Против судьбы - 16

  И  снова  день  пошел  за  днем.  Как  будто  в мире  ничего  не  случилось.


   Наша очередная встреча – как, впрочем, и все последующие - с Мятлиным прошла уже совершенно в ином ключе – мне уже незачем было  распинаться перед ним в искренности своих намерений и чистоте помыслов. Предъявленный ему для изучения  материал обладал одним огромным плюсом перед всеми словами:  он был наглядным, словно дуло танковой пушки, нацеленное тебе в лоб.  Трудно отмахнуться и не принять всерьез! Поэтому  на  эту  встречу  я  принес  весь  материал, которым  располагал.  Пусть читает  и  делает  выводы.

   Само  собой, только передачей материалов дело не закончилось. Мы стали видеться практически ежедневно, он даже домой меня приглашал, да я отказался – все же человеку и отдых нужен, а ну как разговоримся мы до утра? Тем более, поговорить там было о чем.

   
  Все-таки Мятлин, несмотря на весьма нелегкий характер, оказался интересным собеседником, незаурядным, грамотным и очень начитанным человеком с цепкой памятью и острым умом. Во время наших вечерних встреч, на которых, кстати,  настоял он сам, мы очень много разговаривали. Обо всем, в первую очередь о возможной   аварии и об ее последствиях для людей и природы. Также я очень небольшими порциями выдавал ему информацию о будущем.

   Само  собой,  с оговоркой – все происходящее  в  данный момент может изменить картину завтрашнюю до неузнаваемости, поэтому зацикливаться  на  том, что «именно так все и случится» не  следует. Тот вариант будущего, из которого прибыл я, в  первую очередь интересовал моего собеседника в плане техническом, социальные вопросы шли уже во  второй  интерес.  Хотя...

   Я  ведь  не сгустил краски, когда рассказывал о последствиях катастрофы в моем времени. Скорее  уж  наоборот: многих вещей  я  попросту  не  знал, потому прочувствовать всю  картину  до  последнего мазка просто не мог. Тем  не менее, даже то, что мне пришлось ему поведать, звучало  жутковато. Цифры о погибших и пострадавших непосредственно в ту роковую ночь, их фамилии и обстоятельства происшествий заставили Мятлина чуть ли не подскочить от удивления – в самом деле, знал ведь он этих людей не понаслышке, работал с ними. Поставьте себя на его место, лично я его очень хорошо понимаю.

   Рассказал  я  ему  обо  всем, что знал. О том, как ядерная пагуба оседала по окрестностям Города и на его  улицах. О ничего не подозревающих людях, которым в тот день было просто приятно прогуляться  по весеннему солнышку, поиграть с детишками в песочнице. Мало  кто  из  них хотя  бы отчасти  представлял  себе опасность, которой подвергался. Те, кто представлял.  правдами и неправдами  покидали Город, за одну ночь ставший убийцей, забирая с собой самое ценное и  предупреждая соседей. Но  не  только  это  было страшным  во  всей  этой  истории.


   Страшное началось потом. Люди, эвакуированные из Зоны отчуждения, разъехались кто куда. Кто-то получил новое  жилье, кому-то помогли  родные  или  близкие  люди.   Так  или  иначе, большая часть людей, покинув родной Город, начала обживаться на новых местах. Искали работу, заводили детей,  если получалось, опять же. А в эту местность пришли новые люди, которых все называли ликвидаторами.


  Вооруженные лопатой, матерным словом и респиратором, они шагнули на невидимого  врага, прогнавшего людей. Не  все  вышли целыми из этой битвы. Сменяя друг друга, они  загоняли радиацию под слои бетона, стали, почвы. Потом, набрав свои рентгены, так же разъезжались кто куда, по домам. И тоже старались наладить свою теперь уже мирную жизнь.

    Очень многим из  всех  этих  людей  повезло. Жизнь вошла в мирное русло, появились детки. Живи и радуйся, все в прошлом, казалось бы. Не тут-то было. Слабое здоровье, зачастую непонятные диагнозы, жуткие анализы и непрекращающиеся болезни стали попутчиками этим людям. Врачи только руками разводили – ну болит сердце (печень, глаза, руки-ноги-суставы, голова или желудок),  вот попейте-покапайте, может быть поможет. А давно? Ага... А раньше было? Угу... А где жили? ОГО! Да нет-нет, что вы, что вы, какая-такая радиация??? Это у вас от недостатка витаминов и микроэлементов, больше зелени кушайте, пешком больше ходите... А  льготы и вовсе можно не  упоминать – зачастую их не получали даже те, кому они по всем законам были положены, что уж говорить о простых людях. Вон, квартиру дали, и на том спасибо скажите, много вас тут таких ходит... льготы требует.

   Понемногу  вся суета улеглась, прошли годы. Вчерашние дети подросли, у них тоже стали  появляться дети. Опять же не у всех. В районах, пострадавших от ядовитых выбросов, мать-природа постаралась на свой лад позаботиться о «чистоте рядов своих» - способность молодых людей иметь потомство резко снизилась (по данным на конец 20-го – начало 21-го  столетий). Возросла детская смертность и смертность при родах. Участились случаи выкидышей. Но – опять же! – никто, никогда  и  никаких  параллелей с  воздействием  радиации никто из врачей не проводил.


  Хотя нет, пожалуй, попытки были. Находились  специалисты, не побоявшиеся сказать правду, однако их было слишком мало, чтобы их голоса были услышаны, а слова – осмыслены людьми. Самое страшное, говорили  они, это  изменения  в   хромосомах, которые  еще  проявят себя  во  втором, в третьем поколении  и  дальше. Ну, да  что  там, отвечали  им  авторитеты  от  медицины, это  же  еще  когда  будет... А уродство и патологии у новорожденных, так они еще и раньше случались, и никакая радиация тут и рядом не стояла...

   И детки, которым поначалу так радовались,  болели все чаще и дольше. И опять врачи разводили руками – он (она) у вас еще с рождения слабенький, вот и болеет... Все чаще и чаще в онкодиспансерах стали появляться молодые пациенты, подростки. Дети... они ведь самые восприимчивые к излучению, особенно когда еще в утробе матери находятся. Маме досталось «горячего»,  и ребенок свое получил... Лейкемия  в  5-7 лет  стала  если  не  нормой, то  не  чем-то  из  ряда  вон  выходящим. Данные  по раку  щитовидки у детей  особенно  в  первые годы  после  аварии ввергли многих медиков в шок!  Цифры  попросту заткнули за пояс  Японию с  ее  аналогичными показателями  по онкозаболеваниям!

  Многие  люди  находили деньги для лечения за рубежом, кому-то везло меньше... Болезнь не выбирает, она просто убивает тебя независимо от твоего социального статуса. Как ни цинично это звучит, но тем, кто не выжил, повезло, на мой взгляд, больше. А  вот  те, кто  все-таки  вырос и  более-менее сформировался, со временем  превратились  в этакий  Дамоклов меч для окружающих.

   Сами  посудите,  может ли вырасти счастливым ребенок, который с детства неизлечимо болен? Если даже от него не отказались родители, и он растет, имея семью, но полноценно ни учиться, ни общаться и играть со сверстниками он не может по причине слабого здоровья, зачастую умственной и физической неполноценности? Дети  ведь очень жестоки, понимание приходит к людям уже в зрелом возрасте, а пока – тычки, унижение, издевательства как физические, так и психологические. Все это не помогало развиться ни здоровью, ни моральному облику.


  Стоило  ли удивляться, что многие  дети вырастали в замкнутых, нелюдимых особей, отнюдь не воспринимающих мир вокруг себя как что-то позитивное? За перенесенные в детстве унижения и неприятие они рассчитывались со всеми окружающими  в достаточно зрелом возрасте, когда тело уже позволяло (хоть мозг зачастую отставал в развитии). Тем более,  проблемы с возрастом не заканчивались.
 
   В самом деле, если человеку не дано в извилины, как он реализует себя во взрослой жизни? Образование отпадает – в  институт такого просто никто не возьмет. Работать без хорошего образования тоже в нормальное место не берут, нужны специалисты. Соответственно, перспектива   выбиться  в  люди  невелика. Да  и  семью полноценную тоже  проблематично   создать  – кто  за  такого  пойдет?  Вот и остается небогатый выбор – либо идти за копейки вкалывать с проблемным-то здоровьем, либо в криминал подаваться. Чаще всего молодежь шла по второму пути.


   Во что это вылилось – объяснять людям старшего поколения не нужно. Все было перед глазами – всплески преступности, повышенная жестокость по отношению к жертвам, рост наркомании. Каждый день в новостях можно было прочитать об очередном убийстве, грабеже и прочих «радостях». Ценность человеческой жизни резко покатилась вниз – убивали  даже ради развлечения.  Опять  же,  многие  сознательно  шли  на  преступление,  зная,  что  в  заключении   кормят  трижды  в  день,  дают  одежду  и  кров,  а  часто  и  работу.  И  не  надо  обо  всем  этом  заботиться  там, на  воле,  где  никто  не  считает  тебя  человеком.


  Понятно, что не только аварию стоило за все эти последствия благодарить.  Тут и смена руководства в стране, отсюда – смена режима, свержение идеалов и духовных ценностей. И ухудшение  экологии, и  нездоровый образ жизни (питание не-пойми-чем, отсутствие физической нагрузки, потеря интереса к реальной жизни и все большее вливание в виртуальное общение по социальным сетям). Веселые были годы в первой четверти 21-го столетия...

   Долгое, очень долгое время социологи только делали круглые глаза да вещали о падении устоев, норм морали и тому подобных вещах. Только несколько независимых коллективов, как российских, так и зарубежных, сумели объединить свои усилия и проделать поистине титаническую работу. Связав воедино произошедшие в 86 году события, статистику по онкологии  в регионах, показатели по детской и новорожденной смертности и патологиям разного рода, а также множество других показателей, они смогли с уверенностью заявить мировой общественности, что все происходящее имеет вполне осязаемые корни, ведущие в 86 год.


   Основная масса генных перекосов в организмах возникла как раз  вследствие  поражения радиацией. Причем, дозы формально нигде и никем толком подтверждены не были, поскольку даже у ликвидаторов были записаны пороговые 25 бэр, а сколько их было на самом деле,  никому  не  известно.

   Выводы смелые, достаточно убедительные, однако неизвестно почему, но множество авторитетных в области медицины (и радиологии, кстати, тоже) и биологии, с возмущением  и  азартом  принялись  за  травлю своих  коллег. Вот  уж  действительно  было  странно – Советского Союза давно нет, события полувековой давности уже давно ни для кого секретом не являются, теперь-то уже  чего  и от кого скрывать? Не проще ли намотать на ус, учесть ошибки и промахи предшественников и, сделав правильные выводы, разработать конкретные мероприятия по сохранению здоровья нации?

  Тем более, что  атомную  энергетику никто  не  отменял, радиоактивных объектов  в пользовании  пока  еще  достаточно, так  обезопась людей! Новые средства защиты  создай, аппаратуру, лекарства,  технологии – не хватает своих сил, так весь остальной цивилизованный мир поможет! Не чужое – свое здоровье оберегаем, за свое  и  своих  детей  будущее  печемся.  Все  очевидно.


   Нет, видимо, на карту что-то иное поставлено, не общественное, а личное. Иного объяснения дать не могу.


   Часто оставаясь  в  течение дня наедине  с  самим  собой, я много размышлял. Было  о  чем  и вспомнить, и подумать, и что сравнить. Можно было с усмешкой оглядываться на свое пионерское прошлое, вспоминать школу и тогдашнее воспитание, советскую идеологию, пионеров-героев и многое другое. Можно было улыбаться, вспоминая наши наивные мальчишечьи мечты – стать героями, полететь в космос. А  самое главное – что все люди очень скоро будут жить при коммунизме, где не будет денег, можно будет брать все бесплатно, сколько хочешь. И не будет преступности, и все люди будут счастливы!


  А чтобы это светлое будущее скорее наступило, надо хорошо учиться, слушаться родителей, потому что они взрослые и умные, и плохого никогда не посоветуют.   А  потом,  самому  став взрослым, очень хорошо  работать. Казалось бы, чего тут такого?


   Смех смехом, но наше тогдашнее воспитание не позволяло нам презрительно или пренебрежительно относиться к учебе, родителям, каким-то правилам и законам социума. Быть  даже троечником, и  это при  той-то, еще  советской  системе  обучения, это значило – быть ХУЖЕ остальных. За  немытые руки  или  не  отглаженный  галстук   могли  вставить  по  пионерской линии, а  родители  были  для  нас  авторитетными и любимыми. Я уж молчу про вредные привычки – пиво и сигареты появлялись в обиходе только у старшеклассников, и то за это их гоняли. Про наркотики мы знали только одно – это смерть, без вариантов.


  Прошло каких-то тридцать лет, несколько реформ в образовательной системе и смена  власти в стране, и насколько же изменился моральный портрет человека! Люди, в особенности молодежь, отошли от прежних норм и устоев, очень многое подверглось осмеянию  и  отрицанию. Беспредел  в  головах  и  манерах – видимо, так  проще  назвать  тот  хаос, который воцарился в обществе. Знак доллара стал для многих  чем-то  вроде иконы, а  духовный уровень упал  ниже горизонта.


  Было горько и обидно видеть и осознавать, как некогда могучая страна, с которой еще недавно считался весь мир, катится по наклонной. Как ее большое и больное тело сотрясают изнутри жестокие удары расколов и междоусобиц. Вчерашние соседи и люди, говорящие друг другу «брат», еще недавно делившие кусок хлеба пополам, стали заклятыми врагами и с оружием в руках стали отстаивать свое право на независимость. От кого? От человеческой совести? От разума? Если только так...

   Но нет, не  все люди стали зверьем! Очень много было  таких Людей, которые  не побоялись  сохранить  свое  лицо, не  поддались  всеобщему настроению, не  бросились  добивать  упавших, а  стали  закладывать  в ум и душу своих детей порядочность, гуманность, тактичность, верность и многие другие положительные качества, делающие из маленьких человечков настоящих Людей. Людей,  которым суждено было поднимать страну из упадка. Именно  такими людьми, при ЛЮБОМ строе и при любой власти,  всегда  будет  гордиться общество.

   Не могу не упомянуть, кстати, о том, что одна интересная  и  очень  серьезная тема  неожиданно  всплыла   в  нашем  разговоре. Мятлин  вдруг   спросил  меня:

   - Николай, а  если вспомнить Хиросиму с Нагасаки – ведь  там  тоже  радиации  хватало. Почему  же  тогда  их  здоровье  и  моральный  облик не вызывают отвращения? Или настолько различается восприимчивость к излучению в зависимости от расы?

   - Нет, Антон Семенович, тут не  все  так  просто. Во-первых,  японцы  по-иному  воспитаны.  Разный  менталитет  у  нас.  Японцы – нация  очень  сильная.  Их  то  трясет,  то  заливает,  все  сырье  для  промышленности  привозное,  а  им – хоть  бы  хны!  Растут,  процветают,  еще   и   миру  новинку  за   новинкой  предлагают!  Видимо,  сильные  духом  люди  лучше  справляются  с бедой.


   Во-вторых,  Япония – островное государство с высокой плотностью населения. Мигрировать им попросту некуда, с  одной  работы  на другую  прыгать, не  принято. Стало  быть, население так  или  иначе  ведет  оседлый  образ  жизни  и  находится под медицинским контролем.  А  тот, судя  по  всему, не   сравнить   с   советским. По крайней мере, не думаю, чтобы кому-то из японских правителей понадобилось засекречивать информацию подобного рода. Скорее, наоборот – чем полнее и обстоятельнее мир узнает о болезнях и разного рода проблемах со здоровьем, связанных с излучением, тем больше шансов  получить помощь от медиков всего мира. Земля  одна  на  всех, и  все  это  понимают.

   -  Наши  этого, стало быть, не понимают, так, по-вашему?

   - Вы сейчас  затрагиваете   очень  больную  и  сложную  тему. Понимаете, сейчас есть Советский Союз, есть идеологическая машина, есть линия партии, с которой все считаются. Но в любом режиме – социализм, капитализм, монархия  или  демократия – есть  свои  нюансы и издержки. Не случайно ведь всем нам с детства прививалось – советское, значит, лучшее в мире. У нас  преступности нет, природных катаклизмов не случается, а  уж  аварии – это  вообще  что-то  из ряда вон. Вы  же сами читали, вспомните. Поэтому  везде, где  можно, а особенно  там,  где нельзя, применяется политика замалчивания, замазывания. Дескать, все  хорошо, прекрасная  маркиза!  Для показателей это хорошо, а  то, что  за  внешне благополучными  цифрами   стоят  человеческие  жизни, очень  часто забывалось.

   - Любопытно. Это когда же?

   - Учения на Т…м полигоне  в 54-м году с применением ядерного оружия, переоблучили десятки тысяч человек. Аварии  на предприятии «Маяк» в Ч…ской области - знаете о таком, да? С 53-го года то цепная реакция, то выброс высокоактивной дряни за пределы территории. Самое крупное происшествие произошло в 1957 году  из-за  взрыва  емкости  с отходами. Облаком накрыло большую территорию, на  которой, кстати, населенные  пункты имелись...

    - И  что?

    - И ничего. Объявили территорию радиологическим заповедником. А люди вымирают... Это еще точно неизвестно, сколько в тамошнюю реку высокоактивных жидких отходов сливалось… Начинаешь про все это узнавать – волосы по телу дыбом.

   - Мне вот что интересно. Судя по всему, эта информация доступна для общего пользования?

   - В общем и целом, да. Просто  она, скажем так, на любителя. Она  имеет  ценность  только для тех, кто  этим  интересуется  и  целенаправленно  ищет. А большинство людей  в  нашем времени  даже    и  не представляло, КАКИЕ  дела  в  прошлом творились.

   - Дикость какая – то… По большому счету  все  это  в  архивах, за  семью  печатями хранится, а тут – бери и пользуйся? Даже голове не укладывается…

   - Времена другие, Антон Семенович. Политический строй изменился и потянул за собой массу  изменений в обществе, и, на мой взгляд, самое главное – в  умах и душах людей. Очень многие вещи и тайные  дела перестали быть секретными. Когда  вдруг  и сразу  раскрывается  очень  много  секретов,  люди  просто  перестают  это  воспринимать  как  правду.  Все  превращается  в обычную  желтую  прессу,  к  которой  доверия  никакого.


    В разговоре я  деликатно старался не затрагивать политический строй, все-таки  еще  не  развалился Советский Союз  на  этот  момент, не  было  еще  стрельбы, танков  на  улицах, рэкета  и  бандитских 90-х. Еще сильна была компартия, еще  бдило  КГБ, а  мои  речи запросто могли быть расценены как антисоветчина со всеми вытекающими последствиями. Поэтому  и  не  шел я  к  нему  домой, поэтому и старался  уложиться  в  отведенное  мне  время, пока  мы шли от Станции  до  окраины Города. Все  меньше  ушей  посторонних.
 
   Вот  и  сегодня  после  очередной  встречи  возле  первых домов, до  которых  я обычно  провожал  своего собеседника, мы  попрощались. Несмотря  на  порой  откровенное неприятие  моей  информации  относительно  возможного  будущего (в частности, насчет коммунистической партии), в  целом   его  реакция  была  вполне  адекватной.  Материал,  принесенный  мной,  играл  свою  роль,  открывая  глаза  на  многие  вещи.  Естественно,  возникали  и  вопросы,  которые  Мятлин  мне  задавал. Ну а я по мере возможности  старался  на  эти  вопросы  максимально  правдиво  отвечать, обходя  слишком  уж  острые углы. Так  или  иначе, все, что  я  хотел  и  мог  сделать  за  это  время, я  сделал. Оставалось  всего  три  дня  до той злополучной ночи...


Продолжение - http://www.proza.ru/2018/09/10/1573


Рецензии
О-о, уже предварительные, но такие серьёзные выводы!
Интересно, чем дело закончится, изменить-то в прошлом ничего нельзя...

Альберт Храптович   08.03.2019 06:47     Заявить о нарушении