- Ваши строители, - девушка растерялась, - которые вам ремонт делают. Вы же мой новый сосед?
В этот момент лифт громко скрипнул. Подпрыгнул. И остановился.
- Вы одна живёте? – зачем-то спросил Валентин.
Почему он задал этот дурацкий вопрос, он и сам потом не мог понять. Просто вдруг эта фраза взяла и сорвалась с языка.
Девушка побледнела и сделала шаг назад, упёршись в дверь лифта.
Валентин поморщился и открыл было рот, чтобы извиниться.
Именно в этот момент погас свет.
- Твою ж мать, - прошептал Валентин, - я не выдержу.
Где-то рядом в темноте раздались всхлипывания.
Валентин затих, стараясь сконцентрироваться на своих ощущениях в желудке и кишечнике. А ощущения там были не очень. Жутко хотелось в туалет. По-большому.
- Не убивайте меня, пожалуйста, - проскулила где-то рядом в темноте девушка, - не убивайте.
- Да не буду я тебя убивать, - отозвался Валентин и, чтобы как-то разрядить обстановку, решил пошутить: - Я по вторникам никого не убиваю.
Но, судя по тому, что всхлипывания стали громче, шутка не удалась.
- Чего ты ревёшь? - не выдержал Валентин, согнувшись пополам в углу проклятого лифта.
- Сегодня среда, - промычала в ответ девица.
- Чёрт, - выругался Валентин, - точно, среда сегодня. Но ты не переживай, я тебя не собираюсь убивать.
- Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы, - завыла в своём углу девушка, - пожалуйста, не надо. Я никому не скажу. Ничего никому не скажу.
- Точно не скажешь? - спросил Валентин. - Никому?
- Никому-у-у, - подтвердила девица и завыла ещё сильнее.
И Валя решился.
Он скинул с себя куртку, чтобы не мешала. Расстегнул штаны. Стянул трусы.
В тот момент, когда он уже начал садиться на корточки, включился свет.
Обезумевшая от страха, забившаяся в угол лифта девушка увидела перед собой мужика со спущенными штанами.
- Мама! - вскрикнула она и, подпрыгнув вверх, ударилась головой о стенку лифта.
Ударилась и медленно осела на пол. Закатив глаза и, судя по всему, потеряв сознание.
Лифт, словно дождавшись отключки своей пассажирки, как ни в чём не бывало поехал дальше.
Валентин выматерился. Натянул на себя трусы. Штаны. Надел куртку.
Лифт остановился. Двери раскрылись. Девушка наполовину вывалилась наружу.
Валентин перешагнул через неё. Выбрался наружу, на лестничную площадку.
Входных дверей тут было две. В отличие от этажа Людмилы, где их было четыре.
Одна из дверей была обычная, серая, с металлическими накладками. Вторая новая, чёрная, затянутая полиэтиленом.
Валентин оглянулся. Девушка всё так же лежала на полу лифта, мешая дверям закрыться. Рядом с ней валялась розовая сумочка.
Валентин вздохнул. Схватил попутчицу за подмышки и вытащил на лестничную площадку.
Его ягодицы болели от напряжения. И действовал он уже на автомате. Подчиняясь не рассудку, а инстинктам.
Открыл розовую сумочку. Вытащил связку ключей. Направился к серой двери со вставками. Первый же ключ подошёл.
Валентин втащил безжизненное тело в квартиру. Включил свет в прихожей. И, срывая с себя одежду, ринулся к спасительной двери в конце коридора.
Ворвался в тесную комнату. Красная и белая плитка. Напротив входа стиральная машина. Справа широкая ванна. Рядом умывальник с тумбочкой внизу.
И никакого унитаза.
Валя понял, что он уже не успеет найти комнату с вожделенным белым другом. И повернувшись к ванне задом, присел на её край.
Не совсем переваренный люля-кебаб, смешанный с красным вином, вырвался из Валентина со сверхзвуковой скоростью. Валя вспотел.
Из него лилось и лилось. И люля. И завтрак, и, судя по длительности процесса, вчерашняя и позавчерашняя еда.
Валя сидел на краю ванны. По лицу тёк пот. Всё тело дрожало и болело.
«Сейчас эта девица очнётся и вызовет ментов, - думал он, - меня прям в этой ванной и повяжут, со спущенными штанами».
Внезапно извержение прекратилось. Валентин ещё посидел несколько секунд. Прислушался к себе.
Не глядя, взял с сушилки какое-то полотенце. Вытер им задницу. Кинул испачканное полотенце куда-то вниз.
Воняло в ванной комнате так, что у Валентина заслезились глаза. Стараясь не дышать, он вылез наружу. Встал, пошатываясь. Натянул трусы и штаны.
Девушка лежала там же, где он её оставил, в прихожей, около двери. Рядом валялась его куртка.
Валентин осторожно поднял куртку. Переступил через девицу. Открыл дверь. На пороге обернулся.
Девушка лежала на полу. И, казалось, даже не дышала.
Валентин вполголоса выругался. Сделал шаг назад. Наклонился над любительницей всего розового.
Прислушался. Дыхание было. Ровное и едва слышное.
Снял с девушки шапку. Потрогал затылок. Под волосами нащупал шишку, которую девица посадила себе в лифте.
Валентин протянул руку к сумочке. Порылся в ней. Достал телефон.
Заблокирован.
Валя вздохнул и достал свой. Набрал 112.
- Здравствуйте, - сказал он, когда сняли трубку, - девушка, без сознания. На лестничной площадке лежит. Не пьяная. Как зовут, не знаю. Лет 25-30.
Затем внимательно выслушал ответ оператора. Продиктовал адрес.
- Какой номер квартиры? - спросил оператор.
- Последний этаж, пятнадцатый, - ответил Валя, - она не в квартире лежит. На лестничной площадке.
- Оставайтесь с ней, - велел оператор, - машина уже выехала. Код в подъезде какой?
- 3471, - доложил Валентин, - жду.
И повесил трубу.
Затем осторожно выволок девушку обратно на лестничную площадку. Положил около лифта. Дверь в квартиру захлопнул. Заботливо подоткнул шапочку под голову. Сумочку поставил рядом.
Скорая приехала быстро. Минут через десять. Всё это время Валя сидел на корточках рядом с девушкой и держал её за руку…
Когда бригада скорой помощи вывалилась из злополучного лифта, он как раз спускался по лестнице вниз, набирая номер вызова такси.
Вышел на улицу. Обогнул стоявший у подъезда автомобиль скорой. Вышел к дороге. И через пять минут уже ехал к себе домой. Его тошнило и хотелось спать.
Ночью ему снилась девушка в розовом. Как будто он едет с ней в лифте. И что-то ей рассказывает. А лифт всё едет и едет. И не останавливается…
Через день раздался телефонный звонок. И кто-то на другом конце провода спросил, не звонил ли Валентин накануне в службу спасения.
- У меня телефон украли, - соврал Валентин, - два дня назад.
- А сейчас вы с какого телефона говорите? - удивился собеседник.
- Я симку восстановил, - нашёлся Валентин, - сегодня утром.
- Мы проверим, - пообещал невидимый собеседник и отключился.
Валентину стало как-то нехорошо. Заболела голова и стало трудно дышать.
Но он справился с собой. Попил чаю. Занялся работой.
Через два дня вечером опять позвонили. Но уже в дверь.
Валентин открыл. На пороге стоял участковый. В форме. Хотя Валентин раньше видел его только в гражданском. Но сейчас сразу узнал.
- Валентин Фролов? - весело сказал участковый. - С вещами на выход.
- За что? - хриплым голосом спросил Валентин. - Я ничего не делал.
- Да не переживайте так, - улыбнулся участковый, - пока не в тюрьму. А всего лишь в больницу.
Валентин как в бреду оделся. Молча спустился с участковым во двор. Сел в машину. Поехали.
- А куда мы? - спросил Валя.
- Во вторую городскую, - отозвался участковый, - в отделение нейрохирургии.
Валентин замолчал. Лишь вздрагивал на поворотах и размышлял. Сейчас требовать адвоката или на очной ставке?
Приехали.
Поднялись на второй этаж. Какая-то женщина принесла им бахилы и белые халаты. Забрала куртки. Взамен верхней одежды выдала номерки.
Прошли по длинному коридору. Остановились около какой-то двери.
Участковый осторожно постучал. Не дожидаясь ответа, открыл дверь. Впихнул внутрь Валентина. Вошёл вслед сам.
Светлая комната. Белые стены и потолок. На полу ковролин. Половина комнаты отделена ширмой. За ширмой видна кровать, какие-то приборы. Что-то пищит и пикает.
В передней части комнаты диван, два кресла. Журнальный столик. И пожилая семейная пара. Седой мужчина и заплаканная маленькая женщина. Сидят на диване.
Мужчина вскочил.
- Это он? - спросил у участкового.
- Он, - ответил тот, - я проверил. Всё сходится. И даже геолокацию пробил.
- Спасибо, - мужчина пожал участковому руку, - спасибо большое.
- Пожалуйста, - участковый козырнул и, развернувшись, вышел из комнаты.
Мужчина повернулся к Валентину.
- Это вы нашли нашу девочку? - спросил, глядя прямо в глаза.
- Я, - сглотнув, ответил Валя.
- Спасибо, - мужчина неуклюже обнял Валентина, - спасибо вам большое.
- А что происходит? - спросил Валентин.
- Спасибо вам, - женщина тоже встала и погладила Валю по руке, - вы нашу дочку спасли. Коля, расскажи молодому человеку всё по порядку. Хотите попить? Тут Боржоми есть. И Перье.
- Да, - сказал Валя, - хочу. И пить. И рассказать.
Его усадили на диван. Налили водички.
- Мы на три месяца уехали, - начал рассказывать Коля, - дочка одна дома осталась. Последний этаж. В соседней квартире ремонт. А она сознание потеряла, когда вечером возвращалась. Так бы до утра бы и пролежала. А тут вы.
- Да я просто вызвал скорую, - ответил Валентин, - это бы мог сделать любой.
- Любой бы сумочку подрезал или ещё чего хуже, - ответил Коля, - сейчас народ пошёл. Волки кругом. Не то, что вы.
- Да, - поддакнула женщина, - мало того что человека спасли, так ещё и скромный. Еле-еле вас нашли.
- Да кого я спас? - голос у Валентина окреп. – Ну, ударилась головой. Шишку набила, наверное. Ничего страшного.
- Врач тоже так подумал вначале, - отозвался Коля, - но очень ему обморок не понравился. Отправили на рентген. А там опухоль. Буквально последняя стадия. Вчера вот сделали операцию. Говорят, что всё хорошо.
- Если бы не вы, она бы умерла, - всхлипнула женщина, - мы-то ничего не знали. Мы в Праге в это время были.
- Да, - сказал Коля, - со стороны не видно, а у Марины боли головные были и изменения в психике. Мы когда дверь в квартиру открыли, там такой...
Женщина двинула Колю ногой по ботинку. Тот сразу же замолчал. Возникла неловкая пауза.
- Ну, теперь я, как порядочный человек, просто обязан на ней жениться, - пошутил Валентин.
- Так женись, - внезапно оживился замолчавший было Коля, - женись. Она у нас девочка хорошая. Правильная. А вот мужики пошли нынче. Засранцы сплошные. Говно, а не мужики.
При слове «засранцы» Валентин вздрогнул.
- Вы меня совсем не знаете, - сказал он.
- Да тебя насквозь видно, - отозвался Коля, - порядочный ты. И скромный. А сейчас это редкость.
- А дочка что ваша говорит? - спросил Валя. - Что она помнит?
- Марина ничего не говорит, - отозвалась женщина, - она только сегодня после реанимации первый день. Хорошо, доктор у неё отличный попался. Говорит, что скоро выздоровеет.
Валентин встал.
- Ну, я пойду, - сказал он, - у меня ещё дела. А завтра я зайду проведать вашу дочку.
- Да-да, - засуетился Коля, - обязательно приходи. Мы будем ждать. И с Мариной познакомитесь.
Он проводил Валентина к двери.
- Приходи завтра, - сказал почему-то полушёпотом, и добавил: - А ты-то что в тот день на нашем этаже делал?
И посмотрел, как и в первый раз, прямо в глаза Валентину.
- Да я с девушкой в этот день расстался, - пряча взгляд, сказал Валя, - она в этом же доме живёт. Зашёл в лифт в расстроенных чувствах. И вместо первого этажа случайно нажал последний. Приехал, а там ваша дочка на полу лежит.
- Понятно, - кивнул Коля, - я так и думал. Но ты завтра приходи. На регистрации скажи, что к Марине Качалиной. Я предупрежу.
- Обязательно приду, - пообещал Валентин.
Мужчины пожали друг другу руки и разошлись. Коля к жене и дочери. Валя домой.
На следующий день он с букетом цветов пришёл к Марине. Познакомился с ней.
Марина то ли ничего не помнила, то ли помнила, но решила, что это были галлюцинации. Вызванные опухолью головного мозга. По крайней мере, Вале она ничего не сказала.
После выздоровления они стали встречаться. Как это обычно бывает. Кино, кафе, прогулки по набережной.
А через год Валентин сделал Марине предложение.
И она ответила согласием своему спасителю.



Рецензии
Посмеялся от души. В жизни иногда такое случается, что и не придумаешь. Ну подумаешь, ванну заменят или отмоют, зато два человека нашли друг-друга. А я вспомнил 1985 год, Приэльбрусье. На склоне горы на высоте 4100 метров туалет нависший над склоном горы у гостиницы "Приют 11". В очко глянешь - внизу пропасть, а под туалетом по склону горы какашки и грязные бумажки. Может с тех пор и снесли его, но я был поражен увиденным. Рассказ понравился. Читаю и другие Ваши рассказы.

Анатолий Дужик   24.10.2018 14:57     Заявить о нарушении
Да! ЖИЗНЬ, ПОЛНА СОВЕРШЕННО НЕОЖИДАННЫХ СЮРПРИЗОВ!...

Александр Кушнир 5   24.10.2018 15:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.