WW III Операция Эпсилон

WW III Операция "Эпсилон", (отрывок четвёртой главы).



          Место действия: окрестности Барнаула.


          Самолёт рейса 217, подлетавший с некоторым опозданием к Барнаулу, готовился к посадке. Большинство пассажиров дремало. На борту находилась молодая пара, возвращавшаяся из своего первого путешествия в тёплые края: Андрей и Жанна.


          Она заметила бледное встревоженное лицо одной из бортпроводниц. Потом с таким же выражением лица через салон быстро пробежала другая.


          – Дрюня, что-то случилось, кажется, – Жанна двумя пальчиками потрепала мужа за рукав.

          – Падаем, – констатировал тот, не отрываясь от игрульки в смартфоне.

          – Что, дурак? Я серьёзно говорю. Смотри, они что-то забегали. Одна вообще бледная.

          Мужчина отвлёкся от детской забавы. Чуть приподнялся, чтобы видеть начало салона, где перешёптывались три стюардессы.

          – Угу, бледная. Ничего такая, да?

          – Блин, ну чего тормозишь!? Я тебе говорю: что-то случилось!


          Но Андрей уже был в игре.


          В следующий момент слева по борту, на некотором отдалении и позади, вспыхнуло солнце.


          Это был трёхсоткилотонный блок ракеты «Минитмен» третьей модели. Он отклонился от заданной траектории и разорвался не над позиционным районом триста седьмого полка РВСН, а западнее, ближе к посёлку Зудилово, в момент, когда самолёт разворачивался над заболоченными долами в окрестностях протоки Старая Обь. Блок можно было видеть в течение нескольких секунд до детонации радиоактивной начинки: он яркой оранжевой искрой полоснул ночное небо.


          Никакого грохота, никакого нового звука. Внезапно из черноты иллюминаторов внутрь салона ударил поток света, как вода под напором. Свет не растёкся сразу, а плотными сияющими лучами прошил салон, упираясь во внутреннюю обшивку, в кресла, в людей. Обшивка корёжилась и дырявилась, материя вспыхивала, человеческая кожа краснела и покрывалась пузырящейся коркой. Пространство салона мгновенно заполнилось белым, будто светящимся, дымом.


          Потом исчезли внешние звуки, но люди стали слышать гулкий шум своих тел. Через долю секунды по воздушному судну ударила стена ослепительной бездны. Разогретый взрывом воздух моментально расширился, образовав гигантскую воздушную яму, в которой плоскостям планера не хватало опоры – яма сразу схлопнулась, но развёрнутый ударной волной самолёт уже вошёл в смертельное пике.


          Жанна потеряла сознание на несколько секунд. Первым, что она ощутила, придя в себя, была невероятная лёгкость и какое-то движение вокруг, словно она оказалась в водовороте и всякие предметы касаются её в своём спиральном движении, и она обо что-то едва опирается.


          Вокруг – коричневая мгла, которая просматривалась не больше чем на три-четыре метра, Немного дальше виднелись очаги багрового огня. Смердело жжёной тканью и пластиком. Дышать трудно, почти невозможно. Жанна почувствовала резь и першение в горле, сильную боль в правом плече и в колене. Попыталась опереться на какую-то изогнутую поверхность, вдоль которой скользила – это был потолок салона, – но только оттолкнулась и поплыла по воздуху.


          Девушка ударилась обо что-то упругое… и это упругое ухватило её за кофту на уровне живота. Ухватило, царапая Жанну, прищипнув кожу – и так теперь держало. Она повернула голову, и ужас… безумный леденящий ужас охватил её – Жанну держал человек! Левая часть его лица была чёрной, глаз топорщился красноватыми ошмётками, волосы спеклись в корку, костюм на плече тлел и дымился. Глаза Жанны от испуга расширились, она глотнула жгучего воздуха. Боясь коснуться человека, попыталась за что-либо взяться – чтобы оттолкнуться, удалиться, разорвать хватку. Повернула голову…


          С дюжину тел увидела Жанна. Некоторые ожесточённо извивались, дрыгали руками и ногами, хватали и отталкивали друг друга. В одном из тел она узнала Андрея. Он видел её и обращался к ней, только беззвучно. Жанна крикнула: «Андрей!»… и не услышала себя… попыталась приблизиться к нему – и не смогла.


          И тогда Жанна закричала от бессилия. Глаза её наполнились слезами. Но ещё до того как слёзы окончательно размыли мглу салона, наступила тьма. Тьма смерти.


Рецензии