Против судьбы - 15

  В памяти  всплыла  картина  из очень давнего  прошлого.  Дело  было солнечным  летним  днем. Уже и  не  вспомню,  что  за  нужда  занесла  меня  тогда  на  оптовый  рынок,  где  иногда  по  выходным  дням  можно  было  застать не  только  продавцов  всего  на  свете,  но  и более колоритных  и  редких  персонажей.

  Один  раз  это  были  кришнаиты.  Сидели  себе  кучкой  и, покачиваясь  в такт  аккомпанемента,  хором  выводили  какой-то  свой  религиозный  напев. Получалось,  кстати,  вполне  неплохо. Особенно старался  паренек  с  круглым,  как  мяч,  барабаном,  звучание  которого  зависело  от места, по  которому  парень  стучал  пальцами  или  ладонью.  Больше  всего,  помню,  этот  момент  меня  и заинтересовал.  А основную  мелодию  стройная  миловидная  женщина  в  белой  накидке  извлекала  из небольшого  клавишного  инструмента, напоминавшего  обычный  синтезатор,  только  к нему  еще  был  приделан  мех,  словно  у гармони.  Одна рука женщины этот  мех  равномерно  качала, вторая  же  вполне  профессионально  выводила  мелодию, затейливо  гуляя  по  клавишам.

  В другой  раз  это  были  простые  ребята,  под  терзание  двух  гитар  слаженно  выводящие  песни  Кипелова. «Штиль»  я  услышал  еще  от  остановки,  метров  за тридцать,  а  на  обратном  пути  вполголоса  подпел  парням «Беспечного  ангела»,  попутно  бросив  в  лежащую  рядом  панаму  всю  извлеченную  из  карманов  мелочь. 

  А  вот  тот  день  запомнился  и  сохранился  в памяти  как  видеозапись. 

  Ребята  в камуфляже. Один  за  синтезатором,  причем  в инвалидном  кресле,  одной  ноги у него  не  было.  Второй  с  электрогитарой. Перед  обоими  микрофоны, все  подключено  к  аппаратуре;  небольшая  колонка  выдает  на  удивление  чистый  и  четкий  звук.

  «Афганцы» - мелькнула  мысль. Иногда  их  тоже  можно  было  увидеть  на  улицах  города. Тоже,  кстати,  пели  здорово. Но  здесь  мое  внимание  привлекли  награды,  в  гордом  одиночестве  висевшие  над  левыми  нагрудными  карманами  потрепанных  пятнистых  курток.  Капля  крови  на  ярко-голубом  фоне,  и  все  это  вписано  в стилизованный  крест.  Нечасто  увидишь  вот  так  запросто  Знак ликвидатора…  Поневоле  я  остановился, забыв  про  свои  дела.  Еще  один  пожилой  мужчина  стоял  недалеко,  держа  за  руку,  судя  по  всему,  внука.  Указывая  на  этих  мужчин  рукой,  он  что-то  вполголоса  рассказывал  мальчику.  Тот  смотрел  и слушал  не перебивая. 

  А ребята  тем  временем,  закончив  колдовать со своей  аппаратурой,  запустили  очередную  «минусовку».  Быстрый  ритм  ударных  захватил   мое  внимание с  первых  тактов.  Сидящий  в  кресле  мужчина  придвинулся  к  микрофону  и  запел:


   В город  съехались  люди  мотыльками  на  свет.

   Экспонаты  на  блюде, только  города  нет.

   Неживые  пейзажи  за  забором  ветвей.

   И  мерещатся  даже  в окнах  лица  людей.


  Вот  если  честно,  я просто  не  ожидал  услышать  когда-либо  эти  стихи,  переложенные  на  песню!  С  творчеством  их  автора  я  был  неплохо  знаком,  несмотря  на  то,  что лично  никогда  с человеком  не  встречался.  Так  или  иначе, мне  было  очень  приятно, что хоть  кто-то  претворил  мои  невысказанные  идеи  в  жизнь  и  придал  этим  замечательным  строкам  новое  звучание. 

  Пока  я стоял,  приоткрыв  от  изумления  рот,  вступила  гитара,  а солист  продолжил :

 
   Тополя  вырастают  в  середине  двора,

   Где  уже  не  играет  в  быстрый  мяч  детвора.

   Так хрустит  под  ногами  жизнь  разбитая  тут.

   И  теперь  мы  не  сами  выбираем  маршрут.


  Голос  второго  исполнителя  оказался  более   грубоватым,  с  чуть  заметной  хрипотцой.  Да  и пел  человек  не  так  легко,  как  его  товарищ.  Но  как  он  вкладывал  душу!  Еще  несколько  человек  остановились  послушать.

   
   Кто  дозиметром  мерит  изувеченный  фон,

   Кто-то  искренне  верит  в  то,  что  все  это – сон.

   Кто-то  в позе  героя  снимок  делает  свой,

   Чтоб  во  время  застолья  доказать,  что  герой.


 В  его  словах  словно  звучала  затаенная  обида.  Впрочем,  если  эти  ребята  были  ТАМ – а они  ТАМ  однозначно  были! – лично  я  считаю,  что  есть  у  них  причина  огорчаться  на  поведение  нынешней  молодежи,  которая  во  всем  видит  если  не  элемент И.Г.Р.Ы. , то  уж  точно  не  трагедию  мирового  масштаба. А  мотив  тем  временем  изменился,  стал  распевным,  лирическим,  словно  журавль  в  небе:

   Как-то  хочется  очень  здесь  побыть  одному

   И  спокойно  послушать  пустоты  тишину.

   Очень  хочется  крикнуть: « Я еще  не  забыл!»,

   Чтобы  эхо  услышать: «Был! Я помню, что был!»


Это  прозвучало  словно  сокровенное  желание,  которое  еще  не  скоро  осуществится.   И  вновь  жесткий  напористый  ритм, и снова  гитарное  соло,  от  которого,  казалось,  сердце  замерло   в груди,  а  к  горлу  подступил  комок. А  голос  солиста   словно  на  пределе:


   В  город  съедутся  люди,  и сомнения  нет –

   Здесь  опять  город  будет…


Двойной  удар  бас-бочки,  словно  стук  гигантского  сердца,  обрывает  музыку,  и в  наступившей  тишине:

    … Через  сто  тысяч  лет.

   (слова В.Малышева)

Шум  города  словно  куда-то  ушел,  отдалившись. Я  стоял  и молча  смотрел  на этих  мужчин  сквозь  навернувшиеся  на  глаза  слезы.  Просто  не  было  слов.  Никто  из  остановившихся  не  уходил,  напротив – люди,  проходившие  мимо,  тоже  стали  останавливаться.

  Парни  не  заставили  себя  долго  ждать.  Несколько  манипуляций  с  аппаратурой,  руки  на  клавиши,  и над  притихшими  людьми  зазвучало  вступление, чем-то  напоминающее  «Зимний сад»  Глызина.  Прикрыв  глаза, его  напарник  запел:


   Осенняя  листва  впечатана  в  асфальт

   Размытыми  тонами  наважденья.

   Меня  отсюда  много  лет  подряд

   Не  отпускает  Зона  отчужденья.

   Холодные  дома  глазницами  окон

   Глядят  вокруг  в осенние  просторы,

   Царит  повсюду  времени  закон

   И  разрушает  ветхие  опоры…


Ритм-секция -  ударные  и  бас -  подхватывает  и оттеняет  мотив,  а  песня   продолжается:


   Бредут  дворами  жизни  миражи

   В  свои  когда-то  бывшие  подъезды.

   Зеленый  мох  на  площади  лежит,

   Где  отмечали  праздники  и  съезды.


   Мне  кажется,  сегодня  в медсанчасть

   Пожарные  на миг  вернутся  чтобы

   Передохнуть  какой-то  лишний  час

   И  подобрать  оставленные  робы…


 Я  не  плачу.  Просто  спазм  схватил  меня  за  горло,  и  я не  могу  вымолвить  ни  слова. А  слезы  в глазах…  Так  это  из-за  ветра…  И  потому,  что  я не  моргая  слушаю.  По-моему,  я даже  не  дышу.  Просто  гитара  поет  о  чем-то  печальном  и высоком, словно  небо  над  выжженной  пустошью.  Хотя, почему же «словно»?  А  музыка,  словно  поднимаясь  выше  и  выше,  не  отпускает,  все  набирая  силу.  Сидящий  в кресле  парень  своим  чистым  и высоким  голосом  подхватил  ее:

   
   Вокруг  живой,  хотя  и  ветхий  мир,

   А  память,  как  и  жизнь,  материальна.

   Я  чувствую,  что  из  пустых  квартир

   Она  на  жизнь  глядит  многострадально.

   Осенний  лист  под  тяжестью  дождя

   Свое  увидел  в  луже  отраженье.


  Внезапно  музыка  на  пике  оборвалась.  И  уже  негромко,  сдержанно  под  негромкие  узоры клавишных:


   А  рядом  с  ним  стоял  промокший  я,

   Один.  В  обнимку  с  Зоной  отчужденья.

  (слова  В.Малышева)


  Каюсь,  на  большее  меня  не  хватило. Какие  там  дела?!  Я  подошел  к ребятам,  которые  готовились  к  следующей  песне  и спросил:

  - Парни,  вы  с автором  этих  строк  знакомы?

  - Лично – нет.  Но  есть  разрешение,  если что. А  что  такое?

  - Нет, ничего,  ребята.  Все  в порядке.  Просто я этого  человека  немного  знаю  и знаком  с его  творчеством. Уверен, если  бы  он  сейчас  был  здесь,  ему  бы  точно  понравилось!  Кстати,  вот  один  адрес,  - я  на обороте  какого-то  листка  нацарапал  карандашом  адрес  сайта,  который  объединял  людей,  живших в  том  Городе. – Там  очень  много  людей  и информации. Загляните, как время  будет!

  Парень в очках  заглянул  в  листок:

  - Ага..  А  я  даже,  по-моему,  знаю  этот  сайт, давно  не  заглядывал. Спасибо,  что  напомнил. Неплохой,  кстати,  ресурс.

  - Спасибо  вам,  парни! Вот, держите, - я  вкладываю  в  его нагрудный  карман  деньги,  без  счета  вынутые  из  бумажника.  – Просто  спасибо!  И  дай  вам  Бог  здоровья  и справедливости!

  - А  вот  за  это  отдельное  и  особое  спасибо! – улыбнулся  мне  второй. – Справедливость вещь  нужная,  видно,  на  всех  не  хватает!

  - Погоди-ка! – от  стоящих  слушателей  отделился  солидный  дяденька  в  очках  и хорошем  пальто.  Он на  ходу  достал  свой  бумажник,  тоже  оттуда  выудил  отнюдь  не  мелочь  и протянул  ребятам: -  Держи! На  доброе  дело  никогда  не  жаль.

  Он  повернулся  к  толпе  людей  и громко произнес:
 
  - Давайте,  ребята,  кто  сколько  может!  Это  не  шарлатаны,  они  мир  в свое  время  от  большой  беды  спасали! Кто  сколько  может!

  Пока  люди,  хоть и не  торопясь,  но  понемногу  подходили  и бросали деньги  в стоящую  рядом  коробку,  я повернулся  к  парням:

  -  Еще  раз  спасибо  за  песни,  слов  нет  как  здорово  получилось!  Будете  в  Городе,  передайте  ему  привет. Если  не  сложно, пожалуйста.

  - Не  знаю, - покачал  головой  колясочник, - Я  туда,  пожалуй,  больше  не  ездок.  Хватит  и  того,  что  было!

  - Ладно, не  важно. Еще  раз  спасибо и берегите  себя!


  Я  повернулся  и пошел,  не  оглядываясь.  Больше  я  тех  ребят  никогда  не  видел.  Даже  не  знаю,  где  они  сейчас и что  с  ними. Вот  уж  действительно, встреча  так  встреча! 


 Хотя,  казалось  бы,  с  чего  мне  воспринимать  все  настолько  близко  к  сердцу?  Да,  на тот момент эта  беда  не  затронула  ни меня,  ни моих  родных.  Разве что потом…

  А  что  это  меняет? Людское  горе,  разрушенные  судьбы  и  потерянное  здоровье – все  это  говорит  само  за  себя.  Про навсегда  покинутую  родину  или  любимый  дом  и вовсе  что  говорить?  И от  того,  как  все  это  воспринимать,  наверное,  и зависит,  насколько  ты  можешь  считать  себя  человеком.  Видимо,  мое  воспитание  -  спасибо  родителям – все  же  было  правильным,  поскольку  «забыть  и забить»,  как  у  многих  практикуется,  не  получалось  всю  жизнь.  Не  та  это  тема,  чтобы  забывать,  не  та…


Продолжение - http://www.proza.ru/2018/09/10/1552


Рецензии
Н-да-а, сильно. Автор слов песен не сам ли Мурад? Фамилии-то нет...

Альберт Храптович   08.03.2019 06:32     Заявить о нарушении
Автор слов Владимир Малышев, Ликвидатор и просто хороший человек. Очень много написал стихов, посвященных аварии, людям, разгребавшим ее последствия и Городу. Все тексты публикуются с разрешения авторов)))

Мурад Ахмедов   08.03.2019 11:51   Заявить о нарушении
К сожалению, переложить на музыку его стихи пока не получается, хотя. по его словам, кто-то уже это делал. У самого для этого не хватает ни умения, ни денег на профессионала, а остальным оно как-то незачем. А жаль, отличные у человека стихи. Есть страница на Стихи ру

Мурад Ахмедов   08.03.2019 11:54   Заявить о нарушении