Приют безумных. Глава 43

43. ЭТО ШУТКА ТАКАЯ?
25 апреля 2015 год, суббота
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 2-ой этаж, спортзал

Киры сегодня не было, и Элизе приходилось в одиночку терпеть придирки строптивой училки.

- Стоп, шестьдесят четыре!

- В смысле шестьдесят четыре? Я семьдесят два насчитала, - возразила Элиза.

-Ты со мной спорить будешь? – буднично поинтересовалась Мария Александровна.

Напротив фамилии Улановой она вывела огромную косую четверку.

«У меня слов нет, совсем ****утая! Лариске за семьдесят один поставила пять, хотя она вообще запнулась. У Косулиной тоже пять. Первый раз у меня за прыжки на скакалке четверка. То есть я прыгаю хуже двух жирух! Как это вообще может быть? Да чтоб ты сдохла, сука тупая! Ненавижу! Не понимаю, как так можно. Фанэра же не ставит мне четыре только потому, что я ей не нравлюсь».

Следующей остановкой были прыжки в длину с места.

- Сто восемьдесят восемь! – торжественно объявила Мария Александровна.

Пятерка начиналась со ста девяноста, но препираться Уланова уже не стала. Какой смысл? Нервы целее будут.

Жирухам пришлось туговато. Изнывшейся Мазориной физручка из жалости нарисовала тройку за сто тридцать пять.

«Я это одна видела? – мысленно негодовала Элиза. – Да у нее вечно какие-то отмазки! То колено болит, то голова, то жопа. Бегать не может, прыгать не может. Ну, даже если она и вправду не может! Мне-то какое дело? Странно, что ее ста килограммовая тушка вообще передвигается. Я, может, в волейбол играть не могу, но играю же. Детский сад, ей-Богу!»

Еще хуже обстояли дела с висом на шведской стенке. Казалось бы, ничего сложного – веси себе и веси. Но как только девушки хватались за перекладину, адская боль в руках не позволяла им удерживать свой вес каких-то восемнадцать секунд, и они срывались. Даже спортсменка Таня при всех своих выдающихся способностях еле-еле зацепилась за четверку.

Когда дошла очередь до Элизы, она ловко схватилась за перекладину и, провисев тридцать три секунды, бодро спрыгнула на пол, поморщившись от легкой боли. Уж что-что, а терпеть она умела. Всю жизнь только этим и занималась.

- О-хре-неть, - по слогам выдавила Вероника.

Мария Александровна, хмыкнув, с неудовольствием поставила «отлично».

Карина Переломова, позавидовав чужому успеху, устроила истерику.
 
- Так, конечно, есть разница ее сорок килограмм удержать или мои, - она запнулась, - неважно, сколько, - и, тихо сматерившись, продолжила: - У меня щас три за четверть из-за одной этой двойки выйдет!

«Во-первых, не сорок, а сорок семь, - мысленно поправила ее Элиза. – Во-вторых, не хрен столько жрать. А, в-третьих, какая разница, три или четыре по физ-ре, если все равно не сдашь переводной по матану?»

Последним испытанием были отжимания. Скорчившись от боли, Уланова сделала необходимые на пятерку двадцать раз.

- Последние два как-то не очень, - решив поиздеваться над бедной девушкой, сказала Мария Александровна. – Давай еще два.

Сжав зубы, Элиза переделала и без сил рухнула на пол, наблюдая, как бодро отжимается с колен Косулина и выклянчивает очередную четверку Мазорина.

«Что за несправедливость? Мне вот, честное слово, параллелен их жир. Справки нет, значит, выполняем норму. Мне тут никто поблажки не делает! Скорее, наоборот – палки в колеса вставляют».

Наконец, совершенно обессиленная Уланова, еле-еле передвигая ногами, дотащилась до раздевалки.

«А Соловью это все еще сдавать», - с жалостью подумала она.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет литературы (№ 303)

Нет, не зря боялись старшеклассники литературы! Фантазия Лорки была безграничной. По «Кому на Руси жить хорошо?» 10-ый «А» делал выпуск новостей, по «Преступлению и наказанию» писал дневник Раскольникова и досье на Сонечку Мармеладову, а по «Войне и миру» рисовал карты Шенграбенского и Аустерлицкого сражений.
На литературу приходилось горбатиться вдвое больше, чем на все остальные предметы, вместе взятые, но Элиза все равно считала Ларису Витальевну офигенной. Она абсолютно точно была единственной училкой, способной справиться с 10-ым «А». Придумывая для учеников нестандартные задания, Лорка учила их работать самостоятельно, в парах или в группах, заставляла не просто читать классику, а пропускать ее через себя, анализируя мысли и поступки героев. Но главная ее заслуга заключалась в том, что ей удалось привить интерес к литературе даже самым бестолковым личностям!

- Подведем итоги, - сказала Лариса Витальевна. – Лучше всех была готова группа Элизы.

- Как обычно, - пробурчала Вероника, которая на уроках литературы из кожи вон лезла, пытаясь доказать Лорке, что она самая лучшая.

10-ый «А» захохотал.

Обрадованная Уланова с победным видом взглянула на злющего Кабачкова.

«Бедняжка! – сочувственно подумала девушка. – Опять облажался».

До конца урока оставалось пятнадцать минут, и Лариса Витальевна принялась объяснять домашнее задание.

- Ваша задача подготовить телевизионную передачу о духовных исканиях Андрея Болконского и Пьера Безухова. Первый вариант –одна группа, второй – другая. Что значит телевизионная передача? Не нужно ничего снимать. Вы ищете в романе эпизоды, посвященные духовным исканиям героев, и читаете. Анализируете взаимоотношения Андрея и Пьера с другими персонажами. Разумеется, берете ключевых, а не всех подряд. Распределяете внутри группы действующие лица. Обязательно должны быть ведущий и название передачи. Чтобы те, кто участвует в передаче, вышли и не сидели просто так, задаете им вопросы. Их, пожалуйста, подготовьте заранее. Сейчас садимся по вариантам в две группы, я к каждой подойду, и мы вместе наметим план работы.

Совпадение это было или нет, но все более-менее работоспособные люди – Кира, Витя, Костя, Вероника, Наташа, Соня – оказались в одной группе. На Элизу, сидевшую на втором варианте, вылились помои 10-го «А» - Алмаз, Шашлыков, Жидкова, Семченко, Космачев, Потолков, Кудрин, Попов, Носова, Астапин, Шухов и еще несколько личностей.

«Эта шутка такая?» - в первую минуту подумала Уланова, окинув взглядом свою команду.

Подошедшая Лариса Витальевна сказала группе готовить передачу о духовных исканиях Пьера Безухова и обязательно включить в нее самого героя, Элен, князя Василия, Анну Шерер и Андрея Болконского.

«Так спокойно, - сказала сама себе Элиза, когда весь второй вариант на нее уставился. – Будем работать с тем, что есть».

- Антон, ты будешь ведущим, - быстро сказала девушка и добавила: - У тебя язык хорошо подвешен. Я буду Элен. Кто из вас читал роман?

Частично читал один человек – Саша Попов. Его было решено сделать Андреем Болконским. Желание работать выказали все, но и дураку было понятно, что в таком коллективе подбирать кадры нужно аккуратно. Поколебавшись, Элиза взяла Таню на роль Шерер, акнязем Василием назначила Андрея, клявшегося, что он не подведет.
- Остальные готовят вопросы, - строго заявила Элиза, взглянув на совершенно кретинические лица одноклассников.

«Господи! – подумала она. - Вторая группа нас порвет».

***
Уже в раздевалке Астапин вприпрыжку бежал за Улановой и кричал:

- Элиза, я все сделаю. Сегодня же тебя в друзья добавлю.

Девушка усмехнулась:

- Если я соизволю тебя добавить!

Услышавшая ответ Улановой Вероника, засмеялась и, толкнув Антона локтем, сказала:

- Понял? А у меня она есть в друзьях, потому что я элита! Элиза даже иногда мне отвечает.

- Раз в год, - добавила Уланова. – Обычно это слово «Спасибо».

- Когда с ДР поздравляю, - закончила Старкова.
 
И обе девушки засмеялись.


Рецензии